Последние успехи римского оружия

23 Апр 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Aлавиев сменили Антонины'. Династия Ан­тонинов представлена следующими шестью императорами: Нерва (М. Cocceius Nerva, 96—98 гг.), Траян (М. Ulpius Traianus, 98—117 гг.), Адриан (P. Aelius Hadrianus, 117—138 гг.), Антонин Пий (Aelius Hadrianus Antoninus Augustus Pius, 138—161 гг.), Марк Аврелий (Marcus Aurelius Antoninus, 161—180 гг.) и его сын Коммод (L. Aeluis Aurelius Commodus, 180—192 гг.).

После смерти Домициана императором был про­возглашен Марк Кокцей Нерва. В момент провозгла­шения императором Нерве было около 66 лет. Про­исходил он из старого сенаторского рода, и избрание его символизировало наступление новой эпохи согла­сия между сенатом и принцепсом. Начало правления Нервы было ознаменовано прекращением процессов по оскорблению величества, возвращением сосланных и наказанием доносчиков, игравших большую роль при Домициане. Между римскими плебеями распределен был обычный конгиарий. Хотя войска получили обыч­ные при перемене правления подарки, но среди воен­ных кругов находились недовольные избранием

сенаторского императора. Были недовольные и среди преторианцев. Чтобы найти опору в армии, Нерва усыновил наместника Германии Марка Ульпия Трая- на, который пользовался популярностью среди солдат.

Из мероприятий Нервы, относящихся к внутрен­ней политике, следует отметить аграрный закон, по которому между беднейшими гражданами были рас­пределены земли стоимостью в 60 миллионов сестер­циев. Особое значение имело учреждение так назы­ваемого алиментарного фонда, развитие которого от­носится ко времени правления преемников Нервы.

Преемник Нервы Марк Ульпий Траян (98—117 гг.) был родом из испанского города Италики. Он был попу­лярным полководцем и имел связи в сенаторских кругах.

Его официальное имя — Император Цезарь Нер­ва Траян Август. Позднее были прибавлены два по­четных титула: Germanicus и Dacicus.

Траян не сразу приехал в Рим после смерти Нер­вы, а еще 1,5 года оставался на Рейне, занятый ук­реплением границы. Это говорит о том, насколько твердо он чувствовал себя в качестве главы государ­ства. В Рим император прибыл только летом 99 г., и одним из его первых мероприятий было наказание преторианцев, бунтовавших при Нерве.

Некоторые историки-модернизаторы любят назы­вать правление Траяна «просвещенным абсолютиз­мом». Подобная характеристика, будучи не совсем точной по существу, правильно, однако, подчерки­вает два момента в политике Траяна: твердость и «благожелательность». Траян, при котором импера­торская власть достигла максимума устойчивости, действительно мог позволить себе роскошь быть «благожелательным». Самодержавный по существу характер своего правления он умел сочетать с тер­пимостью и внешней мягкостью.

Хотя Траян и не брал на себя официального зва­ния цензора, однако он по примеру своих предшест­венников продолжал обновление сената. Новых чле­нов сенаторского сословия он стал назначать пре­имущественно из восточных, эллинизованных про­винций. По этому же пути пошли его преемники, так что в течение II в. сенат стал действительно представ­лять интересы рабовладельцев не только Запада, но и Востока. Впрочем, одновременно с этим сенат все более терял свое реальное значение в системе управ­ления, уступая его бюрократии.

Памятником административной деятельности Тра­яна является его переписка с Плинием Младшим в бытность последнего правителем Вифинии. Харак­терна заботливость императора о нуждах провинции. Но эта заботливость часто выражалась в мелочном и придирчивом контроле над провинциальной жизнью. Наместник провинции (не говоря уже о местном самоуправлении) был совершенно лишен инициати­вы. Плиний без согласия Траяна не мог разрешить, например, жителям г. Прусы построить баню, со­здать в г. Никомедии пожарную дружину и пр. По по­воду дружины император высказал опасение, что под ее флагом может быть создана какая-нибудь органи­зация, опасная для общественного порядка, и на этом основании не дал согласия на ее устройство.

