Природа

5 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение          3
1.Понятие природы. Неживая и живая природа, их взаимосвязь.   4
2.Диалектика природы и общества. Естественная и искусственная среда обитания. 10
3.Современная экологическая проблема. Учение о ноосфере.    12
Список литературы         21

Введение

Мы восхищаемся красотой дикой природы не меньше, чем красотой искусно разбитых цветников и парков. Мы любуемся дикими животными, которых раньше люди только боялись; мы, наконец, чувствуем ответственность за сохранение природы. Поэтому, говоря о природе, мы должны принимать во внимание весь широкий диапазон отношений, в которых она выступает перед человеком. Тайна человеческого отношения к природе не определяется, следовательно, одними лишь производственными процессами, одними лишь утилитарными и меркантильными интересами.
Человеческое отношение к природе включает, помимо всего прочего, понимание глубин человеческой души. Каждое истолкование природы, возникавшее в истории, отражало определенную ступень в развитии культуры и лежащих в ее основе общественных отношений. Поэтому обсуждение философского смысла природы требует анализа взаимосвязи не только природы и производства, но и учета эстетических, нравственных и социальных отношений и оценок природы.

1. Понятие природы. Неживая и живая природа, их взаимосвязь.

Человек в своей деятельности противопоставляет себя природе. Одновременно с этим, однако, он является частью и порождением великой «матери-природы». «Человек, - писал Маркс, - живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самой собой, ибо человек есть часть природы».
Маркс говорит не об одной лишь физической, но и о духовной связи человека с природой. Природа для человека - не только естественное условие его существования и не только поле для его преобразовательной деятельности. На почве этого основного отношения возникают и развиваются и другие формы отношения человека к природе. Это - познавательное отношение, которое в современном обществе реализуется прежде всего в форме естественных наук (наук о природе); это также и различные типы оценочного отношения к природе, которые выражаются с помощью понятий блага, красоты и им подобных. Наконец, в современном мире впервые в своей истории человек вынужден брать на себя ответственность за сохранение той части природы, которая включена в орбиту его практической деятельности и которая по мере развития производительных сил общества становится все более обширной.
Итак, человек, человеческое общество и культура одновременно и противостоят природе, и включены в нее. Такие внутренне противоречивые взаимоотношения человека и природы являются источником различных позиций человека по отношению к природе, возникающих в истории человеческой мысли.
Природа может восприниматься как нечто уступающее культуре, нечто неоформленное, неорганизованное, неразумное и потому более низкое, чем культура. Такое отношение порождает позицию, обосновывающую необходимость подчинения природы человеку, господства над ней. Но возможна и другая позиция, когда природа, напротив, понимается как образец совершенства, как нечто более высокое, превосходящее и культуру, и человека. Согласно этой позиции, человеку надлежит учиться у природы, подчиняться ей.
Возможно, далее, понимание природы как царства слепых, стихийных сил, как хаоса, неподконтрольного человеческому разумению. Но природа может восприниматься и как царство, в котором господствуют разумные законы, торжествует естественная необходимость и нет места капризу и своеволию, столь частым во взаимоотношениях между людьми и в их поведении...
Таковы самые крайние, полярные точки в воззрениях человека на природу. И каждая из них, а также из множества возможных промежуточных позиций находила реальное воплощение в ходе развития человеческой мысли и практических форм взаимодействия общества с природой. Более того, их отголоски бывают достаточно отчетливо различимы и сегодня, когда вопрос о взаимоотношениях общества и природы, о том, на каких началах строятся и должны строиться эти взаимоотношения, стал одним из ключевых вопросов для человечества.
В системе античного мышления природа понималась как подвижное, изменяющееся целое, и в этом смысле человек не столько противопоставлялся природе, сколько мыслился как одна из ее частей. У античных философов, как мы знаем, понятием космоса, по существу, охватывалась вся доступная человеческому разумению природа. При этом космос противопоставлялся хаосу - он трактовался как нечто не только всеобъемлющее, но и организованное, закономерное и совершенное. Идеалом, достойным мудреца, считалась жизнь в согласии с природой. Этим, по существу, обосновывалась и задача научного познания природы, которая впервые была поставлена античными мыслителями и решалась ими в рамках натурфилософии, путем выдвижения умозрительных догадок.
Совершенно другое понимание природы сложилось в средневековой христианской культуре. Здесь окружающая человека природа рассматривалась как нечто сотворенное богом и более низкое, чем сам человек, поскольку только он в процессе творения был наделен божественным началом - душой. Более того, природа нередко мыслилась как источник зла, которое нужно преодолеть или подчинить, а жизнь человека при этом выступала как борение божественного начала - души с греховным природным началом - телом. И это служило оправданием для негативного отношения к природе и даже обоснованием применяемого к ней насилия. Природа понималась как нечто неодушевленное, противостоящее человеку и человеческому обществу.
Подобная система взглядов, понятно, не могла стимулировать интереса к научному познанию природы. Однако в недрах христианского мышления существовала и другая линия в отношении к природе. Понимание природы как божественного творения открывало возможность для поиска в ней рационального начала, позволяло истолковать познание природы как попытку выявить, раскрыть заключенный в ней божественный план и тем самым восславить мудрость и всемогущество творца. Отсюда - метафорическое понимание природы как книги. Бог, как считалось, дал людям две книги - священное писание, в котором его мудрость явлена непосредственно, и книгу природы, в которой он запечатлел свою мудрость на камне творения. Эти воззрения, зародившиеся в эпоху средневековья, сыграли немалую роль в возникновении науки о природе - естествознания.
