Право Руси в период феодальной раздробленности. Новгородская и Псковская судные грамоты

26 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Право Новгородской и Псковской феодальных республик также имело свои особенности. Большое влияние на его развитие оказала «Русская Правда». Важными правовыми источниками были княжеские уставы и грамоты. Среди других источников следует отметить договоры города с князьями, судебную практику и иностранное законодательство.

Новгородская и Псковская судные грамоты появились в XV в. От Новгородской судной грамоты XV в. сохранился отрывок, содержащий нормы судоустройства и процессуального права.

Псковская судная грамота сохранилась полностью. Грамота представляла собой своеобразный свод псковского законодательства. Она была принята вечевым собранием в 1467 г. На ее содержание существенное влияние оказало законодательство Новгорода.

Псковская судная грамота состояла из 120 статей, регламентирующих гражданско-правовые отношения, уголовное право, судоустройство и судебный процесс.

Новгородская и Псковская судные грамоты отражали более высокую ступень в развитии русского права по сравнению с законодательством Древнерусского (Киевского) государства. Содержание судных грамот характеризуется системностью в изложении норм; законодатель дает определение некоторых общих положений и понятий. В целом Новгородская и Псковская судные грамоты представляли собой сборники норм феодального права, закреплявшие привилегии господствующего класса и неравное положение зависимых сословий.

Судная Грамота не упоминает, сопровождалось ли заключение устных договоров символическими обрядами — магарычем, рукобитием и др., имевшими место в Киевской Руси.

Вторым способом заключения договоров являлась «запись». «Запись» представляла собой письменный документ, копия которого сдавалась на хранение в архив Софийского или Троицкого собора. Такая «запись» являлась в судебных спорах официальным документом, не подлежащим оспариванию.

Таким образом, для признания договора займа на сумму свыше рубля действительным требовалось заключение формального договора или обеспечение займа закладом.

С другой стороны, должник, возвратив долг заимодавцу, должен был иметь у себя формальную платежную расписку, копия которой хранилась в государственном архиве. В случае спора на суде об уплате долга платежная расписка считалась недействительной, если копии расписки не было в архиве. Далее дело решалось так, как решались дела о торговых займах, а именно: дело решалось по желанию истца. Он мог выйти на судебный поединок с ответчиком или, положив цену иска у креста, давал возможность присягнуть ответчику. Если должник к моменту возращения долга скрывался, то все убытки, связанные с его задержанием (пошлина приставу и содержание под стражей), взыскивались с должника.

Проценты по займам. Судная Грамота регулировала взимание «гостинца» или процентов по займам. Русская Правда содержала статьи, ограничивающие проценты по займам. Кроме того, она различала проценты — месячные, третные и годовые. Однако Грамота не установила максимального размера процентов и не различала месячных, третных и годовых процентов. По всей видимости, размер процентов обуславливался соглашением сторон.

Заимодавец мог требовать от должника «гостинец» (процент) только в том случае, если между ними заключена «запись» — формальное соглашение. Заимодавец лишался права взыскания «гостинца» в случае, если требовал от должника уплаты долга раньше истечения срока займа. С другой стороны, если должник возвращал свой долг заимодавцу раньше срока, то «гостинец» соответственно уменьшался.

Если долг с процентами не был уплачен в срок, предусмотренный соглашением сторон, заимодавец при предъявлении иска должен был обратиться в суд с тем, чтобы последний решил вопрос о начислении процентов за последующий период. В противном случае проценты уплачивались только за срок, обусловленный договором.

Из приведенных данных видно, что Грамота во всех случаях становилась на сторону ростовщиков.

Русская Правда предусматривала несколько видов несостоятельности. Однако Грамота не предусматривала последствий при неуплате займа. Лишь в одной статье говорилось, что в случае неуплаты одного рубля за нанесение побоев на суде своему противнику виновный выдавался головой обиженному. Остается предположить, что несостоятельный должник также выдавался головой заимодавцу впредь до отработки своего долга.

Договор ссуды. О регулировании договора ссуды в Судной Грамоте имеются всего лишь две статьи. Ссуда называлась «зсудиа» или «съсудиа».