Переписка Плиния с Траяном содержит интерес­ное указание на распространение христианства в на­чале II в., указание тем более ценное, что переписка не вызывает сомнений в ее подлинности. Плиний спрашивает императора, что ему делать в тех случа­ях, когда к нему поступают доносы на христиан. Тра­

ян отвечает, что анонимным доносам верить не сле­дует, однако если принадлежность к христианству будет доказана, достаточно простого отречения. Только в случае отказа отречься от новой религии не­обходимо прибегать к наказанию.

Отсюда можно сделать следующие выводы. Во- первых, в начале II в. христианство в восточных про­винциях империи получило довольно широкое рас­пространение и, по-видимому, уже отделилось от иу­действа. Во-вторых, христианство признается враж­дебным официальной римской религии. В-третьих, Траян относится к нему сравнительно терпимо, и ни о каких систематических и массовых преследовани­ях христиан нет речи. Здесь опять проявляются об­щие либеральные тенденции императоров эпохи ста­билизации.

Система государственной благотворительности при Траяне достигает полного развития. Эпиграфи­ческие памятники говорят о местных фондах, создан­ных средствами фиска или благодаря взносам.част­ных лиц. Дети из бедных семей и сироты получали ежемесячные пособия: мальчики 16 сестерциев, девочки — 12. Непосредственное заведывание всей системой принадлежало местным муниципальным властям, но под контролем центрального правитель­

ства. В Риме 5 тыс. нуждающихся детей были вклю­чены в число лиц, получающих бесплатную раздачу хлеба от правительства. К раздаче хлеба в столице Траян прибавил еще дополнительные раздачи вина и масла. Такая же система бесплатных раздач практи­ковалась на местах на средства муниципалитетов и частных благотворителей.

Для поднятия италийского сельского хозяйства правительство Траяна не ограничилось организацией дешевого кредита из алиментарного фонда. Импера­тор издал распоряжение, чтобы каждый сенатор не меньше 1/3 своего состояния употребил на покупку земли в Италии. Эта мера преследо­вала троякую цель: привязать к Ита­лии новых сенаторов из провинций; привлечь новые денежные средства в сельское хозяйство и таким путем облегчить введение улучшенных спо­собов обработки земли; дать возмож­ность нуждающимся землевладель­цам Италии продавать свою недвижи­мость по дорогой цене и покупать более дешевую землю в провинциях.

Аграрный закон Траяна, подобно аналогичной мере Тиберия, ускорил концентрацию земельной собствен­ности в Италии и углубил тот самый аграрный кризис, с которым он дол­жен был бороться.

Для внутренней политики Траяна характерно дальнейшее укрепление императорской власти. Это нашло отражение в попытках теоретическо­го ее обоснования.

Обоснование это зиждется на тех принципах, ко­торые получили широкое распространение в гречес­кой философии и публицистике еще в первые века эллинизма. Вопрос этот приобрел особую актуаль­ность во времена Флавиев, когда преследовалась так называемая философская оппозиция. Одним из пост­радавших был Дион Хрисостом (Златоуст). Он был изгнан не только из Рима и Италии, но и из родного города Прусы (в Вифинии). После смерти Домициа­на Дион получил прощение, вернулся в родную Пру­су, а в 100 г. посетил Рим, был при дворе Траяна и произнес четыре речи о царской власти, в которых дается теоретическое обоснование неограниченной монархии. Дион Хрисостом различает монархию и тиранию. Истинная монархия является обществен­ным служением. Носитель верховной власти, прооб­разом которого был сын Зевса Геракл, обладает вы­сокими моральными качествами. Он справедлив, не боится труда и любит законы. Греческая политичес­кая теория оказала несомненное влияние и на рим­скую публицистику. Близким по содержанию к речам Диона Хрисостома является «Панегирик» Плиния Младшего, где Траян представлен справедливым мо­нархом, следующим старым римским традициям.

