Психология журналистики

14 мая 2014 | Автор: | Комментариев нет »

1. Теория психологии журналистики

Пока ни один из словарей не дает определения понятия «психология журналистики»,  а специалисты выясняют ее границы и отличия от общей и социальной психологии, социологии и теории журналистики. Существуют понятия «психология массовой коммуникации» и «психология журналистского творчества», но они отнюдь не аналогичны «психологии журналистики». Будучи молодой междисциплинарной наукой, психология журналистики широко использует понятийный аппарат и термины смежных дисциплин — философии, социологии, теории журналистики, социальной психологии и социологии журналистики. Из этих наук психология журналистики берет основные базовые категории:
— из философии и социологии — учение об обществе как социальной системе, о социальном общении и общественных отношениях, материальном и духовном производстве;
— из теории журналистики — концепцию о главном социальном назначении СМИ и о социально-ролевых характеристиках печати, а также основные положения социожурналистики;
— из кибернетики — учение о системе, информации, коммуникациях, связях (прямых и обратных) и т.д.
— из общей психологии — учение о личности, темпераменте и характере человека, потребностях и мотивах поведения, психологических и социальных установках, о сознании и бессознательном, о единстве сознания и деятельности, о психологии мышления и творчества;
— из социальной психологии — положение о массовой коммуникации как общении больших социальных групп, вербальных и невербальных методах воздействия на аудиторию и психологических эффектах, ролевую теорию личности;
— из социопсихолингвистики и герменевтики (науке о толковании текстов) — методы кодирования и раскодирования вербальных текстов, эффективность психологического воздействия текстов на личность и массовую аудиторию, истолкование, интерпретация текстов.
Этот перечень можно продолжить, но все перечисленные категории сами по себе не могут и не составляют существа психологии журналистики. Важен ракурс, свой подход к объекту и предмету исследования. Он состоит в том, что основные объекты изучения — журналист, тексты, читатель, и предмет — психологические закономерности, результаты их взаимодействия рассматриваются в психологии журналистики с позиции практики и теории журналистики, которая является в данном случае доминантой, а журналисты и аудитория — самодостаточными атрибутами психологического дискурса. Это и составляет специфику психологии журналистики, ее особенное, отличное от смежных дисциплин.
Итак, предметом психологии журналистики как науки и учебной дисциплины являются:
• законы состояния и развития внутреннего мира журналиста, формирование «картины мира» и личности журналиста;
• закономерности психологических процессов в массовых коммуникациях, СМИ и Интернете;
• психологические процессы в массовой аудитории;
• изменения под воздействием СМИ сознания и деятельности индивидов, психологического состояния в больших и малых группах и общества в целом;
• психология общественного (массового) сознания и общественного мнения.
Любая научная и учебная дисциплина сосредотачивают усилия на изучении своих объектов, которые определяют ее содержание. Объекты психологии журналистики это:
• журналисты, издатели, учредители и владельцы СМИ, специалисты по связям с общественностью (пиармены), их внутренний мир как профессионалов и личностей;
• массовая аудитория СМИ, ее коллективное бессознательное (архетипы и менталитета), профессиональные установки, демассификация диалогической модели «журналист—аудитория»;
• текстовые материалы печати, передачи телевидения и радиовещания как результаты журналистского творчества и самопрезентации, а также психологическое восприятие продукции СМИ массовой аудиторией и индивидуумами;
• редакции СМИ, информационные агентства, издательские дома, их коллективы в качестве малых социальных и референтных групп, отношения административных и неформальных структур, лидеров и элит;
• общество в целом, его социальные институты, в том числе профессиональные сообщества и союзы журналистов и другие организации, образующие социальную, техническую и культурную инфраструктуры, обеспечивающие функционирование СМИ в социально-психологической реальности.
Как наука и учебная дисциплина психология журналистики имеет общую теорию и свои направления. В ней своеобразно «преломляется» психология пропаганды, психология рекламы, психология конфликтов, психология труда журналиста, психология аудитории, психология взаимодействия и т.д.
Психология журналистики изучает закономерности формирования и функционирования психики журналиста как личности и профессионала, психологию журналистского труда и творчества, особенности межличностного и межгруппового взаимодействия в процессе журналистской деятельности, формы и методы воздействия журналистов и СМИ на сознание и поведение аудитории, состоящей из индивидуумов, малых и больших групп, формы и методы психологической защиты журналистов и аудитории.

2. Психология личности

В широком плане личность человека является интегральной целостностью биогенных, социогенных и психогенных элементов.
Биологическая основа личности охватывает нервную систему, систему желез, процессы обмена веществ (голод, жажда, половой импульс) половые различия, анатомические особенности, процессы созревания и развития организма.
Социальное «измерение» личности обусловливается влиянием культуры и структуры общностей, в которых человек был воспитан и в которых он участвует. Важнейшими социогенными слагаемыми личности являются социальные роли, выполняемые ею в различных общностях (семье, школе, группе ровесников), а также субъективное «Я», то есть созданное под влиянием воздействия других представление о собственной особе, и отраженное «Я», то есть комплекс представлений о себе, созданных из представлений других людей о нас самих.
В современной психологии нет единого понимания личности. Однако большинство исследователей считает, что личность есть прижизненно формирующаяся и индивидуально своеобразная совокупность черт, определяющих образ (стиль) мышления данного человека, строй ее чувств и поведения.
В основе личности лежит ее структура - связь и взаимодействие относительно устойчивых компонентов (сторон) личности: способностей, темперамента, характера, волевых качеств, эмоций и мотивации.
Способности человека определяют его успехи в различных видах деятельности. От темперамента зависят реакции человека на окружающий мир - других людей, обстоятельства жизни и т. п. Характер человека определяет его поступки в отношении других людей. Волевые качества характеризуют стремление человека к достижению поставленных целей. Эмоции и мотивация - это, соответственно, переживания людей и побуждения к деятельности и общению.
Направленность и устойчивость личности. Практически никто из исследователей не возражает против того, что ведущим компонентом структуры личности, ее си-стемообразующим свойством (признаком, качеством) является направленность - система устойчивых мотивов (доминирующих потребностей, интересов, склонностей, убеждений, идеалов, мировоззрения и т. д.), определяющая поведение личности в изменяющихся внешних условиях.
Направленность оказывает организующее влияние не только на компоненты структуры личности (например, на нежелательные черты темперамента), и на психические состояния (например, преодоление отрицательных психических состояний с помощью положительно доминирующей мотивации) и познавательные, эмоциональные, волевые психические процессы (в частности, высокая мотивация в развитии процессов мышления имеет не меньше значение, чем способности).
Направленность наряду с доминирующими мотивами имеет и иные формы протекания: ценностные ориентации, привязанности, симпатии (антипатий), вкусы, склонности и др. Она проявляется не только в различных формах, но и в различных сферах жизнедеятельности человека. Например, можно говорить о направленности морально-политической (либеральной или консервативной), профессиональной («гуманитарной» или «технической») и бытовой (человек для дома, для семьи или «для друзей и подруг»).
Направленность личности характеризуется уровнем зрелости, широтой, интенсивностью, устойчивостью и действенностью.
Большинство психологов полагает, что человек личностью не рождается, а становится. Однако в современной психологии нет единой теории формирования и развития личности. Например, биогенетический подход (С. Холл, 3. Фрейд и др.) считает основой развития личности биологические процессы созревания организма, социогенетический (Э. Торндайк, Б. Скиннер и др.) - структуру общества, способы социализации, взаимоотношения с окружающими и т. д., психогенетический (Ж. Пиаже, Дж. Келли и др.) - не отрицая ни биологических, ни социальных факторов, выдвигает на первый план развитие собственно психических явлений. Правильнее, видимо, считать, что личность не просто результаты биологического созревания или матрица специфических условий жизни, но субъект активного взаимодействия со средой, в процессе которого индивид постепенно приобретает (или не приобретает) личностные черты.
Развитая личность обладает развитым самосознанием. Субъективно, для индивида, личность выступает как его Я («образ Я», «Я-концепция»), система представлений о себе, обнаруживающая себя в самооценках, чувстве самоуважения, уровне притязаний. Соотнесение образа Я с реальными обстоятельствами жизни индивида позволяет личности изменить свое поведение и осуществлять цели самовоспитания.
Личность представляет собой во многом жизненно устойчивое образование. Устойчивость личности заключается в последовательности и предсказуемости ее поведения, в закономерности ее поступков. Но следует учитывать, что поведение личности в отдельных ситуациях довольно вариативно.
В тех свойствах, которые были приобретены, а не заложены с рождения (темперамент, задатки), личность менее устойчива, что позволяет ей адаптироваться к различным жизненным обстоятельствам, к изменяющимся социальным условиям. Модификация взглядов, установок, ценностных ориентации и т. д. в таких условиях является положительным свойством личности, показателем ее развития. Типичным примером этого является изменение ценностных ориентации личности в современный период, в период перехода России к рыночной экономике.
Рассмотрим подробнее указанные стороны личности.
Способности.  В самом общем виде способности - это индивидуально-психологические особенности личности, обеспечивающие успех в деятельности, в общении и легкость овладения ими. Способности не могут быть сведены к знаниям, умениям и навыкам, имеющимся у человека, но способности обеспечивают их быстрое приобретение, фиксацию и эффективное практическое применение. Успешность в деятельности и общении определяется не одной, а системой различных способностей, при этом они могут взаимокомпенсироваться.
