Понятие свобода в философии

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Категория «свобо­да» многогранна. О свободе говорят в ее соотношении с произво­лом, с необходимостью, выбором, волей, отчуждением и ответст­венностью. В общем смысле свобода обеспечивает примат частного (личной инициативы, индивидуального интереса) над общим. Это предполагает индивидуальную свободу и всеобщее равенство (сво­боду всех), свободу воли и свободу принятия решений, свободу мысли и свободу слова. С содержанием понятия «свобода» в проти­воречивом взаимодействии находятся представления о правах и социальных обязанностях индивида, идеи ответственности и спра­ведливости. В нем содержится негативное («свобода от») и пози­тивное («свобода для») понимание свободы:

Ключевым понятием теории общественного прогресса являет­ся категория «свобода». Открытым для цивилизационных преобра­зований считается то общество, в котором осуществляется либераль­но-демократическое правление, предпологающее наличие в обще­стве определенных свобод. Демократия (от греч. аетпов - народ, кга-Ю8 - власть) предполагает возможность выбора высших государст­венных органов Путем всенародного голосования и должнаспособ-ствовать сохранению свободы. Но она не может создать условий для осуществления свобод там, где граждане в ней не нуждаются.

Хорошо известны гегелевские рассуждения на тему свободы, в которых отмечалось, что в былые времена свободами назывались допустимые законом нормы, т.е. положения, определяемые зако­ном. Тем самым Гегель показывал, что свобода - это то же самое, что закон, определенные законом права. Перефразируя кантов-ский категорический императив, согласно которому свобода каж­дого человека ограничена, но не далее тех пределов, которые не­обходимы для обеспечения равной степени свободы для всех, Ге­гель приходит к удивительному выводу, что именно под консти­туцией - основным сводом законов следует понимать определе­ние прав или свобод вообще.

Понимание свободы как осознанной необходимости, с одной стороны, и как ничем не ограниченного произвола, «вольного хотения», с другой, еще более обостряет данную проблему. Бертран Рассел/например, напрямую истолковывает свободу как отсутствие препятствий для исполнения наших желаний. В связи с этим любо­пытным оказывается парадокс свободы, состоящий в том, что сво­бода отрицает самое себя, если она ничем не ограничена. Неограни­ченная свобода лишается своего всеобщего содержания, превраща­ясь в несвободу другого индивида. Неограниченная экономическая или физическая свобода может быть разрушительной.

Широко обсуждается марксистское понимание свободы, согласно которому «царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообраз­ностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно материального производства». Оно как бы освобо­ждает людей, стремящихся к подлинной свободе, от пут материаль­ного производства. Однако такая постановка проблемы ведет не к экономической, а сугубо идеалистической («по ту сторону материаль­ного производства») интерпретации этой категории. Современный западный философ и экономист Ф.Хайек привлекает внимание со­временников размышлениями на темы «дорога в рабство», «пагубная самодеятельность» и весьма прозорливо отмечает, что понятие «сво­бода» включает в себя свободу отличаться от других - иметь свои собственные цели в пределах своего собственного домена (аотат).

Интересна интерпретация свободы как функции человеческой способности менять свое положение, предложенная известным ме­ценатом и финансистом Дж.Соросом. По его мнению, в ситуации равновеликих альтернатив или равноценных вариантов выбора сво­бода максимальна. В этом случае свобода становится фактической.

Принцип индивидуальной свободы, истолкованный онтологи­чески, т.е. когда свободой могут обладать не только индивиды - граждане, но и социальные институты, позволяет говорить о само­стоятельности развития всех сфер институциональное™: науки, религии, права, морали и, в частности, об их независимости от необходимости стоять на страже интересов государства, его офи­циальной идеологии. Либерализм по сути своей гарантирует граж­данам возможность критики, участие в процессе принятия реше­ний. Он заключает в себе также и требование минимизации стра­даний, что коррелируется с задачей обеспечения большего счастья и благосостояния для наибольшего количества людей.