При Траяне сооружались новые и приводились в порядок старые дороги, что также способствовало развитию италийского хозяйства.

В Риме строились новые здания, поражавшие сво­ей грандиозностью и отличавшиеся вместе с тем стройностью и со­размерностью частей.

Кроме обычных выдач хлеба ма­лоимущим римлянам Траян три раза распределял конгиарий, причем в двух случаях раздавалось по 75, а один раз даже по 500 сестерциев на человека. Числом и роскошью зре­лищ Траян превзошел самых щед­рых из своих предшественников. После Дакийской войны зрелища продолжались 123 дня, на сцене сра­жались 10 тыс. гладиаторов и за­травлено было 11 тыс. диких зверей.

Траян пользовался популярнос­тью среди военных слоев рабовла­дельческого Рима. Плиний Младший говорит о том, что во времена Доми­циана Траян делил несчастья с дру­гими представителями высшего со­словия. Продолжая политику своего приемного отца, Траян сохранял добрые отношения с сенаторами. Он клятвенно обещал не казнить и не ссылать своей властью никого из сенаторов. На осно­вании сообщений Плиния можно заключить, что Тра­ян считался со всеми формальностями, оставшимися от республиканских времен. Сенаторская традиция относит Траяна к добрым императорам. При жизни он получил титул optimus (наилучший), и в последующие времена, вручая власть новому принцепсу, в сенате говорили: «Будь счастливее Августа и лучше Траяна» (felicior Augusto, melior Trajano) (Eutropius, .VIII, 5, 3).

При Траяне продолжала развиваться бюрократи­ческая система управления Империей. Большее, чем прежде, значение получил префект претория, кото­рый в известных отношениях был по своему значе­нию вторым после императора лицом в государстве. Траян наметил преемником своего дальнего род­ственника и земляка Публия Элия Адриана. Он родился в 76 г. Траян был его опекуном в мо­лодости. Адриан был женат на Сабине, внучке сест­ры Траяна Марцианы.

Но формально акт усыновления был совершен императором очень поздно, вероятно перед самой смертью. Это породило слухи о том, что усыновле­ние явилось делом рук императрицы Плотины, покровительствовавшей Адриану, которая якобы под­делала завещание Траяна. Слухи эти вряд ли были основательны, так как император при жизни очень хорошо относился к Адриану и, уезжая в Рим, по­ручил ему командование сирийскими легионами. Си­рийские войска и провозгласили Адриана императо­ром, после чего сенат утвердил эту аккламацию.

Адриан принял имя Император Цезарь Траян Ад­риан Август. Однако среди ближайших сотрудников Траяна провозглашение Адриана вызвало недовольство. Неко­торые из них, по-видимому, считали, что они более до­стойны императорского сана. К тому же Адриан, при всей своей необычайной талантливости и разносторон­ности (он писал стихи и ученые исследования, занимал­ся музыкой, живописью, математикой, скульптурой и медициной) обладал неприятными чертами характера: недоверчивостью, мелочностью, педантизмом. Ве­роятно, он иногда выражал в тесном кругу неодобре­ние агрессивной политике Траяна, что могло стать из­вестным высшему командному составу и, конечно, не нравилось ему. В 118 г., еще до прибытия Адриана в Рим, четверо бывших сотрудников Траяна были арес­тованы префектом преторианцев и преданы суду сена­та по обвинению в заговоре против императора. Сенат приговорил их к смертной казни. По-видимому, насто­ящего заговора не было, что признал и сам император, выразив недовольство чрезмерной поспешностью сената и убрав префекта претория с его поста.

Характерно, что одной из первых мер внутренней политики Адриана было сложение огромной суммы недоимок, накопившихся за населением Италии и провинций в течение последних 15 лет. За этим по­следовало расширение алиментарной системы и дру­гие меры благотворительности. Значение этих меро­приятий не делается менее показательным оттого, что они были проведены в качестве «милостей» нового императора в самом начале его правления. В числе этих милостей была также клятва не казнить сенато­ров без суда самого сената, устройство блестящих гладиаторских игр, травли зверей и пр.

