Развитие гражданского права в Германии

24 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В конце XIX в. континентальная правовая семья пополнилась еще одной крупной кодификацией – Германским гражданским уложением 1896 г., оказавшим заметное влияние на законодательство ряда европейских стран. Впервые в истории Германии, столь долго сохранявшей пережитки феодальной децентрализации, была проведена общенациональная кодификация права. Первый вариант законопроекта, опубликованный в 1887 г., оказался неудачен, ибо основывался на старом общем праве, не соответствовавшем новым буржуазным социально-экономическим отношениям эпохи становления монополистического капитализма. В декабре 1890 г. в состав новой комиссии были включены адвокаты, промышленники, политики. После внесения некоторых изменений он обсуждался в рейхстаге и бундесрате, был утвержден 18 августа 1896 г., но вступил в законную силу лишь 1 января 1900 г., ибо отдельным немецким государствам было нужно время для приведения своего законодательства в соответствие с ГГУ.

Уложение, основанное на римском праве и содержащее положения германского права, построено по пандектной системе, согласно которой общие для всех институтов нормы содержатся в общей части (первой книге). Кроме того, ГГУ включает еще четыре книги: обязательственным отношениям посвящена вторая книга, третья – вещному праву, четвертая – семейному праву, пятая – наследственному. Одновременно с ГГУ был издан закон о введении его в действие, в котором содержались правила о времени вступления в силу ГГУ, нормы международного частного права, положения о взаимоотношении ГГУ с нормами старого имперского законодательства.

Отличительными чертами ГГУ является отсутствие общих юридических определений, описательный характер, наличие специальной терминологии, каучуковых параграфов, ссылавшихся на понятия «доброй совести», «добрых нравов», содержащих не правовые, но моральные императивы.

По своему содержанию ГГУ объективно отражало свое время и утверждало более высокий уровень развития капитализма, нежели ФГК.

Отличительной особенностью ГГУ является признание наряду с физическим и юридического лица в качестве субъекта гражданского права. Этот институт оказался удобен для оформления и концентрации капитала и получил широкое применение в Германии конца XIX в. ГГУ называет два вида юридических лиц: а) ферейны – общества, союзы лиц, с которыми входящие в их состав лица связаны членскими правами и обязанностями. Эти союзы могут быть хозяйственными, т.е. преследующими цели извлечения прибыли либо нехозяйственными, т.е. преследующими культурные, научные и иные цели; б) учреждения, образующиеся в силу волеизъявления частных лиц, выделяющих для достижения определенной цели известное имущество.

Вместе с тем нормами ГГУ не регламентировались акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью – важнейшие формы концентрации крупного немецкого капитала. Для них были созданы самостоятельные законы, установившие явочный порядок возникновения этих юридических лиц, благоприятствовавший их распространению. В целом, ГГУ признает за юридическими лицами весьма широкую правоспособность, однако сохраняет право контроля за их деятельностью и лишения их правоспособности вследствие угрозы общественным отношениям.

ГГУ создал институт неправоспособного союза – объединения, обладавшие отдельными чертами юридических лиц, но не отвечавшие всем установленным правилам и не признававшиеся таковыми. Как правило, это были рабочие союзы, которые законодатель и не мог игнорировать, и не желал признавать наравне с буржуазными союзами.

Вещное право ГГУ основано на делении вещей на земельные участки и движимые вещи, строго различая правовой режим движимых и недвижимых вещей. В § 94 под движимостью понимается все, что не связано с земельным участком и его принадлежностью, прочно связанной с почвой. Впервые в германском праве детально регламентирован институт движимых вещей, в частности, ценных бумаг, что объективно отражало возрастание их роли в гражданском обороте.

Уложение называет ряд вещных прав: право собственности, владение, пользование чужими вещами (земельный и личный сервитуты, узуфрукт, право застройки), право на получение известной ценности из чужой вещи (залог движимости, ипотека недвижимости), право на приобретение вещи (право преимущественной покупки, право охоты, рыбной ловли).

Право собственности – основной институт вещного права. Уложение определяет в § 903 «собственник вещи может обращаться с вещью по своему усмотрению и исключать других от всякого воздействия на нее». Таким образом, ГГУ подчеркивает свободу частной собственности, но вместе с тем, в отличие от ФГК 1804 г., Уложение содержит большое число ограничений прав собственника (прежде всего землевладельца), что вполне соответствовало духу времени. § 905 ограничивает права землевладельца на недра и воздушное пространство пределами «интереса собственника». Ограничения такого рода стали значимы с развитием в начале XX в. телеграфного сообщения и воздухоплавания. § 906 обязывает собственника земельного участка терпеть проникновение таких промышленных отходов, как газ, пар, дым, копоть, тепло, исходящих из соседнего участка, поскольку подобное воздействие не превосходит допустимых пределов в данной местности. Это не означает, что кодекс безоговорочно ограничивает интересы крупного юнкерского землевладения в пользу промышленников и владельцев заводов, ибо § 907 гласит, что землевладелец вправе потребовать запретить такие сооружения, относительно которых достоверно можно предвидеть «недопустимое воздействие на его участок». По сути, §§ 906 и  907 выражали компромисс между интересами Германии традиционной, земледельческой и новой, капиталистической, промышленной.

