Повышение эффективности создания и функционирования СЭЗ в регионах - Часть 2

ГЛАВА I. ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЭЗ В РЕГИОНАХ РФ

1.1. История создания СЭЗ в России

Впервые официальное определение свободной экономической зоны было дано в Киотской конвенции 1973 г., в которой под свободной зоной понимается часть территории страны, где товары рассматриваются как объекты, находящиеся за пределами национальной таможенной территории (принцип «таможенной экстерриториальности») и поэтому не подвергаются таможенному контролю и налогообложению (20, с. 13). Иными словами, свободная экономическая зона представляет собой часть территории страны, где действует особый льготный хозяйственный режим, не применяемый в остальных частях страны.

Свободные экономические зоны широко распространяются во многих странах. К началу 2000 г. в мире действовало несколько тысяч свободных экономических зон различных типов, через них проходило свыше 74 мирового товарооборота (7, с. 64).

Свободные экономические зоны в России стали создаваться в начале 90-х гг. Однако в отличие от многих зарубежных стран, где политика образования СЭЗ характеризовалась значительной долей прагматизма и целесообразностью, в нашей стране процесс создания СЭЗ отличался непомерными амбициями и избыточной политизацией. Идея СЭЗ стала инструментом борьбы за перераспределение власти и ресурсов в рамках суверенизации бывших союзных республик и крупных регионов. В результате только с июля 1990 г. по июнь 1991 г. Верховный Совет России официально закрепил статус СЭЗ за 11 регионами, включая Приморский край, г. Находка, Алтайский край, г. Санкт-Петербург, Ленинградскую область, г. Выборг, г. Зеленоград, Калининградскую, Читинскую, Новгородскую области, Еврейскую автономную область. Общая площадь этих территорий составляла более 1 млн. км2 (7% территории), население - 18,5 млн. человек (13% населения) (7, с. 65). Тем самым оказались многократно перекрытыми совокупные размеры всех имеющихся СЭЗ в мире, вместе взятых.

Наряду с огромными размерами создаваемых зон процесс их создания характеризовался также отсутствием четкого понимания их целей и задач, массовой раздачей льгот без четких критериев, стремлением местных властей к суверенитету через создание СЭЗ, отсутствием нормативно-правовой базы для их создания и функционирования.

Принятие в 1991 г. Закона РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР», в котором была глава о СЭЗ, несколько упорядочило процесс их образования (4, с. 7). В соответствии с Законом СЭЗ создавались с целью привлечения иностранного капитала, передовой зарубежной технологии, управленческого опыта, развития экспортного потенциала. В них устанавливался льготный режим хозяйственной деятельности для иностранного капитала и предприятий с иностранными инвестициями.

В 1992 г. отношение к созданию СЭЗ в России значительно изменилось в связи с преобразованием экономики и либерализацией хозяйственной жизни (4, с. 8). Принятые в России законы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность, не предусматривали особый режим хозяйственной деятельности в СЭЗ. И хотя действовавшие в зонах льготы и привилегии формально никто не отменял, финансово-налоговые службы посчитали их утратившими силу.

Такая неопределенность в законодательно-правовом положении СЭЗ вызвала беспокойство у иностранных инвесторов, расценивших складывавшуюся ситуацию как отход российского Правительства от политики создания зон. Принятый в июне 1992 г. Указ Президента РФ «О некоторых мерах по развитию свободных экономических зон на территории РФ», в котором было подтверждено действие прежних зональных преференций для иностранных инвесторов и российских предприятий, способствовал некоторой стабилизации обстановки (4, с. 9).

Тем не менее, в Правительстве РФ возобладала линия на закрытие огромных по территории одиннадцати зон путем урезания и лишения их многих привилегий. Взамен предлагалась концепция создания микрозон, главным образом свободных таможенных зон и зон экспортного производства. В основу выборочной стратегии создания этих видов зон был положен принцип сочетания их выгодного географического положения и минимизации затрат на их инфраструктурное обустройство.

В результате вокруг свободных экономических зон сложилась атмосфера неопределенности, а точнее, перспектива сократиться до небольших экспортных территорий. Да и эта перспектива была туманной, так как решение создавать свободные таможенные зоны и экспортные зоны производственного типа не получило законодательного оформления (2, с. 65).

