Пространство и время

25 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Понятие пространства является одним из фундаментальных в онтологии. Однако существуют, по крайней мере, три принципиально различных способа объяснения этого феномена: субстанциональный, реляционный и субъективистский. Согласно первому, пространство является самостоятельным видом объективной реальности, не зависящим от материи или чего-то другого. Например, Демокрит считал, что все материальные объекты существуют в бесконечном однородном пространстве, которое выступает в его философии в качестве субстанции, существующей наряду с другой субстанцией – атомами. Такое представление о пространстве господствовало в науке до конца XIX века, получив, благодаря поддержке Ньютона, широкое распространение в физике Нового времени.

Но уже в древнегреческой философии возникло и другое представление о пространстве – реляционное. Сторонник этой концепции пространства Аристотель писал, что «отделенной от вещей пустоты не существует»[1].Он называл пространством понятие для обозначения границ тела. В XVIII веке реляционную концепцию пространства развил Лейбниц, а в начале XIX века – Гегель. В диалектическом материализме считается, что пространство есть форма существования материи: быть в пространстве, согласно Энгельсу, означает существовать в «форме расположения одного подле другого»[2].

В начале XX века А. Эйнштейн внес окончательную ясность в реляционную теорию пространства. По его мнению, пространство нельзя рассматривать отдельно от материи. Это связано с тем, что оно есть материальная среда существования материального объекта, которая изменяется в соответствии с изменениями самого этого объекта. Особенно удачно такое объяснение пространства изложено в общей теории относительности, где Эйнштейн радикально пересмотрел теорию тяготения Ньютона. Попробуем объяснить идею Эйнштейна с помощью следующего мысленного эксперимента.

Представьте себе сильно натянутое одеяло, по которому разбросаны маленькие шарики. Незначительность их веса практически не изменяет кривизну поверхности одеяла (такую кривизну называют нулевой). Теперь положим на одеяло двадцатикилограммовый шар, который изменит поверхность одеяла так, что все маленькие шарики начнут скатываться в ямку, образованную тяжестью большого шара. Это и есть тяготение, которое Эйнштейн объясняет как движение объектов в искривленной материальной среде в сторону массы, вызвавшей это искривление.

Таким образом, среда зависит от материального объекта. Но что же такое пространство? Из выводов теории относительности вытекает, что оно есть та же материя, только рассматриваемая под другим углом зрения – в качестве среды, фона существования интересующего нас объекта. Эта материя-пространство способна изменяться (менять свою кривизну) под воздействием тел, которые там оказываются.

Специальная теория относительности дает возможность рассматривать проблему зависимости пространственных характеристик объекта от скорости его движения.

Согласно другой формуле, с изменением скорости тела увеличивается его масса. Таким образом, при очень больших скоростях размеры тел сокращаются, а масса возрастает. При этом вступают в силу другие геометрические (пространственные) законы, кардинально отличающиеся от обычных. Наиболее наглядно один из них можно продемонстрировать с помощью геометрии Римана. Например, на поверхности шара можно нарисовать треугольник, сумма углов которого может быть больше 1800:

Можно сделать вывод, что современная наука подтверждает, что метрические свойства среды определяются распределением в ней тяготеющих масс и их движением. Тем самым, она отдает предпочтение реляционной концепции пространства.

В литературе, посвященной анализу общественной жизни, встречается термин социальное пространство. Под ним подразумевается социальная (культурная) среда, в которой живет социальный субъект (личность, партия, этнос и т. п.). Также этой средой являются другие люди, техника, строительные сооружения, учреждения культуры, книги и т. д. Они представляют собой фон, социальную область существования субъекта. Насколько применимы выводы реляционной концепции к социальному пространству? Оказывается, применимы. Ведь действительно, от человека зависят и границы его социального пространства и, в определенной мере, его качество. Например, если объектом нашего анализа является осужденный, то его социальное пространство включает место отбывания наказания вместе с сотрудниками данного учреждения, родственниками и знакомыми. Если данный осужденный радикально изменит свое поведение, то изменится и его социальное пространство. К примеру, если он совершит новое преступление, то его могут перевести для отбывания наказания в другое учреждение с более жесткими условиями содержания. Как физическая масса, появившаяся в определенном месте, изменяет там пространство, так и социальный объект един со своим социальным пространством.