Свободу и индивидуальную собст­венность, по мнению Ф.Хайека, следует относить к основным ценностям западного прогрессивного общества расширенного по­рядка. К ценностям такого общества причисляют также право, спра­ведливость, корпоративную (совместную) деятельность. Примеча­тельно, что для автора эпохального труда «Открытое общество и его враги» К.Поппера к основным ценностям открытого общества причисляется обеспеченный равенством в правах и свободах инди­видуализм и разум. В условиях тоталитарных режимов полноценное проявление индивидуальных и общественных свобод невозможно. Абсолютизация жестконормативных, рассудочно регулируемых спо­собов организации жизнедеятельности индивида и общества, идея «централизованного контроля» принципиально противоположны идеалам свободы. По этому поводу Ф.Хайек замечает: «Парадокс нашего расширенного порядка и рынка (он же камень преткнове­ния для социалистов и конструктивистов) состоит в том, что в ходе этого процесса нам удается полнее использовать открытые нами ресурсы (и фактически именно благодаря ему быстрее от­крывать новые), чем было бы возможно при единолично управ­ляемом процессе». В приложении к своей работе «Пагубная самона­деянность» Хайек поясняет, что правомерно было бы обозначить словом «естественное» все, что вырастает спонтанно, а не создает­ся в соответствии с чьим-либо сознательным замыслом. В этом смысле все свободно, спонтанно сложившееся - естественно.

Экономистам вполне ясно, что координировать усилия в области экономики эффективнее не из центра и не при условии централи­зации. Претензия централизованного планирования на обладание рациональным знанием о необъятном множестве фактов, обстоя­тельств и событий, не имеет под собой рациональных оснований. Вскрывая суть централизации» можно вспомнить выводы М.Крозье, подчеркивающего, что подлинный смысл централизации заключа­ется в воздвижении непроницаемого экрана между теми, кто име­ет право принимать решения, и теми, интересы которых они затра­гивают. Самый элементарный анализ централизации показывает, что она, помимо прочего, имеет и тот недостаток, что удлиняет цепь управленческого процесса. Ибо для того, чтобы один субъект хозяй­ственного процесса договорился с другим, ему требуется получить разрешение центра, который, в свою очередь, оброс лесами бюро­кратических инстанций. Связь двух смежных производителей превра­щается в долгую последовательность, как правило, нерациональных шагов, растягивая временные рамки процесса принятия решений, нивелируя инициативу, поражая ее коррозией бюрократии. Видимо, поэтому стремление к централизованному планированию и тоталь­ному регулированию всех сторон жизнедеятельности может быть названо «дорогой в рабство».

Вызов либеральным ценностям бросают установки типа «все должно находиться под контролем». Духовная жизнь, деятельность в сфере искусства, творчество, область личных отношений, обще­ние не могут быть подконтрольны. Рациональный контроль, воз­веденный в принцип организации жизнедеятельности, связан с многочисленными ограничениями. Первое - это жесткая необхо­димость достижения именно поставленной цели. Второе - требова­ние возникновения только желательных последствий, притом на­блюдаемых непосредственно. Третье - благотворность последствий как таковых. Четвертое - возможность знать или предвидеть заранее. Однако реальная ж'изнь с такой жесткой нормативностью не согласуется. На самом деле к числу Обстоятельств, от которых за­висят действия людей для достижения своих целей, относятся не­известные им решения множества других неизвестных людей по поводу средств, используемых ими для достижения их собствен­ных целей. Анонимный механизм рыночного регулирования и обес­печиваемый конкуренцией самоуправляющийся процесс, по мне­нию Ф. Хайека, могут состязаться с самым рационально настроен­ным разумом. Рыночная координация индивидуальной деятельно­сти, подобно другим моральным традициям и институтам, сложи­лась в результате естественных, спонтанных и самоупорядочиваю­щихся процессов приспособления к большому количеству кон­кретных фактов, чем могло бы воспринять и тем более постичь любое отдельное сознание (пипа). Ассоциация, корпорация, со­трудничество, свободная инициатива не обладают никакой прину­дительной властью. Субъекты производственного процесса дейст­вуют не под прессом предписаний, приказов и постановлений, а благодаря внутренней мотивации, имманентной логике такого типа порядка, который конкурентен и принципиально открыт для по­иска и осуществления новых возможностей.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!