Для поддержания государственной линии на формирование преимущественно двух видов локальных зон российское Правительство в 1994-1995 гг. предприняло ряд шагов по улучшению инвестиционного климата для иностранных и отечественных предприятий, действующих в СЭЗ. Среди них можно выделить: предоставление льгот при налогообложении прибыли предприятий с иностранными инвестициями; освобождение от налога на добавленную стоимость и специального налога на импортированное технологическое оборудование; отмена с 1 января 1996 г. налога на сверхнормативное превышение расходов на оплату труда и др.

Принятые меры способствовали тому, что с середины 90-х гг. создание в России свободных экономических зон несколько активизировалось. Ряд регионов, не дожидаясь соответствующих законодательных решений, начал интенсивную работу по реализации проектов создания локальных функциональных зон. Первой по такому пути пошла Администрация СЭЗ «Находка». Опираясь на правительственные документы о возможностях создания на своей территории таможенных зон, а также предоставленный на эти цели бюджетный кредит, оно образовало первую подобную зону уже к лету 1995 г. В этом же направлении, но без государственной федеральной поддержки действовали Правительство Московской области, Мэрия Санкт-Петербурга, Администрация Ульяновска, создавшие свободные таможенные зоны.

В Санкт-Петербурге в феврале 1999 г. принято решение о формировании 20 зон экономического развития с особым режимом, на территории которых предприятия получили льготы с целью активизации инвестиционных проектов и повышения экономической эффективности и конкурентоспособности международного транспортно-грузового комплекса города (13, с. 24).

Другие территории активизировали свои усилия, направленные либо на воссоздание прежних, либо на получение новых индивидуальных преференций. Так, Администрация Калининградской области добилась принятия в ноябре 1995 г. Государственной Думой Федерального закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области», возвращавшего ей режим таможенной экстерриториальности. В 1994 г. была создана зона экономического благоприятствования в Ингушетии, в 1997 г. - СЭЗ «Алтай» на территории Алтайского края (Сибирь), в которой участники зоны освобождались на пять лет от налоговых платежей и сборов, а также получали ряд других льгот (13, с. 25).

Таким образом, специфика политики зонирования в нашей стране заключается в том, что на протяжении 90-х гг. она не имела четкой стратегической направленности, носила стихийный характер. В стране отсутствовала основополагающая концепция и соответствующая правовая база развития СЭЗ. Вопрос об их создании решался под воздействием различных факторов - намерений администраций отдельных регионов, пожеланий иностранных и отечественных предпринимателей, складывающейся в стране политической и экономической ситуации. Российские СЭЗ создавались не на основе федерального закона, а на основе отдельных указов и постановлений исполнительной власти, принимаемых по отдельным СЭЗ.

В документах о создании СЭЗ указаны цели создания этих хозяйственно-территориальных объединений, которые, как правило, включают развитие экспортного потенциала, увеличение поступлений в Россию валютной выручки от экспорта товаров, активизацию экономического и социального развития России и ее отдельных регионов на основе привлечения иностранных и российских инвестиций, новой техники и технологий, использование передовых методов управления. Тем не менее, курс на организацию локальных свободных экономических зон, как правило, не подкреплялся механизмом его реализации.

1.2. Типы СЭЗ и особенности их функционирования

Операционно-функциональная структура свободных экономических зон в мире достаточно многообразна. «Семейство» СЭЗ пополнилось в последние десятилетия солидной группой представителей, не имеющих ни статуса таможенной экстерриториальности, ни внешнеэкономической специализации. Понятие «свободная экономическая зона» объединяет сегодня широкий спектр институциональных образований, общая черта которых - преференции. Используются они государством, как правило, в контексте селективной либерализации инвестиционного климата - поощрения определенных направлений хозяйственной деятельности (15, с. 72).

В соответствии с хозяйственной специализацией мировое «семейство» свободных экономических зон подразделяется на следующие основные типы:

• зоны свободной торговли;

• торгово-производственные;

• технико-внедренческие;

• сервисные;

• комплексные;

• международные.

В России зарегистрированы все перечисленные типы СЭЗ, хотя большинство из них действует в законодательно-правовом вакууме, а их деятельность в соответствии с международными стандартами далека от эффективной.

