Развитие государственного механизма

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Становление государственно-монополистического капитализма, активное вмешательство государства в регулирование социально-экономических и политических процессов в американском обществе XX в. обусловили дальнейшее государственно-правовое развитие США. При этом важно учесть, что американская государственность в это время не подвергалась существенному конституционному преобразованию, поскольку оставалась в рамках правового поля, установленного действующей Конституцией США 1787 г.

Конституционное законодательство в течение XX в. практически не изменило институты государственной власти. Но в силу объективных причин развития американского общества (роста влияния монополий и военно-промышленного комплекса на политику и т.п.) не мог остаться неизменным государственный строй и его важнейшие структурные элементы. Эти изменения в новейшей истории США сводились к централизации власти и бюрократизации государственного аппарата, преобразованиям в области избирательного права, положений партий и профсоюзов в политической системе США.

Прежде всего нововведения коснулись избирательного права. Поскольку Конституция не содержала никаких общих постановлений, касающихся избирательной системы, постольку выборы в каждом штате проводились по своим внутренним законам, что порождало различные ограничения по национальности, полу, имущественному положению и т.п. Некоторые из ограничений удалось ликвидировать еще в XIX в.

Первым изменением, затронувшим избирательное право на федеральном уровне, была XV поправка (1870 г.) к Конституции США, формально предоставившая неграм избирательное право, но эта поправка была только началом борьбы за избирательные права негров. Важное значение имели поправки к Конституции: XIX (1920 г.), XXIV (1964 г.), XXVI (1971 г.). Эти поправки привели к демократизации и определенной унификации крайне разнообразных норм избирательного права, устанавливавшихся законодательством штатов.

Поправкой XIX были предоставлены избирательные права женщинам. Поправка XXIV отменила ограничения избирательных прав на федеральных выборах «в связи с неуплатой какого-либо избирательного или иного налога». Закон об избирательных правах (1965 г.) распространил действие поправки на выборы и в штатах. В 1966 г. установление налога на выборах в штатах было признано неконституционным. Поправка XXVI снизила возрастной избирательный ценз на федеральных выборах до 18 лет, аналогичные изменения имели место во всех штатах.

В силу как объективных, так и субъективных причин принятые поправки и соответствующие законы не гарантируют всеобщности выборов в США, которая в принципе труднодостижима или даже недостижима. Так, на выборах в американский конгресс применяется мажоритарная система, при которой в каждом округе избирается 1 депутат, причем побеждает кандидат, набравший относи­тельное большинство голосов, больше, чем каждый из его соперников в отдельности. Эта система приводит к тому, что доля мест, полученных той или иной партией в конгрес­се, не соответствует числу собранных ею голосов по стране.

В избирательном праве отдельных шта­тов остаются в силе некоторые цензы, например, ценз оседлости. Для президентских выборов он равен 30 дням, для других выборов – в зави­симости от законов соответствующих штатов.

Сами избирательные кампании в США всех уровней требуют огромных денежных затрат, что доступно или очень богатым людям, или тем, кто может рассчитывать на фи­нансовую помощь американских корпораций. Несмотря на запрет оказывать финансовую под­держку, корпорации в на­стоящее время передают кандидатам на выборные должности деньги через подставных лиц или через Комитеты политических действий (КПД). Подобная практика впервые появилась в 40-х гг. по инициати­ве профсоюзов, когда по закону Смита-Конелли 1943 г. проф­союзам запретили вкладывать свои средства в политические кампании. С 1960-х гг. стали широко создавать­ся КПД бизнеса и промышленности.

В 1971 г. был издан закон, ограничивающий общую сумму пожертвований со стороны физических и юридических лиц в фонд избирательных кампаний президента и членов конгресса, но одновременно он легализовал соз­дание КПД, за исключением организаций, имеющих кон­тракты с правительством. Правда, внесенная в закон в 1974 г. поправка требует полного раскрытия источников и способов расходования средств, полученных на избирательные кам­пании.

Стремление ограничить давление на законодателей со стороны их финансовых спонсоров привело к введению государственного финансирования избиратель­ных кампаний. Но если кандидаты в прези­денты двух основных политических партий получают авто­матическое право на субсидии от государства, то независи­мые кандидаты или кандидаты других партий – только с условием получения не менее 5% голосов всех участвую­щих в предыдущих выборах.

Выборы в Америке не стали всеобщими и из-за массового абсентеизма, который усилился в последние десятилетия.

Разработка законов, направленных на достижение действительно всеобщего избирательного права, особенно активно велась во вто­рой половине XX в., когда конгресс США вынужден был регулярно обсуждать проблемы правовых гаран­тий осуществления избирательных прав и гражданских свобод афро-американцев и других национальных меньшинств, а также прав американских женщин.

С середины 1950-х гг. обострилась ситуация с реализацией прав негритянского населения страны. Их борьба заставляла федеральные власти стремиться к искоренению сохранявшихся традиций расовой дискриминации, особенно в южных штатах, поэтому в 50-х - 60-х гг. активно разрабатывается законодательство против расовой дис­криминации.

Массовое движение черных американцев привело к принятию в 1957 г. закона о гражданских правах (дополненного в 1960 г.). Он предусматривал некоторые правовые гарантии обеспечения избирательных прав негров. Была создана и начала действовать комиссия по гражданским правам, в компетенцию которой входило расследование случаев лишения граждан США права голоса на основе «цвета кожи, расы, религии или национального происхождения» (эта комиссия существует до сих пор).

