Постижение смысла жизни по С.Л. Франку

5 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение
Проблема смысла жизни в работе Франка С.Л. «Смысл жизни»
1. Общая концепция работы
2. Проблема постижения смысла жизни
3. Истинная жизнь в понимании С.Л.Франка
4. С.Л.Франк и В.Франкл: краткое сравнение концепций
Заключение
Список литературы
Приложение

Введение

Семен Людвигович Франк, по признанию многих его современников, должен быть признан самым талантливым и оригинальным русским мыслителем XX в. (такое мнение высказывал, например, В. Зеньковский в своей «Истории русской философии»). Созданная им метафизическая система может быть поставлена в один ряд с самыми известными философскими концепциями XX в.; особенно очевидная идейная близость связывает Франка с М. Хайдеггером.
Франк родился 16 января 1877 г. в Москве. Дед Франка был правоверным иудеем и в 60-е годы XIX в. стал одним из основателей еврейской общины в Москве; через него будущий философ приобщился к древнееврейской культуре и иудейскому богословию, что в дальнейшем сыграло определенную роль в формировании его мировоззрения (в зрелые годы Франка внимательно изучал еврейский философский мистицизм и учение Каббалы). Отец Франка умер, когда ему было всего пять лет; его мать вторично вышла замуж, и отчим Франка В. Зак стал вторым человеком, оказавшим существенное влияние на его юношеское мировоззрение. В. Зак был близок к революционному народничеству, через него Франк приобщился к идеям народнического социализма и политического радикализма. С 1892 г. семья Франка проживала в Нижнем Новгороде, здесь во время обучения в гимназии он примкнул к марксистскому кружку. С 1894 г. он учится на юридическом факультете Московского университета, но большую часть времени по-прежнему отдает революционной деятельности. В 1899 г. во время студенческих беспорядков Франк написал прокламацию, и это привело к тому, что он был арестован и выслан на два года без права проживания в университетских городах. Франк уехал в Германию и в течение двух лет слушал лекции по политической экономии и философии в Берлинском университете. Здесь же он написал свою первую самостоятельную работу «Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд» (1900).
В 1901 г. Франк возвращается в Россию и сдает государственный выпускной экзамен в Казанском университете. С этого времени он активно занимается философией, зарабатывая на жизнь переводами немецких философских книг. Большое влияние в этот период на него оказал П. Струве, с которым Франк познакомился в 1898г. В 1902г. он участвует в сборнике «Проблемы идеализма», где публикует большую статью «Фр. Ницше и этика любви к дальнему». В 1905 г. вместе со Струве он участвует в первом съезде Конституционно-демократической партии. В том же 1905 г. Франк поселяется в С.-Петербурге, где вместе со Струве организует политический еженедельник «Полярная звезда» (в 1906г. журнал был запрещен цензурой). В конце 1906г., когда Струве становится владельцем и редактором одного из самых популярных российских журналов «Русская мысль», Франк входит в редколлегию журнала в качестве руководителя философского раздела. Одновременно он активно сотрудничает в журналах «Новый путь» и «Вопросы жизни».
В 1909 г. Франк становится участником известного сборника «Вехи». В 1912г. он сдает магистерские экзамены и одновременно переходит в православное вероисповедание, это позволило ему стать приват-доцентом при С.-Петербургском университете. В 1913 - 1914 гг. он находится в научной командировке в Германии, где создает первую большую философскую работу - книгу «Предмет знания. Об основах и пределах отвлеченного знания», опубликованную в 1915г. и защищенную в качестве магистерской диссертации. Эта книга сразу же сделала его одним из лидеров философского движения в России. В 1917 г. выходит его вторая большая книга «Душа человека. Опыт введения в философскую психологию», которую Франк предполагал представить в качестве докторской диссертации, однако революция и последовавшие затем события сделали невозможной защиту диссертации. В сентябре 1917 г. Франк с семьей переезжает в Саратов и становится профессором только что открытого историко-философского факультета Саратовского университета. В 1921 г. он переезжает в Москву, где вместе с Бердяевым основывает Академию духовной культуры. В 1921 - 1922 гг. Франк издает две небольшие книги «Введение в философию» и «Методология общественных наук».
В 1922 г. Франк вместе с другими известными деятелями культуры оказывается в эмиграции. В 1922 - 1937 гг. он проживает в Германии, где сотрудничает в Русском научном институте и в Религиозно-философской академии, возглавляемой Бердяевым. В это время выходят две его популярные работы (выросшие из курсов лекций) «Крушение кумиров» (1924) и «Смысл жизни» (1926). В 1930г. выходит книга «Духовные основы общества. Введение в социальную философию», которую Франк считал заключительной частью трилогии, первыми двумя частями которой были книги «Предмет знания» и «Душа человека». В 1937 г. в связи с усилением фашистского режима в Германии он вынужден переехать в Париж, где в 1939 г. выходит главный труд всей его жизни, книга «Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии». Во время Второй мировой войны Франк работает над книгами «С нами Бог. Три размышления» и «Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии». Первая из них вышла по-английски в 1946г. в Лондоне, куда Франк перебрался в 1945г., вторая - в 1949 г. по-русски в Париже. Последние годы жизни он посвятил работе над новой версией своей метафизики, изложенной в книге «Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия», которая была опубликована только после его смерти, в 1956 г. Умер Франк 10 декабря 1950 г. в Лондоне.
Если же говорить об общей философской концепции, то хотелось бы отметить следующие моменты. Как и ряд других мыслителей, он прошел путь от увлечения марксизмом к философскому идеализму, а затем и к религиозному мировоззрению. В своих работах («Духовные основы общества», «С нами Бог») он разрабатывал концепцию интуитивизма. Философ проводил тезис о том, что все мы пребываем в бытии и постигаем его через переживание, т.е. непосредственно. Что касается русского мировоззрения, то оно основано исключительно на интуиции. Русский человек постигает окружающий мир всем своим духом, целостно. Систематическое понятийное мышление есть для него нечто второстепенное, уступающее силе интуиции. Франк подчеркивал, что философствование органично присуще русской художественной литературе, и это тоже отвечает специфике национального мышления. Литература в России - это преимущественно религиозно-эмоциональное восприятие и толкование жизни, свободное проникновение в бытие людей. Философ отмечал, что соборность выступает в обществе как объединяющее начало духовного характера. Общество - это единое духовное целое. В революциях же всегда преобладают смута и разрушение и поэтому они не могут быть оправданы как метод усовершенствования общественной жизни. Целью жизни всех людей должно быть осуществление ими той полноты, гармонии и свободы, которые заложены в Боге.