Рассмотрим в данном параграфе механизм и основные направления их деятельности.

Зоны свободной торговли в России существуют в форме таможенных складов, свободных таможенных зон производственного и торгового типов и магазинов беспошлинной торговли.

Первый таможенный склад появился в нашей стране в 1980 г. в Бутове накануне Московской Олимпиады. В середине 90-х гг. только в Москве насчитывалось свыше 150 складов различной специализации. Толчком к их быстрому росту послужил принятый в 1993 г. Таможенный кодекс РФ, который установил ранее не существовавшие таможенные режимы: свободные таможенные зоны и склады, магазины беспошлинной торговли, переработка товара на таможенной территории (9, с. 34).

Режим таможенных складов установлен для хранения ввезенных товаров без взимания таможенных пошлин, а также для вывозимых товаров с возвратом пошлин или освобождением от них. За период хранения ввозимых товаров на складах (до трех лет) они могут пройти переработку, сортировку, упаковку, маркировку для последующего их вывоза за пределы территории РФ или на остальную часть территории РФ. Фактически таможенные склады предоставляют своим предприятиям-клиентам налоговые кредиты.

Еще более льготный режим имеют свободные склады. Кроме налогового кредита они предоставляют возможность ведения любой производственной и коммерческой деятельности (кроме розничной торговли). Ограничений на срок хранения товаров на свободных складах нет. Создание свободных складов и регулирование правового режима их деятельности осуществляются в соответствии с таможенным законодательством РФ.

Аналогичные условия установлены Таможенным кодексом РФ и для свободных таможенных зон, где можно осуществлять производственную деятельность. Свободные таможенные зоны производственного типа создаются на участках территории РФ, имеющих развитую производственную и транспортную инфраструктуры и другие благоприятные условия для развития предпринимательской деятельности. В этих зонах разрешается совершение производственных операций, в результате которых изменяется позиция товаров в Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (18, с. 92).

Первые свободные таможенные зоны - «Шереметьево», «Московский Франко-Порт» и «Франко-Порт Термина» были созданы в 1993 г. В 1994 г. в отдельных российских регионах, администрация которых, не дожидаясь правительственных решений, начала создавать свободные таможенные зоны, приступив к их обустройству («Шерризон» в Москве, «Гавань» в Санкт-Петербурге, «Ростов» в Ростове-на-Дону); принято решение о создании свободной таможенной зоны в Ульяновске (9, с. 38). Свободные таможенные зоны производственного и торгового типов стали одними из немногих СЭЗ в России, получивших правовую поддержку в законопроекте «О свободных экономических зонах», который был одобрен Государственной Думой 9 июля 2000 г.

Разновидностью зон свободной торговли являются и специальные магазины «Дьюти фри», которые располагаются в крупнейших международных аэропортах страны. Эти магазины наделены правом беспошлинного ввоза товаров. В настоящее время магазины беспошлинной торговли (37 предприятий в июне 2000 г.) существенно расширили ассортимент продаваемой продукции (косметика, сигареты, спиртные напитки, икра и другие малообъемные товары). В результате сформировалась отрасль с ежегодным объемом продаж, превышающим сотни тысяч долларов.

Из всех свободных экономических зон, созданных на территории России, сегодня наиболее близка к понятию зоны экспортного производства СЭЗ «Находка». Основные цели ее создания - обеспечение благоприятных условий для привлечения иностранных капиталовложений и потенциала отечественных предпринимателей для решения задач социально-экономического развития Дальнего Востока, комплексное освоение природных ресурсов региона, расширение экспортного производства. Намеченные цели предполагалось достичь путем введения льготного налогообложения и особого таможенного режима. В соответствии с решением Правительства России «О некоторых мерах по развитию свободной экономической зоны "Находка"» от 8 сентября 1994 г. и другими регулирующими документами в СЭЗ для предприятий, иностранные вклады в которые превышали 30%, были установлены следующие льготы (9):

• федеральный налог на часть прибыли, переводимой за границу, составляет 7%, а соответствующий местный налог - не более 3%;

• прибыль и часть прибыли, переводимой за границу, полностью освобождается от налогообложения на пять лет;

• часть прибыли, реинвестируемой в развитие производства, а также в объекты инфраструктуры и социальной сферы СЭЗ, полностью освобождается от налога.