В эволюции принципата в сторону бюрократиче­ской монархии правление Адриана явилось весьма важным этапом. Уже при первых императорах, как мы видели, начали складываться основы имперской бюрократической системы. Вначале большое место в ней занимали вольноотпущенники, поскольку общегосударственный аппарат был еще мало отделен от аппарата управления частным хозяйством прин- цепса. Последний же состоял главным образом из вольноотпущенников и рабов. По мере дальнейшей дифференциации роль вольноотпущенников в импер­ском аппарате должна была становиться все менее значительной, тем более что параллельно с этим шел процесс перерождения всадничества.

Уже при Флавиях количество вольноотпущенни­ков в имперской администрации начало сокращаться. Адриан сделал дальнейший шаг. При нем почти все высшие административные посты, которые не замеща­лись лицами сенаторского звания (начальники канце­лярий, важнейшие прокураторы), были изъяты из рук вольноотпущенников и переданы всадникам. Вместе с тем само всадническое сословие подверглось реор­ганизации. Существо ее состояло в том, что имуще­ственный ценз перестал быть необходимым условием для занятия всаднических должностей. На эти долж­ности Адриан стал назначать лиц, прошедших изве­стный служебный стаж в армии или на гражданской службе, хотя бы они и не обладали имущественным цензом. Предпочтение при этом отдавалось людям, имевшим юридическое образование. Всякий, кто до­стигал всаднической должности, тем самым приобре­тал и всадническое звание. Новый порядок не исклю­чал старого принципа имуществен­ного ценза или права императора жа­ловать всадническое звание.

Реорганизация всаднического со­словия решительно ускорила превра­щение его в сословие служилое. Большое влияние на этот процесс оказал тот факт, что при Траяне и Ад­риане сбор косвенных налогов через общества публиканов окончательно исчез — он был передан в руки местных сборщиков. Правда, они являлись частными лицами, но, во-пер­вых, с них не требовалось предварительной уплаты всей суммы налога, поэтому они могли довольство­ваться меньшим процентом, а, во-вторых, сбор про­исходил под контролем императорских прокураторов. Таким образом, исчез главный источник обогащения всадников, что не могло не оказать существенного влияния на ослабление экономических позиций всад- ничества как сословия денежных людей.

Адриан учредил несколько новых бюрократичес­ких должностей. Таковы были адвокаты фиска (advocati fisci), защищавшие интересы императорской казны перед судом, начальники почты (praefecti vehiculorum) и др. Возросшее значение бюрократии выразилось в установлении более строгой последовательности должностей и в присвоении каждому служебному ран­гу почетной титулатуры. Так, сенаторов именовали viri clarissimi («светлейшие мужи», сокращенно V. С.). Этот титул был присвоен и членам сенаторских семей.

Представители высших всаднических должностей (например, префект пре­тория, префект Египта) получили ти­тул viri eminentissimi («виднейшие мужи»). Чиновники среднего ранга (praefecti annonae, praefecti vigilum) именовались viri perfectissimi («пре­восходнейшие мужи»). Наконец, низших чиновников всаднического сословия титуловали viri egregii («от­личные мужи»). Всаднические титулы присваивались только самим должностным лицам, не распространя­ясь на членов их семей.

При Адриане получает окончательную организа­цию императорский совет (consilium principis). Такой совет фактически существовал уже со времен Авгус­та. Вначале его роль играл комитет из 15 сенаторов, 2 консулов и представителей других магистратур. Впоследствии Август его расширил, включив в него членов императорской семьи и некоторое количест­во лиц всаднического сословия.