Слабая эффективность судебных гарантий избиратель­ных прав негров способствовала радикализации негритянского движения протеста конца 50-начала 60-х гг. С этого времени основным становится требование политического равенства и решения социально-экономических проблем.

Под напором мощно­го выступления негров в 1964 г. был принят закон о гра­жданских правах, который запрещал дис­криминацию негров во всех сферах экономической и по­литической жизни, в школах, общественных местах и пр. В частности, закон признавал противоправной дискрими­национную практику предпринимателей при отказе от най­ма на работу или ущемлении статуса работника «на осно­вании расы, цвета кожи, вероисповедания, пола и нацио­нальной принадлежности». За­кон требовал применения одних и тех же норм и процедур ко всем избирателям в пределах того или иного региона. Этим законом частич­но ограничивалось применение ценза грамотности.

Характерной чертой закона 1964 г. было и то, что он за­трагивал проблему равных прав американцев на труд. С этой целью была создана особая комиссия содействия равной занятости. Правда, действие закона не распространялось на рабочих мелких предприятий.

Для радикального решения проблемы всеобщего избирательного права в 1965 г. был принят закон об избирательных правах. Согласно новому закону применение специальных тестов, отсеиваю­щих избирателей, могло быть приостановлено в любом штате, если они, по мнению суда, могли привести к ограничению избирательных прав граждан на основании «расовой при­надлежности или цвета кожи».

За­кон 1965 г., как и предшествующее ему законодательство, имел, несомненно, положительный эффект. Он положил начало массовой регистрации негров в качестве избирателей и послужил росту их политического сознания.

После убийства расистами негритянского лидера М. Л. Кинга в 1968 г. в стране произошло 930 выступлений негров. В начале 70-х гг. в закон об избирательных правах был внесен ряд новых положений, в частности, впредь запрещалось ис­пользовать тесты грамотности и другие дискриминационные проверки черных американцев.

Расширение избирательных и гражданских прав, ставшее общей тенденцией развития американской демократии в XX в., происходит между тем медленно и противоречиво. По срав­нению с 1970 г., например, в 1987 г., более чем в 4 раза уве­личилось число черных американцев, занимающих выбор­ные посты в Америке, но это лишь 1,3% всех выборных должностных лиц страны, хотя негры составляют 11% среди американцев, обладающих избирательными правами.

Необходимость дальнейших мер по осуществлению всеобщего избирательного права конгресс признал и в 1988 г. Тогда он  констатировал, что дискримина­ция в области избирательных прав в отношении национальных меньшинств носит распространенный по всей стране харак­тер. В результате был введен  запрет на проведение выборов только на английском языке, если более 5%  избирателей являются в данном регионе представителями языкового меньшинства. Конгресс обязал суд на­значать федеральных инспекторов, если поступила жалоба от 20 и более человек по поводу подготовки списков избирателей на федеральных или местных выборах. Предусматривалось назначение и других должно­стных лиц по просьбе Генерального атторнея для проверки хода голосования, подсчета голосов и пр.

Позиция Верховного суда за последние сорок лет в связи с нару­шением гражданских прав имела противоречивый характер. В начале 1960-х гг. Вер­ховный суд рассматривал дела о расовой дискриминации, руководствуясь идеей ра­венства. Но уже в 1976 г. Верховный суд признал пра­вомерность использования расистских квалификационных тестов при отказе в работе неграм, если не были представ­лены доказательства «расовых дискриминационных целей» в самой системе найма на работу. В 1989 г. Верховный суд заявил о необходимости «уравнения белых в правах с черными» и фактически пере­черкнул действие законов, принятых по программе позитивных действий в 1970-х гг. Эта программа предусматривала пре­доставление определенных льгот при приеме на работу не­грам, испаноязычным американцам и американцам азиатского происхож­дения.

В 1990 г. через обе палаты конгресса прошел законо­проект об усилении федераль­ной защиты американцев из числа национальных мень­шинств и женщин от дискриминации при найме на работу. Предусматривалась, в частности, денежная компенсация предпринимателей лицам, пострадавшим от дискриминации. Законопроект прямо был направлен на отмену шести при­нятых ранее постановлений Верховного суда США, кото­рые законодатели расценили как нарушение гражданских прав лиц, подвергшихся дискриминации. Но президент Буш-старший наложил вето на этот за­конопроект. При повторном рассмотрении законопроекта в конгрессе он не получил тре­буемых 2/3 голосов. Таким образом, традиционная линия республиканцев на уменьшение государственного вмешательства в частноэкономические отношения   была подтверждена еще раз.

Расширение границ избирательного права создало условия для активизации деятельности партий и других организаций в политической системе США. В новейшей истории США характерно доминирование двух основных партий: республиканской и демократической. Именно эти две партии ведут между собой борьбу за пост президента США, а следовательно, за высшую исполнительную власть в стране, за большинство мест в палатах федерального законодательного органа – конгресса (в палате представителей и в сенате), а опосредованно и за контроль над третьей ветвью высшей судебной власти – Верховным судом США. За период с 1901 по 2005 гг. пост президента занимали 11 республиканцев и 7 демократов. По общей длительности нахождения у власти   соотношение более ровное – 57 лет у республиканской администрации и 48 лет у администрации демократической партии.

Попытки реформаторов левоцентристского направления, а тем более действительно левых партий стать третьей политической силой оканчивались неудачей. Так, в первой трети ХХ в. определенное влияние среди промышленных рабочих имела сначала социалистическая партия Америки, а затем временами и немногочисленная американская компартия. Более серьезным претендентом на роль третьей силы была прогрессивная партия. Ее кандидаты получили на президентских выборах 1912 г. около 1/5 всех голосов избирателей, а в 1924 г. – около 1/6 .

