Причина и следствие

25 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

«Все имеет свою причину» – это утверждение, называемое иначе детерминизмом, является нормой и научного мышления, и здравого смысла. «Причины – это явления (системы), производящие другие явления (системы) – следствия», – так определяет причину и следствие Н. Ф. Кузнецова[1].Отсюда следует, что причина во времени предшествует следствию. Но быть раньше этого не означает быть по причине этого: если инфляция усилилась после лунного затмения, это вовсе не значит, что лунное затмение есть причина роста цен. Причинно-следственная связь есть связь генетическая, в результате которой одно порождает другое. Из этого следует, что ее необходимо отличать от функциональной связи. Когда мы пишем y = f (x), то имеем в виду, что изменение x сопровождается изменением y. Например, если за xпринять количество совершенных краж, а за y – количество грабежей, то между этими переменными обычно имеет место функциональная связь: с увеличением x (краж), увеличивается и y (грабежи). Но это не означает, однако, что кражи есть причина грабежей. Видимо, и рост краж, и рост грабежей вызываются какой-то другой причиной (плохой работой полиции, неправильным воспитанием детей и подростков в семье и учреждениях образования и т. п.). Отсюда можно сделать вывод, что понятие функциональной связи по объему шире понятия причинной связи: всякая причинная связь есть функциональная связь, но не всякая функциональная связь есть причинная связь.

Выяснение причины события есть сложный процесс. Видимо, именно этим можно объяснить очень осторожные оценки детерминизма такими известными философами, как Д. Юм, И. Кант, Б. Рассел и др. Пытаясь выяснить объективное содержание причинности, они пришли к такому характерному для позитивизма выводу: то, что мы называем причинно-следственной связью, – это один из способов упорядочивания результатов наших наблюдений, присущий разуму. Если, к примеру, мы много раз наблюдаем, как после переохлаждения человек заболевает, то переохлаждение начинаем называть причиной болезни. Таким образом, причинность – это устоявшаяся привычка воспринимать события в определенной последовательности, за которой не следует искать такую же необходимую связь явлений в объективной реальности. Эту точку зрения в диалектике называют индетерминизмом. Между тем, ни Юм, ни Кант, ни Рассел не отрицали причинно-следственной зависимости, а только пытались очистить это понятие от слишком примитивного его толкования. Рассмотрим ряд положений детерминизма, подвергшихся анализу со стороны позитивистски настроенных ученых и философов.

Во-первых, это широко распространенное в диалектическом материализме понимание причинности как необходимого типа связи. «Причинно-следственная связь есть особый тип связи, характеризуемый двумя признаками: необходимостью и порождением», – пишет М. Н. Руткевич[2]. О том, что такое мнение является ошибочным, писали и Юм, Кант, Рассел. «Если вы чиркаете о спичечную коробку спичкой, то последняя обычно загорается, но иногда она ломается или бывает отсыревшей. Если вы бросаете камешек вверх, то обычно он падает снова вниз, но его может проглотить орел, вообразивший, что это птица. Если вы хотите двинуть своей рукой, то обычно она будет двигаться, но этого не случится, если она парализована. Таким образом, все законы, имеющие форму «А причинно обусловливает В», подвержены исключениям, так как всегда может произойти нечто, что помешает наступить ожидаемому результату», – пишет Рассел[3]. Таким образом, причинно-следственная связь – это вероятная связь.

Во-вторых, мнение, что причинно-следственная связь имеет место между телами, вещами. Рудольф Карнап замечает, что это ошибочный взгляд – на самом деле причинно-следственная связь всегда есть связь событий, процессов. «В повседневной жизни мы говорим, что некоторые вещи служат причиной событий. То, что действительно мы подразумеваем здесь, – это то, что некоторые процессы или события служат причиной других процессов или событий. Мы говорим, что Солнце – причина роста растений. На самом деле мы имеем в виду, что причина – процесс солнечной радиации», – пишет Р. Карнап[4].

В-третьих, это широко распространенное мнение о существовании подлинной, вполне определенной причины всякого события. Но, как показывает анализ любого события, оно имеет множество причин, каждая из которых кем-то может быть рассмотрена как подлинная. Р. Карнап приводит пример столкновения автомобилей на дороге. Он пишет, что автодорожный инженер видит причину происшествия в плохом покрытии для шоссе, которое становится очень скользким при сырости. Действительно, если дорога не была бы столь скользкой, автокатастрофы не было бы. Но дорожная полиция усматривает причину столкновения в нарушении водителем правил движения: если бы он не превысил скорость, то катастрофа не случилась бы. Психолог, обнаруживший у водителя состояние тревоги, скажет, что именно это состояние повлияло на внимательность водителя, не заметившего приближение другой машины на перекрестке. И психолог тоже прав, потому что если водитель не был бы так обеспокоен чем-то, то несчастного случая не произошло бы. Механик гаража может указать на неисправность тормозов одного из автомобилей: если бы тормоза сработали бы сразу, то столкновения не было бы. И он, конечно, тоже прав. Как пишет Карнап, ни один из этих людей, не может, однако, ответить на вопрос: «что послужило определенной (подлинной – авт.) причиной происшествия? Они дают только множество частных ответов, указывая на специальные условия, которые могли повлиять на окончательный результат. Никакая отдельная причина не может быть выделена как определеннаяпричина. В самом деле, ведь это же очевидно, что никакой определенной причины здесь не существует. Существует много компонентов, относящихся к сложной ситуации, каждый из которых влияет на происшествие в том смысле, что если бы этот компонент отсутствовал, то катастрофа могла бы не произойти. Если должно быть найдено причинное отношение междупроисшествием и предыдущим событием, то это предыдущее событие должно быть полной предыдущей ситуацией. Когда говорят, что эта ситуация является «причиной» происшествия, имеют в виду то, что если бы предыдущая ситуация была бы дана со всеми ее деталями и относящимися к ней законами, то происшествие могло бы быть предсказано»[5]. Поэтому, заключает Карнап, причинное отношение означает предсказуемость. Но, поскольку знать все детали и условия предшествующей ситуации невозможно, то предсказание всегда будет иметь вероятный характер.

