Потребностные и другие теории мотивации

23 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Научному изучению причин активности человека и животных, их детерминации положили начало еще великие мыслители древ­ности - Аристотель, Гераклит, Демокрит, Платон, Сократ и др., упоминавшие о «нужде» как учительнице жизни.

Демокрит, например, рассматривал нужду (потребность) как основную движущую силу, которая не только привела в действие эмоциональные переживания, но сделала ум человека изощренным, позволила приобрести язык, речь и привычку к труду. Вне потреб­ностей человек не смог бы выйти из данного состояния.

Сократ считал, что каждому человеку свойственны потребнос­ти, желания, стремления. При этом главное заключается не в том, каковы эти стремления, а в том, какое место они занимают в его жизни. Человек не сможет преодолеть свою природу и выйти из-под зависимости от других людей, если они не в состоянии управ­лять своими потребностями, желанием и поведением.

Значительный шаг в объяснении механизма поведения чело­века сделал Аристотель, который полагал, что стремления всегда связаны с целью, в которой в форме образа представлен объект, имеющий для организма полезное или вредное значение. С дру­гой стороны, определяются потребностями и связанными с ними чувствами удовольствия и неудовольствия, функция которых со­стоит в том, чтобы сообщать и оценивать пригодность или непри­годность данного объекта для жизни организма. Таким образом, по Аристотелю, любое волевое движение и эмоциональное состо­яние, определяющее активность человека, имеют природные ос­нования.

Голландский философ Б.Спиноза считал главной побудитель­ной силой поведения аффекты, к которым он относил в первую оче­редь влечения, связанные как с телом, так и с душой. Если влечение осознается, то оно превращается в желание.

Важное значение потребностям, формирующим активность че­ловека, придавали французские материалисты конца XVIIIв.

П. Гольбах, подчеркивая определенную роль потребностей в жизни человека, делает более глубокие и последовательные выво­ды. Потребности, писал он, выступают движущим фактором на­ших страстей, воли, умственной активности. Через мотивы, пред­ставляющие собой реальные или воображаемые предметы, с кото­рыми связано благополучие организма, потребности приводят в действие наш ум, чувства, волю и направляют их к тому, чтобы пред­принять определенные меры для поддержания существования орга­низма. Потребности человека беспрерывны, и это обстоятельство служит источником его постоянной активности.

Важную роль потребностям в понимании поведения человека отводил Н. Г. Чернышевский. Только через них, считал он, можно понять отношение субъекта к объекту, определить значение мате­риально-экономических условий для психического и нравственно­го развития личности. С развитием потребностей он связывал и развитие познавательных способностей. По его мнению, первич­ными являются органические потребности, удовлетворение кото­рых ведет к появлению нравственно-эстетических потребностей. Животные, по его мнению, наделены лишь физическими потребно­стями, которые и определяют их поведение и психическую жизнь.

Важно отметить, что и в XXстолетии, и в современных иссле­дованиях западных и отечественных ученых понятие «мотивация» остается тесно связанным с понятием «потребности». Наряду с орга­ническими выделены вторичные (психогенные) потребности, воз­никающие в результате обучения и воспитания. К ним отнесены потребность в независимости и противодействии, в уважении и за­щите, в доминировании и привлечении внимания, потребность в избегании неудач и вредных воздействий и т. д. (Г. Мюррей, 1938).

Заметным вкладом в развитие потребностных теорий мотива­ции являются работы отечественных ученых. А. Ф. Лазурский в своей книге «Очерки науки о характерах» (1906) значительное ме­сто отводит обстоятельному обсуждению вопросов, связанных с желаниями и влечениями, борьбой мотивов и принятием решений, устойчивостью решений (намерений) и способностью к внутрен­ней задержке побудительных импульсов.

Н. Н. Ланге (1914) дал свое понимание отличий влечений от «хотений», полагая, что последние - это влечения, переходящие в

активные действия. В 20-х годах и позже вопросы мотивации поведе­ния рассматривал В. М. Боровский (1927), Н. Ю. Войтонис (1925, 1935), стоявшие на боилогизаторских позициях. Л. С. Выготский (1930) считал, что проблема соотношения влечений и интересов яв­ляется ключом к пониманию психического развития человека, ко­торое обусловлено прежде всего эволюцией интересов. В 40-х годах мотивацию с позиции «теории установки» рассматривал Д. Н. Уз­надзе (1966), говоривший, что источником активности является по­требность, которую он понимал очень широко, а именно как то, что нужно для организма, но чем он в данный момент не обладает.