Грамота следующим образом регулировала договор ссуды: в случае смерти собственника к его наследникам могло обратиться какое-либо лицо с требованием о возврате серебра, платья, украшений или какого-либо другого движимого имущества, отданного им собственнику в виде ссуды. В случае оставления умершим завещания, копия которого хранилась в государственном архиве, притязания истца признавались действительными только в том случае, если у него имелась формальная запись или заложенная умершим вещь. Простая доска без заклада не имела доказательной силы.

С другой стороны, если кто-либо при жизни собственника получил ссуду, а затем у наследников умершего не оказалось ни заложенной вещи, ни формальной записи, то наследники не имели права требовать от такого лица возвращения им ссуды. Этой единственной статьей и исчерпывается договор ссуды.

Если один из наследников неразделенного имущества брал что-нибудь из этого имущества, а затем отрицал факт присвоения, то он должен был принести присягу в том, что ничего не взял. Но после этого случая совместное владение становится невозможным, и наследники имели право произвести раздел имущества.

Таким образом, наследственное имущество без особых на то причин не подлежало разделу на отдельные доли по числу наследников, а должно было оставаться в нераздельной собственности их всех. Раздел на доли мог производиться лишь в двух случаях. Во-первых, когда к наследникам предъявлялся иск о долге наследодателя и для уплаты долга приходилось продавать неразделенное имущество. Оставшуюся после уплаты долга сумму делили между всеми наследниками. Во-вторых, раздел общего имущества наследников производился тогда, когда один из наследников присваивал часть неразделенного имущества и тем самым делал совместное пользование и владение этим имуществом невозможным. Судная Грамота отдельно регламентирует наследование имущества изорников.

После смерти изорника жена и дети обязаны уплатить помещику «покруту», которая была в свое время получена изорником.

Если у умершего изорника не было жены или родственников по нисходящей или восходящей линии, то брат или другие родственники умершего по боковой линии могли при желании претендовать на наследство при условии, если они уплатят «покруту». При этом наследники не должны утаивать от помещика имущество умершего. Но если помещик в целях обеспечения «покруты» брал лошадь или корову умершего изорника, то наследники могли требовать это имущество по суду.

В случае отсутствия у родственников у умершего изорника феодал имел право продать его имущество для получения выданной изорнику «покруты». Если затем и выявлялись родственники, они не имели права требовать с феодала возвращения проданного им имущества.

Понятие и виды преступлений. Понятие преступления в Новгороде и Пскове значительно изменилось по сравнению с понятием преступления, существовавшим в эпоху Киевской Руси. Русская Правда под преступлением понимала нанесение какого-либо материального, физического или морального ущерба отдельному лицу или лицам. Русская Правда еще не упоминала о преступных деяниях, направленных против государства в целом или против отдельных должностных лиц. Конечно, на практике в Киевской Руси существовали государственные преступления, и они жестоко наказывались государственной властью. Об этом упоминается в летописях. Но в Русской Правде об этом ничего не говорилось.

Большим шагом вперед в развитии понятия преступления по русскому праву является понятие преступления, данное Судной Грамотой. Под преступлением подразумевался не только вред, причиненный отдельному частному лицу, но и государству в целом. Поэтому Судная Грамота упоминает политические преступления, о которых ничего не говорится в Русской Правде.

По Русской Правде преступление называлось «обидой». Судная Грамота не содержит специального термина для обозначения понятия преступления.

Субъектами преступления по Судной грамоте могли быть все свободные, хотя бы и зависимые от феодала люди. Упоминания о холопах здесь нет, но можно допустить, что правосубъектность холопов в Пскове регулировалась нормами Русской Правды.

Русская Правда не считала преступлением убийство господином своего холопа. Убийство чужого раба рассматривалось лишь как нанесение материального ущерба его хозяину. Нет никакого сомнения в том, что холопы находились в таком же бесправном положении, как и в Киевской Руси.

Если преступление совершило одно лицо, то это лицо должно было уплатить вознаграждение потерпевшему и продажу в пользу князя, предусмотренную законом. В случае совершения одного и того же преступления несколькими лицами виновные несли долевую ответственность, т.е. все вместе они должны были уплатить причитавшиеся потерпевшему вознаграждение и продажу в пользу князя. А потерпевшие, независимо от их числа, получали все вместе предусмотренное законом вознаграждение.