К середине 90-х гг. СЭЗ «Находка» добилась определенных положительных результатов (9). В ней действовало около 500 предприятий с иностранными инвестициями, главным образом китайскими, японскими и американскими, ей были предоставлены иностранные целевые кредиты. Осуществляются проекты создания российско-южнокорейского технологического парка и российско-американского промышленного парка, на реализацию которых планировалось привлечь свыше 900 млн. долл. Выделены средства из бюджета России на создание ТЭЦ, системы водоснабжения, реконструкцию аэропорта «Золотая долина», дополнительных портовых мощностей. Объем экспортной продукции свободной экономической зоны в 1995 г. составил 423 млн. долл., в 3 раза превысив импорт (7, с. 127).

С февраля 1994 г. Административный комитет, который занимается управлением СЭЗ «Находка», приступил к осуществлению новой стратегии ее развития. Основным ее направлением стало создание в СЭЗ локальных зон, которые должны способствовать улучшению инвестиционного климата зоны, стимулировать развитие экспортноориентированных отраслей, созданию новых рабочих мест. Другое направление стратегии - превращение «Находки» в центр переработки грузов Азиатского-Тихоокеанского региона.

Формирование СЭЗ «Находка» не завершено. Размеры привлеченного зарубежного капитала (около 100 млн. долл. прямых инвестиций на середину 1997 г.) не идут в сравнение с имеющимися планами развития зоны (9). Сохраняется зависимость свободной экономической зоны от бюджетных дотаций центра. Вместе с тем, уже сейчас можно отметить первые позитивные итоги: сравнительно высокие темпы экономического роста; развитие отдельных элементов инфраструктуры; создание новых рабочих мест. Они отличают эту свободную экономическую зону от других СЭЗ России. Опыт СЭЗ «Находка» доказывает возможность развития свободных экономических зон в России на основе удачного выбора территории, правильной экономической специализации, а также рационального объединения усилий и возможностей федеральных и местных органов власти.

Среди технико-внедренческих зон, действующих в России, наиболее широко представлены технологические (технопарки). В настоящее время в России созданы 29 технопарков и 63 инкубатора инновационного бизнеса, которые объединены в ассоциацию «Технопарк». Наиболее успешно функционируют «Зеленоград» и «Дубна».

В первой половине 90-х гг. большинство их этих технопарков были созданы по решениям местных органов власти. В последние годы этому вопросу стало уделяться внимание и со стороны федеральных властей. Так, в 1997 г. Министерство промышленности, науки и технологий РФ, Министерство образования РФ совместно с государственными фондами технологического развития и содействия развитию малых предприятий в научно-технической сфере приняли программу «Активизация инновационной деятельности в России» (4).

Одним их важных направлений деятельности программы стали создание и поддержка инновационных технологических центров, способных выполнять функции опорных точек роста инновационной инфраструктуры. В 1997 г. в соответствии с этой программой было создано семь инновационных технологических центров в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске и Казани. Однако, несмотря на расширяющееся число создаваемых технопарков в России, они не выполняют поставленные перед ними задачи. Эффективное функционирование технопарков в России сдерживается отсутствием финансовой поддержки со стороны государства; федерального закона о технопарках; долгосрочной технологической политики, призванной разработать основные направления развития отечественной науки и технологии, а также определить место технологических парков как инструмента интеграции науки и производства в российской экономике (2, с. 55).

В 90-е гг. в России стали возникать такие сервисные зоны, как банковские оффшорные центры и эколого-экономические зоны. Особенно Россия активно стала подключаться к международному оффшорному бизнесу. В 1994 г. оффшорная зона была создана в Калмыкии, затем ее примеру последовала Ингушетия, где была создана зона экономического благоприятствования, просуществовавшая до июля 1997 г. В 1997 г. был организован оффшорный центр «Золотое кольцо» в Угличе. Несколько позже оффшорные зоны появились в Туве, Смоленске, Эвенкии. На сегодня законодательные акты, позволяющие при желании объявить регионы и области оффшорными зонами, приняты в Ульяновской области, Республиках Саха, Бурятия, Татария, Башкирия, городе Курске и даже в Подмосковье.

