Политико-правовая идеология большевизма

26 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение           3
1. Возникновение большевизма и идеология ленинизма   4
2. Сталинизм          9
3. Необольшевизм         13
Заключение           17
Список литературы         18

Введение

В течение почти 75 лет марксизм был в нашей стране «единственно верным учением», монопольной идеологией с правом знания абсолютной истины. Тем самым существенно ограничивались творческие возможности самого марксизма, не говоря уже о том, что антимарксистскими (а стало быть, антинаучными) объявлялись все доктрины, отличающиеся от марксизма в видении общественных проблем и процессов.
Ссылка на авторитеты основоположников марксизма, цитирование их произведений заменяло научную систематизацию аргументов и фактов, которые подгонялись под нужную тому или иному исследователю цитату. Марксизм наделили теми достоинствами, которые были присущи всему спектру социальной науки.
Российский большевизм как национальная разновидность марксизма опирался на особенности сознания российского общества, в первую очередь крестьянства. Крестьянское сознание в основании своем имело смешанную структуру, в которой иллюзорное, мифическое переплеталось с реальным (ожидание чуда - «вот приедет барин»; коллективистски-общинные настроения; вера в доброго и справедливого правителя; уравнительные отношения и т.п.).

1. Возникновение большевизма и идеология ленинизма

Большевизм как идейно-политическое течение возник в 1903 г. и отражал крайне радикальную форму социалистической идеи. В отличие от большинства социалистических течений большевизм отводил решающую роль субъективному фактору, включающему в свою структуру зрелость рабочего класса, его способность к активным революционным действиям, руководство действиями класса со стороны авангардной партии, соединяющей идеи социализма с рабочим движением. Большевизм преувеличивал также и меру зрелости капитализма, как в России, так и в Европе, исходил из возможности осуществления победоносной социалистической (антикапиталистической) революции. Придерживаясь антироссийских, антинациональных установок, большевики стремились воспрепятствовать стабилизации российской экономики (в связи с этим выступали против реформы Столыпина, которая порождала слой крестьян-собственников и сводила на нет идейные лозунги большевиков), выдвигали лозунг поражения России в первой мировой войне, тезис о превращении империалистической войны в гражданскую и др. [7, c. 821]
Авантюрно-утопические лозунги, отражавшие вместе с тем глубинные чаяния и интересы русского народа (равенство, справедливость и др.), социально-политическая демагогия, использование всех возможных средств борьбы позволили большевикам в 1917 г. захватить власть в Петрограде, подавить сопротивление всех иных политический сил, установить свою власть в стране, продолжавшуюся почти восемь десятилетий.
Российский большевизм развивался и функционировал в трех основных разновидностях - ленинизм, сталинизм, троцкизм (многие идеи их совпадали, повторялись в конкретных политических действиях, поэтому предложенное разделение в значительной мере условно). Эти разновидности принадлежат, по нашему мнению, к ортодоксальному или классическому большевизму, непосредственно вытекавшему из теории марксизма и из практики Октябрьской революции. Позже в теоретической и практической деятельности КПСС осталась одна разновидность большевизма - ленинизм, причем с теми изменениями и дополнениями, которые были выгодны с точки зрения политической конъюнктуры конкретному вождю большевизма послесталинского периода. Поэтапно это выглядело следующим образом: необольшевизм Хрущева и Брежнева (середина 1950-х - 1980-х гг.), перестроечный большевизм М. Горбачева (1985-1991гг.), рыночный большевизм Б.Ельцина (с 1992 г.).
Охарактеризуем основные разновидности российского большевизма первой половины XX в. и прежде всего ленинизм. Ленин как верный ученик Маркса, последовательный марксист, стремился к развитию марксизма в новых условиях и применительно к российской действительности. Изменения, происшедшие в капиталистическом способе производства на рубеже XIX-XX вв., заставили Ленина подвергнуть капитализм новому анализу и выделить в нем стадию империализма. Из его изучения он сделал главный политический вывод: империализм - высшая и последняя стадия капитализма, канун социалистической революции. Отсюда следовало, что по мере эволюции капиталистическое общество будет неизбежно двигаться к своему закату, загниванию, гибели. Со временем этому положению был придан характер автоматизма. С другой стороны, неизбежность гибели империализма приводила к неизбежности торжества коммунизма. Этим тезисом обосновывалась необходимость ожидания нового общества. При этом лидеры большевиков ставили конкретные сроки достижения коммунизма: Ленин в 1920 г. говорил о 15-20 годах, необходимых для построения коммунизма; Сталин в 1939 г. также определял 20-летний срок; Хрущев в 1961 г. устанавливал 20-летний период; Горбачев в 1986 г. определил более узкую задачу - предоставить каждой советской семье отдельные квартиры к 2000 году и т.п. Естественно, все указанные цели и сроки не были соотнесены с реальностью, носили оторванный от жизни характер [5, c. 19].
Ленинский вывод о характере империализма содержал ряд теоретико-методологических погрешностей. Одна из наиболее значительных заключалась в том, что высшая стадия не всегда являет собой последнюю стадию. Империализм нашел новые формы, в которых продолжалась его эволюция (государственно-монополистический капитализм, например). Ленинские выводы, следовательно, во многом носили умозрительный характер.
Ленин развил марксистскую теорию насилия, доведя ее до логического завершения в виде государства диктатуры пролетариата, воплотил это государство на практике. «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть», - отмечал Ленин в брошюре «Победа кадетов и задачи рабочей партии» (1906) [7, c. 23].