Существует целый ряд классификаций способностей. Воспроизведем одну из них, наиболее значимую:
1) природные (или естественные) способности в основе своей биологически обусловленные, связанные с врожденными задатками, формирующиеся на их базе;
2) специфические человеческие способности, имеющие общественно-историческое происхождение и обеспечивающие жизнь и развитие в социальной среде. Специфические способности  подразделяются на:
а) общие, которыми определяются успехи человека в самых различных видах деятельности и общения (умственные способности, развитые память и речь и т.д.),
б) теоретические, определяющие склонность человека к абстрактно-логическому мышлению, и практические, лежащие в основе склонности к конкретно-практическим действиям.
в) учебные, которые влияют на успешность педагогического воздействия, усвоение человеком званий, умений, навыков, формирования качеств личности, и творческие, связанные с успешностью в создании произведений материальной и духовной культуры и т.д.
г) способности к общению, взаимодействию с людьми, а именно, речь человека как средство общения, способности восприятия и оценки людей, социально-психологической приспособляемости к различной обстановке и т. д., и предметно-деятельностные способности, связанные со взаимодействием людей с природой, техникой, знаковой информацией, художественными образами и т. д.
Темперамент. Темперамент - совокупность индивидуальных особенностей, характеризующих динамическую и эмоциональную сторону поведения человека, его деятельности и общения. Лишь условно темперамент можно отнести к компонентам личности, ибо его особенности, как правило, обусловлены биологически и являются врожденными. Темперамент теснейшим образом связан с характером, и у взрослого человека их трудно разделить.
Темперамент можно подразделить на четыре наиболее обобщенных типа: холерический, сангвинический, флегматический, меланхолический. Такое разделение имеет длительную историю (Гиппократ, Гален, Кант, Павлов и др.), хотя имеются и другие классификации типов темперамента (Кречмер, Шелдон, Сиго и др.).
1. Холерик — сильный тип темперамента, проявляющийся в общей подвижности и способности отдаваться делу с исключительной страстностью, в бурных эмоциях, резких сменах настроения, неуравновешенности.
2. Сангвиник - сильный тип темперамента, характеризующийся подвижностью, высокой психической активностью, разнообразием мимики, отзывчивостью и общительностью, уравновешенностью.
3. Флегматик - сильный тип темперамента, связанный с медлительностью, инертностью, устойчивостью в стремлениях и настроении, слабым внешним выражением эмоций, низким уровнем психической активности.
4. Меланхолик - слабый тип темперамента, которому свойственны замедленность движений, сдержанность моторики и речи, низкий уровень психической активности, легкая ранимость, склонность глубоко переживать даже незначительные события, преобладание отрицательных эмоций, сензитивность.
Тип темперамента необходимо учитывать в специальностях, где труд предъявляет особые требования к динамическим и эмоциональным качествам человека.
Большинство исследователей темперамента выделяют такие его свойства, теснейшим образом связанные между собой и с качествами характера: сензитивность - особенность человека, проявляющаяся в возникновении чувствительности (психической реакции) на внешний раздражитель наименьшей силы; реактивность - особенность человека, связанная с силой эмоциональной реакции на внешние и внутренние раздражители; активность - способность человека, заключающаяся в преодолении внешних и внутренних ограничений в производстве, в общественно-значимых преобразованиях, в присвоении богатств, усвоении духовной культуры; темп реакций - особенность человека, заключающаяся в скорости протекания психических процессов, а в определенной мере и психических состояний; пластичность - ригидность - особенности человека гибко и легко приспосабливаться к новым условиям, либо костно, инертно, нечувствительно вести себя в изменившихся условиях; экстраверсия-интроверсия - особенности человека, выражающиеся в преимущественной направленности активности личности либо вовне (на мир внешних объектов: окружающих людей, событий, предметов), либо внутрь (на явления собственного субъективного мира, на свои переживания и мысли).
Темперамент, будучи врожденным, является базой большинства свойств личности. Но он определяет лишь динамику их проявления (впечатлительность, эмоциональность, импульсивность, тревожность).
Впечатлительность - свойство человека, характеризующее степень воздействия различных раздражителей, время сохранения их в памяти и силу ответной реакции на это воздействие. Эмоциональность - свойство, выраженное в скорости, содержании, качестве, глубине, динамике эмоциональных процессов и состояний. Импульсивность — свойство, заключающееся в склонности человека действовать по первому побуждению, спонтанно под влиянием внешних воздействий или внезапно нахлынувших эмоций. Тревожность - повышенная склонность человека испытывать беспокойство в любых ситуациях жизни, в том числе и не располагающих к этому. Понятие тревожности близко к понятию невротизма (Г. Й. Айзенк).
Эти особенности темперамента оказывают влияние на характерологические черты, на развитие и проявление способностей человека.

Характер.В самом общем виде характер может быть определен как система устойчивых свойств личности, проявляющихся в отношениях человека к себе, к людям, к выполняемой работе, к досугу и т. д.
В характере можно выделить ряд подсистем или свойств (черт), как раз и выражающих различное отношение личности к отдельным сторонам действительности. В первой подсистеме содержатся черты, проявляющиеся в деятельности (инициативность, работоспособность, трудолюбие, или же, наоборот, безынициативность, ленивость и т. д.). Ко второй подсистеме относятся черты личности, проявляющиеся в отношениях человека с другими людьми, т. е. в общении (тактичность-бестактность, вежливость-грубость, чуткость-черствость и т. д.). Третью подсистему составляют черты, которые проявляются в отношении человека к самому себе (самокритичность-завышенное самомнение, скромность-наглость и т. д.). Четвертая подсистема - это совокупность отношений человека к вещам (аккуратность-безалаберность, щедрость-скупость и др.).
Типология характеров В мировой психологической науке нет единой типологии характеров, но подавляющее большинство психологов исходили из следующих основных общих идей:
а) довольно рано сформировавшись, характер человека проявляет себя в период дальнейшей жизни как более или менее устойчивое психическое образование;
б) входящие в характер сочетания черт не являются случайными. Они в совокупности представляют системы, четко различимые по типам, что и позволяет строить типологию характеров;
в) в соответствии с типологией характеров большинство людей может быть разделено на определенные группы. Наиболее известны следующие типологии характера:
1. конституционные теории, связывающие особенности характера с внешним видом человека, с его конституцией, габитусом (Ростан, Ломброзо, Сиго, Кречмер, Шелдонидр.).
2. акцентуальные теории, связывающие особенности характера его акцентуацией - чрезмерной выраженностью отдельных черт характера и их совокупностей, представляющей крайние варианты психической нормы, пограничные с психопатиями (Леонгард, Личко и др.).
3. социальная типология характеров, в основе которой - отношение человека к жизни, обществу, моральным ценностям (Фромм).
Последнее время приобретает все большую популярность типология, предложенная знаменитым швейцарским психологом К. Юнгом в его работе «Психологические типы». Рассмотрим некоторые ее положения в порядке дополнения к уже приведенной типологии.
У экстравертов мыслительного типа совокупность их жизненных проявлений находится в зависимости от их интеллектуальных выводов, но любое суждение строится на критерии, полученном из внешних условий (традиции и образование). Мыслители - экстраверты становятся государственными деятелями, адвокатами, почетными академиками и удачливыми антрепренерами.
У экстравертов чувствующего типа их чувства согласуются с общепринятыми оценками и переживаниями, находятся под сильным воздействием традиционных ценностей. Например, экстраверт этого типа будет воспринимать нечто как «прекрасное» или «хорошее» не из-за субъективной, личной оценки, а потому, что другие тоже считают.
Экстравертивного ощущающего типа притягивают те объекты (люди, ситуации), которые возбуждают сильные ощущения. Результатом оказывается мощная сенсорная связь с внешним миром. Этот тип ориентирован на конкретное наслаждение «реальной жизнью», жизнью «на полную катушку». Лиц такого типа можно встретить среди редакторов,атлетов, бизнесменов, вообще преуспевающих людей.
Для экстраверта интуитивного типа характерна способность воспринимать во внешнем мире то, что происходит «за сценой» событий, угадывать то, что скрыто «за личиной» человека, видеть скрытые новые возможности. Но у него отмечается недостаток способности к суждению, и он редко реализует возможности сам. Зачастую он начинает дело с нуля и оставляет его на пороге успеха; следовательно, другие пожинают урожай, посеянный им.
Интровертный мыслительный тип склонен быть теоретиком, но его мышление мало зависит от общепринятых традиций и идей, он следует своим идеалам и критериям. В поиске своих идей упрям, неподатлив внешнему влиянию. Однако наивен, доверителен и беспомощен в личных вопросах (этакий «рассеянный профессор»),
Интровертный чувствующий тип отдает себя полностью субъективно ориентированному чувству, не прислушиваясь к фактам, логике событий. Люди данного типа не блистают и не стремятся обнаруживать самих себя. Их чувства глубоки и нередко иррациональны. Они склонны избегать вечеринок и собраний, они молчаливы и труднодоступны.
Интровертный ощущающий тип руководствуется тем, что есть, что видимо и слышимо, что происходит, а не логическими построениями. Внутренние реакции на внешние впечатления глубоки, но внешняя реакция возникает с задержкой. Про людей этого типа говорят, что они, услышав утреннюю шутку, начинают смеяться в полночь. Настроенные на то, чтобы здесь и теперь, на то, что есть, индивиды этого типа испытывают огромные трудности, пытаясь вообразить, что могло бы быть.
Интровертный интуитивный тип обладает интуитивной способностью проникать в будущее, но его интуиция направлена не на объективную реальность, а на субъективный психический мир. Такие люди нередки среди шаманов, пророков, поэтов и художников. Они мало озабочены телесным существованием и зачастую погружены в бесплодные фантазии.
Полезно иметь в виду, что сложность и многообразие человеческой личности не умещается даже в эту пространную типологию. Было бы также ошибочным недооценивать предрасположенность каждого из нас к какому-либо типу или одновременно нескольким (совместным друг с другом) типам. Поэтому ознакомление с типологией характеров позволяет полнее использовать свои собственные сильные стороны, нейтрализовать (по возможности) слабые, а также помогает «подобрать ключ» к другим людям, поскольку приоткрывает скрытые механизмы человеческих решений и поступков.