Наибольшую активность в настоящее время проявляет «налоговый оазис» в Калмыкии. Благоприятный налоговый режим в Калмыкии для предприятий, зарегистрированных в этой зоне, был введен в 1994 г., когда в Республике была снижена региональная ставка налога на прибыль до 2%. Принятый в 1995 г. Народным Хуралом Калмыкии Закон «О предоставлении налоговых льгот отдельной категории плательщиков» освобождает компании-нерезиденты от уплаты:

• налога на прибыль, зачисляемого в бюджет Республики и местные бюджеты;

• сборов на нужды образовательных учреждений;

• налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы;

• налога на владельцев транспортных средств;

• налога на приобретение транспортных средств.

Кроме того, органы исполнительной власти в Калмыкии имеют право освобождать организации, пользующиеся налоговыми льготами в соответствии с Законом, от уплаты местных налогов и сборов.

Компании, желающие получить право на льготы, должны ежеквартально платить суммы, эквивалентные 1250 евро по курсу Центрального банка РФ на день оплаты. Число российских фирм, регистрируемых в оффшорной зоне, быстро увеличивается: на начало 1996 г. их было 1018, в 1998 г. - уже более 5000 (15, с. 78).

Несмотря на впечатляющий рост компаний, зарегистрированных в зоне, ее деятельность вызывает серьезные нарекания у Министерства финансов РФ и Министерства РФ по налогам и сборам, которые считают, что оффшорная зона в Калмыкии зачастую является местом отмыва «грязных денег» и сферой деятельности теневого бизнеса.

Новым явлением в российской практике создания функциональных зон стали туристско-рекреационные и эколого-экономические зоны. Эти зоны специализируются на таких сферах предпринимательской деятельности, которые не разрушают и не загрязняют окружающую среду. К таким сферам относятся туризм, рекреация, валютно-финансовые операции, различного рода услуги (консалтинг, аудит, связь и телекоммуникации и др.), сфера образования, здравоохранения и др.

В России первой эколого-экономической зоной могла стать зона «Горный Алтай», созданная в 1991 г. в целях формирования экспериментальной модели устойчивого развития в рамках общегосударственной программы по охране окружающей среды. В эколого-экономической зоне «Горный Алтай» вводилась система ограничения режимов природопользования и хозяйствования, устанавливались экологические нормы и стандарты, отвечающие международным требованиям. Однако практика зоны «Горный Алтай» показала, что в деятельности зоны были допущены крупные налоговые нарушения. В итоге, просуществовав около трех лет, эта зона была ликвидирована.

Крупной эколого-экономической зоной могут стать Кавказские минеральные воды в Ставропольском крае, которые специализируются на развитии туризма, рекреационной сферы и создании экологически чистой курортной зоны. В 1999 г. в Санкт-Петербурге принято решение о создании туристско-рекреационных зон, которые будут включать туристические комплексы г. Пушкин, Петродворца и Курортного района. Эти зоны получат различные льготы, которые могут привести к расширению туризма в регионе, увеличению валютных поступлений в местный бюджет (15, с. 79).

Комплексные зоны образуются путем установления особых льгот по сравнению с общим режимом хозяйственной деятельности на территории отдельных административных образований России. Отличие комплексных свободных экономических зон от других типов заключается в больших пространственных масштабах, более высокой концентрации производства и более широкой сфере деятельности. Их функции включают развитие экспортноориентированного производства, финансового рынка, страхования, коммуникаций, туризма и др. (9, с. 5)

К комплексным зонам может быть отнесена (по крайней мере, по замыслам их создателей) СЭЗ «Янтарь». Эта зона была создана решением Правительства РСФСР в январе 1991 г. сроком на десять лет на территории Калининградской области. Зона должна была стать экспериментальной лабораторией рыночной экономики и быстрого роста мелкого и среднего предпринимательства. Для этого у нее были хорошие предпосылки. Калининградская область - западный анклав России, обладающий единственным незамерзающим портом на Балтийском море и развитой транспортной сетью. На территории области находятся уникальное месторождение янтаря (около 90% мировых запасов), месторождения нефти, бурого угля, каменной соли, минеральной воды. На нее приходится 10% общероссийского лова рыбы и морепродуктов. Область обладает богатым лечебно-курортным потенциалом. Большое значение для области имело окончание в 1993 г. строительства железнодорожной магистрали Калининград - Берлин по европейской колее, завершение проекта реконструкции автострады Калининград - Эльблонг.