Если любое количество потерпевших предъявит обвинение в побоях к любому числу виновных, то денежное вознаграждение присуждается им всем в размере одного рубля и продажа в пользу князя взыскивается в одинарном размере независимо от того, сколько было виновных.

В Судной грамоте предусматривались виновные и невиновные деяния. Закон во всяком случае предусматривает исключение ответственности при отсутствии вины.

В Грамоте говорится, что если ответчик, подлежащий приводу в суд, будет сопротивляться и совершит убийство истца, он привлекается к ответственности как убийца.

С другой стороны, если пристав с потерпевшим приедут во двор подозреваемого в воровстве для производства обыска, а беременная женщина, проживающая в этом доме, испугается и выкинет младенца, то, как предписывала Судная Грамота, пристава или истца нельзя обвинить в убийстве ребенка.

Таким образом, в первом случае, виновный, убивший истца, привлекался к ответственности как убийца, а в другом случае виновный, напугавший беременную женщину, освобождался от ответственности.

Судная Грамота не отвечает на вопросы, освобождается ли от наказания собственник, убивший вора в своем дворе, является ли смягчающим вину обстоятельством состояние опьянения преступника, и, наконец, различается ли покушение от оконченного преступления. Нужно предполагать, что, поскольку нормы Русской Правды действовали на территории Новгорода и Пскова, как и в других русских землях того времени, эти вопросы регулировались Русской Правдой.

Виды преступлений. В Новгороде и Пскове в связи с процессом дальнейшего закрепощения феодально-зависимого населения стали усиливаться классовые противоречия. Это нашло свое выражение в том, что за наиболее серьезные преступления, нарушающие интересы господствующего класса, была введена смертная казнь, о которой в Русской Правде ничего не говорилось. Денежный штраф — продажа — еще широко применялся как наказание, однако уже отошел на второй план.

В Судной Грамоте предусматривалась значительно больше деяний, признаваемых социально опасными, нежели в Русской Правде.

Судная Грамота определяла следующие виды преступлений.

а) Государственные преступления. Из числа государственных преступлений Судная Грамота, собственно, указывает на одно преступление,— перевет. Перевет — государственная измена. Виновные в совершении перевета наказывались смертной казнью.

Не случайно понятие перевета появилось впервые в Пскове и Новгороде. Эти республики граничили с Литвой и владениями немецкого Тевтонского ордена. Вся история Новгорода и Пскова характеризуется систематическим нападением немецких «псов-рыцарей» и литовских феодалов.

Случаи перевета зафиксированы еще в XIII в. В Пскове оказалась небольшая боярская партия во главе с неким Твердилой Ивановичем, которая в 1240 г. сдала город немцам. Немецкий ставленник и переветник Твердила сделался правителем города. Только в 1242 г. в результате побед Александра Невского над «псами-рыцарями» Псков освободился от немецкой кабалы, а «переветники повеша».

б) Имущественные преступления. Судная Грамота регулировала имущественные преступления более детально, чем Русская Правда. К ним относились: татьба, разбой, грабеж, наход и поджог.

Татьба, или кража, делилась на квалифицированную и простую. К квалифицированной татьбе относилась кромская татьба, конокрадство, а также татьба, совершенная в третий раз. Квалифицированная татьба наказывалась смертной казнью.

В Новгородском и Псковском Кремле хранились запасы и государственная казна. В Кремле происходили вечевые собрания, находился княжий двор и торг. Естественно, что кража из Кремля считалась квалифицированной кражей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Простой татьбой считалась татьба, совершенная в первый и второй раз, за исключением татьбы из Крома и конокрадства. Простая татьба наказывалась продажей — денежным штрафом в пользу князя и вознаграждением в пользу потерпевшего.

Кража мелкого рогатого скота и домашней птицы регламентировалась отдельной статьей Грамоты.

Как видно из указанных статей, Судная Грамота не различала кражи из закрытых помещений от кражи из открытых помещений. Независимо от того, откуда произошла кража, если она была совершена в первый или второй раз, виновный платил продажу в пользу князя в размере 9 денег.

Хотя в Грамоте говорится лишь о продаже в пользу князя, но вероятно, что пострадавший также получал денежное вознаграждение от вора.

Что же касается кражи мелкого рогатого скота и домашней птицы, то в Грамоте прямо указывается не только продажа в пользу князя в размере 2—3 денег, но и денежное вознаграждение в пользу потерпевшего.

