Правосубъектность органов внутренних дел

20 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Быть субъектом права значит, обладать правосубъектностью, оба эти понятия отражают одно и то же качество индивида. Говоря о правосубъектности необходимо, прежде всего, рассматривать два основных составляющих данного понятия это правоспособность и дееспособность. По мнению многих ученых, правоспособность как предпосылка возникновения у лица конкретных прав и обязанностей является особым субъективным правом, защищаемым законом, от всякого, кто нарушит это право.

До настоящего времени юридическая наука не сумела выработать единую точку зрения по ряду вопросов, касающихся правосубъектности. Вместе с тем в юридической литературе были высказаны предложения об отказе от понятия правосубъектности в некоторых или во всех отраслях права. Так, по мнению Н.И. Матузова, «лучше было бы вообще не вводить категорию правосубъектности, поскольку это усложняет и без того сложные вопросы, ведет к новым излишним спорам и дискуссиям». Полностью отрицает необходимость использования понятия правосубъектности в гражданском праве В.И. Корецкий. В то же время он допускает возможность использования данной категории в любой другой отрасли права. В качестве основного довода В.И. Корецкого является то, что термин правосубъектность законодательство вообще и гражданское законодательство, в частности, не знает. По мнению автора, действующее законодательство не дает определения понятия правосубъектности, но вместе с этим в юридической науке установились некоторые общепризнанные положения, характеризующие правосубъектность. Правосубъектность признается общественно-юридическим свойством лица, состоящим в государственном признании за ним возможности участия в правоотношениях в роли носителя прав и обязанностей.

В общей теории права и в гражданско-правовой науке суждения по понятию правосубъектности сопоставляются с категориями правоспособности, дееспособности и деликтоспособности. В зависимости от этого выделяются три основных концепции в понимании правосубъектности.

Первая характеризует правосубъектность как понятие идентичное понятию правоспособности. Согласно другой, принятой в науке концепции, правосубъектность рассматривается как обобщающее понятие, составным элементом которого являются правоспособность и дееспособность в своем единстве.

В общей теории права признается, что в некоторых случаях, наряду с правоспособностью и дееспособностью, обособляется еще одно проявление правосубъектности деликтоспособность, которая означает способность лица нести самостоятельную ответственность за правонарушение. Некоторые представители цивилистической науки рассматривают деликтоспособность, как самостоятельный элемент гражданской правосубъектности.

Вышеперечисленные концептуальные положения не являются исчерпывающими в понимании правосубъектности. Некоторыми учеными в раскрытие правосубъектности вкладывается более широкое смысловое содержание. Так, Г.В. Пронская считает, что "правосубъектность как самостоятельная юридическая категория должна охватывать все правовые возможности субъекта: правоспособность (праводееспособность), обладание наличными, непосредственно из закона вытекающими правами (обязанностями), правомочие (долженствование) в конкретном правоотношении". Любая другая трактовка, по мнению Г.В. Пронской, дает лишь замену (удвоение) наименования того или иного юридического явления, а значит, и не создает самостоятельного юридического понятия.

Некоторые авторы, расширяя структуру правосубъектности, включают не только правоспособность или праводееспособность, но и права и обязанности, непосредственно вытекающие из действия законов, в частности, конституционные права граждан. Так, B.C. Якушев полагает, что «к категории правосубъектности следует отнести общий правовой статус, отраслевую праводееспособность и систему юридических гарантий».

Общим для всех выше изложенных концепций является то, что они связывают понятие правосубъектности с категорией правоспособности.

Вместе с тем научная позиция Е.А. Флейшиц во многом отличается от других авторов. По ее мнению, правоспособность нужна лишь для признания лица субъектом гражданских правоотношений. Этот автор считает, что носителями других, негражданских прав и обязанностей, лицо является не потому, что оно может становиться их носителем, а потому, что приобретает их в силу закона или других оснований. Поэтому, на ее взгляд, правосубъектность не обязательно должна быть связана с правоспособностью.

Кроме того, существует и другой подход к изучению понятия правосубъектности. Так, Н.Г. Александров рассматривает данную категорию в качестве особого вида общественных правоотношений. На основе представленного выше анализа точек зрения автор считает, что наибольшую практическую значимость имеет понятие правосубъектности как сочетания правоспособности и дееспособности, и именно это понятие будет использоваться в настоящей работе.

Орган внутренних дел, так же, как и иные юридические лица, наделяется правосубъектностью. Исходя из приведенного выше понятия правосубъектности, правосубъектность органа внутренних дел это единая праводееспособность, то есть обладание правоспособностью и дееспособностью.

Правосубъектность ОВД включает в себя не только общим образом выраженное признание его субъектом права, но и совокупность отраслевых правосубъектностей, то есть определение того, в какой области общественных отношений он признается субъектом прав и обязанностей.

Содержание правосубъектности органа внутренних дел определяется нормативным регулированием его деятельности, выраженным в совокупности правовых норм, закрепленных в Конституции Российской Федерации, Конституциях субъектов Российской Федерации, других законах и подзаконных актах, а также нормативных актах Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В юридической литературе отмечается, что «основной формой выражения правосубъектности органов внутренних дел является юридическая категория «компетенция».

Различное толкование понятия «компетенция» наблюдается в работах, специально посвященных органам внутренних дел. Например, по мнению В.И. Гуцуляк, компетенция органа внутренних дел это «определенная сфера деятельности на определенной территории, а также строго очерченный и нормативно закрепленный объем функций, задач и соответствующих им полномочий».

И.Л. Бачило считает, что «основными элементами понятия «компетенция» ОВД являются: сфера деятельности; территория; объем задач и функций; объем правомочий». А.Ф. Майдыков одним из необходимых элементов компетенции органа управления, а, следовательно, и органа внутренних дел, считает наличие у него прав юридического лица.

Компетенция ОВД РФ определяется совокупностью тех задач, на решение которых они уполномочены от имени государства.

Принимая во внимание, что в состав правосубъектности входит правоспособность, полагаем необходимым отметить, что в юридической литературе однозначного подхода к соотношению правоспособности и компетенции нет. По мнению одних, компетенция включает в себя правоспособность. Другие же считают, что это два самостоятельных явления.

На наш взгляд, последняя точка зрения наиболее приемлема. Ведь правоспособность характеризуется возможностью обладания правами и обязанностями. Компетенция же это не возможность обладать, а осуществлять установленные в правовых актах правомочия органа государственного управления.

Права и P.O. Халфина, когда пишет, что «отождествление понятия «компетенция» с более широким понятием «права и обязанности» затушевывает специфику прав и обязанностей различного характера, а именно: прав и обязанностей по осуществлению властной управленческой деятельности, с одной стороны, и прав и обязанностей, связанных с осуществлением непосредственной хозяйственной деятельности, с другой». Поэтому о компетенции можно говорить лишь применительно, во-первых, к деятельности управленческого характера и, во-вторых, с точки зрения принадлежащих прав, но не обязанностей.

Таким образом, можно сделать вывод, что компетенция и правоспособность государственного учреждения это самостоятельные явления, ни одно из которых в состав другого не входит, поэтому ошибочно включать в состав компетенции какого-либо органа внутренних дел его права как юридического лица. Являясь юридическим лицом, то есть субъектом гражданского права, орган внутренних дел обладает и гражданской правоспособностью, которая не входит в состав компетенции. Государство, наделяя органы внутренних дел правосубъектностью, предполагает, что гражданская правосубъектность будет реализовываться в границах компетенции органа.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!