В науке и в обыденной жизни принято выделять пространственные характеристики объекта, измеряемые количественно в виде его длины, ширины и высоты. Они указывают границы объекта, то есть точки, где заканчивается объект и начинается фон, среда его существования. Наличие трех измерений объекта принято называть его существованием в трехмерном пространстве. Но в науке существуют понятия четырехмерного, шестимерного пространства и т. п. Когда говорят о таких пространствах, нужно иметь в виду, что речь идет о дополнительных характеристиках объекта, выходящих за пределы трех его измерений. Например, кроме границ, нас могут заинтересовать цвет, влажность и упругость объекта. Тогда в описание поведения объекта вводят и эти характеристики, позволяющие рассматривать его в так называемом шестимерном пространстве. Э. Мах и А. Эйнштейн писали о четырехмерном пространстве, подразумевая под четвертой координатой время. Действительно, ведь объект может менять не только свое место (пространственные изменения), но он и «стареет» (изменения во времени).

Кроме описанных выше субстанциональной и реляционной концепций пространства, в философии существует еще одна точка зрения, которую можно назвать субъективистским взглядом на него. Впервые эта точка зрения была логически обоснована Д. Юмом. Он считал пространство свойством субъективной реальности (сознания) и полагал, что оно позволяет располагать в нашей психике образы предметов в определенном порядке друг около друга. Развивая эту концепцию, И. Кант пишет, что в возникающей в человеческом сознании картине мира ощущения и восприятия (образы) упорядочены в определенном порядке, но это вовсе не означает, что объективная реальность упорядочена точно так же. Он полагал, что сознание обладает способностью структурировать информацию. Эта его способность воспринимается нами в виде пространства. Согласно Канту, если полностью удалить из сознания образы конкретных предметов, то в нем обнаружится остаток в виде структурной матрицы, который он называл чистой формой созерцания, то есть пространством[3].

В XX веке субъективистскую концепцию пространства наиболее последовательно отстаивал Б. Рассел. Следуя позитивистской традиции, он пишет, что о мире можно говорить лишь как о потоке информации, данной человеку при его восприятии. Если речь идет об одновременном сосуществовании в ткани сознания разных единиц информации о мире (например, нескольких образов), то мы имеем дело с пространственным восприятием (с пространственными связями), рассуждает Рассел.

В механической картине мира время рассматривалось как ни от чего не зависящая мера для измерения длительности событий. Так, Ньютон понимал под временем меру продолжительности какого-либо движения, выражаемую годами, сутками, часами. Время здесь понимается как абсолютный, объективный процесс, протекающий равномерно, независимо ни от чего и без всякого отношения к чему-либо внешнему. Оно совершенно не зависит от характера материальных систем, длительность процессов которых выражает. Такое представление времени называют субстанциональным. На первый взгляд, оно верное. Ведь, действительно, мы постоянно измеряем длительность событий какой-либо стабильной мерой длительности – числом колебаний маятника или кристалла часов, периодом вращения Земли и т. п. Но более глубокие размышления о природе времени неизбежно порождают следующий вопрос: «существуют ли абсолютные часы, ход которых ни от чего не зависит?». Ведь если предмет (например, сами часы) взаимодействует с другим предметом, то они оба в определенной мере изменяются. Такое изменение тогда должно отразиться и на процессах, протекающих в часах. Таким образом, во Вселенной, где все находится во взаимодействии, абсолютного времени не должно быть.

Решая поставленный выше вопрос средствами физики, А. Эйнштейн пришел к выводу, что чем мощнее гравитационное поле (поле тяготения), в котором находится объект, тем медленнее в нем происходят изменения. Мощность же гравитационного поля зависит от массы тела. Поэтому в системах с большей массой процессы протекают гораздо медленнее, чем в системах с меньшей массой. Следовательно, можно говорить о замедлении времени в них, заключает Эйнштейн, сделав один из фундаментальных выводов своей релятивистской теории времени. Этот вывод позже был проверен экспериментально: одни атомные часы поместили в сильное гравитационное поле, другие же оставили в обычных условиях. Через некоторое время оказалось, что первые часы отстали от вторых.

Таким образом, наука располагает данными, подтверждающими зависимость времени от состояния материи. Такой взгляд на время называют реляционным. В соответствии с ним время есть относительная величина для характеристики смены состояний в объекте. По-другому говоря, понятие времени фиксирует изменчивость материальных систем. Если пространственная характеристика предмета сводится к определению его места среди других предметов, то временная характеристика есть представление его истории в виде последовательной связи состояний. При этом история может быть и сравнительной, если скорость смены событий в одном объекте сравнивают со скоростью процессов в другом. Такое сравнение и лежит в основании сверки протекания интересующих нас событий с ходом процессов, протекающих в часах.