Бихевиористские теории мотивации основаны на том, что тер­мин «мотивация» слишком общий и недостаточно научный, что эк­спериментальная психология под этим названием фактически изу­чает потребности, влечения (драйвы), имеющие чисто физиологи­ческую природу Бихевиористы объясняют поведение через схему «стимул-реакция», рассматривая раздражитель как активный ис­точник реакции организма. Для них проблема мотивации не стоит, так как, с их точки зрения, динамическим условием поведения яв­ляется реактивность организма, т. е. его способность отвечать спе­цифическим образом на раздражители, исходя из этого стали по­нимать как состояние, функция которого в снижении порога реак­тивности организма на определенные раздражители. Бихевиоризм исключал роль создания и воли человека и акцентировал все вни­мание только на его поведении. Роль основного регулятора поведе­ния человека отводилась выгоде. Бихевиоральный подход был на­правлен на преодоление недостатков концепции «человеческих от­ношений». Возникновение бихевиоризма связывают с именами Дж. Уотсона, Ч. Бернарда. В последствие это направление развилось в трудах А. Маслоу, Р. Лайкерта, Д. МакГрегора, Ф. Герцберга и др.

Когнитивные теории мотивации определяют ведущую роль сознания в детерминации поведения человека. Когнитивные тео­рии, в разработку которых внесли значимый вклад в середине XXв. Дж. Роттер, Г. Келли, Д. МакКлеланд, Р. Кетелл, повлекли за собой введение в научный обиход новых мотивационных понятий: социальные потребности, жизненные цели, когнитивные факторы, когнитивный диссонанс, ценности, ожидание успеха, боязнь неуда­чи, уровень притязаний. Во многих мотивационных концепциях этого направления центральным психическим процессом, объяс­няющим поведение, становится принятие решения.

Психоаналитические теории мотивации связаны с появлением учения 3. Фрейда в конце XIXв. о бессознательном и влечениях че­ловека. Он придавал решающую роль в организации поведения бес­сознательному ядру психической жизни, образуемому мощными вле­чениями - в основном сексуальными (либидо) и агрессивными, тре­бующими непосредственного удовлетворения и блокируемыми «цен­зором» личности - «Сверх - я », т. е. интериоризированными (сфор­мированные умственные действия и сознание) в ходе социализации индивида социальными нормами и ценностями. Если по когнитив­ной теории мотивация в решающей степени связывалась с созна­тельным принятием решения с учетом многих внешних и внутрен­них факторов, то у 3. Фрейда и его последователей в детерминации поведения определяющая роль отводилась бессознательному, подав­ление побуждений которого со стороны «Сверх - я» приводит к не­врозам. В этом же направлении разрабатывал свою теорию У. Мак-Доуголл (20-е годы XXв.). Он выдвинул «гормическую» концеп­цию, согласно которой движущей силой поведения, в том числе и социального, является особая врожденная (инстинктивная) энергия («горме»), определяющая характер восприятия объектов, создающая эмоциональное возбуждение и направляющая умственные и теле­сные действия организма к цели. Каждому инстинкту, а их выделено восемнадцать, соответствует своя эмоция, которая из кратковремен­ного состояния превращается в чувство как устойчивую и организо­ванную систему диспозиций - предрасположенных к действию. Та­ким образом, по этой теории, поведение индивида объясняется изна­чально заложенным в глубинах его психофизиологической органи­зации стремлением к цели.

Биологизаторские теории мотивации исходят из представле­ния, что естественным для организма является состояние неактив­ности. Для перелада к активности необходимы какие-то особые по­будительные силы. Если же рассматривать живой организм как активный, то понятие «мотивация» с точки зрения этой теории ста­новится лишним. Несостоятельность этих взглядов в том (как по­казал Н. Т. Введенский в конце XIX- начале XXвв.), что состоя­ние физиологического покоя является тоже активным состоянием.

Вопреки распространенному в психологии и биологии мнению о том, что мотивацией является любая детерминация и любое по­буждение, Е. П. Ильин считает, что при рассмотрении мотивации «следует сразу отсечь побуждения, связанные с безусловно

и условно-рефлекторным реагированием на внешние стимулы (раз­дражители)». Тогда нетрудно заметить, считает он, «что вопрос о причине активности человека оказывается тесно связанным с во­лей: участвует она в инициации активности или нет, противоречит активность воле (желанию) субъекта или не противоречит. И не случайно мотив и воля часто понимаются как синонимы, причем не только на уровне бытового сознания, но и научного. Отсюда следу­ет и другое положение: не всякая причинная обусловленность по­ведения может считаться мотивом, а только та, которая связана с внутренними побуждениями человека».

В этой связи мотивация определяется как внутренняя детерми­нация поведения и деятельности человека, которая, конечно же, может быть обусловлена и внешними раздражителями, окружаю­щей средой; но внешняя среда воздействует на человека физически, в то время как мотивация - процесс психический, преобразующий внешние воздействия во внутреннее побуждение.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!