Политический строй при северах

17 мая 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Повышение удельного веса армии не могло не оказать влияния и на самую императорскую власть. Из «первого гражданина республики» — принцспса — римский император закономерно превращался в мо­нарха «божьей милостью». Воля императора стано­вилась единственным источником права и закона, и этот факт юристами классической эпохи был возве­ден в догму. «Воля принцепса, — заявляет юрискон­сульт Ульпиан, — имеет силу закона, так как в силу «закона о верховной власти» (lex regia) народ пере­дал ему свои верховные права» (populus ei et in eum omne suum imperium et potestatem conferat)1. «В силу древнего закона, — читаем в одной из статей кодекса Юстиниана, — все права римского народа перешли к императору» (omne ius omnisque potestas populi Romani in imperatorem translata sunt)2.

Постановления императоров, заменявшие преж­ние leges, утверждавшиеся комициями, назывались общим именем конституций (constitutiones principis). Различали 4 вида конституций: 1) эдик­ты (edicta) — распоряжения общего характера, 2) декреты (decreta) — судебные приговоры импера­тора, 3) рескрипты (rescripta) — ответы импера­тора на различные, по преимуществу юридические, вопросы и 4) мандаты (mandata) или письма (epistolae) — разного рода инструкции, даваемые на имя чиновников, чаще всего на имя префекта прето­рия. Управление сосредоточивалось в совете прин­цепса (consilium principis), в котором главную роль играли юристы. С самого начала Империи юристы занимали выдающееся положение в имперском ап­парате, что объясняется сложностью управления, обилием законов и противоречивостью социальных интересов. Из римских юристов при Антонинах и Северах наибольшей известностью пользовались Папиниан, современник и друг Ссптимия Севера, Ульпиан, Павел и Гай. Юристы, члены император­ского совета, давали ответы (responsa) по всем слож­ным правовым вопросам и занимали высшие госу­дарственные должности.

Юрисконсульты стояли даже во главе преториан­ской гвардии. Префект претория (praefectus praetorio) был одновременно начальником военного корпуса и высшей судебной инстанцией.

При Септимии Севере пост префекта претория занимал знаменитый юрист Папиниан. Следующее место занимал префект города (praefectus urbi), од­новременно городской полицмейстер и судья в пре­делах городской префектуры. Старые магистратские должности — консулат, претура и квестура — пре­вратились в определенные служебные этапы бюро­

кратической иерархии1. Милитаризация государст­венного аппарата сказывалась также и на личном со­ставе государственных чиновников. Со времени Севе­ров в управлении государством начинают играть большую роль военные чины, занимавшие должнос­ти в канцеляриях, хозяйственном ведомстве, личном ведомстве императора и при дворе, переносившие свои привычки и нравы на гражданскую службу. До­ступ к офицерским и гражданским должностям был облегчен предоставлением заслуженным солдатам первого офицерского чина (primi ordinis), открывав­шего путь ко всем государственным чинам до импе­ратора включительно2. Карьера Макрина показала, что при известных обстоятельствах и простой сол­дат может стать императором.

Внешним выражением абсолютистских тенден­ций было усложнение титула носителей верхов­ной власти. Уже при последних Антонинах сложи­лась длинная цепь разных эпитетов, прибавляемых в начале и конце личного и родового имени носите­ля верховной власти. Императоры Поздней империи имели особую склонность удлинять свое родство, доводя его по прямой линии до основателей динас­тии Антонинов. Полный титул Септимия Севера, например, гласил:     император     Цезарь, сын

божественного Марка, брат божественного Коммо- да, внук божественного Пия, правнук божественно­го Адриана, праправнук (pronepos) божественного Траяна, прапраправнук (adnepos) божественного Нервы. Сакральные прилагательные — божественный (divus), благочестивый (pius), счастливый (felix) — до­бавлявшиеся к собственному и родовому имени це­зарей, свидетельствовали и о другой характерной черте Империи III в.— повышении мистико-религиозных настроений.

