Понятие политической преступности

15 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Понятие полити­ческой преступности можно определить с трех разных точек зре­ния.

  1. Наиболее узким из них является уголовно-правовое понимание. Здесь под политической преступностью понимают все делик­ты, которые в уголовном кодексе обозначены как политические преступления: это измена миру, государственная измена, созда­ние угрозы демократическому правовому государству, преступле­ния против иностранных государств, деликты против конституци­онных органов и нарушающие порядок выборов и процедуры голосо­вания, а также преступления, ослабляющие обороноспособность страны. Если, в частности, обратиться к российскому законода­тельству, то необходимо взять за основу положения, изложенные в Уголовном кодексе Российской Федерации, в разделе Х "Престу­пления против государственной власти".

Согласно двум другим, более широким точкам зрения, прак­тически каждый второй деликт можно причислить к политической преступности, даже если в уголовно-правовом отношении он тако­вым не является.

2.C точки зрения психологов, решающим моментом в этом оказывается мотивация преступника. Политические преступ­ления совершаются с целью сохранения или изменения полити­ческой системы, распределения власти в ней и ее структурах с использованием преступных средств и методов. Подобное отграни­чение довольно нечетко, поскольку очень трудно выявить мотивы преступника.

  1. Отражает психо - и социодинамическую реаль­ность и сводит все к определению того, в какой мере участни­ки этого процесса (то есть преступник, жертва, общество и осо­бенно его представители в контрольном процессе) придают состо­явшемуся деликту политическое значение. Именно участники этого процесса определяют преступный характер деяния в момент его совершения и в последующем рассматривают как политический акт. Таким образом, политическими эти деяния делают их "значение" и их квалификации.

Виды политической преступности.

Очень частые изменения образа политического преступника в общественном мнении способствуют тому, что до сих пор так и не могла сложиться бо­лее или менее достоверная и устойчивая концепция политической преступности. Политическая преступность всегда возникает там, где предпринимаются попытки помешать или способствовать поли­тическим изменениям (а это норма демократического правового государства) преступными средствами и методами.

Немецкий криминолог Г.И. Шнайдер различает следующие три вида политической преступности:

  1. Антигосударственная (антиполитическая) преступность Преступления, которые направлены против государства и наносят ему вред, квалифицируются в уголовном кодексе как имеющие особенные признаки состава преступления. Речь идет, ска­жем, о заговорах, о похищении главы государства или членов правительства, о шпионаже и саботаже.

Классическим деликтом против государства всегда было по­кушение на жизнь тех, кто стоит во главе государства или зани­мает в нем очень видное положение. Хотя такие покушения чаще всего направлены против тех, кто особенно заметен в социальном плане, причем нередко это те, кому свойственна притягательная сила, покушающиеся видят перед собой не человека, а символ от­вергаемого ими пути политического развития. Поэтому за счет покушения они пытаются повлиять на ход политического процесса (Индира Ганди, Беназир Бхудто).

  1. Политические преступления, связанные с злоупот­реблениями властными полномочиями, т.е. преступления, соверша­емые властвующими политиками.

1) Преступные деяния, совершаемые правящей группировкой, создавшей преступную политическую систему, нарушают конститу­ционные права граждан и права человека. В тоталитарных госу­дарствах, например, политические инакомыслящие изгоняются из страны или заключаются на долгий срок в тюрьмы, в следственные изоляторы. Политических противников также уничтожают в кон­центрационных лагерях. Необязательно, чтобы преступления по политическим мотивам осуществлялись непосредственно теми, кто их замыслил. Огромную роль в политической преступности играют "преступники за письменным столом" и преступники, стоящие за спиной у других преступников. Достаточно вспомнить Адольфа Эй­хмана, который в годы существования нацистского государства насилия организовал геноцид против миллионов евреев и руково­дил им, не выходя из-за письменного стола.

2) Деликты, совершаемые правящей группировкой в рамках демократической системы правового государства, направленые либо против собственно государства и его граждан, либо против иностранных государств и их граждан (при нарушении международ­ного права). Например, какое-то правительственное ведомство может быть использовано в личных корыстных целях (взяточни­чество, сокрытие налогов и т.п.). Далее, тайные службы, приз­ванные защищать государство, могут быть использованы для того, чтобы следить за внутриполитическими противниками режима и чи­нить им помехи в процессе политической конкуренции. Наконец, в качестве орудия против политических соперников применяется система уголовной юстиции, допускающая планирование таких действий, которые позволяют опережать действия внутренних про­тивников в политическом соревновании, например, во время выбо­ров.