Бюрократизация империи при Адриане очень за­метно проявилась в судопроизводстве. Судебная ком­петенция магистратов сильно уменьшилась. Преторам и эдилам было запрещено вносить в свои ежегодные эдикты новые правовые нормы. Вместо этого импера­тор поручил знаменитому юристу Сальвию Юлиану сделать свод всех предшествующих эдиктов. Этот свод получил название «Постоянного эдикта» (edictum perpetuum). Кроме этого, Адриан учредил должности четырех судей для Италии, что также сократило под­судность магистратов. За счет ее расширились судеб­ные функции императорских чиновников, например градоначальника (praefectus urbi), который сделался теперь высшим судебным чином в столице.

Адриан уделял очень много внимания провинци­ям. Это сказалось, между прочим, в его системати­ческих инспекторских поездках, во время которых он посещал самые отдаленные области империи. Из 21 года своего правления Адриан больше половины вре­мени провел вне Италии. Многие провинциальные го­рода получили при нем права колоний или муници­пиев.

Адриан окончательно превратил совет в бюрокра­тическое учреждение. Он назначил жалованье его по­стоянным членам, как простым чиновникам. Из-за этого совет утратил последние следы своей незави­симости и превратился в послушное орудие импера­торской воли. В состав совета было введено много юристов, что усилило и расширило его судебную компетенцию: императорский совет стал одним из ис­точников толкования права. Заместителем императо­ра в совете, главным образом по юридическим делам, являлся префект претория. Окончательное оформление consilium principis не могло не сказаться на положении сената. Совет по своей компетенции являлся, в сущности, двойником сената, и только от императора зависело, какие дела передавать в совет, какие — в сенат.

В Афинах ему учредили культ под именем Зевса Олимпийского. Императрица Сабина также была обожествлена в качестве Геры. Подвергся обожеств­лению после смерти и любимец Адриана Антиной.

Эта политика, равно как и общее умиротворение империи, имела своим результатом оживление про­винциальной жизни, появление новых городов и рас­ширение старых. Культурная жизнь империи при Ад­риане освещена последним закатным блеском. Центр ее перемещается на восток, в области греческого язы­ка и культуры, где наступает так называемое «грече­ское возрождение».

Последние два с половиной года жизни Адриан провел в Италии. Он жил в своей роскошной вилле, построенной им в Тибуре, где собрал редчайшие предметы искусства и произведения природы со всех концов мира. Его неуравновешенность к старости усилилась. Все чаще Адриан впадал в болезненную меланхолию, усиленную обстоятельствами личной жизни. Во время путешествия Адриана по Нилу в на­чале 30-х гг. утонул его фаворит Антиной, юноша не­обычайной красоты. Его гибель страшно потрясла императора. В 136 г. Адриан, не имевший детей, усы­новил молодого человека Луция Цейония Коммода Вера, не обладавшего никакими достоинствами, кро­ме красоты, и к тому же больного. В 138 г., за 6 ме­сяцев до смерти императора, его приемный сын умер. Тогда больной и впавший в полное отчаяние Адриан решил усыновить и сделать своим преемником кон- суляра и члена императорского совета Тита Аврелия Антонина, при условии, что последний, в свою оче­редь, усыновит любимца императора 17-летнего Мар­ка Анния Вера и Луция Элия Вера, 8-летнего сына умершего наследника. Антонин, родные сыновья ко­торого умерли в молодости, выполнил волю Адриа­на и был им усыновлен. Сенат санкционировал акт адаптации. Антонин получил проконсульский импе­рий и трибунскую власть. Летом 138 г. Адриан умер на курорте в Баях, и Антонин вступил на престол. Он принял имя Император Тит Элий Цезарь Ад­риан Антонин Август Пий. Прозвище Pius (Благоче­стивый) Антонин получил за то, что настоял, вопре­ки желанию сената, на обожествлении своего прием­ного отца. Долгое правление Антонина (он умер в 161 г. 75- летним стариком) было самым спокойным и «безлич­

ным» царствованием за всю империю. В этом прояви­лись не столько индивидуальные черты самого импе­ратора, сколько сказалась общая международная и внутренняя ситуация. Политика его предшественни­ков принесла известную стабилизацию империи и на­метила пути, по которым надлежало идти.