В последние десятилетия ХХ в., когда значительная часть избирателей разочаровалась в американской двухпартийной системе, увеличились возможности независимых кандидатов на высший государственный пост.  Усиливаются движения за создание третьей политической партии, независимой и от республиканской, и от демократической партий.   Сторонники третьей силы выдвигают своих кандидатов на  президентских выборах 1968 г., 1980 г. и 1992 г. На  выборах 1992г. их лидер миллиардер Росс Перро собрал почти 19% голосов избирателей. Но все попытки нарушить в ХХ в. монополию на власть в стране двух главных политических партий США были безуспешны.

Участие американских профсоюзов в политической борьбе выражалось в поддержке то демократической, то республиканской партии на президентских и парламентских выборах. Но во второй половине ХХ в. численность профсоюзов, а следовательно, и их избирательский потенциал неуклонно сокращались. На 1995 г. число членов профсоюзов сократилось до 19 млн человек, то есть менее 20% всех избирателей. К тому же современные американские профсоюзы весьма раздроблены, а ранее ведущие организации – Американская федерация труда и Конгресс производственных профсоюзов – утратили доминирующие позиции среди профсоюзных организаций США.

Тем не менее к концу ХХ в. проявилась тенденция к снижению влияния двух главных политических партий на политическую жизнь США. Все большее значение приобретают личность политика, его позиция по насущным проблемам и   общий смысл его обращения к нации. Изменились методы и технология предвыборной борьбы. Возросла роль средств массовой информации, особенно телевидения и специалистов по работе со СМИ. Уменьшается роль предвыборных съездов демократической и республиканской партий, на которых по традиции утверждаются кандидатуры президента и вице-президента от каждой из партий. Но повышается значимость результатов первичных выборов, то есть предпочтения самих избирателей в штатах, а не партийных боссов, в определении кандидатур в президенты. Видимо, новые информационные технологии могут привести к дальнейшим изменениям в двухпартийной системе США.

Конституционное законодательство США в течение XX в. практически не изменило ни структуру, ни компетенцию федеральных органов государственной власти. Некоторые изменения коснулись главным образом главы исполнительной власти – президента. Поправки XX (1933 г.), XXII (1951 г.), XXV (1967 г.) уточнили, в частности, порядок вступления в должность президента, ограничили время пребывания на посту президента двумя сроками, определили обстоятельства замещения должности президента вице-президентом. Последняя, XXVII по счету, поправка к Конституции США была принята в 1992 г. Согласно этой поправке закон, изменяющий компенсацию за службу членам конгресса, мог вступить в силу только после очередных выборов палаты представителей.

Однако утверждать, что полномочия федеральных органов не изменились будет не верно. Напротив, именно в XX в. произошло значительное расширение полномочий федеральных органов. Расширение прерогатив центра за счет полномочий субъектов федерации стало характерной чертой эволюции современных либерально-демократических государств. Кроме того, произошли изменения в конгрессе США, расширились полномочия президента и его аппарата управления, структура и функции государственных органов, относящихся к исполнительной власти. В значительной степени это связано с практикой применения делегированных полномочий.

Так, расширение границ законодательной деятельности конгресса напрямую связано с конституционной практикой Верховного суда США, создавшего доктрину так называемых «подразумеваемых полномочий». Расширительно толкуя одну из статей Конституции (ст. 1, разд. 8 п. 18), Верховный суд наделил конгресс полномочиями, которых в действительности у него не должно быть. Он разрешил конгрессу издавать законы, прямо не отнесенные Конституцией к его прерогативам, что стало юридическим основанием постепенного расширения экономических полномочий федерального правительства. Конгресс утвердил свое право принимать декларативные резолюции, которые приобрели запретительный характер, превратились в законодательное вето. Конституционные прецеденты, сложившиеся в практике работы конгресса, имеют важное политическое значение (например, занятие должностей по старшинству, назначение на федеральные должности в регионах с согласия сенаторов от данного штата, принадлежащих к партии президента, и т.д.). «Резиновые» формулировки «подразумеваемых полномочий» позволяют расширять права федерации беспредельно и притом оставаться как бы в границах конституционной легитимности.

Значительно усилилось влияние федеральной администрации на административную деятельностью штатов. Дозируя бюджетные финансовые поступления в регионы, оговаривая их определенными условиями, при несоблюдении которых выплаты прекращаются, органы федерации тем самым оказывают давление на исполнительно-распорядительные органы штатов, вмешиваются в их местные дела.

По Конституции США право принятия отраслевого законодательства является прерогативой штатов. Практика пошла по пути ограничения прав штатов. Органы федерации все чаще прибегают к унификации их законодательства. С этой целью создана система единообразных (типовых) законов. Например, в 1962 г. издан федеральный примерный уголовный кодекс, в 1964 г. – закон о гражданских правах, в 1965 г. – закон об избирательных правах, в 1984 г. – закон о контроле над преступностью в США и ряд других консолидированных законов.