Характер влияет практически на все иные свойства личности, на ее познавательные, волевые, эмоциональные процессы и состояния. От других черт личности характер во многом отличается своим ранним формированием и устойчивостью.
Воля. Воля - сознательное регулирование человеком своего поведения (деятельности и общения), связанное с преодолением внутренних и внешних препятствий. Это - способность человека, которая проявляется в самодетерминации и саморегуляции им своего поведения и психических явлений. Основные признаки волевого акта:
а) приложение усилий для выполнения волевого акта;
б) наличие продуманного плана осуществления поведенческого акта;
в) усиленное внимание к такому поведенческому акту и отсутствие непосредственного удовольствия, получаемого в процессе и в результате его исполнения;
г) нередко усилия воли направлены не только на победу над обстоятельствами, сколько на преодоление самого себя.
В настоящее время в психологической науке нет единой теории воли, хотя многими учеными и предпринимаются попытки разработать целостное учение о воле с его терминологической определенностью и однозначностью. Видимо, такое положение с изучением воли связано с ведущейся еще с начала XX века борьбой между реактивной и активной концепциями поведения человека. Для первой концепции понятие воли практически не нужно, ибо ее сторонники представляют все поведение человека как реакции человека на внешние и внутренние стимулы. Сторонники же активной концепции человеческого поведения, которая в последнее время становится ведущей, поведение человека понимают как изначально активное, а самого человека наделенным способностью к сознательному выбору форм поведения.
Волевая регуляция поведения характеризуется состоянием оптимальной мобилизованности личности, потребного режима активности, концентрацией этой активности в необходимом направлении.
На уровне личности проявление воли находит свое выражение в таких свойствах как сила воли (степень необходимого волевого усилия для достижения цеди), настойчивость (умение человека мобилизовать свои возможности для длительного преодоления трудностей), выдержка (умение тормозить действия, чувства, мысли, мешающие осуществлению принятого решения), энергичность и др. Это - первичные (базовые) волевые личностные качества, определяющие большинство поведенческих актов.
Рассмотрение психологической трактовки личности предполагает истолкование феномена духовной ее свободы. Свобода личности в психологическом плане – это прежде  всего свобода воли. Она определяется по отношению к двум величинам: по отношению к витальным влечениям и по отношению к социальным условиям жизни человека. Влечения (биологические импульсы) преобразуются в нем под влиянием его самосознания, духовно-нравственных координат его личности. Более того, человек - это единственное живое существо, которое в любой момент может сказать «нет» своим влечениям, и которое не должно всегда говорить им «да» (М.Шелер).
Человек не свободен от социальных условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним, поскольку эти условия не обусловливают его полностью. От него - в пределах его ограничений - зависит, сдастся ли он, уступит ли он условиям (В. Франкл). В этом плане свобода - это когда человек сам должен решать, выбрать ли ему добро, или уступить злу (Ф.М. Достоевский).
Однако свобода - это лишь одна сторона целостного феномена, позитивный аспект которого - быть ответственным. Свобода личности может перейти в простой произвол, если она не переживается с точки зрения ответственности (В. Франкл). Человек обречен на свободу и, вместе с тем, не может уйти от ответственности. Иное дело, что для многих людей спокойствие оказывается дороже свободного выбора между добром и злом, и поэтому Они с готовностью «списывают» свои грехи (неблагородные поступки, подлость, предательство) на «объективные условия» - несовершенство общества, плохих воспитателей, неблагополучность семей, в которых они выросли, и т. п. Марксистский тезис о коренной зависимости добра и зла в человеке от внешних (социальных) условий всегда был предлогом для ухода от персональной ответственности.
Эмоции. Под эмоциями понимают, с одной стороны, своеобразное выражение субъективного отношения человека к предметам и явлениям окружающей действительности в форме непосредственных переживаний приятного или неприятного (эмоции в широком значении слова), а с другой - лишь реакцию человека и животных на воздействия внутренних и внешних раздражителей, связанную с удовлетворением или неудовлетворением биологически значимых потребностей (эмоции в узком значении слова).
Через эмоции как систему сигналов человек узнает о потребностной значимости происходящего. Эмоции могут быть положительными, связанные с переживанием приятного, и отрицательными, когда, переживается неприятное; стеническими, повышающими активность личности, и астеническими, снижающими ее активность.
Эмоции подразделяются на эмоциональный тон ощущений, эмоции в узком смысле слова (о чем говорилось выше), и чувства. Некоторые авторы в этот же ряд ставят и аффекты. Эмоциональный тон ощущений - это непосредственные переживания, сопровождающие отдельные ощущения (например, температурные, вкусовые, слуховые) и побуждающие субъекта к их сохранению или устранению. Чувство - отражение в сознании человека его отношений к действительности, которые возникают при удовлетворении или неудовлетворении ваших потребностей. По направленности чувства делятся на: моральные интеллектуальные, эстетические.  Аффект - сильное и относительно кратковременное эмоциональное состояние, возникшее в связи с резким и неожиданным изменением актуальных для субъекта жизненных обстоятельств и сопровождающиеся явно выраженными двигательными и висцеральными (внутриорганическими) проявлениями.
Многие авторы выделяют и практические чувства, связанные с трудом, учением, спортом. Интеллектуальные, эстетические, практические чувства возникают вместе с нравственными и обогащаются за счет последних.
Эмоции и личность Эмоции теснейшим образом связаны с личностью, неотделимы от нее. Эмоции прежде всего отражают состояние, процесс и результат удовлетворения потребностей. В эмоциональном плане люди как личности отличаются друг от друга эмоциональной возбудимостью, длительностью и устойчивостью возникающих эмоциональных переживаний, доминированием стенических или астенических, положительных или отрицательных эмоций и т. д. Но главное различие — в силе и глубине чувств, в их содержании и предметной отнесённости. Сама система и динамика типичных эмоций характеризует человека как личность.
Эмоциональность является врожденной, но аффекты, и, тем более, чувства развиваются в ходе жизни, что означает личностное развитие человека. Такое развитие связано:
а) с включением в эмоциональную сферу человека новых объектов; б) с повышением уровня сознательного волевого управления и контроля своих чувств; в) с постепенным включением в нравственную регуляцию более высоких нравственных ценностей (совести, долга, ответственности, порядочности и т.д.).
Мотив и мотивация.  Мотив ~ это побуждение к совершению поведенческого акта, порожденное системой потребностей человека и с разной степенью осознаваемое либо неосознаваемое им вообще. В процессе совершения поведенческих актов мотивы, будучи динамическими образованиями, могут трансформироваться (изменяться), что возможно на всех фазах совершения поступка, и поведенческий акт нередко завершается не по первоначальной, а по преобразованной мотивации.
Термином «мотивация» в современной психологии обозначаются как минимум два психических явления: 1) совокупность побуждений, вызывающих активность индивида и определяющую ее активность, то есть система факторов, детерминирующих поведение; 2) процесс образования, формирования мотивов, характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне.
Возникновение, продолжительность и устойчивость поведения, его направленность и прекращение после достижения цели, преднастройка на будущие события, повышение эффективности, смысловая целостность отдельно взятого поведенческого акта - все это требует мотивационного объяснения.
Мотивационные явления, неоднократно повторяясь, со временем становятся чертами личности человека. К таким чертам прежде всего можно отнести мотив достижения успехов и мотив избегания неудачи, а также определенный локус контроля, самооценку, уровень притязаний.
Мотив достижения успеха - стремление человека добиваться успехов в различных видах деятельности и общения. Мотив избегания неудачи - относительно устойчивое стремление человека избегать неудач в жизненных ситуациях, связанных с оценкой другими людьми результатов его деятельности и общения. Локус контроля - характеристика локализации причин, исходя из которых человек объясняет свое поведение и ответственность, как и наблюдаемое им поведение и ответственность других людей. Интернальный (внутренний) локус контроля - поиск причин поведения и ответственности в самом человеке, в себе; экстернальный (внешний) локус контроля - локализация таких причин и ответственности вне человека, в окружающей его среде, судьбе. Самооценка - оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств, достоинств и недостатков, своего места среди других людей. Уровень притязаний (в нашем случае) - - желаемый уровень самооценки личности (уровень Я), максимальный успех в том или ином виде деятельности (общения), которого рассчитывает добиться человек.
Личность характеризуют и такие мотивационные образования как потребность в общении (аффилиация), мотив власти, мотив оказания помощи людям (альтруизм) и агрессивность. Это - мотивы, имеющие большое социальное значение, так как онигопределяют отношение личности к людям. Аффилиация - стремление человека быть в обществе других людей, наладить с ними эмоционально-положительные добрые взаимоотношения. Антиподом мотиву аффилиации выступает мотив отвергания, который проявляется в боязни быть отвергнутым, не принятым лично знакомыми людьми. Мотив власти — стремление человека обладать властью над другими людьми, господствовать, управлять и распоряжаться ими. Альтруизм - стремление человека бескорыстно оказывать помощь людям, антипод - эгоизм как стремление удовлетворять своекорыстные личные потребности и интересы безотносительно к потребностям и интересам других людей и социальных групп. Агрессивность -стремление человека нанести физический, моральный или имущественный вред другим людям, причинить им неприятность. Наряду с тенденцией агрессивности у человека есть и тенденция ее торможения, мотив торможения агрессивных действий, связанный с оценкой собственных таких действий как нежелательных и неприятных, вызывающих сожаление и угрызения совести.