Усиление роли войска придавало римскому обще­ству своеобразный отпечаток солдатской монархии, но оно не изменяло его классовой сущности. Как до Северов, так и при них высшим сословием римского общества оставалась имперская аристократия. Но в личном составе аристократии произошли большие перемены. Пришедшие к власти с помощью войска и против воли аристократии Северы не скупились на подарки, пожалования званий сенаторов и всадников своим приверженцам. На данном этапе развития «сол­датская монархия» обеспечивала оборону страны и охраняла интересы рабовладельческого класса в це­лом, хотя социальный состав аристократии при Се­верах по сравнению с предшествующим периодом сильно изменился в сторону большей провинциали- зации и милитаризации верхнего слоя римского об­щества. Уроженцы далеких провинций, Северы, при­шедшие к власти с помощью войска и против воли старой аристократии, создали свою собственную знать, поднявшуюся большей частью из офицеров и солдат, приверженцев Северова дома.

В правление Северов завершается так называемый классический период в истории развития римского права. Юриспруденция в эпоху Империи, как и во времена Республики, считается одной из почетных дисциплин.

В государственной жизни юристы играли, несо­мненно, большую роль. Уже во времена Августа не­которые из юристов получили право ответов (jus respondendi); это обозначало, что мнение юриста, обладающего таким правом по тому или иному юри­дическому вопросу, было для судьи обязательно. Юристы продолжают заниматься преподаванием пра­ва, но больше, чем в предшествующий период, они уделяли внимание литературной деятельности. Они писали общие труды по цивильному и преторскому праву; трактаты по отдельным юридическим вопро­сам; комментарии к новым источникам права: сочи­нения, которые представляли собой попытки слить воедино преторское и цивильное право; учебники по основным вопросам права (institutiones), дававшие обобщение и систематизацию римского гражданско­го права во всем его объеме.

Изменение политических условии Римской импе­рии сопровождалось и изменением в источниках рим­ского права. Еще со времен Августа приобретали за­конодательную силу сенатские постановления (senatusconsulta); большее значение имели постанов­ления императора, носившие название конституций (constitutiones); правила, создаваемые конституция­ми, относились к цивильному праву.

Виднейшим юристом во времена Августа был Марк Антистий Лабеон, новатор в области права и республиканец по своим убеждениям. Сторонни­ком нового политического режима был юрист Капи­тон. Последователи Лабеона и Капитона составили две школы, или секты, получившие название от их ближайших учеников. Сторонники Лабеона называ­лись прокулеянцами (по имени Прокула, ученика Лабеона), а сторонники Капитона — сабинианцами (по имени Сабина, ученика Капитона). В чем заклю­чалось расхождение между этими школами, остает­ся для нас недостаточно ясным. Речь шла, видимо, главным образом о принципах исследования и о раз­решении тех или иных казусов, в частности о роли формы и содержания при конструкции юридических понятий. Большим авторитетом пользовался совре­менник Адриана юрист Салъвий Юлиан, которому принадлежала редакция «Вечного эдикта».

Во времена Антонинов и среди юристов приобре­тают большое значение уроженцы римских провинций. Провинциальному юристу Гаю, преподававшему, по- видимому, в Сирии, принадлежат дошедшие до нас «Институции» — учебник римского права, отличаю­щийся систематичностью и ясностью изложения. Уро­женцем Сирии был знаменитый юрист времен Септи- мия Севера Эмилий Папиниан, занимавший должность префекта претория и казненный Каракаллой. Произ­ведения Папиниана отличались точностью, основыва­лись на ясной и отчетливой систематизации понятий. Младшими современниками Папиниана были Павел и Ульпиан (тоже сириец по происхождению), бывшие также префектами претория. Сочинения Ульпиана ка­сались разнообразных юридических вопросов. Во мно­гих отношениях работы его носили компилятивный характер, но они оказали большое влияние на после­дующие юридические сочинения; значительная часть отрывков в составленных при Юстиниане «Дигестах» принадлежит Ульпиану.