Общие тенденции централизации и концентрации государственной власти, усиления органов федерации за счет полномочий штатов привели к организационным изменениям в деятельности конгресса как законодательного органа. После принятия Конституции 1787 г. количество сенаторов увеличилось почти в четыре раза. Состав депутатов палаты представителей из переменного по численности стал постоянным и достиг 435. Организационные изменения юридически закрепил Акт о реорганизации легислатуры 1946 г. Он же легитимизировал исторически сложившийся принцип организации постоянных законодательных комитетов по основным сферам политики. На сегодня практически вся работа конгресса перенесена в комитеты и подкомитеты. Они определяют всю законодательную и бюджетную политику конгресса. Главным направлением деятельности конгресса и его органов, помимо законотворческой, стали контрольные функции, касающиеся общенациональной, социальной и экономической безопасности.

Огромное влияние на работу конгресса оказывают лоббисты, представляющие интересы крупных монополий, особенно военно-промышленных и банковских объединений. Они через систему контор и агентств пытаются влиять на законодателей и чиновников в пользу того или иного решения при принятии законов, размещении правительственных заказов и т.п.

Другим средством влияния на законодателей является партийный механизм, так же имеющий целую систему собственных органов. Исторически сложились в конгрессе две партийные фракции: одна от партии демократов, другая объединяет депутатов-республиканцев. В их задачу входит руководство работой депутатов, выдвижение кандидатур на замещение должностей в палатах: спикера палаты представителей, председателей комитетов и комиссий, распределение депутатов по направлениям законотворческой деятельности конгресса. Предложения партийных фракций являются определяющими, а последующие решения палат носят формальный характер.

В системе институтов федеральной власти – законодательной, исполнительной и судебной, при провозглашенном Конституцией их формальном равенстве – все же наибольшее значение отводится исполнительной ветви власти, в частности, институту президентской власти. Особенностью XX в. является необычайное расширение прерогатив президента.

Квалификационные требования к президенту установлены в Конституции. Они более жесткие, чем предъявляемые к членам конгресса: 35-летний возрастной ценз и 14-летний – проживания в стране, гражданство США по рождению. Срок полномочий президента – 4 года, причем первоначально не существовало ограничений на его переизбрание. Только XXII поправка (1951 г.) конституционно закрепила положение о двух сроках пребывания в должности.

История президентства в США имеет немало случаев досрочного прекращения полномочий. К их числу Конституция относит: отстранение от должности (импичмент), смерть, добровольную отставку или «неспособность осуществлять связанные с должностью права и обязанности». Наиболее частым в американской истории (8 случаев на 42 президентства) поводом к досрочной передачи власти является смерть (часто насильственная) главы исполнительной власти. Единственный президент Р. Никсон в 1974 г. подал в добровольную отставку под угрозой импичмента. Близок к осуждению был Б. Клинтон (1999 г.), когда дело дошло до суда сената. История США пока не знает ни одного случая отстранения президента по «неспособности».

Расширение полномочий президента происходит в законодательной и внешнеполитической сферах, в области регулирования экономики и военной области. Расширяются права президента по реорганизации государственного федерального аппарата.

Полномочия президента можно разделить на конституционные (исключительные), делегированные конгрессом, а также подразумеваемые, опирающиеся на широкую трактовку Конституции.

Конституционные (исключительные) полномочия. Конституция объявляет президента главой исполнительной власти с широкими полномочиями, которые, впрочем, не раскрыты достаточно ясно и подробно. Как глава исполнительной власти он является руководителем многочисленного штата федеральной бюрократии. Однако назначает он только высших должностных лиц, причем политически наиболее важных – «с совета и согласия сената».

Конституция не отвечает прямо на вопрос, имеет ли президент право самостоятельно увольнять тех лиц, при назначении которых требуется согласие законодателей. В XIX в. конгресс неоднократно пытался его оспорить, однако Верховный суд в 1926 г. подтвердил данное право главы исполнительной власти.

Другим важным исключительным правом президента является возможность отсрочивать исполнение приговора и осуществлять помилование в отношении приговоров федеральных судов по делам о совершении преступлений против США. Данные полномочия президента не распространяются на осужденных в порядке импичмента.

Права президента как верховного главнокомандующего поставлены в Конституции на первое место. Здесь он располагает большей самостоятельностью, чем в других сферах. Принятие принципиально важных военно-политических решений всегда оставалось за ним. Несмотря на то, что право объявления войны принадлежит конгрессу, история США знает немало случаев использования вооруженных сил и ведения военных действий исключительно на основании президентского приказа.

До Второй мировой войны считалось допустимым объявление войны президентом в случае, если бы нападение было совершено на территорию США. Однако после войны без санкции конгресса были развязаны войны в Корее (1950-1953 гг.), во Вьетнаме (1965-1973 гг.). США более 200 раз использовали вне своих границ вооруженные силы и лишь в пяти случаях войну объявлял конгресс. Под лозунгом борьбы с терроризмом американская авиация в 2000-2001 гг. подвергла бомбардировкам Югославию, Ирак, Афганистан, в результате которых погибли тысячи мирных жителей, не имеющих к терроризму никакого отношения. Аналогичное повторилось в 2004 г. против Ирака.

Эта практика зашла так далеко, что не лишне вспомнить Акт о военных полномочиях, принятый конгрессом США в 1973 г., регулирующий военные полномочия президента. Акт напомнил о правах конгресса в военной сфере и обратил внимание на условия применения военной силы исполнительной властью: «Президент может использовать вооруженные силы в кризисной ситуации с предварительного или немедленного одобрения конгресса». Но если конгресс не одобрит эти военные действия, то президент обязан их прекратить через 60 дней, а в некоторых случаях (например, защита войск США) – через 90 дней. Но это, по сути, легитимизация войны по единоличному решению президента, лишь бы его «ястребы» уложились в установленный конгрессом срок. Открытым вызовом конгрессу и акту 1973 г. стало присвоенное в настоящее время «право» президента начинать военные действия в случае нападения на одного из многочисленных союзников США по военным блокам.