В значительной части случаев агрессия возникает как реакция субъекта на фрустрацию - психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к цели или к решению задачи (переживание неудачи).

3. Психология личности журналиста
Мы не имеем возможности в полной мере раскрыть всю многообразную картину личности журналиста (для этого нужно специальное исследование), а поэтому остановимся лишь на некоторых моментах особенностей личности журналиста.
Основной доминантой, определяющей все психологические особенности журналиста как личности и профессионала является общественный, публичный характер деятельности всех работников СМИ. Причем в отличие, например, от политиков, юристов, педагогов общественная деятельность журналиста осуществляется в особой образно-публицистической форме, которая в свою очередь не аналогична труду поэта, писателя или режиссера, так как характеризуется своей высокой оперативностью, социальной направленностью и специфическим отношением к самому себе и своей профессии, а также взаимоотношениями с аудиторией.
Деятельность журналиста — это сбор, обработка и распространение социальной информации в ее специфической форме — журналистской информации. По мере вхождения человека в технотронно-информационную цивилизацию все большее число жителей земли непосредственно втягиваются в работу с информацией. А поэтому вопрос: «Заменит ли журналиста компьютер?» — из области фантастики все более переходит в практическую область.
Для зрелого журналиста характерно рефлексивное сознание и социологическая направленность мышления. Сознание — это отношение к миру со знанием, опосредованным деятельностью и всеобщими закономерностями. С помощью мышления человек получает знания, недоступные органам чувств.
Для психологии журналиста характерно рефлексивное сознание, постоянное стремление познавать себя, других, окружающий мир. Творческая деятельность, в т.ч. и журналистская, представляет собой высший уровень развития мышления. Мышление — это в первую очередь процесс решения задач, получение новых знаний в ходе активной внутренней (умственной) и внешней (практической) деятельности.
В связи с общественным, социальным характером профессиональной работы сознание и мышление журналиста социологизированы. Каким способом и как журналист познает окружающий мир и, конечно, себя, и, соответственно, как он отражает жизнь социума и природы в своем творчестве и всей своей деятельности — центральная проблема социологического мышления журналиста.
Внутренний мир личности журналиста не только сложен, но и противоречив. Достаточно указать на такие проблемы как стремление к обособлению, индивидуализации и коллективизм; субъективизм в отражении факта и необходимость адекватного, научно-объективного постижения действительности; ангажированность журналиста и нравственные императивы человека.
Внутренний мир журналиста отражается не только в деятельности и творчестве, но и в отношении журналиста к своей профессии и аудитории. Замечательный режиссер Л.С. Вивьен не уставал повторять артистам: «В пьесе вы должны не себя показывать, а пьесу играть, и только тогда зритель увидит вас».
Анализируя феномен журналистики, С.М. Виноградова отметила, что «меняется не только объективный характер журналистской профессии, но и субъективное представление об общественном предназначении журналиста». Эту диалектику она охарактеризовала следующим обобщающим перечнем: «Собиратель и распространитель «чистой информации»; интерпретатор знаний, добытых другими; ремесленник, вынужденный продавать свой труд, чтобы жить; политический писатель, борец за справедливость, пропагандист, агитатор, организатор; подручный партии; репортер в погоне за сенсацией, готовый на персональный журналистский «подвиг»; разгребатель грязи; мистификатор, манипулятор сознанием, магнат прессы...». В этом списке отражены не только социально-психологические типы журналистов разных исторических эпох, но одновременно—отношение журналистов к своей профессии и к самим себе как к личностям. К списку можно добавить — шоумен, модеатор, редактор «он лайн», интервьюер, сенсатор.
Один из исследователей печати И.М. Дзялошинский, исходя из психологических теорий личности и особенностей журналистской профессии, предложил следующую структуру личности журналиста: 1) побудительная сфера, охватывающая систему потребностей, установок, мотивов и жизненных целей; 2) регулятивно-смысловая сфера, составляющая совокупность идеальных представлений о мире, о самом индивиде, а также о способах познания деятельности и общения; 3) исполнительская сфера, то есть комплекс способностей и навыков, сущностных сил личности (интеллект, эмоциональность, воля). Данная модель позволяет конкретно анализировать личность и деятельность журналистов.
Важнейшим фактором, влияющим на деятельность журналиста, как, впрочем, и других людей, является характер. Так считали еще античные мыслители. Одни психологи рассматривают характер как «врожденный» и «неизменный», другие — определяемый средой. Но, вероятно, ближе к истине те, кто видят диалектическую взаимосвязь «внутреннего» и «внешнего» в формировании характера.
С характером связаны темпераменты. Со времен Гиппократа, Канта и Павлова выделялись следующие темпераменты: сангвиники, холерики, меланхолики и флегматики. В основе темпераментов лежит тип нервной системы, а характер определяется воспитанием, мотивами, культурой, чертами личности.
Различаются личностные и социальные характеры. Эрих Фромм создал целостную концепцию социального характера, который обусловлен социально-экономической структурой общества. Он может как цемент придавать большую стабильность или подобно динамиту взрывать структуру общества.
Исходя из принципов теории отчуждения (Гегель, Фейербах, Маркс, Вебер), Э. Фромм выделяет 5 социальны типов характера, из которых рыночный, по мнению ученого, более всего характерен для современного общества. Раскрывая сущность рыночного характера, Э. Фромм отмечает, что он состоит в осознании себя одновременно продавцом и товаром по принципу: «Я такой, какой я вам нужен». У него нет «самости» (индивидуальности), идентичности, он обладает эклектичным, манипулятивным мышлением, он эгоистичен и агрессивен.
В новой российской журналистике резко увеличивается число сотрудником с «рыночным» характером. Московские исследователи Пронины — Е.И. и Е.Е. — определяют это явление как особое состояние психики и классифицируют журналистов периода перестройки и реформ от «рыцарей гласности», «плюйбоев», которые «плюют на все и всех» и ради шоковой пропаганды «уравняли информацию с дезинформацией», до «заказных» и «фуршетно-бутербродных» журналистов, обслуживающих правящую элиту и финансовых олигархов.
Рыночному характеру Э. Фромм противопоставляет продуктивный. Это тип независимый, честный, творчески мыслящий. Сама сущность профессии журналиста мало совместима с рыночным характером, который, по нашему мнению, является вынужденным средством приспособления к переходному периоду развития общества.
Успешная деятельность журналиста, его психическое самочувствие зависят от социального и профессионального статуса и тех социально-профессиональных ролей, которые он исполняет. При этом важно, чтобы индивидуальный характер соответствовал профессиональной деятельности. Социологические исследования постоянно выявляют одну устойчивую тенденцию:
от 5 до 15 % журналистов считают, что их характер не соответствует или мало соответствует их профессии, а значит они нуждаются в психологической помощи.
Социально-психологическая особенность профессии журналиста состоит и в том, что социальный статус, редакционное амплуа, социальные роли, его имидж определяются не только личными качествами, но и внутриредакционными отношениями, взаимоотношениями с властью, капиталом и с аудиторией.
Широкую известность получила модель психолога Келмана (Йельская школа экспериментальной риторики), который предложил три ключевые характеристики коммуникатора: 1) «кредитность», то есть доверие аудитории к коммуникатору, связанное с психологическим механизмом внутреннего принятия (интериоризацией) его сообщения; 2) привлекательность, связанная с механизмом идентификации; 3) власть, связанная с механизмом внешнего принятия сообщения, идущего от авторитета государства.
Более соответствующую менталитету российских СМИ социально-психологическую модель коммуникатора выдвинула Н.Н. Богомолова. Она выделила два ряда отношений: 1) коммуникатор — сообщение и 2) коммуникатор — аудитория. Для характеристики коммуникатора определены три фактора — когнитивный, эмоциональный и поведенческий. Корреляции отношений и характеристик позволяют дифференцирование определять эффективность психологического воздействия коммуникатора на аудиторию, исходя из личности журналиста и качества его сообщений. К сожалению, рассмотренные модели носят скорее общий теоретический характер, и не учитывают всех реалий функционирования СМИ в современных условиях.
Обобщая исследования зарубежных и отечественных социальных психологов, Е.И. Пронин и Е.Е. Пронина предложили следующую классификацию социального имиджа журналистов:
—по типу контакта (Ч. Миллоу): дружеский (ключевая характеристика — привлекательность), авторитарный (динамизм), экспертный (компетентность);
— по уровню близости (Д. Голдхабер): герой — идеальная личность, антигерой — простой человек, «один из нас», мистическая личность — чужой нам, но необычный;
— по функции в процессах социализации (Е.Е. Пронина) — учитель, вожак, кумир, мэтр, командир;
— по типу текста и парадигме мышления — миротворец, моралист, прагматик, игрок, психоаналитик.
Несомненно, перечисленные типы журналистских имиджей, как говорил один из классиков, «имеет место быть», однако в реальной жизни дело обстоит куда сложней. Например, к какому типу имиджей можно отнести политического обозревателя «Санкт-Петербургских ведомостей» В. Кошванца, если в его материалах легко можно обнаружить и «прагматика», и «игрока», и «одного из нас». За телекомментатором А. Карауловым («Момент истины») прочно укрепилась репутация «плохого мальчика», умного и циничного «дознавателя», когда он беседует с политиками, и тонкого доброжелательного театрального критика — в общении с людьми искусства. От верного ельцинского проправительственного либерала-аналитика до иронизирующего оппозиционного критика, защищающего своего хозяина В. Гусинского — такова амплитуда журналистской ангажированности Е. Киселева (НТВ). Думается, что главное в деятельности журналиста его социально-политическая, нравственно-этическая и мировоззренческая позиции. Имидж является следствием этих позиций, а не наоборот.
