Право Российской империи XVIII в.

13 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Переход к абсолютизму знаменовался широким развитием зако­нодательства, особенно в годы правления Петра I и Екатерины II. На­пример, если в течение второй половины XVII в. был принят 1821 указ, то только за первую четверть XVIII в. принято свыше 3200 актов. В первой половине XVIII в. ежегодно в среднем издавалось по 160 ука­зов.

Многие законы Петр I писал лично, проекты других выправлял. В 1721 г., например, как явствует из его расписания, он четыре дня в неделю сочинял Адмиралтейский регламент.

В целом законодательство XVIII в. отражает более высокий уро­вень юридической техники. Оно значительно менее казуистично, чем ранее, имеет более высокий уровень обобщений, более четкую струк­туру и последовательность. Петр I требовал, чтобы формулировки за­кона были ясными и четкими: «Надлежит законы писать ясно, чтобы их не перетолковывать». Но одновременно интенсивное законотвор­чество часто носило бессистемный характер. Нормативные акты не­редко противоречили друг другу, принимались без отмены или исправ­ления ранее изданных законов и подчас приносили вред вместо пользы.

В законотворческой деятельности Петра I, к которой он активно привлекал иностранцев, отразилось его увлечение западным опытом, порой доводимое до абсурда. Правовые акты были перегружены инос­транной терминологией. Так, например, в Табели о рангах русские тер­мины встречаются лишь в виде исключения. Основную же массу наи­менований чинов должностных лиц составляют незнакомые русскому человеку штатгалтеры, обер-штер-крикс-комиссары, обершенки и т.п. Прямо противоположную Петру политику проводила Екатерина II, последовательно восстанавливая в законодательстве русскую терми­нологию. Иногда она даже переводила иностранные термины на рус­ский язык, например, бухгалтер именовался книгодержателем и т.п.

Петр I требовал неукоснительного соблюдения законов. В указе 1722 г. «О хранении прав гражданских» он писал: «Ничто так ко уп­равлению государства нужно есть, как крепкое хранение прав граж­данских, понеже всуе законы писать, когда их не хранить, или ими иг­рать, как в карты, прибирая масть к масти...» Придавая большое зна­чение указу об исполнении законов и самому исполнению законов, Петр приказал наклеить его на доску и держать на столе заседаний Сената и других судебных учреждений: «А где такого указа на столе не будет, то за всякую ту проступку сто рублев штрафу в гошпиталь».

Замечено, что Петра I отличала вера во всесилие закона, во все­могущество государственной власти; призванной регулировать жизнь подданных. Однако на практике в громадной империи творилось от­нюдь не то, что хотелось самодержцу. Иногда массовые нарушения за­кона приводили к тому, что с ними приходилось мириться и даже воз­водить нарушение в новую норму. Так, было, например, со столь важ­ным вопросом, как сыск беглых крестьян. Несмотря на серию жесто­ких законов о возвращении беглых, остановить этот процесс полнос­тью не удалось. Более того, возникло известное противоречие между интересами государства и потребностями отдельных феодалов в воп­росе о возвращении крестьян, бежавших на окраины Российской им­перии или поступавших в солдаты. Государство, заинтересованное в заселении отдаленных районов пограничной полосы, отказалось воз­вращать собственникам бежавших от них крестьян.

Характерной чертой российской правовой системы XVIII в. был ее сословный характер, закрепляющий сословные привилегии дворянства.

Сословному строю, сословным принципам организации государства соответствовала и сословность гражданского, уголовного, процессу­ального права. От сословной принадлежности подданного Российской империи зависела и его гражданская правоспособность.

Существенной чертой законодательства XVIII в. является его стрем­ление к мелочной регламентации всех сторон жизни человека: хозяй­ственной деятельности, быта, развлечений и т.п. Наряду с провозгла­шением крупных реформ и больших преобразований издавались много­численные указы, определявшие форму одежды, средства передвиже­ния и т.п. для различных слоев населения. Историк М.М. Богословский писал, что подданный Петра I «обязан был нести установленную указа­ми службу государству, он должен был жить не иначе, как в жилище, построенном по указному чертежу, носить указное платье и обувь, пре­даваться указным увеселениям, указным порядком и в указных местах лечиться, в указных гробах хорониться и указным образом лежать на кладбище, предварительно очистив душу покаянием в указные сроки».

После Петра I законотворческая активность заметно снизилась, но вера в силу закона сохранялась. Особое место отводила закону в своей деятельности «просвещенная» императрица Екатерина II, на­меревавшаяся создать в России правовое государство. При ней на ос­нове Учреждения для управления губерний (1775 г.) была оформлена административная управленческая система Российского государства. Жалованные грамоты 1785 г. закрепили права и обязанности дворян и горожан.

Рост числа нормативных актов сделал актуальной проблему систе­матизации права. Вопрос о создании нового Уложения законов был по­ставлен еще в 1700 г. при Петре I. Для этого была создана специальная комиссия. Однако всеобщей систематизации права проведено не было.

Подобные кодификационные комиссии создавались и преемника­ми Петра I, в частности императрицей Елизаветой.

Но из-за отсутствия профессионально подготовленных к этой ра­боте юристов деятельность их не увенчалась успехом. Новую комис­сию (девятую по счету) Екатерина II созвала в 1767 г. Помимо чинов­ников государственных учреждений (Сената, коллегий, Академии наук), к работе в ней были привлечены выборные представители всех сосло­вий (кроме крепостных крестьян). 564 депутата в течение года обсуж­дали насущные проблемы государственного и общественного устрой­ства России. В основание деятельности Уложенной комиссии был по­ложен Наказ, с которым «премудрая матерь отечества» обратилась к представительному собранию. Он состоял из 22 глав и 655 статей и охватывал все стороны государственного, сословного, гражданского и уголовного права. Главными источниками Наказа явились сочинение Ш. Монтескье «О духе законов» и трактат итальянского мыслителя Ч. Беккария «О преступлениях и наказаниях». С научно-философс­ких позиций Екатерина II выступила в Наказе против крепостного пра­ва, против всякого рабства, ратовала за смягчение норм уголовного права, наказаний, отмену пыток и т.п. Однако российское общество и власть оказались не готовы к принципиальному реформированию пра­вовой системы страны.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!