Постмодернизм в философии

25 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Философским постмодернизмом называют совокупность учений, объединенных критическим отношением к классической и неклассической традициям в философии. По этой причине постмодернизм можно назвать постнеклассической философией. В самом слове «постмодернизм» подразумевается негативная оценка «модерна» (современности), под которым принято понимать традицию в культуре, основанную на идеалах Просвещения с его верой в могущество разума и науки. В философию термин «постмодернизм» ввел Ж.-Ф. Лиотар, предложивший стилевые новации в искусстве рассматривать в более широком – общекультурном контексте. Постмодернизм представляет собой одно из самых распространенных течений в западной культуре, подрывающей, на наш взгляд, основания научного мышления. «В философском отношении постмодернизм – это деконструкция традиционного, рассеивание устоявшегося, ирония по поводу утопий», – замечает В. А. Канке[1].

Несмотря на многообразие исследуемых тем и проблем, не позволяющих говорить о наличии единой постмодернистской философии, объединяет эти учения отрицательное отношение к идеалам Просвещения, критика классической и неклассической философии из-за их стремления к репрезентации текучего, темпорального мира в жестких, устойчивых понятиях и образах, «оконечить» изменчивое.

Большую роль в становлении философского постмодернизма сыграл Мишель Фуко (1926–1984). Он предложил рассматривать науку в виде не связанных между собой причинной зависимостью сосуществующих идей. В качестве основы своего исследования Фуко берет язык, в котором его интересует соотношение «слов» и «вещей». Он полагает, что современный мыслитель должен отказаться от традиции классического рационализма рассматривать язык в качестве средства выражения мыслей. На самом деле, рассуждает Фуко, язык живет самостоятельной жизнью и играет определяющую роль для выделения из реальности вещей и их понимания. В этом отношении языковая структура первична и предзадана субъекту. Эта точка зрения Фуко очень близка к концепции «языковых игр» Витгенштейна, согласно которой слова приобретают значение лишь в определенном контексте: одно и то же слово в разных контекстах имеет разные значения. Но в отличие от лингвистической философии и концепции «лингвистической относительности» Куайна, где языковые структуры обладают постоянством, в «археологии знания» Фуко дискурсы меняются: человек обнаруживает дискурсы готовыми, но в силу своей активности может изменять их правила. На примере истории психиатрии он показывает, как изменялись представления о безумии путем применения разных дискурсов. Поэтому наука есть знания плюс дискурсивные практики, делает вывод Фуко. А дискурсивная практика – «это совокупность анонимных исторических правил, всегда определенных во времени и пространстве, которые установили в данную эпоху и для данного социального, экономического или лингвистического пространства условия выполнения функции высказывания»[2]. Причем эти дискурсивные практики не связаны между собой какими-либо иерархическими связями. Поэтому наука, как и любая отрасль знания, мозаична, ее нельзя представлять в виде истории идей.

Идеи Фуко относительно природы научного знания в определенной мере поддерживает Ж.-Ф. Лиотар (1924–1998) – представитель так называемого конструктивного постмодернизма. В частности, он согласен рассматривать научную идею в качестве продукта определенной «языковой игры», за пределами которого она бессмысленна. Он считает, что во второй половине ХХ века наука вступает в постмодернистский этап своего развития, для которой характерны следующие признаки: а) вместо оценки научного знания по степени его истинности на первый план выходят такие показатели, как эффективность и прибыльность; б) системность науки заменяется  мозаичностью, непрерывность, последовательность – локальностью и прерывностью, что приводит к отказу рассматривать науку в виде поступательного и прогрессивного развития; в) приоритет устойчивого, необходимого уступает место нестабильному и случайному; г) логичность, непротиворечивость уступает место паралогии – совокупности разных, не связанных друг с другом «языковых игр», применяемых к одному и тому же объекту исследования[3]. Если, например, Ю. Хабермас видел в дискурсе средство достижения согласия, консенсуса, то Лиотар считает гораздо более важным для современной науки и искусства дисконсенсус, который является главным двигателем творчества. Он пишет, что теперь в науке на первое место выходит изобретение новых приемов и правил языковых игр, построенных по модели паралогии. Такие черты современной науки создают представление о ней как о совокупности несогласованных между собой и недоказанных идей, круг которых только расширяется. «Постмодернистская наука строит теорию собственной эволюции как прерывного, катастрофического, несгладимого, парадоксального развития… Она производит не известное, а неизвестное»[4].

Этот не очень притягательный образ науки еще в большей мере приобретает негативный оттенок в так называемом деконструктивном постмодернизмеЖ. Дерриды (1930–2004) – разрушителе множества философских учений. Предметом исследования Дерриды выступили философские тексты, в которых он обнаружил ключевые слова, относящиеся к разным культурным традициям. Это позволило ему сделать вывод о неоднозначности и противоречивости всякого философского текста. А из противоречия, как известно, можно делать разные выводы. Любое определение Деррида считает неправильным: даже известная логическая структура «S есть Р», по его мнению, не соответствует истине, так как S еще в большей степени не есть Р[5]. Смысл любого научного высказывания Деррида приводит к бессмысленности. Науку здесь просто убивают. По отношению к ней полностью подходит негативная оценка литературы, о которой пишет Р. Грюбель: «Теория деконструктивизма –отрицание теории. Деконструктивист – писатель, который не пишет, а читает и, читая, гасит читаемы им текст… Литература для него не просто литература, а ее снос, как дом для работника по сносу не дом, а сносимое явление»[6]. Русский писатель-постмодернист Виктор Ерофеев, обращаясь к теме литературного слова, отмечает, что «роман умер» и будущее литературы связано с обогащением художественного слова другими модальностями: музыкой, приемами виртуального искусства, визуальными образами и т. п.[7] Такое мнение полностью согласуется с идеей Дерриды о большей адекватности нелинейного текста мозаичной реальности.

[1] Канке В. А. Основные философские направления и концепции науки. М., 2000. С. 122.

[2] Фуко М. Археология знания. Киев, 1996. С. 118.

[3] Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. СПб., 1998.

[4] Там же. С. 143.

[5] Деррида Ж. Эссе об имени. СПб., 1998. С. 89.

[6] Грюбель Р. Снос и цена // Новое литературное обозрение. 1997. № 23. С. 31–41.

[7] Ерофеев В. Кризис вербального искусства или бессилие современного слова // Постмодернисты в посткультуре. М., 1998.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!