Описанное выше понимание природы времени, на первый взгляд, противоречит обычной практике пользования часами. Ведь получается, что все часы идут по-разному: помещенные среди больших масс – медленнее, отдаленные от таких масс – быстрее. Но это действительно так. Только из-за того, что часто речь идет о миллиардных долях секунды, такие отклонения в макромире не учитываются. Но при исследовании микромира, где жизнь элементарных частиц исчисляется долями секунды, подобные отклонения в измерительных приборах представляются существенными. Поэтому физика элементарных частиц, квантовая механика рассматривают реляционную концепцию времени как необходимый компонент современной научной картины мира.

Реляционная концепция времени применима и для характеристики социальных систем. Оказывается, что социальное время зависит от характера социального объекта примерно так же, как физическое время зависит от массы тела. Замечено, что чем крупнее социальный объект, тем медленнее он изменяется. Например, если социальным объектом является общество в целом, то переход его в иное качественное состояние исчисляется сотнями, тысячами лет. К примеру, переход от рабовладельческого общества к феодальному длился несколько столетий. Но если социальный объект обладает меньшими масштабами, то радикальные изменения в нем могут произойти за гораздо меньшее время. Так, партия коммунистов в нашей стране за несколько десятков лет существования не только меняла свое название, но и радикально изменяла свою программу, стратегию и тактику действий.

Ряд современных ученых придерживается субъективистской точки зрения на время, исходящей из философий Юма и Канта. Например, Б. Рассел пишет, что время есть последовательная связь одной единицы информации о мире, существующей в нашем сознании, с другой ее единицей. Это способ упорядочивания информации в виде расстановки одних ее единиц после других, присущий человеческой психике. Это все, что мы можем сказать о времени, рассуждает Рассел.

Таким образом, в картине мира, основанной на принципах позитивизма, вопросы, касающиеся природы материи, движения, пространства и времени, переносятся в план сознания. Такой перенос мотивируется тем, что непосредственной реальностью для нас всегда являются лишь образы предметов, а не сами предметы. В такой картине мира движение рассматривается как изменение психических феноменов. Под пространством понимается форма организации образов в систему, состоящую из одновременно сосуществующих элементов, а под временем – их организация в последовательность меняющих друг друга психических состояний. Вопрос об объективности пространственно-временной организации внешнего мира считается некорректным в силу его принципиальной неразрешимости средствами человеческого разума. В субстанциональной онтологии миру часто приписывается и такое свойство, как развитие. Понятие развития является одной из ключевых категорий гегелевской и марксистской онтологии. Например, марксистская философия обязательно включает в себя специальный раздел, посвященный анализу развития, называемый диалектикой.

Выводы:

1. Предметом онтологии является бытие, которое не имеет однозначного толкования в философии. Отдельные авторы под бытием понимают все существующее, другие – свойство существовать (бытие, т. е. существование общества, человека, сознания и т. п.).

2. Центральной категорией онтологии является субстанция, понимаемая как основа всего. В качестве субстанции онтология выделяет дух и материю. В отдельных учениях (Демокрит, Ньютон и др.) в качестве субстанции может быть понято, к примеру, и пространство, рассматриваемое в виде пустоты.

3. В истории науки и философии сложились два типа определения материи как субстанции: субстратное и атрибутивное. Сторонники субстратного определения сводят материю к определенному веществу (воде, воздуху, физическому полю и т. п.), атрибутивного – определяют материю через ее проявления, атрибуты (протяженность, объективность и т. п.).

4. Способом существования материи является движение. Каждый вид материи обладает своей формой движения.

5. Формами существования материи являются пространство и время. В истории науки и философии сложились три подхода к их объяснению: а) субстанциональный, когда они рассматриваются в качестве независимых от материи видов реальности (субстанций); б) реляционный, когда они рассматриваются как свойства реальности, зависимые от материи; в) субъективистский, когда они рассматриваются в качестве свойств сознания, необходимых для упорядочивания поступающей информации.

[1] Аристотель. Сочинения. В 4 т. М., 1981. Т. 3. С. 142.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 20. М., 1961. С. 315.

[3] Кант И. Сочинения. В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 128.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!