В социальном основании учения о диктатуре пролетариата лежала марксистская идея о ведущей роли рабочего класса, идеализация экономических и социально-политических возможностей данного класса. На практике рабочий класс оказался не способным осуществлять руководство обществом или отдельными его сферами и с самого начала функционирования государства диктатуры пролетариата был заменен партийно-государственной бюрократией. Партийно-государственная бюрократия на практике воплотила радикальный лозунг: «Кто был ничем, - тот стал всем». Подобная трансформация правящей элиты оказалась весьма опасной для общества - бюрократии, ставшей у власти, пришлось наверстывать упущенное, когда она была никем. Уже летом 1918 г. в стране установилась однопартийная диктатура большевиков, для прикрытия использовавших идею диктатуры пролетариата [2, c. 315].
Претворение на практике марксовой теории насилия привело большевиков к созданию структуры власти, основанной на насилии как универсальном, абсолютном действии. Был создан мощный аппарат насилия (милиция, ВЧК, Красная армия и др.), использовавший репрессивные меры в отношении целых слоев населения. Сами государственные органы - Советы с самого начала функционировали с нарушением демократических норм (они соединили в одном органе законодательную и исполнительную власть; в их деятельности отсутствовала должная гласность; создавались многочисленные контрольные органы в связи с отсутствием нормальных экономических отношений; существовал иерархический принцип построения госаппарата, при котором система и уровень служебных привилегий была напрямую связана с должностью, а не с эффективностью деятельности работника; отсутствовали объективные критерии подбора кадров).
Неизбежным спутником большевизма является образ врага - либо сущего, либо вымышленного, мифического. Враг сущий принимает гипертрофированные формы. В основе образа врага лежит теория классовой борьбы, разделяющая общество на непримиримо-враждебные части (белые-красные; богатые-бедные; рабочие-буржуи; патриоты-демократы и т.п.). Образ врага позволяет, во-первых, списать собственные ошибки и просчеты на чей-то (вражеский) злой умысел, происк (как сделал это Сталин в начале коллективизации, списав все ошибки на партийно-государственные кадры); во-вторых, образ врага придает общественной жизни состояние постоянной напряженности, особого психического настроя (не случайно, исследования последних лет показали, что среди партийных, советских, комсомольских работников 1920-1930-х гг. в массовом порядке отмечались явления нервно-психических заболеваний); в-третьих, поиск врага является специфическим видом деятельности, создает условия дополнительной занятости. Образ врага создал и атмосферу милитаризованности обыденной жизни; особый милитаристский язык («битва за урожай», «идеологический фронт», «бойцы идеологического фронта» и др.) [5, c. 28].
Радикализм Ленина и его сторонников первых месяцев после октябрьского переворота привел к стремлению скорейшего осуществления переходного периода и перехода к строительству социализма. Политика «военного коммунизма» стала в этих условиях не вынужденной мерой, а общей закономерностью эволюции нового строя. В 1919 г. в статье «Великий почин» Ленин обосновал экономически необходимость ряда мер по установлению коммунизма. В 1920 г. был принят декрет, ликвидирующий частную собственность. Только всеобщее народное недовольство, вылившееся в выступление в Кронштадте, в крестьянскую войну в Черноземье под руководством А. Антонова, заставили большевистское руководство изменить прежний политический курс, отказаться от «военного коммунизма».
Большевизм привнес в политическую жизнь России новую политическую тактику, новую линию политического поведения, в которых отсутствовали принципы (нарушалось единство слова и дела), господствующими нормами являлись демагогия, ложь, лицемерие. Под лозунгами большевизма, официально и легально провозглашенными весной 1917 г., происходил быстрый рост численности партии большевиков - с 24 тыс. в феврале до 350 тыс. в октябре.
Большевистские вожди с весны 1917г. сделали ставку на захват власти, не дожидаясь созыва Учредительного собрания, причем захват и удержание власти любой ценой, любыми средствами. Так, в условиях угрозы новому режиму со стороны Керенского - Краснова в конце октября 1917 г. Ленин пошел на компромисс по вопросу о создании «однородного социалистического правительства» с включением в его состав эсеров и меньшевиков. Когда угроза миновала, Ленин отказался от формирования такого правительства. В знак протеста большевики Ногин, Рыков и Милютин вышли из состава СНК, а Каменев - из ВЦИК. Ленин был готов на любые уступки Германии (и сделал их), лишь бы сохранить свою власть [5, c. 32].
Для большевистских лидеров главной целью в политике было достижение коммунизма - некоего абстрактного состояния. Конкретный человек не являлся ценностью, был «винтиком» и т.п. Человеку не оставалось места в большевистской идейно-политической доктрине. В 1920-1930-е гг. целью внешней политики большевизма была идея мировой социалистической революции, разработанная Лениным и Троцким, приведшая к политике «экспорта революции» и получавшая практическое воплощение вплоть до 1980-х гг. (война в Афганистане стала последним актом этой политической трагедии). Среди вождей большевизма выделялись Ленин, Троцкий, Сталин, Зиновьев, Бухарин, претендовавшие на роль не просто политических лидеров, но и теоретиков большевизма. Из них только Ленин оставался первым и неизменным вождем в течение всего периода идейно-политического господства большевизма (вплоть до рубежа 1980- 1990-х гг.).

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!