И.М. Дзялошинский, взяв в основу отношения журналистов к аудитории,  выявил следующие психологические типы журналистских «идеологий». Авторитарно-технократическая идеология: читатель — объект управления и воспитания, журналист— «колонновожатый», как писал еще в XIX веке Н.А. Полевой, т.е. в современных терминах — субъектно-объектные отношения. 2) Информационно-познавательская: журналист — информатор. Эта идеология идет в русской журналистике от Ф. Булгарина. Свое кредо он выражал так: «Наше дело сообщать новости, а право судить о них предоставлено публике». 3) Гуманитарная: журналист ведет равноправный и уважительный диалог с аудиторией, психологически находясь как бы внутри нее, т.е. субъект-субъектные отношения.
Однако необходимо отметить, что какой бы из трех профессиональных «идеологий» журналист ни придерживался, часто бессознательно, в конкретной деятельности он «в уме» держит интересы, запросы аудитории. При опросе — 56% журналистов сообщили об этом,  и 36 % аудитории местных СМИ считают, что журналисты выражают их интересы.
Большинство психологов не без основания полагают, что успешная деятельность любого человека в значительной степени зависит от субъективных факторов, которые выражаются в «Я-концепции».
Для журналиста одинаково вредна переоценка своих профессиональных и личных качеств, которая проистекает из-за перенесения имиджа газеты и программы на себя или недооценка своих творческих и деловых возможностей. Самодостаточной личностью становится тот журналист, который, реалистически оценивает себя.
Важнейшим, если не решающим, фактором формирования личности журналиста, «Я-образа» и «Я-концепции» является социализация и самоидентификация.
Большинство людей редко задумывается над тем, отчего я воспринимаю и объясняю мир иначе, чем другие, почему он выбирает своего «Значимого Другого», а не мою референтную группу. И мало кто осознает механизм воздействия на его жизнь средств информации и особенно телевидения. Журналист должен знать и понимать весь сложный процесс социализации, т.к. он вольно или невольно участвует в нем в силу своей профессии.
С тех пор, как свыше ста семидесяти лет назад, в Оксфордском словаре появилось одно из первых определений социализации — «подготовка к жизни в обществе», философы, социологи и психологи широко и всесторонне исследовали «процессы развития социальной природы человека» (Г. Тард), выделяя два основных направления — личная идентичность и социальная идентичность составляющих ядро социализации.
На социализацию индивида оказывают влияние многие факторы, в том числе — время, в которое он сформировался и живет, социальная среда, уровень овладения социальным опытом, нравственными нормами и ценностями и превращение их в личный опыт и поведение.
В современном мире определяющую роль в социализации играют СМИ, они пока еще полностью не заменили социальные институты (семья, школа, малые группы и государство), но решительно потеснили их. Социологи подсчитали, что дети за период школьного обучения проводят у телевизора больше времени, чем на всех уроках, а у 96% взрослого населения России «информационную картину мира» и «образ мира» создает телевидение. Без телевизионных «раскруток» и «тусовок» невозможно сегодня стать ни звездой шоу-бизнеса, ни известным журналистом, ни президентом страны.
Жесткая современная борьба за информационное влияние, киберпространство и мультимедийную среду связана с тем, что в массовых коммуникациях создается или разрушается идентификационная модель —  главный результат социализации.
Особенности социализации журналистов связаны с тем, что профессиональная среда, носящая корпоративный характер, для большинства из них является референтной, а нацеленность на профессию создает психологию конформизма. Поэтому у части журналистов «Я-концепция» и идентификационная модель формируются не путем самостоятельных, часто мучительных поисков истины и духовности, а под мощным влиянием медийных средств коммуникации. Процесс социализации осложняется резким социальным расслоением общества и политизацией всех сфер нашей жизни.
Основная масса журналистов уподобляет себя «белым воротничкам» — наемным работникам интеллектуального труда, людям свободных профессий среднего класса. Однако значительная часть журналистов по уровню доходов и образу жизни фактически относится к «новым русским нищим» (показатель потребления 2,15$ в день на человека по критерию Всемирного банка). Интересно отметить, что субъективные критерии самоидентификации, в частности отнесение себя к социальным стратам в сознании большинства россиян, в т.ч. журналистов пока не приняли форму устойчивых стереотипов, а скорее ассоциируются с такими составляющими «Я-образа» как «Я-идеальное» (каким должен стать), «Я-динамическое» (каким намерен стать) и «Я-фантастическое» (каким бы желал стать).
Быстрыми темпами увеличивается количество журналистов-надомников, выведенных из штатов редакций на краткосрочные договора. Все эти явления не случайны, т.к. при массовом разрушении идентификационных моделей, которое переживает наше общество, идет процесс «культурных инсценировок», затрудняется творческая самореализация, ресоциализация и адаптация. По мнению культуролога Л.Г. Ионина, это ведет к тому, что личность как бы «перестает отражаться в зеркале социального мира», исчезает социальная модель референтной группы и личности, с которыми он мог бы себя идентифицировать. Происходит утрата «социальных биографий, теряется прошлое и будущее и поэтому возникает чувство неуверенности, тревожности, доходящее до коллективного невроза. 3. Фрейду принадлежит глубокое по своей социально-психологической сущности определение перестроечных времен — «невротическая эпоха», в которой совершается неуспешная социализация и теряется историческая идентичность (чувство поколения и историзма). Эту эпоху, к сожалению, переживаем и мы.
Журналистам присуще творческое самопрограммирование, оно может расширять или сужать внутренний мир, По авторитетному мнению американских социальных психологов Э. Эриксона и Д. Майерса на сужение внутреннего мира и самоидентификацию влияет «психическая предубежденность» и «предвзятое мнение», которые по существу являются идеологическими установками, делающих журналистов жертвами собственной пропаганды и коммерциализации.
Ключевым понятием самоидентификации является мировоззрение. Современные российские журналисты пережили за период либерально-монетористских реформ тройной мировоззренческий стресс — массовый антикоммунизм, разочарование в ельцинизме и очередной крах западного неолиберализме на российской почве. Явная неуспешность эклектичной самоидентификации по чужим моделям препятствует реалистическому осознанию действительности, усиливает маргинальность и способствует отчуждению значительной части журналистов от массовой аудитории. Наблюдается падение престижа профессии журналиста. По свидетельству ВЦИОМа, проводившего весной 2000 года исследование на тему: «Кем бы вы хотели видеть своих детей и внуков?», на долю журналистов пришлось лишь 3%, а в период гласности журналистам отдали свои голоса—42% опрошенных. Однако наряду с этими негативными явлениями, в российской журналистике набирает силу иная самоидентификация — гражданская и интерактивная журналистика, для которой характерен не технократический (инструментальный) и рыночный подход к себе как профессионалу и личности, а гуманистический, направленный на партнерское взаимодействие с аудиторией.

4. Функции СМИ и их психологический аспект
Рассмотрим основные функции СМИ  и их реализации в психологическом аспекте.
1.   Информационное давление. Отношение журналиста к читателю характеризуется как отношение «к вещи», как к «средству», восприятие аудитории — толпа, «серая масса», объект манипулирования и управления. Цель — от самовыражения («звездная болезнь») и самосохранения до создания асоциальной прессы, ангажированности или личного обогащения. Информационному давлению способствуют два общепсихологических механизма взаимоотношений индивида и общества: 1) по мере удаления различных сфер общественной и государственной жизни от личного опыта индивида возрастает его зависимость и беззащитность от СМИ, освещающих деятельность этих сфер; 2) угроза социальной изоляции («белая ворона») в силу неиформированности для индивида оказывается чаще всего важнее потери собственного мнения («спираль умолчания») и поэтому он присоединяется к мнению «других», выражаемых в СМИ.
2. Отчуждение. Взаимное недоверие СМИ и аудитории развивается по принципу «не моя страна», а «эта страна». Отчуждение выступает как ответная реакция аудитории на неадекватное отражение СМИ действительности. В целях преодоления нежелательного отчуждения СМИ и их хозяева выдают, по определению Герберта Маркузе, свои «частные интересы за интересы всех разумных людей».
3. Развлечение, отдых, релаксация (эмоциональная разрядка). Это одна из необходимых и объективных гедонистических функций СМИ. Однако использование ее может быть разной в зависимости от целей и задач СМИ. Неправомерное увеличение удельного веса функций развлечения, например, в «желтой прессе», ведет к созданию виртуальной картины мира как способа отвлечения аудитории от реальных противоречий действительности. Развлекательная продукция в основном пропагандирует статус-кво, а поэтому власти заинтересованы в ней.
4. Информирование. В ходе выполнения своей основной информационно-познавательной функции СМИ удовлетворяют потребности аудитории в информации и общении. Психологически отношения характеризуются как взаимная заинтересованность в получении объективной, плюралистической и правдивой информации. Это отношение — переход от овеществленных к личностным (персонифицированным) взаимоотношениям.
5. Воспитание, просвещение. Эта форма отношений носит характер «учитель — ученик», наставник, просветитель, она способствует росту знаний, формированию духовных и нравственных ценностей. Журналист должен поднимать и совершенствовать уровень масс.
6. Диалог, партнерство. Ценностная и мотивационная установка диалогической модели состоит в отношении к другому как к ценности, личности, к установлению равноправных, партнерских взаимоотношений, стремлению к совместному решению возникающих проблем. Когнитивный аспект — взаимное познание и духовное обогащение.
Плюрализм и стремление аудитории к психологическим и эмоциональным разрядкам, а также персональное стремление журналиста к межличностному общению наталкиваются на коммерциализацию, политизированность и идеологическую ангажированность редакций СМИ и их хозяев.
Манипуляторские методы ряда телевизионных каналов и асоциальной печати по западным (американским) стандартам находятся в противоречии с диалогической моделью СМИ и традициями русской журналистики.

