Политические и правовые воззрения А. Гамильтона и И. Канта

24 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

План

26. Теория правового федерализма в произведениях А. Гамильтона
34. Категорический императив и теория общественного договора во взглядах И. Канта

26. Теория правового федерализма в произведениях А. Гамильтона

Александр Гамильтон (1754-1804 гг.) был одним из тех наиболее видных политических деятелей периода образования США, чьи теоретические воззрения и практическая деятельность оказали решающее воздействие на создание Конституции США 1787 г.
А. Гамильтон принадлежал к числу наиболее влиятельных лидеров федералистов. Наполовину англичанин, наполовину француз, он родился в Вест-Индии. Человек выдающихся способностей и ясного ума, прекрасный юрист, умный руководитель, государственный деятель широкого кругозора, Гамильтон определил основную политическую линию федералистов, руководил ее проведением в жизнь и добился ее торжества. Он очень хорошо подходил для такой деятельности, ибо, в отличии от коренных американцев, его не связывали узкие местные интересы. Гамильтон мыслил категориями всей страны, а не одного штата. Он стремился уничтожить самостоятельность местной власти и свести отдельные штаты до положения церковных приходов. К демократии городского собрания и законодательным собраниям, где большинство принадлежало фермерам, он относился с нескрываемым презрением. Гамильтон не знал и не понимал сельского жителя-фермера Америки. Он выражал интересы крупных собственников: плантаторов-земледельцев, богатых купцов, промышленной буржуазии, т. е. антиаграрных классов. По мнению Гамильтона, только сильная центральная власть была способна остановить демократическое движение масс, возросшее после победы в войне за независимость. Федерация будет барьером, препятствующим внутренним раздорам и народным восстаниям [3, c. 165].
Гамильтон рассматривал государство, как весьма полезное орудие, которое во имя законности и порядка должно служить интересам власть имущих и сдерживать проявления тех, кто лишен власти. Он понимал, что в государстве, основанном на принуждении, а не на доброй воле, вечное брожение среди тех, кому применяется принуждение составляет серьезную угрозу и в конце концов эксплуатируемые могут наброситься на эксплуататоров. Поэтому в таких государствах эгоистические интересы требуют, чтобы общественные беспорядки предавались посрамлению и подавлялись полицейскими силами. Критерий сильного государства заключается в его способности защитить привилегии меньшинства от анархии большинства.
В Конституционном конвенте Гамильтон горячо отстаивал идею государства, основанного на принуждении. В его планы государственного устройства принцип централизованной власти развивался значительно глубже того, на что было готово пойти большинство, а в выступлениях в защиту этого плана Гамильтон высказывал мысли, которые пугали некоторых его слушателей. Он был откровенным монархистом и отстаивал монархические принципы с гоббсовской логикой: "Принцип, который должен быть принят, - это необходимость постоянной воли. Государство должно строиться на основе, способной сдерживать народный поток" [3, c. 167].
Однако логика освободительной борьбы колонии вынудила Гамильтона признать возможность республиканского строя. Но обязательным условием этого он считал создание сильной президентской власти, мало чем отличающейся от монархической.
Президент, по его мнению, должен избираться пожизненно и обладать широкими полномочиями, в том числе возможностью контролировать представительные органы законодательной власти, который под давлением избирателей может принять "произвольное решение". Эта же идея содержалась в предложении Гамильтона сделать назначаемых президентом министров практически неответственными перед парламентом. Сам парламент мыслился им как двухпалатный, создаваемый на основе избирательного права с высоким имущественным цензом.
Гамильтон считал, что государство и собственность должны выступать в тесном и действенном союзе. "Новое государство останется слабым и неспособным действовать, если оно будет враждебно капиталу. Но лишь только оно станет относиться к капиталу дружелюбно, как капитал поспешит прийти к нему на помощь" [3, c. 169].
Союз государства и капитала, по Гамильтону, это основа экономического переворота, которым предстоит превратить Америку из страны аграрной в высокоразвитую индустриальную державу. В отличии от Джефферсона Гамильтон считал, что главной целью государственного управления является не благоденствие отдельных граждан, а достижение материального могущества государства и защита интересов частной собственности.
Гамильтон отрицал теорию естественного равенства людей. Деление людей на богатых и бедных, а соответственно на просвещенных и непросвещенных, способных и неспособных управлять делами общества, было для него бесспорным. По этому поводу он писал следующее: "Во всяком обществе происходит деление на большинство и меньшинство. К первым относятся масса народа, ко вторым - богатые и знатные. Глас народа называют гласом божим, однако, как бы часто это положение не повторялось и сколько бы людей в него не верило, оно не соответствовало действительности. Народ - буйная и изменчивая сила. Его суждения редко правильны. Посему второму классу надлежит представить твердую и постоянную роль в управлении государством. Он будет обуздывать непостоянство первого и, поскольку изменения не несут ему выгод, навсегда обеспечит хорошее правление. Можно ли описать, что демократическое законодательное собрание, ежегодно переизбираемое народом, будет стремиться неуклонно к всеобщему благу ? Только постоянно существующий орган в состоянии сдержать неразумие демократии. Её бурный и необузданный нрав нуждается в узде ограничения".
Гамильтон был убежден, что единственно эффективный способ обуздания демократической фракционности заключается в создании органа судебного надзора - Верховного суда, обладающего широкими полномочиями. По его мнению, пожизненно назначаемые независимые и хорошо оплачиваемые члены суда в состоянии обеспечить управление с ответственностью. Они смогут сделать это отчасти потому, что сами являются не избираемыми и не ответственными. Таким образом, потерпев неудачу в попытке добиться признания монархического принципа, Гамильтон посвятил свои усилия изобретению всевозможных ограничений демократической власти.
Подводя итог данному вопросу отмечу, что не все идеи Гамильтона были приняты Конституцией США. Но как общая направленность, так и большая часть конкретных предложений Гамильтона были приняты Конституционным конвентом. Это и определило общий характер и содержание Конституции, порывающей с основными идеями Декларации независимости.