1. Общая концепция работы

В данной работе философ задается рядом важнейших для человека вопросов. «Имеет ли жизнь вообще смысл, и если да - то какой именно? В чем смысл жизни? Или жизнь есть просто бессмыслица, бессмысленный, никчемный процесс естественного рождения, расцветания, созревания, увядания и смерти человека, как всякого другого органического существа? Те мечты а добре и правде, о духовной значительности и осмысленности жизни, которые уже с отроческих лет волнуют нашу душу и заставляют нас думать, что мы родились не «даром», что мы призваны осуществить в мире что-то великое и решающее и тем самым осуществить и самих себя, дать творческий исход дремлющим в нас, скрытым от постороннего взора, но настойчиво требующим своего обнаружения духовным силам, образующим как бы истинное существо нашего «я», - эти мечты оправданы ли как-либо объективно, имеют ли какое-либо разумное основание, и если да - то какое? Или они просто - огоньки слепой страсти, вспыхивающие в живом существе по естественным законам его природы, как стихийные влечения и томления, с помощью которых равнодушная природа совершает через наше посредство, обманывая и завлекая нас иллюзиями, свое бессмысленное, в вечном однообразии повторяющееся дело сохранения животной жизни в смене поколений?»
Данные вопросы настолько глобальны, что фактически ответ на них является ответом на вопрос о смысле жизни: стоит ли жить или нет человеку. Тем более вопрос о смысле жизни это не теоретический вопрос, это вопрос жизни и смерти для человека, вопрос, затрагивающий саму суть жизни. Ответ на этот вопрос опишет саму жизнь.
Франк наглядно показывает, что любые попытки обосновать смысл жизни, т. е. абсолютную ценность человеческой жизни, через какие-либо частные принципы, связанные с эмпирическим бытием, обречены на провал, поскольку дают только относительное основание и относительный смысл. «Одно из двух, - пишет Франк, - или жизнь в целом имеет смысл - тогда она должна иметь его в каждое свое мгновение, для каждого поколения людей и для каждого живого человека, сейчас, теперь же, совершенно независимо от всех возможных ее изменений и предполагаемого ее совершенствования в будущем, поскольку это будущее есть только будущее и вся прошлая и настоящая жизнь в нем не участвует; или же этого нет, и жизнь, наша нынешняя жизнь, бессмысленна - и тогда нет спасения от бессмыслицы, и все грядущее блаженство мира не искупает и не в силах искупить ее; а потому от нее не спасает и наша собственная устремленность на это будущее, наше мысленное предвкушение его и действительное соучастие в его осуществлении... мировой смысл, смысл жизни, никогда не может быть ни осуществлен во времени, ни вообще приурочен к какому-либо времени. Он или есть - раз навсегда! Или же его нет - и тогда тоже - раз навсегда!»
Возникающее здесь радикальное противопоставление бессмысленности и осмысленности жизни наглядно показывает, что в своей этике Франк пытается на все ключевые вопросы дать ясные и однозначные ответы, не подразумевающие «полутонов».
По мнению Франка, для того чтобы обеспечить безусловно положительный ответ на вопрос об осмысленности цельной жизни мира и человека, нужно подвести под нее основание, которое не может вызывать никаких сомнений в отношении его абсолютной реальности и полноты. «Чтобы быть осмысленной, наша жизнь вопреки уверениям поклонников "жизни для жизни" и в согласии с явным требованием нашей души - должна быть служением высшему и абсолютному благу». Вместо «горизонтального» обоснования, ведущего от одного эмпирического явления к другому и не имеющего окончательной цели, человек должен открыть для себя «вертикальную» обусловленность каждого элемента жизни за счет его связи с абсолютным началом бытия. Причем в понимании этого абсолютного начала Франк опускает все те «сложности», которые придавали столь оригинальный характер его онтологии, оно выступает в достаточно традиционном виде, характерном для рационалистической философии Нового времени. Абсолютное начало есть вечная жизнь, абсолютное благо, полное совершенство и высшая истина; именно соучастие в таком абсолютном начале, т. е. причастность Богу, делает жизнь человека осмысленной.
Рассмотрим ниже, как решает Франк проблему смысла жизни, на чем он строит основание своей этической концепции, чем он обосновывает жизнь человека.