5. Механизмы взаимодействия с аудиторией
Абсолютное большинство социально-психологических исследований аудиторий  проводятся с целью усиления воздействия СМИ на сознание и поведение аудитории и выработке соответствующих рекомендаций редакциям.
Но аудитория не только объект, но и субъект в массовом общении, осуществляемом с помощью СМИ. У аудитории есть свой «внутренний мир», есть своя психология и «идеология», есть право на самостоятельное, независимое от СМИ потребление информации. Получает права гражданства концепция «общественного доступа» к информации и, так называемая, «интерактивная журналистика». Согласно этой теории, СМИ должны быть «возвращены их истинным владельцам — читателям, слушателям, телезрителям». Сегодня интерактивная техника способна превратить пассивных потребителей информации в активных участников ее производства.
Психологический аспект требует рассмотрения аудитории как равноправного участника массовой коммуникации и СМИ. Однако проблема эта может получить свое практическое разрешение только в подлинно гражданском, правовом обществе. Пока же она носит скорее теоретический характер, так как практически преобладает отношение к аудитории как к объекту, воздействия.
Читатели, зрители и слушатели так же, как и журналисты, по-разному относятся к массовой коммуникации и СМИ, видят в них удовлетворение своих личных и общественных потребностей, исходя из своих интересов, ценностных ориентации и социальных установок, воспитания и социальных ролей. Эти отношения могут быть эмоционально дружескими, агрессивными, безразличными, дифференцированными («свои газеты хороши, остальные плохи») и недифференцированными («Все газеты врут» или, напротив — «Написано — значит правда»), персонализироваными или обезличены на уровне социальных институтов государства и общества.
В настоящее время исследователи, анализируя механизмы взаимодействия аудитории и СМИ, выделить три основные «идеологии» аудитории: информационно-познавательскую, потребительскую и гуманитарную, которыми сознательно или бессознательно руководствуются читатели, зрители и слушатели (в дальнейшем — «аудитория» как обобщенный термин), непосредственно удовлетворяя свои коммуникационные потребности и интересы.
Информаиионно-познавательская идеология. Она характеризует в целом нейтральное взаимодействие аудитории  и СМИ, в котором читатель удовлетворяет прежде всего свои информационные потребности в новостях, профессиональные интересы, необходимость в социальной ориентации в окружающем мире. Носителей этого типа идеологии больше всего удовлетворяет информационная модель СМИ, так называемая «информационная газета».
Потребительская идеология. Средства массовой информации не только отражают и удовлетворяют, но способны активно влиять на формирование самых разнообразных потребностей общества и каждого человека от витальных (жизненных), социальных до высших духовных. В психологии потребности рассматриваются как особые психические состояния индивида, проявляющиеся в интересах, мотивах, эмоциональных и оценочных состояниях и отношениях. Потребительское отношение психологически относится не к сфере удовлетворения потребностей, а к субъективному оценочному отношению к предмету потребления. На психологии потребительства основано иждивенчество, накопительство, отношение к миру и к человеку как к «вещи» и «средству». Именно на этой психологии, а не на «самоактуализации» держится агрессивный индивидуализм.
Потребительская идеология аудитории характеризуется отношением к СМИ как к объекту, обязанному удовлетворять именно те потребности индивида, которые кажутся лично ему наиболее значимыми без учета потребностей всего социума и культуры. Эта часть аудитории, компенсируя через СМИ свою неудовлетворенность межличностным общением, рассматривает печать исключительно как средство психологических разрядок, развлечения и укрепления личного престижа.
Именно эта аудитории наиболее внушаема и поддается манипулированию, созданию ложных потребностей. Читатель с такой идеологией больше, чем другие нуждается в сенсациях и даже мистификациях. Он активный потребитель масс-культуры, криминальных новостей, компромата, мыльных опер, поп-музыки, и, конечно, секса. Потребительская идеология преимущественно построена на стереотипах, мифологемах, конформизме. Этот тип идеологии активно влияет на типологию и СМИ, в частности, на рост развлекательной и бульварной (желтой) прессы и рейтинги соответствующих теле- и радиопрограмм.
Гуманитарная идеология. Она определяет диалогическую модель общения аудитории и СМИ. Читатель ищет и находит в печати удовлетворение своих духовных и общественных потребностей, эстетических вкусов, моральных и интеллектуальных интересов. И самое главное, что характеризует этот тип идеологии — отношение аудитории к СМИ как к одному из средств познания мира, когнитивный контакт с печатью. Часть этой аудитории наиболее активна и сама участвует в работе СМИ, создавая базу для рождения интерактивной журналистики.
Читатели с гуманитарной идеологией наиболее требовательны и критичны по отношению к СМИ, но относятся к ним как к партнерам, помощникам и даже друзьям, не терпят менторского тона и дезинформации. Аудитория, придерживающаяся гуманитарной идеологии, — это, в своей массе, подписчики и читатели качественной прессы, которые жестко избирательно относятся к передачам телевидения.
Все перечисленные идеологии входят в качестве составляющих компонентов в «картину мира» читателя, индивидуальное и общественное сознание аудитории. При этом нужно учесть особенности изменения типа мышления современного человека: преобладание под воздействием кино, СМИ и масс-культуры «мозаичного», разомкнутого и многомерного сознания. Важно понимать и то, что картина мира аудитории, ее внутренний мир часто не совпадают не только с картиной мира в сознании журналиста, но и той информационной картиной, которую создают или пытаются создать СМИ. Наглядным примером являются парламентские выборы 1995 года. Абсолютное большинство журналистов, опасаясь возврата к прошлому, вместе с проправительственными СМИ активно создавали положительный имидж «партии власти». Однако движение «Наш дом — Россия» не смогло преодолеть на выборах 5-процентного рубежа. Достижение обратных целей — это проявление не только недоверия к СМИ, но и яркий показатель «расстыковки» внутреннего мира аудитории с журналистской картиной мира.
Как и любое системное образование, аудитория имеет определенную структуры. При анализе структуры Г.С. Мельник и другие исследователи выделяют три уровня: 1) психологические особенности (темперамент, эмоциональность, общая активность); 2) личностные особенности (по Э. Берну), определяющие тип «сценария человека»; 3) социально-психологические установки.
Исходя из ценностных ориентации, социальных установок и стереотипов, Н.Н. Богомолова следующим образом систематизирует мотивы и установки потребителя информации на стадии поиска и контакта с ней: 1) информационный мотив (потребность в информации и социальной ориентации); 2) эмоциональный; 3) прагматический; 4) социальный (потребность в общении). Подчеркивая значение такой психологической категории как «предпочтение аудитории», Е.П. Прохоров указывает на пять мотивов: ориентационный, престижный, утилитарный, познавательный, контактный. Перечень мотивов обращения к СМИ у зарубежных исследователей в целом аналогичен указанным выше. Так, Ч. Уинник, например, подчеркивает стимулирующую роль телевидения в межличностном общении и социальной интеграции. Ряд исследователей массовой коммуникации пришли к выводу — чем больше социальная, психологическая и физическая дистанция от объекта, тем больше возрастает роль мотивов обращения к СМИ. Мотивы обращения к печати у мужчин и женщин по тематической направленности разные и т.д.
Подводя некоторые итоги, следует отметить общую тенденцию трансформации взаимодействий СМИ и аудитории: от субъект-объектных к субъект-субъектным отношениям. Диалогическая модель коммуникации была еще в 80-е годы представлена в работах Н.Н. Богомоловой, Е.Я. Дугина и Т.М. Дридзе. В частности, Т.М. Дридзе разработала диалоговую модель как достижение качественного взаимопонимания. Дело в том, что социально-психологические исследования за последние три десятка лет дают устойчивый результат — адекватно понимают и интерпретируют теленовости и газетные материалы лишь 13 -14% опрошенных. Соответственно у этой части аудитории представление об окружающем мире («картина мира») — рационально-критическое, у аудитории частично адекватной — отсутствует критическое понимание манипуляторских действий коммуникатора, а остальные участники коммуникации — адекватно не понимают друг друга. Поэтому диалоговая модель должна обеспечивать качественное взаимопонимание, партнерское участие реципиента в коммуникации, что требует нового качества сознания и у журналиста, и у аудитории.

6. Психология восприятия материалов прессы, телевидения, радио
Знание и учет законов восприятия в процессе подготовки материалов для СМИ — условие эффективности журналистской деятельности. Усилия психологов и социологов сосредоточены на публике, аудитории, воспринимающей (или отвергающей) журналистское сообщение, на изучении факторов, способствующих и препятствующих усвоению информации, передаваемой по каналам СМИ.
В восприятии аудитории, как было замечено ранее, могут возникать препятствия для адекватного постижения журналистских произведений. Этим препятствием может стать и сама личность с присущим ей вкусом и способностью самостоятельное выносить суждения, и групповые факторы (человек соотносит себя с другими, обменивается мнениями и корректирует своп суждения относительно увиденного по телевидению, услышанного по радио или прочитанного в журнале или газете).
Понятно, что для эффективного общения в условиях массовой коммуникации, помимо прочих условий, необходимо одинаковое понимание символов (объективирующих душевное состояние) теми, кто их воспринимает. Информация должна быть понятна реципиенту и в содержательном, и языковом аспекте. Отсюда — проблема осмысления материала, которую журналист решает в творческом процессе.
Восприятие психологии определяют как осознание материальных объектов, находящихся перед нашими органами чувств. Оно — результат истолкованных внешних и внутренних сигналов, обращенных в мысленные образы. Поиск и выбор сигнала зависят от уровня врожденных потребностей, приобретенных в течение жизни мотиваций и эффективных компонентов - эмоций и чувств.