Антигосударственная преступность  - это совокупность преступлений,  посягающих на  государственный  и  общественный строй государства.

Основные причины антигосударственной преступности. Многолетний анализ данного рода преступности выявляет ее основные причины, а именно:

- Информационно-идеологическое воздействие на личность извне. Данная причина является наиболее распространенной по категории особо опасных антигосударственных преступлений. По обобщенным данным, на ее долю приходится 85% от общего объема других факторов. Здесь факт совершения противоправного деяния есть следствие серьезного и нередко длительного переосмысления ценностных категорий, образа жизни, личных перспектив, домини­рующих мотивов. Особенностью этой причины является то, что она может носить прямую организационную форму подрывной деятель­ности иностранных спецслужб;

- Неудовлетворенность личности сложившимися обстоятельст­вами жизни. Она выступает причиной особо опасного антигосу­дарственного преступления лишь тогда, когда наступает процесс замещения неудовлетворенности в личной жизни неудовлетворенностью в общественной или государственной сфере. В результате личное начинает приобретать общественное звучание и политическую нап­равленность. Удельный вес данного фактора составляет 27%;

- Несогласие с официально проводимой политикой прави­тельства в целом либо по отдельным вопросам. В данном случае несогласие выступает начальным звеном причинной цепочки, на которую нанизываются звенья других причин. Это обстоятельство нередко в процессе следствия признают сами преступники, заяв­ляя, что "началось все с несогласия...". На долю данного фак­тора приходится 19%;

- Обида на органы власти (12%). Проведенные социологи­ческие исследования показывают, что обида выступает субъектив­ным причинным фактором в сочетании с другими причинами, когда глубоко укоренившееся в сознании лица представление о неспра­ведливости либо жестокости, проявленной по отношению к нему или родственникам и близким со стороны властей, систематически подогреваются информационно-идеологическим путем;

- Гипертрофированное понимание и неправильное толкование недостатков. Этот причинный фактор по формальным показателям статистики составляет немногим более одной десятой (11%) от

других факторов, порождающих особо опасные антигосударственные

преступления. Однако фактически влияние этого фактора значи­тельно шире, если учесть, что недостатки в условиях тяжелого кризиса в России, безусловно, оказывают влияние на формирова­ние отрицательных свойств личности. По существу, рассматривае­мый фактор присутствует во всех иных причинах, вызывающих государственную преступность;

- Влияние недостатков в управленческой сфере. Практика свидетельствует, что они имеют наибольшее политическое звуча­ние, поскольку ошибочные (а в общественном и групповом созна­нии они нередко воспринимаются как умышленно неверные) управ­ленческие решения и отрицательное поведение ответственных должностных лиц воспринимаются зачастую как недостатки полити­ческой системы и общественного строя в целом. На воспроиз­водство данного причинного фактора влияют имеющие место в эше­лонах власти факты взяточничества, коррупции, обмана граждан, грубых нарушений законности, формализма в отношении к делу, угодничества и т.п.;

- Иные факторы. Они чаще фигурируют при совершении измены Родине (25%), террористических актов и диверсий (13%). По вер­бальным деликтам (в прошлом - по антисоветской агитации и про­паганде, ныне - по призывам к насильственному изменению конституционного строя) проявление иных факторов значительно меньше (около 5%).

Рассмотренная система причин, порождающая антигосу­дарственную преступность, представлена в среднестатистическом вы­ражении. Качественный анализ показывает, что чем более цельной с позиции негативной установки является личность, тем реже наблюдаются отклонения и меньше разброс в стороны от стерео­типных причинных факторов, свойственных в той или иной мере всем особо опасным антигосударственным преступлениям.

Злоупотребление властью. В течение более 200 лет своей истории криминология исходила из того, что все, что делается правительством и от имени государства для подавления преступ­ности, является правильным и законным. Однако то, что создан­ные государством органы контроля за преступностью сами требуют контроля, стало криминологическим открытием только в последнее время.

Политиков, которые злоупотребляют данной им правовым государством временной властью, можно определить по трем ха­рактерным признакам. Они:

- совершают правонарушения "во имя права и закона", используя свои полномочия в преступных целях. Именно поэтому так трудно выявить злоупотребления политической властью и пресечь их;

- используют общественное мнение, которое всегда доверяет ответственным политикам, поскольку иначе государство оказыва­ется просто неуправляемым. Господствует мнение, что госу­дарство и его учреждения должны действовать только легально и иметь уголовную защиту;

- нередко используют ради своих преступных целей госу­дарственный аппарат, предназначенный для борьбы с преступ­ностью. Есть немало способов низводить политических инако­мыслящих в глазах общественности до положения преступников. Так, политически нежелательных людей часто превращают в подоз­реваемых в совершении общеопасных преступлений, на них даже заводят уголовные дела. Некоторые политики используют тайные службы, чтобы собрать на неугодных компрометирующие материалы, как-то спровоцировать их на уголовно наказуемые деяния.