Руководство внешней политикой является еще одним важным конституционным полномочием президента. По Конституции назначение послов и иных полномочных представителей и консулов, а также заключение международных договоров президент осуществляет только по рекомендации и с согласия сената. Однако сложилась практика, что президент самостоятельно формирует дипкорпус, поскольку послы и консулы – это члены его команды на период президентских полномочий, и сенат не возражает. А международные договоры и соглашения с иностранными государствами он не просто подписывает, но фактически сам ведет переговоры, используя для этого своих представителей и каналы государственного департамента. Обязательства по исполнению договора, если он по каким-либо причинам не ратифицирован сенатом, правительство может взять на себя.

По Конституции конгресс контролирует и ограничивает действия исполнительной власти, а последняя в свою очередь, следуя логике «сдержек и противовесов», имеет аналогичные полномочия в отношении законодателей. Формально Конституция не наделяет президента правом законодательной инициативы. Однако практически именно правительство превратилось в главного инициатора принятия новых законов. Этой цели служат президентские обращения к конгрессу с посланием о положении в стране. Данные послания, как правило, содержат законодательную программу правительства, которая всегда становится предметом детального изучения в конгрессе и формирует законотворческий потенциал в его работе.

Мощным средством воздействия на законодательную деятельность конгресса является президентское вето. Формально оно может быть преодолено повторным принятием законопроекта в обеих палатах конгресса 2/3 голосов, что случается крайне редко. Практически президентское вето из относительного (которое можно опрокинуть повторным принятием законопроекта в конгрессе) все более превращается в абсолютное. Достаточно вспомнить, что Ф.Рузвельт за период с 1933 г. по 1944 г. применял вето 631 раз, а преодолено оно было всего 9 раз, Г. Трумэн (1945-1953 гг.) – 222 раза, а преодолено 12 раз, Д. Эйзенхауэр (1953-1961 гг.) – 137 раз, и ни разу вето не было преодолено.

Средством блокирования неугодного законопроекта является «карманное вето» президента. Суть процедуры заключается в том, что законопроект из палаты конгресса направляется президенту на подпись в последние дни работы текущей сессии. Поскольку сроки представления нарушены (менее 10 дней до окончания сессии), то он откладывается до следующей сессии конгресса, как бы «прячется в карман». В результате последующих «джентльменских соглашений» президента с оппозицией он так и не становится законом.

Делегированные полномочия президента прямо не предусматриваются в Конституции, но переданы ему решением конгресса и утверждены законодательно, в отличие от подразумеваемых полномочий. Можно сказать, что это подразумеваемые полномочия, получившие силу закона.

Примером их могут быть бюджетные права президента. Согласно Акту о бюджете (1921 г.) президенту поручалось составление проекта бюджета, который затем отправлялся на утверждение конгресса. Президенту делегировалось и право контроля за исполнением принятого конгрессом бюджета.

В ряду делегированных полномочий важное значение имеют принятые конгрессом официальные разрешения президенту издавать исполнительные приказы, имеющие силу закона. Они касаются таких вопросов, как приведение в действие законов, международных соглашений или регулирование деятельности административных органов. Для контроля над подобным административным правотворчеством в 1946 г. был издан Акт об административной процедуре.

Подразумеваемые полномочия наиболее «коварны», так как вносят в политическую практику неудобный элемент «вседозволенности», не подконтрольной закону. Практика широкой трактовки своих конституционных полномочий президентом приобрела в XX в. устойчивую традицию. И даже конгрессу и Верховному суду США не всегда удается установить жесткие рамки этой президентской прерогативы.

К подобным правам президента относятся, например, его чрезвычайные полномочия в условиях внутренних и международных кризисов. Президенты США активно ими пользовались в условиях мировых и локальных войн, выводе страны из экономического кризиса в рамках программ «Нового курса» или в послевоенный период в обстановке очередной финансово-экономической нестабильности.

Еще одним подразумеваемым полномочием президента является привилегия (иммунитет) исполнительной власти – право отказываться от явки в конгресс или суд, не представлять требуемую ими информацию. Данный иммунитет обосновывается принципом разделения властей, а также правом исполнительной власти на необходимую конфиденциальность своих действий. Пределы этой привилегии были установлены Верховным судом в деле США против Никсона (1974 г.).

Конституция США ничего не говорит еще об одной важной роли президента. Он является главой политической партии и всегда имеет достаточные возможности для осуществления своего партийного лидерства. Этому способствует его право производить назначения на высшие государственные должности. Президент также может поддержать политическую или избирательную кампанию своих партийных соратников. Все они, защищая интересы избирателей, нуждаются в добрых отношениях с главой исполнительной власти.

Конституция США не знает понятия «глава государства». Оно противоречило бы заложенной в ней идее разделения властей, однако американская и мировая общественность склонны наделять современных американских президентов именно данным статусом. Это связано не только с расширением их полномочий, но и «плебисцитарным» характером избрания: президент – единственное должностное лицо, которое избирается общенациональным голосованием и поэтому воспринимается как представитель всей нации.