Восприятие журналистских произведений зависит не только от содержания информации, но и от особенностей субъекта, реципиента. Оно опосредуется целями, интересами, социальным опытом человека. Законы восприятия действуют на разных стадиях взаимодействия коммуникатора и аудитории, начиная с момента контакта с источником информации.
Было высказано несколько гипотез относительно действия механизма восприятия. Одна из гипотез предполагает, что процесс восприятия включает как составную часть образное сличение, которое происходит в момент контакта человека с источником информации. Происходит процесс установления сходства, зависимости, других отношений; он протекает как процедура узнавания, позволяющая диссоциировать воспринятую целостность и прототип.
Этот процесс получил название идентификация. Идентификация реализуется посредством обращения реципиента к другому значимому лицу (или группе), по отношению к которому у него будет наблюдаться положительная реакция, если он отождествляет себя с этим лицом (лицами). В этом случае восприятие может быть некритичным, невдумчивым. Человек может стать поклонником, например, ведущего телепередачи. В социальной группе общения, к которой он принадлежит, человек может под непосредственным воздействием героя прямо подражать ему в походке, манере обращения к собеседнику, в прическе.
Молодые люди, поклонники шоу-программ, «видят» себя в образе рок-звезд с их неотразимостью и привлекательными атрибутами, которые «завораживают» поклонниц. Подражание такой «звезде» позволяет утвердиться ему в своей компании.
Идентифицировать себя можно не только с эстрадными звездами, но и с политиками: появляются молодые соратники членов ЛДПР — «соколы Жириновского», последователи генерала Баркашова — «баркашовцы». Первых привлекает в лидере «незапятнанная биография и истинная внутрипартийная демократия», вторых — «власть и способность разговаривать с позиции силы».
Идентификация может вызывать ощутимые эффекты в обществе. Поклонники отдельных передач и ведущих могут образовывать определенную общность, имеющую юридически фиксированный статус, или группу, связанную друг с другом удовлетворением своих потребностей и взаимодействующую.
Под влиянием пропагандистских материалов СМИ могут возникнуть целые движения. В свое время поклонники программы А. Невзорова «600 секунд» организовали движение «Наши». Под влиянием телепередач, посвященных проблемам воинов, служивших в Афганистане, образовалось движение солдатских вдов и матерей. Оно существует более пяти лет, оформилось в целую организацию со своей структурой. Приобретая юридический статус, такие организации в состоянии воздействовать на общественный и политический процесс и действия властей.
Наиболее ярко процесс идентификации проявляется в детской аудитории, наиболее восприимчивой к «навязываемым» образцам и склонной к подражанию. В связи с тем, что ребенок подвержен влиянию как положительного образца, так и негативного, в среде зарубежных и отечественных исследователей существует озабоченность этой проблемой. Выясняются негативные факторы влияния на систему ценностей, поведение и социальные установки детей посредством кино, радио, телевидения.
Механизм проекции и идентификации действует и в восприятии взрослых. С его учетом конструируются персонажи так называемых «мыльных опер» — телесериалов, транслируемых по телевидению. Взрослая аудитория переносит на героев экрана собственные стремления и надежды, как бы примеривает на себя чужие идеалы. В основе теледрам лежат постулаты: удачный брак, который достижим через терпение, страдание, преодоление препятствий в личной жизни.
Еще один механизм, описанный в психологической литературе, - интернализация. И этот механизм определяется отношением человека к источнику информации (так же, как 'и в случае идентификации). Если источник информации лицо компетентное, то информация, переданная им, принимается в основном на веру, не порождает сомнений в силу неоспоримой компетенции источника. Такой эффект достигается, если коммуникатор—специалист в какой-либо отрасли науки и его информация не входит в сферу «общих знаний» большинства телезрителей (например: передача «Очевидное —невероятное» и ее ведущий С. П. Капица).
Третий механизм восприятия назван психологами «податливое согласие». Если коммуникатор является авторитетным носителем власти, а аудитория — комфортно настроенная публика, то информация воспринимается совершенно некритично. Зритель, слушатель, читатель может, конечно, сомневаться по поводу полученной информации, но представление о том, что «критиковать не положено» приводит к постепенному забвению сообщения (пример: официальные сообщения правительства). Обычно именно официальная пропаганда формирует «молчаливое большинство».
Процесс восприятия предусматривает понимание и усвоение информации. Степень восприятия журналистских материалов у разных людей неодинакова. Если сообщение допускает различные варианты в трактовке информации, то потребителю информации трудно сформировать свое отношение к ней. Люди с низким уровнем образования с трудом воспринимают «оттенки», отличающие одно высказывание от другого. Восприятие сообщения будет наиболее полным, если информация подается в терминах, соответствующих запасу слов и понятий потребителя. Если коммуникатор и реципиент говорят на «разных языках», последний может неправильно истолковывать фразы журналиста. Вообще человеку свойственно воспринимать «только свою информацию, удобную для себя и внутреннего мира, ограничивая объем знаний и сохраняя психику», — считает психолог И. Кон. Но, чем больше знаний у получателя информации относительно темы разговора, тем более весом для него уровень конкретности и тем менее абстрактными понятиями он станет пользоваться.
Современные западные СМИ стремятся вызвать в аудитории восприятие, которое должно подвергнуться тотальному освобождению от личностного начала. Происходит унификация информации и информационных потоков. Одна из причин этого процесса—склонность людей к упрощенному мышлению (это условие существования, поскольку люди не могут постоянно находиться в напряжении). Другая заключается в том, что легче управлять системами, подчиненными стандартам и образцам, где редки отклонения от общепризнанных правил.
Стандартизованная информация обращена к читателям, слушателям, зрителям с потребительским типом восприятия. «Потребительское восприятие балансирует на грани поверхностного сознания и бессознательного». Потребление информации является в данном случае приятным времяпрепровождением.
Разумеется, у развлекательной журналистики есть особая ролевая функция. Массовая культура, элементом которой служит журналистика, необходима для стабильной социальной системы. Упрощенное стандартизованное содержание журналистских произведений является не сознательной попыткой манипулирования со стороны правящей элиты, а скорее результатом «безличностного» рыночного механизма. Исследователь СМИ К. Кункци верно подмечает, что объектом такого воздействия сейчас становятся не только представители низкооплачиваемых слоев общества с невысоким уровнем образования, но даже и представители самой правящей элиты. Они также становятся «жертвами» стереотипов. Журналист относится к своему произведению инструментально, стремясь возбуждать элементарные психофизиологические чувства человека.
Наблюдения за деятельностью печати, радио, телевидения показали, что при определенном воздействии на аудиторию можно вызывать одни и те же эффекты. Часть из них описаны в литературе. Перечислим некоторые эффекты восприятия, непростые для объяснения механизма их действия, но, несомненно, знакомые каждому специалисту в области массовой коммуникации.
Эффект ореола заключается в том, что люди склонны с повышенным вниманием относится к тем, кто уже имеет общественное признание, не важно, в какой области и какими заслугами человек завоевал это признание. Известность кого-либо может служить своеобразной «приманкой». Успех или неудача популярной личности, известного государственного учреждения или общественной организации и их представителя неизменно вызывают интерес читателей (зрителей, слушателей). Знаменитости разных калибров становятся героями журналистских произведений. Чаще всего это представители артистической или политической элиты.
Эффект реактенса. Если человек чувствует, что какое-то сообщение делается с целью повлиять на него, то он воспринимает его как угрозу своей свободе принимать решение, т. е. относится к талому сообщению крайне отрицательно. В действие вступают защитные механизмы психики, отвергающие информацию с элементами угрозы.
Эффект Барнума. Человек склонен принимать на свой счет общие, банальные, расплывчатые утверждения, если ему говорят, что они получены в результате изучения каких-то непонятных ему факторов.
Эффект насыщения. Повторение в массовой коммуникации полезно лишь до определенного предела, после которого начинается негативная реакция реципиентов, направленная на избежание контактов с повторяемой информацией. Повторение может дать эффект лишь при вариации темы или проблемы, изменении формы подачи материала.
Эффект бумеранга. Этот коммуникативный результат замечателен прежде всего тем, что некая информация в силу более или менее скрытых причин не просто не оказывает прогнозирующего эффекта, но действует обратным желаемому образом. Эффект может возникнуть в случае одноразового воздействия. В этом случае он вызовет лишь упрочение тех взглядов и установок, которые нужно было изменить. Воззрения или установки людей по тому или иному поводу оказались гораздо прочнее, чем это представлял коммуникатор. Информация, направленная на нейтрализацию или устранение этих установок, оказалась либо плохо обоснованной, либо кратковременной по своему воздействию, либо слишком принудительной. В этом случае, когда воздействие источника информации ориентировано на немедленную смену одних установок другими, может возникнуть активное неприятие источника, вплоть до его отвержения. Чтобы не вызвать эффекта бумеранга, необходимо организовывать и планировать информационный поток так, чтобы аргументация непрерывно усиливалась в течение длительного времени. Повышение эффективности воздействия обеспечивается активным вовлечением в обсуждение проблем все большего круга лиц, уже получивших полное и ясное представление о новом аспекте.
Неизменным интересом пользуются у читателей материалы, достроенные на освещении конфликта: от коллизий до межнациональных и межрегиональных столкновений, от пикантных интриг до сенсационных скандалов. Столь же большим интересом пользуются публикации и теле- радиопрограммы, во главу которых поставлено необычное, непредсказуемое или «ненормальное» развитие событий, неожиданные, непривычные, эксцентричные, экстравагантные поступки, странности, курьезы, - т. е. события, находящиеся за рамкой повседневной жизни.  Причина популярности дайджестов именно в том, что они собирают такие материалы под одной обложкой. Можно не сомневаться, что материалы, опубликованные под такими заголовками, как «Постарался... и свернул шею больному», «Осквернена могила президента», «Зять готов занять место тестя», «Фирмы с подмоченной репутацией», «Право на убийство», «Тайные страсти Зигмунда Фрейда», «Венки для гроба Ильича», «Порча и сглаз — это дьявольские проделки!» не пройдут мимо внимания читателя.