Антонин, не отличавшийся особой оригинально­стью мышления, в общем продолжал внутреннюю политику Адриана. Сложение недоимок, которых все равно невозможно было собрать, алиментации и система раздач стали теперь традицией императо­ров II в. Однако в области финансов Антонин про­явил большую экономию, чем его предшественник. В частности, он несколько сократил огромную стро­ительную деятельность Адриана. Благодаря этому к моменту смерти Антонина в государственном каз­начействе скопилась сумма, достигавшая 675 млн денариев.

Антонин отменил некоторые административные меры своих предшественников. Так, он вновь разре­шил иудеям обрезание и прекратил преследование христиан. При нем несколько улучшилось положе­ние рабов: Антонин законодательным путем запре­тил господам убивать собственных рабов и провел другие меры, облегчавшие положение последних. Во­обще с Антонина начинается некоторое смягчение суровых норм римского уголовного права.

Однако «либеральная» поли­тика Антонина не избавила им­перию от внутренних волнений. При нем упоминается новое вос­стание иудеев и волнения в Ахайе. Их датировку и характер невозможно установить из-за плохого состояния источников. В начале 50-х гг. вспыхнуло восста­ние в Египте, лишившее Рим на некоторое время подвоза египет­ского зерна. Это вызвало волне­ния в столице, во время которых толпа чуть было не закидала им­ператора камнями. Антонину пришлось организовать раздачу хлеба, вина и муки на собствен­ные средства.

В марте 161г. Антонин умер, оставив власть своему приемному сыну Марку Аврелию Антонину, который немедленно сделал со­правителем своего брата по усы­новлению Луция Аврелия Вера.

Это был Луций Элий Вер, по­сле усыновления Антонином по­лучивший имя Луция Цейония Элия Аврелия Коммода Вера. Его имя в качестве соправителя М. Аврелия — Император Цезарь Луций Аврелий Вер.

Фактически правил М. Авре­лий, так как его брат был совер­шенно бесцветной личностью и к тому же умер в 169 г.

Это был Марк Анний Вер, по­сле усыновления Антонином при­нявший имя Марка Элия Аврелия Вера Цезаря. Его официальное имя как императора — Импера­тор Цезарь Марк Аврелий Анто­нин Август. Антонин именно М. Аврелия предназначал в свои пре­емники, наделив его всеми права­ми наследника, — проконсуль­ским империем и трибунской вла­стью, а кроме этого отдав за него замуж свою дочь Фаустину.

Марк Аврелий принадлежат к фамилии Анниев, происходив­ших из Испании. Родился он в Риме и рос в кругу людей, близ­ких к императору Адриану.

Марк Аврелий известен как выдающийся представитель стои­ческой философии. Взгляды свои он изложил в заметках, носящих название «К самому себе», най­денных и опубликованных после смерти императора. Философия Марка Аврелия преследует прак­тические цели и ставит своей за­дачей найти пути к самоусовер­шенствованию и вести жизнь со­образно законам природы.

Общественная жизнь всех времен кажется Марку Аврелию монотонной и однообразной. «Помни всегда, что все, что те­перь происходит, происходило и прежде и всегда будет происхо­дить... Вспомни, например, весь двор Адриана, и весь двор Анто­нина, и весь двор Филиппа и Але­ксандра и Креза. Повсюду все было то же самое, только дейст­вующие лица были другие». Ус­талость и сомнение звучат в его словах, касающихся возможнос­ти совершенствования политиче­ского строя. «Не мечтай о пла­тоновской политии; будь дово­лен, если тебе удастся хотя что- нибудь, и смотри даже на такой успех, как на немалую вещь».

Марк Аврелий вел воздержанный образ жизни, стре­мился к пунктуальному выполнению своих обязанно­стей; так представляется он сенаторской традицией, которая причисляет его к «лучшим императорам».