Характерной тенденцией государственной власти США в XX в. является колоссальный рост бюрократического аппарата. Особенно вырос федеральный аппарат всех ветвей власти. Если в 1900 г. он насчитывал 200 тыс. человек, то в 1940 г. уже около миллиона, а в 1964 г. – 2,5 млн, в 1993 г. – 3115046, из них только в исполнительной власти 3048143 человека. К ним необходимо прибавить еще 5 млн чиновников, работающих в госаппарате штатов. Крупный знаток американской государственной системы Э.Корвин отмечал, что в США создан самый большой бюрократический аппарат со времен Римской империи.

Необычайно выросли роль и значение президентской администрации, возглавляющей многочисленную пирамиду государственного управления. Ее назначение – обеспечивать повседневную деятельность президента.

Наиболее важным институтом президентской администрации, не предусмотренным Конституцией, является Исполнительное управление президента (создано в 1939 г.). Его неизменной составной частью является аппарат Белого дома (90 человек). Эта служба отвечает за связь президента с конгрессом, главами министерств и ведомств, со средствами массовой информации. В состав Исполнительного управления входят возникшие ранее ведомства, подчиненные лично президенту: совет национальной обороны (1916 г.) и бюджетное бюро (1921 г.), переименованное затем в административно-бюджетное управление. В 70-е гг. Исполнительное управление включало в свой состав 16 основных и более трех десятков вспомогательных служб. Особенно важное значение в президентской администрации приобрел Национальный совет безопасности (НСБ создан в 1947 г.) с подчиненным ему органом – Центральным разведывательным управлением (ЦРУ). Его задачами стала выработка рекомендаций по внешней и оборонной политике, координация деятельности разведывательных служб, отслеживание и анализ экономической ситуации в мире.

В состав центрального государственного аппарата входят три типа государственных учреждений: департаменты (министерства), возглавляющие отдельные отрасли управления (обороны, финансов, юстиции, внутренних дел, транспорта и т.п.); национальные агентства – независимые ведомства, обладающие правами административных учреждений (федеральная резервная система, национальная комиссия по трудовым отношениям, администрация общей службы и др.); правительственные корпорации, создаваемые на время выполнения определенных задач (почтовая служба, американская транспортная корпорация и т.д.).

Департаменты создаются конгрессом по предложению президента, когда в них возникает потребность.

После департаментов главными органами исполнительной власти являются независимые агентства. Их отличия от департаментов состоят, с одной стороны, в менее жесткой подчиненности президенту, с другой – в более узкой и специальной компетенции. Руководители агентств назначаются президентом. Численность агентств достигает нескольких десятков, они действуют в политической, социально-экономической и научно-исследовательской сферах. Они могут издавать приказы общего применения, следить за их исполнением и разрешать через административные суды возникающие на этой почве конфликты.

Правительственные корпорации возникли сравнительно недавно. Они являются квазипредпринимательскими учреждениями и действуют в тех сферах экономики, где привлечение частного капитала или нежелательно, или невозможно из-за их высокой общественной значимости при одновременной невысокой рентабельности, а то и убыточности. В правительственных корпорациях не существует акционеров, они действуют в особом экономическом режиме (не платят налоги).

Судебная система США имеет двухуровневую структуру: суды федерации и суды штатов, действующие во многом параллельно. Приговоры высших судов штатов в большинстве случаев окончательны и могут пересматриваться Верховным судом США только в случае обнаружения в них «федерального интереса».

Огромное большинство дел рассматривается судами штатов, обладающими более широкой, чем федеральные, юрисдикцией. Они могут отличаться по своей структуре и названиям, однако обычно имеют определенную организацию.

Суды низшей инстанции (муниципальные, исковые, мировые, малых тяжб) занимаются наиболее простыми и общественно малозначимыми делами. Низшие суды обычно привязаны к низовым административно-территориальным единицам, они призваны в первую очередь обеспечить быстрый, простой и дешевый суд. Здесь допускается деятельность непрофессиональных судей, ограничиваются деятельность адвокатов и применение суда присяжных.

Суды общей юрисдикции. Это основные учреждения юстиции, которые рассматривают в первой инстанции сложные уголовные и гражданские дела. Обычно они обладают универсальной юрисдикцией, однако некоторые штаты имеют раздельные уголовные и гражданские суды. Данные учреждения юстиции также являются апелляционной инстанцией для низших судов. Как правило, один суд общей юрисдикции создается на административный округ, поэтому носит название окружного, районного и т.д. В них работают профессиональные судьи. В этих судах также свойственно стремление к упрощению процесса: редко используются присяжные, многие дела заканчиваются в стадии досудебного разбирательства или в результате сделки о признании вины.

Апелляционные суды могут подвергнуть новому рассмотрению любое дело, заслушанное нижестоящими судами, но обычно ограничиваются пересмотром их по формальным мотивам, а не по существу.

Верховные суды штатов берут к своему рассмотрению те немногие дела, в которых усматривают большой общественный и правовой интерес. По традиции они обязаны рассмотреть апелляции приговоренных к смерти и дела, затрагивающие конституцию штата.

Судьи штатов избираются на срок, зависящий от их статуса. В низших судах он короче, в высших – длиннее.

В федеральной системе нет судов низшей инстанции; она обладает более узкой юрисдикцией по сравнению со штатами, судьи здесь назначаются пожизненно, «пока ведут себя хорошо». Для рассмотрения в федеральном суде иск должен не только содержать «федеральный интерес», но и быть достаточно крупным (не менее 10 тыс. долларов).

Суды США (федеральные суды) имеют следующую структуру.

Региональные суды. В штатах (в зависимости от величины) имеется от 1 до 4 таких судов. Всего в США около 100 региональных судов. В состав суда входит несколько судей. Но дела рассматривает, как правило, один судья. Только в особо важных случаях (при оценке конституционности законов) в заседании участвуют 3 судьи. Существуют также специализированные федеральные суды – налоговый, патентный, претензионный, по международной торговле и т.д.