Историко-географические факторы делали СЭЗ «Янтарь» особенно привлекательной для предпринимателей и туристов из Западной Европы, в первую очередь из Германии. Последующие постановления Правительства и указы Президента (1992 г.) сформировали механизм функционирования зоны. Ей были предоставлены значительные экономические льготы. В результате уже в 1993 г. в зоне было зарегистрировано 600 предприятий с иностранными инвестициями. Началась структурная перестройка экономики области. Более чем в 2 раза возрос внешнеторговый оборот. До уровня среднероссийских снизились цены на продукты питания и товары народного потребления (22, с. 18).

Однако в результате принятых в 1993-1995 гг. различных нормативных актов ряд федеральных льгот, предоставленных СЭЗ «Янтарь», был отменен или значительно сокращен. Итогом подобных действий явилось резкое снижение эффективности зоны, что привело к ухудшению внутриэкономического положения в области и ослаблению ее внешнеэкономических связей.

Федеральный закон «Об особой экономической зоне в Калининградской области», вступивший в силу 22 января 1996 г., призван активизировать деятельность этого хозяйственно-территориального объединения. Несмотря на короткий срок существования особой экономической зоны «Янтарь», можно отметить определенные позитивные результаты ее деятельности. Так, во второй половине 90-х гг. в зоне приступили к реализации проекта с участием южнокорейского капитала по сборке легковых автомобилей, ввели в строй завод по сборке автомобилей БМВ, получили кредит от «Дрезднер банка» на сумму 30 млн. немецких марок, создали ряд локальных зон, призванных стимулировать организацию импортозамещения, способствовать динамичному развитию сферы услуг. Одновременно в особой экономической зоне сохраняется спад производства, зависимость от бюджетных дотаций центра, низкий уровень притока иностранных инвестиций (32-е место среди российских регионов в 1998 г.). Тем не менее, крупный экономический потенциал и преференциальный режим хозяйственной деятельности в особой экономической зоне «Янтарь» позволяют утверждать, что эта зона имеет хорошие шансы превратиться в эффективно действующий механизм регионального развития (22, с. 9).

Особое место во внешнеэкономической политике России занимает формирование международных экономических зон, осуществление международных программ по развитию приграничных районов. Так, подготовлен международный проект развития района бассейна реки Туманная (Туманганский проект) на стыке границ России, Китая и КНДР. В основу проекта положена концепция сотрудничества в рамках трех национальных экономических зон по собственным согласованным планам в различных режимах функционирования. Проект рассчитан на 20-25 лет, а общая его стоимость составит 100 млрд. долл., в том числе половина - на объекты инфраструктуры. К середине 1996 г. в Туманганскую зону было привлечено иностранных инвестиций на сумму 500 млн долл., из которых 260 млн долл. приходится на Россию. Реализация этого проекта предполагает участие Японии, Южной Кореи, Монголии, Китая, КНДР и России (6, с. 28).

В настоящее время завершился предынвестиционный этап реализации Туманганской программы. В декабре 1995 г. в Нью-Йорке подписаны три главных межправительственных документа о создании организационных структур для координации экономического сотрудничества стран-участниц: пятистороннее соглашение о создании Консультативной комиссии по развитию района бассейна реки Туманная и Северо-Восточной Азии; трехстороннее соглашение о создании Координационного комитета трех прибрежных государств (России, КНР и КНДР) по развитию района бассейна реки Туманная и меморандум о взаимопонимании по руководящим принципам охраны окружающей среды в районе бассейна реки Туманная и Северо-Восточной Азии.

В числе приоритетных для российской стороны проектов, включенных в Туманганскую программу, - такие объекты инфраструктуры как модернизация морского порта в пос. Зарубино, с созданием на его основе транспортного узла, ориентированного на переработку китайских внешнеторговых грузов; строительство железнодорожной линии Хуньчун (КНР) - Краскино - Зарубино с совмещенной колеей, модернизация железнодорожной линии Хасан - Краскино - Уссурийск и ее веток на порты Посьет и Зарубино с увеличением пропускной способности и др. (26, с. 214)

Участие России в реализации этой программы позволит ей увеличить объем транзитных перевозок из Китая и Монголии, стимулировать создание в Приморском крае новых обрабатывающих производств с участием иностранного капитала и развитие международного туризма; уменьшить уровень безработицы; активизировать торгово-экономические связи со странами региона; усилить контроль за экономическими аспектами регионального сотрудничества; получить дополнительные возможности для укрепления своих позиций в Северо-Восточной Азии.