34. Категорический императив и теория общественного договора во взглядах И. Канта

Категорический императив занимает значительное место в творчестве Канта. По мнению философа, стать моральной личностью человек способен лишь в том случае, если возвысится до понимания своей ответственности перед человечеством в целом, провозгласил мыслитель. Поскольку же люди равны между собой как представители рода, постольку каждый индивид обладает для другого абсолютной нравственной ценностью. Этика Канта утверждала, таким образом, примат общечеловеческого над эгоистическими устремлениями, подчеркивала моральную ответственность индивида за происходящее в мире.
Опираясь на эти принципы, Кант вывел понятие нравственного закона. Моральная личность, считал философ, не может руководствоваться гипотетическими (условными) правилами, которые зависят от обстоятельств места и времени. В своем поведении она должна следовать требованиям категорического (безусловного) императива. В отличие от гипотетических правил категорический императив не содержит указаний, как нужно поступать в том или ином конкретном случае, и, следовательно, является формальным. Он содержит лишь общую идею "долга перед лицом человечества", предоставляя индивиду полную свободу решать самостоятельно, какая линия поведения в наибольшей мере согласуется с моральным законом. Категорический императив Кант называл законом нравственной свободы и употреблял эти понятия как синонимы.
Философ приводит две основные формулы категорического императива. Первая гласит: "Поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом" (под максимой здесь понимается личное правило поведения). Вторая формула требует: "Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству". Несмотря на смысловое различие формулировок, по сути они близки друг другу - в них проводятся идеи достоинства личности и автономии нравственного сознания [1, c. 199].
Правовая теория Канта тесно связана с этикой. Определяется это тем, что право и мораль имеют у него один и тот же источник (практический разум человека) и единую цель (утверждение всеобщей свободы). Различие между ними Кант усматривал в способах принуждения к поступкам. Мораль основана на внутренних побуждениях человека и осознании им своего долга, тогда как право использует для обеспечения аналогичных поступков внешнее принуждение со стороны других индивидов либо государства. В сфере морали соответственно нет и не может быть общеобязательных кодексов, тогда как право с необходимостью предполагает наличие публичного законодательства, обеспеченного принудительной силой.
Рассматривая отношение права и морали, Кант характеризует правовые законы как своего рода первую ступень (или минимум) нравственности. Если в обществе установлено право, сообразное нравственным законам, то это значит, что поведение людей поставлено в строго очерченные рамки, так что свободные волеизъявления одного лица не противоречат свободе других. Подобного рода отношения не являются полностью нравственными, поскольку вступающие в них индивиды руководствуются не велениями долга, а совсем иными мотивами - соображениями выгоды, страхом наказания и т.п. Право обеспечивает, иными словами, внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми, вполне допуская, однако, что последние останутся в состоянии взаимной антипатии и даже презрения друг к другу. В обществе, где господствует только право (без морали), между индивидами сохраняется "полный антагонизм" [1, c. 201].
По определению Канта, право - это совокупность условий, при которых произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие принудительно осуществляемых законов, гарантированный статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общества перед законом, а также разрешение споров в судебном порядке. В практико-идеологическом плане данное определение созвучно идеологии раннего либерализма, исходившей из того, что свободные и независимые друг от друга индивиды способны сами, по взаимному согласию урегулировать отношения, возникающие между ними, и нуждаются лишь в том, чтобы эти отношения получили надежную защиту.