Согласие, установившееся между императором и сенатом во времена Антонина Пия, не нарушалось и при Марке Аврелии. Во внутренней политике Мар­ком Аврелием проведены были некоторые преобра­зования, касавшиеся второстепенных отраслей уп­равления или гражданского права. Был усилен кон­троль над муниципиями. Марк Аврелий подтвердил распоряжение Траяна о том, чтобы сенаторы часть своих средств вкладывали в италийские земельные владения, однако понизил размер вложений с одной третьей части до одной четверти. В Риме устраива­лись зрелища для плебса, распределялся хлеб, раз­давались деньги. Марк Аврелий оказался менее щед­рым, чем его предшественники, но это зависело от объективных условий. Как показали события военной истории этого времени, римская армия была вполне боеспособной, а сам Марк Аврелий — незаурядным

полководцем. Впрочем, Марк Аврелий не пользовал­ся в армии популярностью, оставаясь далеким от лю­дей, привыкших к лагерной и походной жизни.

После смерти Антонина Пия имперская казна рас­полагала значительными средствами, волнения в про­винциях были подавлены.

Тем не менее в экономическом и социальном строе Империи было немало противоречий. Назре­вал кризис, и симптомы его сказались во времена Марка Аврелия. Почти все правление последнего за­полнено было войнами.

Войны и внутренние потрясения отразились на состоянии имперских финансов. Во время войн на Дунае пришлось прибегать к исключительным мерам: с торгов продавались принадлежавшие императору сосуды, драгоценные камни, богато украшенные им­ператорские одежды. Экономическое состояние Им­перии было за время правления Марка Аврелия по­колеблено.

Марку Аврелию наследовал его родной сын Ком- мод (180 - 192 гг.), еще в 176 г. назначенный сопра­вителем. Сын был полной противоположностью отцу. Распущенный, вялый и легкомысленный, он только и мечтал о том, как бы кончить войну и вер­нуться в Рим. Когда умер Марк, Коммоду было толь­ко 19 лет. Война продолжалась еще несколько меся­цев, но затем император заключил с маркоманнами и квадами мир на выгодных для них условиях (Коммод обещал их вождям ежегодные денежные «подарки»).

Вернувшись в Рим в том же 180 г., Коммод с го­ловой погрузился в столичные удовольствия, предо­ставив управление государственными делами своим любимцам: начальнику преторианцев Переннису и др. Современникам казалось, что в лице Коммода вос­кресли худшие представители дома Юлиев — Клав­диев: Калигула и Нерон. Коммод обожал спорт и гладиаторские состязания, причем не ограничивался только ролью зрителя. Одетый в львиную шкуру, с палицей в руке, он разыгрывал из себя Геркулеса, из­бивая на арене цирка беззащитных людей и зверей. Империя покрылась статуями Геркулеса-Коммода, а в Риме была учреждена коллегия жрецов для слу­жения новому богу.

Уже в 183 г. был раскрыт заговор против импера­тора, в котором принимали участие его жена Криспи­на и сестра Люцилла. Ответом на заговор явились мас­совые казни аристократии. Потеряв поддержку знати, Коммод начал вести демагогическую политику, заис­кивая у солдат и римской толпы. Повышение жалова­нья, всякого рода поблажки преторианцам, цирковые

зрелища, раздачи — таковы были старые испытанные средства этой политики. Результатом явилось катаст­рофическое падение воинской дисциплины. В 185 г. Перенниса пришлось выдать взбунтовавшимся солда­там. Его преемником стал вольноотпущенник Клеандр, снискавший общую ненависть свои­ми вымогательствами и насилием.

Когда в 189 г. в Риме вспыхнул голод­ный бунт, трусливый Коммод выдал толпе своего любимца.

Внутреннее положение в госу­дарстве было крайне напряженным.