Апелляционные суды. Апелляции на решения федеральных судов первой инстанции принимают 13 апелляционных судов. Юрисдикция каждого из них охватывает несколько штатов. Дела рассматривает коллегия из трех и более судей. В состав данных учреждений юстиции входит созданный в 1982 г. Суд федерального округа, рассматривающий жалобы на постановления специализированных федеральных судов. В работе апелляционных судов принимают участие члены Верховного суда США.

Федеральную судебную систему возглавляет Верховный суд США.

В состав Верховного суда входят главный судья и 8 судей. Они назначаются президентом пожизненно с согласия сената. Обычно судьями становятся лица от 50-60 лет, имеющие значительный не только юридический, но и политический опыт. Состав Верховного суда элитарен. Сравнительно недавно здесь впервые появились женщины и афро-американец.

Верховный суд некоторые дела рассматривает в первой инстанции, особенно где одна из сторон – посол или консул зарубежного государства, где сторонами являются граждане различных штатов или государств, споры между штатами или между штатом и федеральными властями.

Большинство дел Верховный суд США рассматривает в качестве высшей инстанции. Существует два пути поступления сюда дел: апелляция и приказ certiorari (приказ вышестоящего суда нижестоящему с требованием передать ему дело). Первый путь по формальным причинам возможен только в определенных случаях, выдача же приказов – дискреционное право Верховного суда. Апелляции принимаются на постановления низших федеральных судов или судов штатов, если в них затронуты существенные проблемы федерального права (например, признание закона или иного нормативно-правового акта любого уровня несоответствующим федеральной Конституции).

Верховный суд весьма избирателен в принятии дел к своему производству. Огромное большинство поступающих в Верховный суд обращений отвергается.

Важное место в системе правоохранительных органов принадлежит атторнейской службе. Она состоит из федеральных и местных (в штатах) учреждений. В компетенцию атторнеев входит возбуждение уголовных дел, проведение (совместно с полицией) следствия, арестов и обысков, поддержание обвинения в суде, привлечение правонарушителей к уголовной ответственности, исполнение наказаний. Генеральный атторней (генеральный прокурор) назначается президентом по согласованию с сенатом. Он руководит министерством юстиции США. Более половины сотрудников министерства связаны со следствием и оперативно-разыскной работой. Основными подразделениями министерства являются: Федеральное бюро расследований (создано в 1935 г.), служба иммиграции и натурализации (СИН), Администрация по применению закона о наркотиках (АПЗН).

Атторнеи штатов обычно избираются. Кроме решения судебно-следственных вопросов, они выступают также в качестве консультантов местных органов власти по правовым вопросам.

Атторнейские службы, федеральные и местные, самым тесным образом взаимодействуют с полицейскими силами США.

В стране не существует единой полицейской организации. Полиция Соединенных Штатов состоит из множества отличных друг от друга учреждений. Практически каждое федеральное министерство имеет собственную службу охраны порядка, а некоторые – по нескольку. Даже у министерства финансов есть собственная полиция по выколачиванию долгов у неплательщиков налогов.

Официально охрана общественного порядка в общегосударственном масштабе возложена на министерство юстиции. Структурно полиция включает три основных звена: федеральную полицию, полицию штатов и местную полицию. Учреждения и подразделения этих трех основных звеньев различаются между собой по объему полномочий, степени подготовленности кадрового состава, научно-технической оснащенности, финансируются в разном объеме и из различных источников. Между звеньями отсутствует строгая взаимосвязь. Это на практике нередко приводит к дублированию полномочий, переложению ответственности и ведомственным противоречиям.

В системе органов федеральной полиции ведущее место занимает Федеральное бюро расследований (ФБР). Вся деятельность ФБР строго централизована, его отделения находятся во всех штатах Америки, крупнейших городах страны, имеются и представительства во многих столицах мира. Это центральный орган полицейского надзора на всей территории США и за рубежом. ФБР занимается государственными и наиболее тяжкими преступлениями и преступлениями, связанными с перемещением преступников через границы штатов. Для сотрудников ФБР характерна высокая профессиональная подготовленность, глубокое знание методов оперативно-разыскной работы, умелое агентурное проникновение в криминогенную среду.

Кроме ФБР в систему федеральной полиции входят: а) секретная полиция, ведающая охраной президента и высших государственных учреждений, иностранных представительств и золотого запаса США; б) федеральное бюро по борьбе с наркотиками, осуществляющее обнаружение и раскрытие путей проникновения наркотиков в страну, а также надзор за соблюдением федеральных законов о торговле наркотиками; в) федеральное иммиграционное бюро, контролирующее соблюдение федеральных иммиграционных законов; г) полиция по охране национальных парков, обеспечивающая охрану порядка, жизни и собственности граждан в национальных парках; д) полиция по охране мостов и туннелей. Основное назначение – охрана важнейших коммуникационных сооружений на главных путях автомобильного, железнодорожного и водного сообщения; е) полиция федерального агентства авиации состоит при аэродромах США и выполняет служебные мероприятия непосредственно в рейсовых самолетах по защите экипажа и пассажиров от возможных нападений с преступной целью; ж) военная полиция, подразделения которой имеются не только в США, но и за границей, где находятся американские вооруженные силы. Управление военной полиции состоит при штабе министерства обороны. В частях и военных гарнизонах начальник военной полиции подчиняется начальнику соответствующего войскового штаба.