В любой стране политической и правящей элите, госу­дарственным должностным лицам различных уровней "доступны" все существующие формы преступного поведения. Самыми опасными "функциональными", или "профессиональными" формами их преступ­ного поведения, являются государственный терроризм (насилие власти) и государственная коррупция (продажность власти). Они стали мировыми проблемами. Международное сообщество в лице ООН давно озабочено криминальностью правящих кругов, особенно их коррумпированностью.

Латентность преступлений должностных лиц в целом многок­ратно выше латентности преступного поведения остального насе­ления, а скрываемость преступлений, совершаемых правящей эли­той, является еще более высокой.

Причины латентности  преступлений должностных лиц:

- управленческая деятельность государства остается в зна­чительной мере конфиденциальной;

- в совершаемых элитой деяниях, как правило, нет прямых и непосредственных жертв, а также свидетелей, заинтересованных в обнародовании таких фактов;

- используются изощренные высокоинтеллектуальные способы достижения противоправных целей и современные методы защиты от разоблачения;

- корпоративная солидарность всего истеблишмента.

Террор как важнейшая характеристика тоталитаризма. Под тоталитарными, как правило, подразумеваются те поли­тические режимы, которые существовали до конца второй мировой войны в Германии и Италии, а также вплоть до последнего време­ни в СССР и странах Восточной Европы, Китае и ряде других стран третьего мира. Не­изменным атрибутом тоталитаризма является тесная взаимосвязь между истиной и силой: в данном случае сила определяет истину. Идеологии и марксизма-ленинизма, и нацизма были "верны", пото­му что они опирались на фундамент карательной террористической машины, а также мощного пропагандистского аппарата.

Нацистские лагеря смерти и советский ГУЛАГ составляют сущностную характеристику тоталитаризма. Отличительная особен­ность тоталитарного режима состоит в том, что здесь террор и страх используются не только как инструмент уничтожения и за­пугивания действительных или воображаемых врагов и противни­ков, но и как нормальный повседневный инструмент управления массами. С этой целью постоянно культивируется и воспроизво­дится атмосфера гражданской войны.

Тоталитарность тоталитарного режима в чистом виде состоит не только в том, что партия, какая-либо клика или фюрер-вождь устанавливают всеохватывающий контроль над всеми сферами об­щественной жизни и над государством в целом, как бы полностью поглощая их, но и в том, что подавляющая масса населения чуть ли не свято верит в основные цели, установки, ориентации, про­возглашаемые партийным руководством или фюрером-вождем: обе стороны, по сути, слиты в тотальном единстве для достижения универсальной цели. С этой точки зрения сталинский режим в нашей стране и гитлеровский в Германии можно считать чисто тота­литарным.

В Германии за годы фашизма и, особенно в период войн, в концлагерях были замучены 11 миллионов людей других стран и народов. Немецкие фашисты применяли самые страшные, самые изу­верские методы истребления: бесчеловечные пытки, газовые каме­ры, массовые расстрелы, садистские опыты над живыми людьми. Сжигали вместе с жителями целые деревни, зверски истребляли военнопленных, уничтожали людей голодом, холодом и непосильным трудом, сооружали фабрики смерти.

По подсчетам отечественных специалистов, за годы ста­линского правления было уничтожено около 30 миллионов человек. В период коммунистического тоталитаризма наша страна была превращена в огромный концлагерь: к началу войны, по данным В.Н. Земскова, число заключенных в лагерях и колониях ГУЛАГа составило 2,3 миллиона человек, в сентябре 1948 года - 2 258 957 человек, т.е. численность их оставалась стабильной.

За годы гражданской войны в Китае погибли 1,5 миллиона человек, а после захвата власти Мао Цзедуном - 2 миллиона в период "большого скачка" и "народных коммун", 1 миллион - в период кампании против национальных меньшинств, 500 тысяч во время "культурной революции", 15 миллионов были уничтожены в "школах перевоспитания". Ярким примером взрыва деспотизма яв­ляются трагические события в Кампучии. В 1975 году к власти там пришли кхмерские коммунисты во главе с Пол Потом и Йенгом Сари, которые за пять лет уничтожили около трех миллионов (из восьми) своих соотечественников, в первую очередь интеллиген­цию.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!