В эпоху Возрождения отношение к природе меняется. Человек вдруг открывает для себя красоту и великолепие окружающей природы, начинает видеть в ней источник радости, наслаждения в противовес мрачному аскетизму средневековья. Впоследствии в философии и эстетике романтизма природа начинает пониматься как убежище, противостоящее развращенной и порочной человеческой цивилизации. Один из основоположников романтизма. Ж.-Ж. Руссо, прямо утверждал, что переход человека от природного, естественного состояния к социальному является источником всех наших несчастий.
В период становления промышленного капитализма возникает еще один тип отношения человека к природе. Наиболее отчетливо это отношение выразил Ф. Бэкон, провозгласивший целью науки и техники господство над природой. Природа начинает пониматься как объект интенсивной преобразовательной деятельности и как кладовая, из которой человек может черпать без меры и без счета. Такая установка высказана в известных словах тургеневского Базарова: «Природа - не храм, а мастерская, и человек в ней работник».
Что касается естественнонаучного познания, то в нем доминирующей становится идея испытания природы, стремление вырвать у нее ее тайны, свести все ее качественное многообразие к небольшому числу строгих количественных законов. В то же время естественнонаучный материализм первых естествоиспытателей исходил из одностороннего, чрезвычайно узкого взгляда на все богатство взаимоотношений человека с природой, из взгляда, диктуемого самой системой производственных и общественных отношений эксплуататорского общества, которая порождает чисто потребительское восприятие не только природы, но и человека.
Нельзя сказать, что подобные воззрения были общеприняты ми — с ними не соглашались многие мыслители самых разных направлений. Тем не менее на протяжении долгого времени, вплоть до середины XX столетия, именно они были преобладающими и, пожалуй, именно они наиболее соответствовали реальной практике взаимоотношений общества и природы. Во второй половине нашего века, однако, положение резко меняется. По мере того как научно-техническая мощь человека, неуклонно и быстро возрастая, становится сопоставимой с масштабами действия сил природы, люди получают все больше поводов для того, чтобы убедиться в опасности неограниченного, бесконтрольного и непродуманного употребления этой мощи. В результате в отношениях человека к природе начинает оформляться и приобретать все более заметное место тот момент ответственности, о котором мы упоминали ранее. В исторической перспективе - и это отчетливо видно уже сегодня - мы имеем дело с глубочайшим изменением самого характера природопреобразующей деятельности человека, ее направлений и методов осуществления. Речь идет об ограничении элементов стихийности и, напротив, о возрастающей роли сознательности, организованности, сообразовании целей деятельности с ее средствами и последствиями - короче, о разумности и гуманности во взаимодействии общества и природы.
Всякий раз, когда человек сталкивается с неведомым ему доселе объектом, одна из первых мыслительных операций, которую ему приходится проделывать, - это установление того, является ли этот объект живым или неживым. Различие между живым и неживым принадлежит к числу наиболее фундаментальных и значимых разграничительных линий для нашего восприятия внешнего мира, для ориентации в нем и для взаимодействия с ним.
Действительно, во все времена людям всех племен и народов так или иначе приходилось отличать живое от неживого, хотя само разграничение могло проводиться разными способами. Так, для первобытных народов был характерен анимизм - воззрение, согласно которому все - и человек, и зверь, и дерево, и камень - имеет свою душу и все живо до тех пор, пока душа не расстанется с телом. Из истории мысли известна и другая система воззрений - гилозоизму сторонники которой считали живым все то, что есть, отождествляя, таким образом, жизнь и бытие. В этом случае, казалось бы, отличение живого от неживого теряет смысл; на деле, однако, оно проводилось даже и здесь, ведь реальностью признавалась не только жизнь, но и смерть, которая понималась как небытие.
Разграничение между живым и неживым проводится и в библейской картине сотворения мира, в которой синтезированы воззрения многих народов Ближнего Востока, живших более двух тысячелетий назад. Согласно Библии, живое творилось уже после того, как было закончено создание косной, неодушевленной материи, и перед творением человека.
Чем же можно объяснить не убывающую на протяжении всей истории человечества значимость разграничения между живым и неживым? Очевидно, прежде всего тем, что без такого разграничения невозможна практическая деятельность человека, направленная на удовлетворение его самых насущных потребностей. В этой своей деятельности он существенно по-разному использует живое и неживое. Живое - то, чем человек только и может питаться, и, следовательно, оно является объектом охоты, рыбной ловли, собирательства, а впоследствии - культивирования. Живое - это и то, что используется человеком для изготовления одежды, уберегающей его от холода, дождя, снега... Вместе с тем это - в форме, скажем, крупного животного - опасный соперник в борьбе за пищу, а то и смертельный враг, от которого надо защищаться. Человек, наконец, осознает себя как существо, наделенное жизнью и поэтому находящееся в отношении родства ко всему живому. Особенно ярко это проявлялось в тотемизме - характерном для первобытных племен отождествлении своего рода с каким-либо животным (тотемом), почитавшимся в качестве прародителя. Ощущением родства живых существ пронизаны многие произведения искусства. Сергей Есенин, например, прямо называет в своих стихах зверье «братьями нашими меньшими».
Учитывая все разнообразие форм взаимодействия с живым и отношения к живому, вполне можно понять не только исключительную важность противопоставления живого и неживого как одной из основных оппозиций для человеческого действия и сознания, но и то, что такое противопоставление проводится по-разному в зависимости от достигнутого уровня развития практики и познания, что оно не является таким самоочевидным, как это могло бы показаться с первого взгляда, что оно не задано людям раз и навсегда. А это значит, что разграничение живого и неживого, или определение того, что есть жизнь, представляет собой такую проблему, которую нельзя решить раз и навсегда, к которой люди возвращаются и будут возвращаться снова и снова.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!