В 1994 г. подписано Соглашение о создании российско-китайской торговой приграничной зоны в районе китайского города Суйфенхе. Совместное образование и использование приграничных свободных экономических зон со странами ближнего и дальнего зарубежья, особенно на границе с Китаем, Финляндией, Польшей, Украиной, может способствовать развитию приграничной торговли, осуществлению совместных проектов на основе использования сырьевых ресурсов и производственных мощностей обеих сторон.

1.3. Направления повышения эффективности функционирования СЭЗ

В современных условиях требуется пересмотр политики зонирования на основе экономической целесообразности, необходимого профессионализма и более конструктивного учета региональных особенностей. Первоочередной задачей для нормального становления и развития зон должно быть принятие федерального закона о свободных экономических зонах.

Он должен регламентировать основные положения деятельности СЭЗ, такие как порядок создания, функционирования и ликвидации зон, типы зон, порядок финансирования объектов инфраструктуры, механизм хозяйственной деятельности, включающий гарантии и льготы для иностранных инвесторов, функции управления, создание федерального ведомства по координации деятельности зон. Этот закон должен быть конкурентоспособным по сравнению с аналогичными документами других стран, которые стремятся к организации СЭЗ на своей территории. Такого же рода активность проявляется в последнее время со стороны государств как ближнего, так и дальнего зарубежья.

В то же время в России отсутствует федеральный закон о СЭЗ. Законопроект «О свободных экономических зонах» был принят Государственной Думой и Советом Федерации в июне 2000 г., но в июле 2000 г. был отклонен Президентом РФ. В декабре 2001 г. Минэкономразвития России внесло в Правительство РФ новую версию закона о свободных экономических зонах. Таким образом, в России на протяжении 90-х гг. не была создана законодательная база для деятельности СЭЗ, что вызывает большие трудности на пути организации и функционирования этих территориально-хозяйственных объединений (8, с. 115).

Важную роль может сыграть также укрепление законодательной базы, регулирующей деятельность иностранного капитала в РФ. База должна включать, помимо Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (июль 1999 г.), законы о концессиях, дополнения и изменения Закона «О соглашениях о разделе продукции», закон о валютном регулировании, Земельный кодекс РФ и другие законодательные акты. Несмотря на то, что большинство перечисленных документов значится в приоритетном списке Государственной Думы, их продвижение идет крайне медленно. Отсутствие прочной законодательной базы в России влияет на приток иностранного капитала как в СЭЗ, так и в страну в целом.

Очевидно, что только часть ранее созданных СЭЗ может сохранится в новых, более жестких условиях рыночных отношений. При благоприятно складывающихся обстоятельствах наибольшие шансы стать эффективно работающими зонами имеются у СЭЗ «Находка» и «Янтарь». Однако и им, чтобы привлечь инвесторов, как иностранных, так и российских, надо отказаться от территориальной аморфности и более четко определить модель развития СЭЗ. Прежде всего СЭЗ «Янтарь» необходимо отказаться от масштабов Калининградской области, а «Находке» - от территории всего города, ограничившись лишь тем, что относится к ее портовому хозяйству (8, с. 116).

Что касается перспектив развития других СЭЗ, то они довольно призрачны. Многие из них, как правило, имеют неоправданно крупные размеры, не располагают выходами к международным морским портам и аэропортам, в них отсутствует развитая инфраструктура. Другими словами, у них нет «козыря», который обладал бы особой привлекательностью для иностранных инвесторов и позволил бы им конкурировать с сотнями разбросанных по всему миру уже действующих и создающихся зон.