Основные понятия римского права, так же как и методы юридического исследования, создались в пред­шествующую эпоху. В классический период истории римского права происходит систематизация или даже «кристаллизация» понятий. Юристы сочетают логиче­скую последовательность в принципах с действитель­ными потребностями жизни. Влияние философии на право сказалось и на углубленном толковании прин­ципа равенства (aequitas), лежащего в основе различ­ных отношений между людьми, а также добросовест­ности (bona fides) — одного из главных принципов обязательственного права. Философия повлияла и на методы юридических исследований, на разграничение категорий сущности и формы, на разработку основ­ных юридических понятий. И в классический период остается разграничение между цивильным правом (jus civile) и общенародным (jus gentium). Последнее сбли­жается иногда с естественным правом (jus naturale), иногда же общенародное право противопоставляется естественному. Например, все люди по природе при­знаются равными; рабство, таким образом, противо­речит естественному праву, но считается институтом общенародного права.

Право освобождается постепенно от тех пережитков первобытно-общинного строя, какие сохранялись в те­чение долгого времени. В учении юристов о правоспо­собности людей стираются грани между различными группами свободного населения. Эдикт Каракаллы был в известном отношении завершением этого процесса.

Раб не был признан личностью в юридическом смысле этого слова. Однако особый взгляд на раба нашел выражение и в вышеупомянутом понимании рабства как явления, противоречащего естественно­му праву, и в законодательстве императоров, до из­вестной степени ограждавшем раба от произвола гос­подина. Понятие отеческой власти (patria potestas) осталось, но отец семейства (pater familias) лишился права казнить и продавать своих детей. Не дав под­властным членам семьи права полной собственнос­ти, юристы создали понятие peculium castrense (ла­герный пекулий). Первоначально к нему относилось все имущество, приобретенное сыном на военной службе или в связи с военной службой (жалованье, добыча, подарки и т. д.). Сын им распоряжался по своему усмотрению; лишь в случае смерти его без за­вещания имущество переходило к отцу семейства. Впоследствии юристы дали понятию лагерного пеку­лия более широкое толкование — к нему отнесено было имущество, приобретенное и иными путями, и по установлениям Юстиниана сын получал право сво­бодного распоряжения своим имуществом. Из от­дельных понятий, связанных с имущественными от­ношениями, большое значение имеет понятие цело­стности (universitas) некоторых видов имущества, не­зависимо от составляющих его частей. В это время впервые наследство стало рассматриваться как иде­альное целое, независимо от входящих в него вещей, прав и обязательств, а затем это было перенесено на приданое и пекулий.

Для обязательственного права характерно стрем­ление освободиться от старого формализма. Так, на­пример, стипуляционное обязательство можно было формулировать в любых выражениях, даже не на латинском языке. Та же тенденция находит свое выра­жение и в так называемых безыменных договорах (contractus innominati). Сущность их состоит в том, что, если между двумя людьми состоится неформаль­ное соглашение и если один из них выполнит свое обязательство, для другого также становится юриди­чески обязательным выполнение его обещания. На­пример, кто-нибудь обещал указать господину, где скрывается его беглый раб, а господин со своей сто­роны обязывался дать за это вознаграждение. Если первый действительно выполнит свое обещание, он имеет все основания взыскать обещанную сумму. Все случаи подобных отношений классические юристы подвели под четыре формулы: do ut des; do ut facias; facio ut des; facio ut facias (даю, чтобы ты дал; даю, что­бы ты сделал; делаю, чтобы ты дал; делаю, чтобы ты сделал). В наследственном праве юридическую силу приобрел фидеикомисс (fideicomissus). Это было заве­щательное распоряжение, лишенное всяких формаль­ностей; завещатель полагался на совесть своих наслед­ников. Подобные распоряжения касались таких лиц, которые по римскому праву не могли наследовать умершему (перегрины, рабы, холостяки по законам Августа и т.д.). Фидеикомисс вследствие своей нефор­мальности получил широкое распространение и при­близился к наследственному завещанию (тестаменту).

Если основные понятия римского права были из­вестны уже в предшествующий период, со времени господства преторского эдикта, то в классический период оно превратилось в систему, которая в тече­ние веков казалась непревзойденным образцом.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!