2. Проблема постижения смысла жизни

Франк убежден в том, что после открытия своей причастности абсолютному совершенству для человека становятся иллюзорными вся бессмысленность жизни и все ее ужасы. На мой взгляд, оптимизм Франка относится именно к метафизическому плану человеческого бытия, в отличие от Соловьева, который переносил свои выводы и на эмпирическую историю человека. История первой половины XX в. (особенно история России) давала мало поводов для оптимизма, поэтому Франк принципиально различает метафизический и эмпирический планы бытия и оценивает жизнь человека во втором из них иначе, чем в первом. Но в связи с этим в его рассуждениях возникает типичное противоречие, характерное для любой формы метафизического монизма и особенно наглядное в концепции, предполагающей полную причастность человека и всего эмпирического бытия абсолютному началу, которое описывается как абсолютное благо и абсолютная истина.
Если бы Франк был последователен в проведении метафизических принципов, положенных им в основание этики, он должен был бы признать, что наше обыденное представление об «ужасах» и несовершенстве эмпирического мира есть только «иллюзия», и на самом деле мы живем в «лучшем из миров», по выражению Лейбница. Однако этическая правдоподобность выводов оказывается для Франка важнее, чем последовательность в развертывании принятых принципов, поэтому он утверждает, что наша принадлежность к несовершенному, эмпирическому миру является столь же существенной, как и причастность сверхэмпирической, вечной сфере бытия. В результате, в явном противоречии со сказанным ранее, он признает, что мы должны стремиться к преображению эмпирического мира, к устранению в нем зла и несовершенства ради воплощения абсолютного блага.
Это приводит к тому, что вся книга «Смысл жизни» распадается на две существенно различных и явно несовместимых по своим принципам части. В первой из них Франк развивает точку зрения, типичную для традиции «отвлеченных начал» с ее ключевыми абстракциями абсолютного блага, абсолютной истины, абсолютного смысла и т. п. Во второй происходит незаметная подмена исходных метафизических принципов, и Абсолют понимается уже не как предсуществующее абсолютное благо, а только как своего рода «бытие-возможность», «становящееся» абсолютное бытие, т. е. приобретает характер идеала, необходимого в качестве опоры и цели человеческой деятельности в мире.
В какой-то степени С.Л.Франк оказывается благодарным большевикам, за то, что они показали людям всю соль жизни, ее суть. «Обозревая потери наших близких, либо прямо убитых, либо замученных дикими условиями жизни, потерю нашего имущества, нашего любимого дела, - наши собственные преждевременные болезни, наше нынещнре вынужденное безделье и бессмысленность всего нашего нынешнего существования, мы часто думаем, что болезни, смерть, старость, нужду, бессмысленность жизни - все это выдумали и впервые внесли в жизнь большевики». На самом деле, по мнению философа, не большевики внесли страдания и внешнюю бессмысленность в жизнь, а только значительно усилили, разрушив то внешнее и, с более глубокой точки зрения, все-таки призрачное благополучие, которое прежде царило в жизни. «И раньше люди умирали - и умирали почти всегда преждевременно, не доделав своего дела, и бессмысленно-случайно; и раньше все жизненные блага - богатство, здоровье, слава, общественное положение - были шатки и ненадежны.; и раньше мудрость русского народа знала, что от сумы и тюрьмы никто не должен отрекаться. Происшедшее только как бы сняло призрачный покров с жизни и показало нам неприкрытый ужас жизни как она всегда есть сама по себе».