Вопрос, поднятый Карнапом, в диалектике принято решать иначе: здесь выделяют причину и условия. Говорят, что А является причиной В, но А может привести к В лишь при соблюдении определенных условий. К примеру, если нажать на спусковой крючок ружья, то произойдет выстрел. Здесь нажатие на спусковой крючок – причина, выстрел – следствие. Но выстрел произойдет лишь при соблюдении следующих условий: а) ружье заряжено; б) ружье исправно; в) порох сухой; г) капсюль патрона не поврежден. Возможно, существуют и другие условия. Но если проанализировать выстрел как определенное событие, к примеру, как преступление, то мы, видимо, придем к тем же выводам, которые сделал Карнап. Ответить на вопрос, почему же произошел этот выстрел, будет не просто. Один скажет, что причиной выстрела, которым убит человек, является месть. Другой будет доказывать, что причина – в психической неуравновешенности выстрелившего. Третий выскажет мнение, что причина – это поведение потерпевшего: если бы он не вел себя столь вызывающе, никто бы в него не стрелял. Каждый из этих факторов можно рассматривать в качестве причины. Следователь обратит внимание на те из них, которые связаны с нарушением закона, а психолог – на то, что имеет отношение к психике подозреваемого и потерпевшего. Видимо, решение проблемы заключается в том, что не следует критиковать какой-то вариант ее толкования. Кто-то все равно укажет на один из факторов, который покажется ему очень важным, как на причину, а на остальные – как на условия, второстепенные причины и т. д. И он будет прав: это его видение проблемы. А другой будет рассматривать ситуацию в ином плане и его решение будет иным. Он тоже прав: у него другая точка отсчета.

Одно из условий, а именно, то из них, которое непосредственно предшествует следствию, способствует переходу причины в следствие, в диалектике называют поводом. Правда, этот термин применяется лишь при анализе социальных связей. Не говорят, что поводом для обвала послужило падение метеорита в этом районе. Но говорят, что поводом для начала войны послужила провокация на границе. Отличить повод от причины можно лишь в том случае, если известны и другие, кроме повода, условия. Если, к примеру, мы наблюдали за дракой двух людей, начавшейся после того, как один из них случайно наступил на ногу другому, то мы можем назвать причиной драки именно этот факт. Но если кто-то знал об этой драке как заранее спланированной операции, он сказал бы, что факт наступления на ногу нужен был лишь в качестве повода для начала драки.

Согласно марксизму и сторонникам философии Гегеля, диалектика представляет собой универсальную теорию развития. Ее законы и основной категориальный аппарат были разработаны Гегелем для объяснения развития абсолютной идеи. К. Маркс и Ф. Энгельс проецировали гегелевскую теорию развития на материю и получили материалистическую диалектику как общую теорию развития материи.

Развитие есть направленные качественные изменения системы, связанные преемственной связью. Прогресс и регресс представляют собой виды развития.

Для объяснения источника, причины развития Гегель сформулировал закон единства и борьбы противоположностей. Согласно этому закону, источником развития любой системы выступают внутренние противоречия.

Для объяснения общего механизма развития был сформулирован второй закон диалектики: закон взаимного перехода количественных изменений в качественные. Согласно этому закону, развитие повсюду подчиняется одной закономерности: количественные изменения, постепенно накапливаясь, приводят к изменениям качественным, т. е. развитию.

Особенности связи нового со старым объясняет третий закон диалектики: закон отрицания отрицания. Согласно ему, новое всегда содержит в себе старое, обусловлено старым. При  этом новое есть в определенной мере повторение каких-либо этапов развития системы.

Кроме основных законов диалектика содержит закономерности, выраженные в отношениях между так называемыми парными категориями диалектики, которые могут быть рассмотрены как отражение объективных процессов развития системы.

[1] Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984. С. 11.

[2] Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973. С. 398.

[3] Рассел Б. Человеческое познание. М., 1957. С. 351.

[4] Карнап Р. Философские основания физики. М., 1971. С. 257.

[5] Карнап Р. Философские основания физики. М., 1971. С. 259–260.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!