Так наказывался вор за первую и вторую татьбу. Но «в третий ряд (раз) изличив живота ему не дати (крам) кромскому татю», т.е. поступать с ним так, как с «кромским татем».

О происшедшей краже потерпевший должен был немедленно сообщать старосте, ближайшим соседям или посторонним лицам, которые окажутся на месте совершения преступления. Если кража произведена на пиру, то такое заявление должно быть сделано пировому старосте или гостям, но не хозяину дома, где происходил пир, так как это дело его не касается.

Если потерпевший одновременно заявит на кого-либо подозрение, то подозреваемый может освободиться от ответственности, присягнув в том, что он не совершил эту татьбу. Присяга обычно совершалась на торгу, но закон разрешал в подобных случаях приносить присягу и на месте совершения кражи.

Если украденная вещь через некоторое время будет обнаружена у какого-либо лица, но оно заявит, что эту вещь купило, то купивший украденную вещь должен указать того человека, у которого он купил. В этом случае последний отвечал по суду перед потерпевшим. Это так называемый свод, известный еще в Русской Правде. Свод мог продолжаться от одного подозреваемого в краже до другого, до тех пор, пока, наконец, не будет обнаружено лицо, укравшее эту вещь.

В случае если украденная вещь была куплена у неизвестного продавца и во время совершения этой сделки присутствовали свидетели, то достаточно показания четырех или пяти свидетелей на суде, чтобы подозреваемый в краже был оправдан.

Выводы по вопросу. О праве Новгорода и Пскова можно судить главным образом по Новгородской и Псковской судным грамотам, международным договорам и некоторым другим дошедшим до нас документам. Развитие товарно-денежных отношений обусловило достаточно высокий уровень обязательственного права.

К уголовному праву относится более половины статей Псковской судной грамоты. По сравнению с Русской Правдой к преступным причислены все деяния, запрещенные уголовно-правовой нормой, даже если они не причиняют ущерба какому-либо лицу (например, преступления против суда, государственные преступления). В Новгороде и Пскове наряду с состязательным существовал и розыскной процесс.

В период раздробленности на Руси продолжается развитие раннефеодального государства. Относительно централизованная Древняя Русь распадается на массу крупных, средних, мелких и мельчайших государств. По своим политическим формам даже мелкие феодальные владения пытаются копировать Киевское государство. В этот период появляется принципиально новая форма правления – аристократическая республика (Новгород и Псков).

В княжествах отношения в основном регулируются Русской Правдой. Формируются лишь ее новые редакции. Только в феодальных республиках возникают новые крупные законодательные акты.

 

ЛИТЕРАТУРА:

Основная:

  1. История государства и права России: Учебник /Под ред. Ю.П. Титова.-М.: Изд-во: Проспект, 2011.
  2. История государства и права России: Учебник /Под ред. И.А. Исаева.- М.: Проспект, 2011.
  3. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч./Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2011.
  4. Шамба Т.М., Стешенко Л.А. История государства и права России: Учебник в 2 ч. М.: Норма, 2010.
  5. Российское законодательство X-XX вв. Т.1-9/ Под общ. Ред. О.И. Чистякова.- М.: Юрид. лит, 1984-1994.
  6. Курицын В.М. История государства и права России IX-XIX вв. Учеб.пос.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

Дополнительная:

  1. Мейер Д.И. Русское гражданское право. [В 2-х ч.]. Изд. 2-е, испр . - М.: Статут, 2000.
  2. Петров И.В. Государство и право Древней Руси 750-980 гг.: монография - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2003.
  3. Стешенко Л.А. Многонациональная Россия: государственно-правовое развитие Х-ХХI вв.: [исследование]. - М.: НОРМА, 2002.
  4. Тарановский Ф.В. История русского права /Тарановский Ф.В., под ред. и с предисл. Томсинова В.А. - М.: Зерцало, 2004.
  5. Юшков С.В. История государства и права России (IХ- ХIХ вв.): Учебное пособие. - Изд-е доп. и пер. - Ростов н/Д: Феникс, 2003.
  6. Юшков С.В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение /Под ред. О. И. Чистякова. - М: "Зерцало-М", 2002.
  7. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие / Сост. Ю.П.Титов. – М., 2008.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!