Для ГГУ характерно построение общих понятий, касающихся обязательственного права. Так,  § 241 содержит основные элементы общего определения обязательства: «в силу обязательства кредитор управомочен требовать от должника предоставления. Предоставление может состоять в воздержании».

Традиционно договоры являются наиболее распространенным способом возникновения обязательственных отношений. Договорные отношения строятся на принципе свободы договора. Хотя ГГУ не дает определения договора, исходя из  §§ 145, 341 можно выделить существенные черты договора, как юридическая связь, установленная между несколькими лицами, содержанием договора может быть как положительное действие, так и воздержание от такового.

Характерной особенностью ГГУ является признание главного значения за волеизъявлением сторон в вопросе об обязательных условиях действительности договора, поэтому оспаривание сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, допускается в течение года, под влиянием заблуждения – немедленно. По истечении 30 лет оспаривание сделки исключено. Однако судебные органы наделены широкими полномочиями вплоть до признания сделок недействительными, если они противоречат социально-этическим критериям «доброй совести» и «добрых нравов».

Еще одной важной особенностью Уложения является существование абстрактных обязательств, не известных ФГК 1804 г. Их появление соответствовало интересам гражданского оборота и может быть рассмотрено как уступка законодателя немецкому грюндерству, крупной буржуазии. В § 780 этот вид договора определен как «договор, по которому должник обещает удовлетворение с тем, чтобы обещание послужило самостоятельным основанием обязательства». Предметом договора выступает само обещание, облеченное в письменную форму (чек, вексель). Абстрактный характер договора состоит в том, что значения не имеют основания его заключения, выдача обязательств, обещание уплаты долга носит отвлеченный характер, что допускает возможность переуступки подобных обязательств.

ГГУ признает гражданские правонарушения основанием возникновения обязательств, по общему правилу ответственность несет лицо, виновное в причинении вреда. Уложение не признает имущественного возмещения неимущественного вреда, если оно прямо не предусмотрено законом. Особым видом обязательств кодекс считает обязательство из необоснованного обогащения, устанавливает его понятие и подробно регулирует.

Единственной законной формой брака признается гражданский брак по обоюдному согласию. Брачный возраст для женщин 16 лет, для мужчин – 21 год. Для несовершеннолетних требовалось согласие родителей. Заключению брака предшествует обручение – договор, из которого вытекает обоюдная обязанность вступления в брак. Нарушение обязательств наказывалось возмещением морального вреда и издержек, сделанных ввиду предстоящего брака.

Развод допускался в строго определенных законом случаях: злонамеренное оставление, посягательство на жизнь супруга, грубое нарушение брачных обязательств, бесчестное поведение, безнадежная душевная болезнь и прелюбодеяние. Только для германского законодательства характерен запрет вступления в брак супругу, совершившему прелюбодеяние, с лицом, участвовавшим в нем, если факт прелюбодеяния послужил основанием для развода.

ГГУ, закрепляя главенствующее положение мужа в семье, не провозглашает его власти над личностью супруги, предоставляя мужу лишь право преимущественного решения общесемейных вопросов. Замужняя женщина ограниченно дееспособна: с согласия мужа она может заниматься промыслом, имеет право на профессиональные занятия, вести хозяйственное предприятие.

Имущественные отношения супругов определены брачным договором, и если он не установил иного, то в качестве законного признается раздельная система управления и пользования семейным имуществом, жена сохраняла самостоятельное управление собственным имуществом.

Взаимоотношения родителей и детей строились на принципе признания родительской власти за отцом, которая переходила к вдове либо жене лишенного родительских прав. Власть родителей была обширна.

Внебрачные дети занимают юридическое положение законных детей по отношению к матери и ее родственникам, однако отец и незаконный ребенок не признавались состоящими в родстве, хотя такой ребенок мог требовать содержания сообразно социальному статусу матери до  достижения 16-летнего возраста.

ГГУ закрепляло систему линий наследования, представлявших собой группу родственников, происходящих от общего предка: первую группу составляли нисходящие наследники, вторую – родители и их нисходящие родственники, третью – дед и бабка и их нисходящие родственники и пр.  Таким образом, наследниками являлись родственники любой степени, сколь отдаленным не было бы родство. В отличие от ФГК 1804 г. переживший супруг занимает более привилегированное положение и частично наследует вместе с наследниками первой и второй линии, а в отсутствие таковых получал наследство полностью.

Наконец, устанавливая принцип свободы завещания, ГГУ ограничивает завещательную свободу обязательной долей в размере стоимости доли данного наследника при наследовании по закону.

Гражданско-процессуальный кодекс 1877 г.  довольно велик по объему и состоял из 10 книг, включавших 1048 параграфов. Однако он отличается простотой построения, лишен архаизмов, наделяет стороны довольно широкими правами в области представления доказательств и распоряжения своими процессуальными правами. Напротив, суд оставался пассивным, лишь воспринимающим и оценивающим представленный сторонами материал.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!