Вместе с тем это не означает, что у российских СЭЗ совсем нет будущего. Некоторые из них имеют право на существование при проведении корректировки своей политики и функциональной направленности. Перспективными представляются СЭЗ Санкт-Петербурга и Выборга, особенно первая, если создать на ее основе несколько небольших припортовых и технологических зон. Например, как это сделано в зоне свободного предпринимательства Ленинградской области, где одна большая зона разделена на 13 субзон. Хорошие перспективы у СЭЗ «Шерризон» - российского варианта СЭЗ «Шеннон». Пока здесь многое находится в процессе становления, но активно ведущееся обустройство прилегающей к международному аэропорту «Шереметьево» территории, быстро и масштабно осуществляемые работы по созданию общей инфраструктуры, складских помещений и экспортоориентированных производств в сочетании с продуманным технико-экономическим обоснованием проекта обещают ему в будущем успех. Создание и успешное функционирование «Шерризон» может повлечь за собой образование аналогичных зон в районе аэропортов «Домодедово» и «Внуково» (1, с. 98).

Перспективной формой СЭЗ могут быть технопарки, что в значительной степени объясняется особенностями взаимоотношений науки и производства в нашей стране. Отечественная наука занимает приоритетные позиции в ряде высокотехнологичных отраслей, в особенности в фундаментальных исследованиях. Однако до сих пор остается неразрешимой проблема интеграции науки и производства. Из-за несовершенства хозяйственного механизма предприятия промышленности и сельского хозяйства почти не используют достижения научно-технического прогресса. Наука, как и производство, сильно монополизирована. Не существует институтов и инфраструктуры венчурного бизнеса, т.е. специализированной предпринимательской деятельности, обслуживающей продвижения новшеств от научной идеи до ее практического освоения. В этих условиях связующим звеном между наукой и производством могут быть технологические парки с исследовательскими центрами различной ведомственной принадлежности, в которых будут заняты десятки тысяч высококвалифицированных специалистов, обладающих многолетним опытом в важнейших областях знаний.

Создание технопарков могло бы не только привести к организации отдельных высокотехнологичных производств, но и содействовать расширению и диверсификации российского экспорта (в 2001 г. 90% экспорта России приходилось на энергоресурсы и другие виды сырья). Технопарки с участием иностранного капитала могли бы дать значительный народнохозяйственный эффект: обеспечить дополнительный приток валютных средств за счет экспорта высокотехнологичной продукции; способствовать развитию отечественной промышленности, которая, будучи неспособной первой интегрировать достижения науки и техники в производство, воспользуется плодами деятельности технопарков, приобретая на внутреннем рынке их высокотехнологичную продукцию; поможет ослабить «утечку умов». Кроме того, технопарки, создаваемые и на базе бывших закрытых городков ВПК, могли бы несколько облегчить проблему конверсии военных отраслей и проблему занятости (1, с. 99).

Другое стратегически оправданное направление - реализация транспортно-географического положения России и потенциала ее припортовых территорий. Создание здесь широкой сети свободных таможенных зон не только бы ускорило интеграцию России в мировую экономику, но и притянуло бы к ней крупные потоки товаров и капиталов, которые ныне направляются в аналогичные зоны зарубежных стран Черноморья и Азиатско-Тихоокеанского региона.

Наконец, богатые природными ресурсами, но не имеющие особого выигрышного положения зоны (Кемеровская и Читинская области, Алтайский край) могут быть преобразованы вряд крупных концессионных участков. Основное внимание здесь следует уделять не столько традиционным для СЭЗ налоговым льготам для иностранных инвесторов, сколько заключению долгосрочных инвестиционных контрактов на разработку минеральных ресурсов с гибкой шкалой раздела продукции, что способствовало бы притоку иностранного капитала в другие отрасли местной промышленности и социальной сферы.

В то же время для экономически отсталых районов, особенно в городах и пригородах, представляются актуальными и перспективными предпринимательские зоны, подобно таким зонам, которые действуют в США, Великобритании и Франции.

Изложенное дает основания считать, что в подходе к СЭЗ в нашей стране неуместен как безоглядный энтузиазм, так и всеобщий нигилизм. Решения о создании СЭЗ требуют селективного подхода, большой подготовительной работы и ответственных решений федеральных и местных властей. СЭЗ не способны стать универсальным средством решения проблем, стоящих перед российской экономикой, но в ряду других инструментов экономического регулирования могут служить целям ускорения перевода страны и ее регионов на рыночные отношения, более быстрого включения России в мировую экономику.

 

Страниц: 1 2 3 4
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!