В Италии шайки разбойников тер­роризировали имущее население. В Галлии в 187 г. бывший солдат Ма­тери организовал целую армию из беглых рабов и дезертиров. С ней он опустошал не только Галлию, но и Испанию, нападая даже на круп­ные города. Движение Матерна шло под лозунгом защиты всех угнетенных. Тюрьмы разбивались, и за­ключенные выпускались на волю. В конце концов Матерн, разбитый в Галлии, задумал смелый план:

переодетый, он пробрался со своими сторонниками в Рим, намереваясь убить Коммода и захватить вер­ховную власть. Но заговор был раскрыт из-за изме­ны. Это вызвало новые массовые казни.

Коммод продолжал свои сумасбродства. Дело до­шло до того, что император стал публично выступать гладиатором и поселился в казарме. Тогда не выдер­жала даже придворная камарилья. В 192 г. возник новый заговор под ру­ководством префекта претория Эми­лия Лета и при участии любовницы Коммода Марции. 1 января 193 г. им­ператор собирался вступить в долж­ность консула в костюме гладиатора, но в ночь перед этим торжественным событием его убили в гладиаторской казарме.

К началу II в. борьба между сенатом и принцеп- сом ослабела и между ними установилось относи­тельное равновесие, свидетельствовавшее о некото­рой гармонии интересов в среде господствующего класса. Более устойчивое внутреннее положение

сделало возможным продолжение завоевательной политики Рима, ослабевшей при первых династиях. Из императоров династии Ан­тонинов наиболее воинственным был Ульпий Траян, уроженец Испании. Главным театром военных действий была дунайская граница, где в то время находилось Дакийское царство Деце­бала. В результате долгой и упорной войны Траян разгромил Де­цебала и из бывших дакийских земель образовал римскую про­винцию Дакию (Dacia), по нижнему течению Дуная1. Отсюда рим­ляне продвинулись на северо-восток, по направлению к Крыму и Кавказу.

Дакийская война дала в руки римлян огромное количество всевозможной добычи: военнопленных, военных машин, оружия, амуниции и пр. По этому случаю был устроен грандиозный три­умф, превосходивший все ранее известные триумфы, были орга­низованы празднества, продолжавшиеся целый год. Во время

празднеств давались представления, гладиаторские бои, устраива­лись травли зверей, производились раздачи деньгами и продук­тами. В честь дакийских побед была сооружена Траянова ко­лонна 39 метров высотой, воспроизводившая сцены Траяновых походов.

На востоке полководцами Траяна было покорено Набатейское царство, превратившееся в провинцию Аравию. К концу царство­вания Траян для округления римских владений предпринял поход против парфян, занял Армению, превратив ее в римскую провин­цию1. Некоторые народы Кавказа признали власть Рима.

После этого Траян перешел парфянскую границу и без боя за­нял города Месопотамии, Вавилонию и захватил Ктесифон, резиденцию парфянского царя2. Дальнейшему продвижению рим­ских войск в глубь Азии помешали восстания евреев в тылу дей­ствующей армии. Эти восстания, бывшие прямым продолжением Иудейской войны, носили мессианский характер, отличались большим ожесточением и охватили много земель. Восстания охватили Вавилонию, Месопотамию, Сирию и Палестину, переки­нулись на остров Кипр и Кирену. Повсюду происходили погромы и избиение римских гарнизонов. Против восставших были двину­ты войска.

Траян самолично захватил города Селевкию и Эдессу, подверг их жестокой экзекуции и организовал еврейские погромы. Восточ­ная кампания тем не менее была сорвана, пришлось начать отступ­ление3. Вскоре после этого император заболел лихорадкой и умер в киликийском городе Селинунте в 117 г. Военные действия Траяна были последними успехами рим­ского оружия, блеснувшими на пасмурном горизонте римской внешней политики императорского периода. На современников походы Траяна произвели сильное впечатление, нашедшее свое вы­ражение в многочисленных монументах, воздвигнутых в честь Тра­яна, и в панегириках, произнесенных в честь его главы. Дальнейшие завоевания уже превосходили силы римского го­сударства. После Траяна римляне всюду от наступления переходят к обороне, о чем свидетельствуют многочисленные пограничные рвы для защиты Рима от набегов соседних племен.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!