Указав на внешнюю бессмысленность жизни, Франк логично задается вопросом: «Что делать?», т.е. фактически к чему стремиться. Однако, Франк сразу же делает оговорку: смысл жизни он понимает не как индивидуальный смысл, а как коллективную цель жизни: «что делать мне и другим - чтобы спасти мир и тем впервые оправдать свою жизнь?» В основе этого вопроса лежит ряд предпосылок, которые мы могли бы выразить примерно так: мир в его непосредственном, эмпирическом бытии и течении бессмыслен; он погибает от страданий, лишений, нравственного зла - эгоизма, ненависти, несправедливости; всякое простое участие в жизни мира, в смысле простого вхождения в в буйство стихийных сил, столкновением которых определяется его течение, есть соучастие в бессмысленном хаосе, в силу чего и собственная жизнь участника есть лишь бессмысленный набор слепых и тягостных внешних случайностей, но человек призван сообща преобразить мир и спасти его, устроить его так, чтобы высшая его цель была действительно осуществлена в нем. И вопрос заключается в том, как найти то дело (дело, общее всем людям), которое осуществит спасение мира. Словом, «что делать» значит здесь: «как переделать мир, чтобы осуществить в нем абсолютную правду и абсолютный смысл?»
Интересно замечание Франка о том, что только для русского человека, с его обостренным чувством восприятия мира характерен особый упор на постижение смысла жизни, однако он еще не постиг этот смысл, поэтому страдает.
Он остро чувствует, что, если он просто «живет как все» - ест, пьет, женится, трудится для пропитания семьи, даже веселится обычными земными радостями, он живет в туманном, бессмысленном водовороте, как щепка уносится течением времени, и перед лицом неизбежного конца жизни не знает, для чего он жил на свете. Он всем существом своим ощущает, что нужно не «просто жить», а жить для чего-то. Но именно типичный русский интеллигент думает, что «жить для чего-то» значит жить для соучастия в каком-то великом общем деле, которое совершенствует мир и ведет его к конечному спасению. Он только не знает, в чем же заключается это единственное, общее всем людям дело, и в этом смысле спрашивает: «что делать?» В подтверждение этой идеи Франк рассматривает некоторые идеи разночинства конца XIX века.
Рассмотрев некоторые мысли разночинной интеллигенции, «толстовцев», их попытки обосновать смысл жизни, Франк делает вывод, что все эти попытки тщетны, поскольку «мир не может сам себя переделать, он не может, так сказать, вылезть из своей собственной шкуры или - как барон Мюнхгаузен - самого себя вытащить за волосы из болота, которое вдобавок здесь принадлежит к нему самому, так что он тонет в болоте только потому, что болото это таится в нем самом. И потому человек, как часть и соучастник мировой жизни, не может сделать никакого такого «дела», которое спасало бы его и придало смысл его жизни. «Смысл жизни» - есть ли он в действительности, или его нет - должен мыслиться во всяком случае как некое вечное начало; все, что совершается во времени, все. что возникает и исчезает, будучи частью и отрывкам жизни как целого, тем самым никак не может обосновать ее смысла. Всякое дело, которое делает человек, есть нечто производное от человека, его жизни, его духовной природы; смысл же человеческой жизни во всяком случае должен быть чем-то, на что человек опирается, что служит единой, неизменной, абсолютно прочной основой его бытия».
Попытки же конкретных людей что-то изменить ничего не дали и не дадут, поскольку ничтожный мир не может продуцировать высокие идеи. «Все дела человека и человечества - и те, которые он сам считает великими, и то, в котором он усматривает единственное и величайшее свое дело, - ничтожны и суетны, если он сам ничтожен, если его жизнь по существу не имеет смысла, если он не укоренен в некой превышающей его и не им сотворенной разумной почве. И потому, хотя смысл жизни - если он есть! - и осмысливает человеческие дела, и может вдохновлять человека на истинно великие дела, но, наоборот, никакое дело не может осмыслить само по себе человеческой жизни».
Франк говорит, что все попытки человека будут неудачны, поскольку замысел превышает человеческие силы. Продуктивна лишь одна идея, которая отражена еще в евангелии: «как мне самому жить, чтобы не утонуть и не погибнуть в этом хаосе жизни». Иначе говоря, единственная религиозно оправданная и не иллюзорная постановка вопроса «что делать?» сводится не к вопросу о том, как мне спасти мир, а к вопросу, как мне приобщиться к началу, в котором - залог опасения жизни». Ответ на этот вопрос Франк дает во второй части своей книги.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!