В своей книге «Журналист и информация. Профессиональный опыт западной прессы» Я. С. Воскобойников и В. К. Юрьев, суммируя критерии эффективности восприятия журналистских материалов, называют такой, как близость темы читателю. Новость сообщает о чем-либо произошедшем в непосредственной близости от читателя (соседство) или, напротив, слишком далеко; говорит о событии, недавно происшедшем, или том, которое будет в самом ближайшем времени; в сообщении читатель находит что-то знакомое (все, что может заинтересовать его по ассоциации или связано с личными впечатлениями). Второй критерий эффективности публикации — своевременность, созвучность духу времени. Стиль изложения, язык, аргументы и форма подачи материала должны быть адекватны современному восприятию событий аудиторией.
Еще один важный критерий  - масштабность события. Информация должна излагаться по степени важности, весомости и значимости отражаемых явлений жизни. Характер описания события должен соответствовать его масштабу. Здесь главный принцип для журналиста: «Не делай из мухи слона».
В зависимости от поставленной цели и с учетом аудиторного фактора журналисты выбирают конкретный прием подачи материала. Так, чтобы, например, была воспринята новость, можно использовать такой прием, как «капсула», рассчитанный на быстрый эффект («взрыв»). Такой взрывной эффект содержался в статье М. Светличного «Вкус человеческого мяса» (Аргументы и факты. 1994. № 48), в которой сообщалось: по данным МВД, каждый год у нас в стране фиксируется около 250 случаев людоедства. Название рубрики «Специалисты утверждают: каннибализм передается по наследству» усиливало этот эффект.
Прием драматизма. Автор в спокойной манере излагает, например, политические события, постепенно их драматизируя, прибегая к образным характеристикам, воссоздавая живые картины. Этот прием используется при написании очерков, зарисовок и репортажей.
В новостных репортажах лучше всего воспринимаются материалы, выполненные с помощью фактографического приема.
Наиболее эффективны журналистские материалы, в которых есть описание обстоятельств дела и участников события.
Прием колоритного изложения события предполагает использование ярких штрихов, образных выражений, применения разговорной речи. Материалы, исполненные колоритно, хорошо воспринимаются аудиторией. Однако здесь важно чувство меры, чтобы не было перехлестов.
Интриги, лежащие в основе сообщения, всегда были «возбудителями» читательского интереса.
Обычно хорошо воспринимаются аудиторией цитаты в Лидах (от слова Leader—главный), выделяющие основные аспекты темы. Так, интервью с Ю. А. Левадой, директором Всероссийского центра изучения общественного мнения, опубликовано под заголовком «Сорок из ста не хотят никакой заварухи, а остальные вообще ничего не хотят» (РИА). Однако злоупотреблять цитированием не стоит. Только оригинальная, острая мысль, высказанная кем-то, может стать интригующим мотивом для прочтения публикации. В целом наблюдается следующая тенденция: аудитории хочется, чтобы с ней говорили на простом доходчивом языке, так же просто, как в личной беседе, и в той же манере.
Итак, на восприятие человеком информации влияют многие факторы: специфика личностного и массового (группового) механизма восприятия; отношение к освещаемому в СМИ объекту на трех этапах потребления информации (до получения, в момент и после); мнение различных авторитетов (журналистов, политологов, официальных лиц); особенность сознания; установки; предпочтение в выборе канала информации.
Предпочтение может быть отдано каналу, информация которого потенциально важна, и человек может счесть наиболее актуальным некоторое сообщение Mass Media, затронувшее его интерес значимостью темы, интригующей подачей, необычностью сведений.
Факты проще интерпретировать, чем отвергать совсем. Если человек получает разноречивую информацию с разными знаками оценки события, есть вероятность, что в его сознании могут произойти подвижки в сторону одного или другого знака оценки (плюса или минуса).
Остановимся более подробно на текстовых факторах восприятия журналистских произведений.
Рассмотрим наиболее общую схему восприятия и переработки текстовой информации. Восприятие хроникальных заметок будет отличаться от восприятия значительных по объему материалов, а их восприятие, в свою очередь, — от восприятия серии публикаций, затрагивающих одну тему.
Специфика подачи хроникальных и информационных заметок — в подчеркнутой нейтральности, поэтому они — объект повышенного внимания читателей, причем оценка предоставлена именно им. Однако не всегда читатель в состоянии дать оценку событию. Например, он прочел информацию о переговорах, которые не дали положительных результатов. Он знает, что прекращение огня лучше, чем военные действия, но неполная информация не дает ему возможности скорректировать представления о военном конфликте. Обезличенность подачи материала не дает возможности выразить и свое отношение к кому-либо из конкретных лиц, объединению или организации. Если заметка снабжена комментарием о результатах переговоров и о возможном исходе, то подобные разъяснения помогают читателю лучше сориентироваться в ситуации.
Однако если комментарий излишне эмоциональный, это может повредить восприятию материала в целом. Этим недостатком обладают газета «Комсомольская правда. Стиль этой газеты, помимо выраженного эмоционального отношения, включает в себя разговорную лексику, которая дополнительно создает «сниженную оценку лиц и событий». Статья, в отличие от информационных заметок, может заставить человека переосмыслить свое отношение к какому-либо объекту. Статья всегда содержит авторскую оценку, включает чужие мнения, цитаты, статистический материал, примеры, что входит в систему доводов и аргументов, которые могут быть восприняты читателями положительно. Обязательными в статье являются какие-либо новые факты и обстоятельства, так как человеку лучше согласиться с изменением внешних обстоятельств, требующих корректировки, чем признать свою неправоту в первоначальной оценке явления. Наиболее эффективна статья с двусторонней аргументацией, поскольку производит впечатление объективного подхода и «выбивает» почву из-под ног оппонента. Статья с многогранной аргументацией не оставляет возможности для многозначных интерпретаций (читатель может либо отвергнуть статью полностью, либо принять). Общеизвестные факты принимаются бесспорно (падение уровня производства, увеличение цен и т. п.). Еще больший потенциал воздействия содержится в материалах, выполненных в жанре очерка или другого литературно-художественного жанра. Содержание очерка может быть наполнено исповедальными фактами, мемуарами, личными свидетельствами, документами, а образные картины, которые создает журналист в процессе написания очерка, могут эмоционально подействовать на читателя.
Чем больше информации по одному и тому же поводу подступает к аудитории, тем больше оценочных суждений несет эта информация. При большом потоке информации возможна переоценка события с изменением знака восприятия (например, с плюса на минус). При восприятии серии публикаций, затрагивающих одну и ту же тему, происходит взаимодействие информации (со знаком «плюс» и знаком «минус»), их борьба перерастет в процесс формирования установок. Односторонность аргументации не приводит, как правило, к прочному усвоению материала.
Подобно тому, как в физиологии при многократном воздействии раздражителя следует привыкание, у человека, начиная с некоторого момента, сообщение о сходных событиях перестало оказывать заметное влияние на систему специальных установок. Реальный путь - использовать систему «нейтральных» фактов, из которых через определенное время человеческое сознание само создаст информацию нужного плана.
Если при слабой устойчивости социальной установки эффективным средством для ее изменения является сильное контрвоздействие, то при сильной устойчивости более эффективно постепенное и слабое.
Спор в публикации СМИ по поводу базовых установок аудитории не эффективен: при совпадении мнений написанное самоочевидно и эффекта поэтому не производит, при противостоянии установок публикация отвергается полностью. Первое по времени сообщение испытывает наименьшее противодействие сознания, в то время как второе позволяет автору скорректировать форму подачи информации с учетом реакций на первую публикацию.
Так как человек идет на замену имеющейся социальной установки охотнее, чем на ее полное разрушение, встает необходимость предложить в статье читателю что-либо взамен отвергаемой точки зрения. В свою очередь, человек, воспринявший сообщение, не соответствующее его текущим установкам, становится перед выбором: отвергнуть ему новую информацию или изменить свою прежнюю точку зрения. На этой стадии происходит оценка убедительности воспринятой информации и сравнение с той, в противоречие с которой она вступила.
Заметим, что противоречащая информация не обязательно должна исходить от реципиента. Она может содержаться и в самой публикации (например, если в ней приводятся противоречивые взгляды на проблему). Если читатель не может отдать предпочтение той или иной точке зрения, он прибегает к поиску дополнительной информации, которая может привести к новой точке зрения, т. е. активизирует внимание на избирательный поток информации. Читатель под давлением неопровержимых фактов и иных уточняющих моментов вынужден пересмотреть свою прежнюю позицию в какой-либо ситуации как не соответствующую реальности. Происходит корректировка определенных социальных установок для того, чтобы установить между системой установок и воспринятой информацией соответствие. Поскольку такая корректировка не может происходить без активной работы сознания, то данная информация непременно оставит след в памяти.
Оценивая новую информацию, человек приходит к выводу о ее неубедительности по сравнению с той, которой он располагал раньше (соответственно оставшись при своем мнении). Для «встройки» новой информации в сознание он вынужден изменить положительное отношение к прежней информации на отрицательное. В этом случае также присутствует активная работа сознания, поэтому конечная информация оставляет в памяти заметный след. Однако нередко человек не может объяснить, почему тот или иной текст ему внушает доверие и даже, при сомнительности некоторых положений, вызывает желание верить ему. Этот механизм еще недостаточно изучен.

(42.5 KiB, 61 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистреские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!