Полиция штатов имеет значительный опыт по охране правопорядка. В каждом штате полицейские силы объединены под началом управления службы безопасности, непосредственно подчиненного губернатору. В свою очередь каждый штат, как правило, делится на несколько территориальных округов, имеющих свои полицейские силы. Важное значение имеет дорожная полиция.

На полицию штата возлагается: проводить в жизнь законы федеральных и местных властей; охранять жизнь, здоровье и собственность граждан; расследовать преступления в рамках своей компетенции; арест преступников; профилактика преступности; наложение административных взысканий за нарушение законов штата.

Местная полиция включает в себя полицейские формирования городов и графств под управлением выборных мэров и назначаемых им шерифов, в сельской местности полицейские участки возглавляют выборные констебли, работающие под руководством шерифа. Основными видами полицейской деятельности являются наружная и патрульная служба, служба расследования. Шерифы, как правило, руководят местными тюрьмами и приведением в исполнение наказаний.

Наряду с государственной полицией в США важное значение имеет частная полиция, состоящая из наружной службы и сыскных агентств. Ее существование связано с усилением охраны частной собственности, производственных секретов фирм и корпораций. Службы безопасности частного предпринимательства имеют свои перспективы.

В подчинении министерства юстиции находится и тюремная система США. В Америке тюрьмы трех уровней: федеральные тюрьмы, тюрьмы штатов и местные тюрьмы. Для руководства тюрьмами штатов имеются специальные департаменты, местными тюрьмами ведает шериф, а при министерстве юстиции существует Бюро тюрем.

Федеральные тюрьмы предназначены для приговоренных к длительным срокам заключения, вплоть до пожизненного. В тюрьмах штатов содержатся заключенные с лишением свободы на сроки более одного года. В местных тюрьмах содержатся осужденные за незначительные преступления. Для несовершеннолетних имеются специальные реформатории, «молодежные тюрьмы» и воспитательные школы, находящиеся в основном в ведении штатов, и лишь некоторые – в ведении федерации. Кроме того, в ведении штатов имеются тюрьмы-фермы с использованием труда осужденных на тяжелых физических работах (дробление камня, выкорчевывание деревьев, прокладка дорог и т.п.). В ведении военного ведомства имеются военные тюрьмы, предусмотренные федеральным законом 1969 г. В США имеется и практика существования концлагерей для политических противников власти или лиц, признанных «подрывными элементами» (существовали в соответствии с антидемократическими законами 1950 и 1954 гг.).

На начало 2004 г. число осужденных в США составляло 2212475 чел. Из них содержалось в федеральных тюрьмах и тюрьмах штатов 1387848, в местных – 639301 чел. В местах заключения для несовершеннолетних находилось 102338 чел., в тюрьмах индейских и иных резерваций – 18500, а в учреждениях принудительного содержания по линии Бюро иммиграции и таможни – 62323, в военных тюрьмах – 2165 чел. Итого на начало 2004 г. на 140 тыс. жителей США приходился один заключенный.

По сравнению с предыдущим годом количество осужденных увеличилось на 2,1%, при этом в федеральных тюрьмах более чем на 9500 чел., или прирост составил 5,8%, а в тюрьмах штатов – на 20 тыс. чел., или 1,6%. Из общего числа осужденных женщины составили 101179 чел., или 6,9%; количество женщин в местах лишения свободы увеличилось на 2,6%, в то время как численность мужчин выросла на 2%.

Среди 1,4 млн. заключенных со сроком более одного года, примерно 44% черные (негры), 35% белые, 19% испаноязычные и 2% других расовых групп. С 1995 г. процент заключенных из расовых или этнических меньшинств изменился мало. Так, 9% всех чернокожих мужчин в возрасте от 25 до 29 лет находятся в местах заключения, по сравнению с примерно 3% испаноязычных мужчин и 1% белых мужчин этого возраста.

Тюрьмы штатов переполнены на 16% своей вместимости, а федеральные – на 39%. Две трети всех осужденных моложе 40 лет, однако наблюдается и рост осужденных в возрасте от 40 до 54 лет.

В тюрьмах США режим содержания заключенных жесткий, применяются кандалы, наручники, дубинки, помещение в одиночные камеры. Осложняют ситуацию неформальные группировки осужденных (лидеры преступной среды, большие и малые авторитеты, часто сотрудничающие с администрацией тюрем).

Численность сотрудников правоохранительной системы США характеризуется следующими данными. Общее количество сотрудников (на март 2001 г.) 2295423 чел., в том числе в федеральной системе – 197007 чел.; штатной – 741007 чел.; местной – 1357152 чел.

Из общего числа сотрудников правоохранительной системы – в судебной и юридической службах 488143 чел., в том числе в федеральной –57953 чел. (11,9%), штатов – 162982 чел. (33,4%), местной – 267208 чел. (54,7%).

Несут службу в 40 тыс. полицейских органах 1060219 чел., в том числе в федеральной – 106337 чел. (10%), штатов – 104657 чел. (9,9%), местной – 849225 чел. (80,1%).

Сотрудниками пенитенциарной системы являются 747061 чел., в том числе в федеральных учреждениях – 32973 чел. (4,4%), штатов – 473368 чел. (63,4%), местных – 240720 чел. (32,2%).

По мере возрастания задач по борьбе с уголовной преступностью выросла и роль министерства юстиции как общенационального центра по руководству всеми прокурорскими, полицейскими и тюремными органами страны.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!