Учение Канта о праве представляет собой высшую ступень в развитии западноевропейской юридической мысли XVIII в. В нем были подняты такие кардинальные вопросы, как методологические основания научной теории права, интеллектуально-волевая природа нормативности, разграничение права и морали, и др. Описывая право в предельно широком культурологическом контексте, Кант подготовил условия для возникновения философии права в виде самостоятельной дисциплины. Для специальных юридических исследований важное значение имела содержащаяся в его трудах характеристика правовых отношений как взаимосвязанных субъективных прав и обязанностей.
В "Метафизике нравов" была предложена, кроме того, своеобразная трактовка естественного права. Следуя Руссо, Кант придерживался концепции гипотетического естественного состояния, в котором отсутствовало объективное право. Человеку изначально свойственно одно-единственное прирожденное право - свобода нравственного выбора. Из нее вытекают такие неотъемлемые моральные качества людей, как равенство, способность делиться своими мыслями, и др. В догосударственном состоянии человек приобретает субъективные естественные права, в том числе право собственности, но они ничем не обеспечены, кроме физической силы индивида, и являются предварительными. Совокупность таких субъективных полномочий Кант вразрез с господствующей традицией назвал частным правом. Подлинно юридический и гарантированный характер частное право, по его мнению, приобретает только в государстве, с утверждением публичных законов.
В соответствии с принципами априорного подхода к объяснению социально-политических явлений Кант отказался решать вопрос о происхождении государства. Он стремился преодолеть тем самым известное противоречие, свойственное концепциям естественного права, в которых образование государства путем договора представало одновременно и реальным событием прошлого, и основанием будущей идеальной организации политической власти. Первоначальный договор выступает у него исключительно умозрительной конструкцией, призванной обосновать необходимость изменения существующего феодально-абсолютистского строя.
"Этот договор есть всего лишь идея разума, которая, однако, имеет несомненную (практическую) реальность в том смысле, что он налагает на каждого законодателя обязанность издавать свои законы так, чтобы они могли исходить из объединенной воли целого народа". Как видим. Кант придает общественному договору черты регулятивного принципа, позволяющего судить о справедливости конкретных законов. Идея договора служит, по его словам, "безошибочным мерилом" права и бесправия. В самом деле, писал он, трудно предположить, чтобы народ дал согласие на закон о наследственных привилегиях сословия господ. Такой закон, возвышающий одну часть общества над другой, представлялся ему противоправным [2, c. 108].
Вклад Канта в разработку политической теории характеризуется тем, что он сформулировал основные идеи и принципы современных учений о правовом государстве (хотя сам не употреблял этого термина). Согласно дефиниции в "Метафизике нравов", государство - это соединение множества людей, подчиненных Правовым законам. В качестве важнейшего признака государства здесь было названо верховенство закона. Кант при этом подчеркивал, что рассматривает не государства, существующие в действительности, а "государство в идее, такое, каким оно должно быть в соответствии с чистыми принципами права".
Призванное гарантировать устойчивый правопорядок, государство должно строиться на началах общественного договора и народного суверенитета. Кант считал, подобно Руссо, что осуществление законодательной власти народом исключает возможность принятия законов, наделяющих граждан неравными правами. Представления мыслителя о народном суверенитете вместе с тем носили более чем умеренный характер. Прямое народоправство Руссо он заменяет представительством народа в парламенте и притом в таком, где депутатам лишь иногда разрешается отклонять требования правительства. В дополнение к этому Кант попытался, вслед за французской Конституцией 1791 г., разделить граждан на активных и пассивных по признаку хозяйственной самостоятельности, но запутался и признал теоретическую слабость своих аргументов.
Как идеолог раннего либерализма. Кант сводит деятельность государства к правовому обеспечению индивидуальной свободы. "Под благом государства следует понимать состояние наибольшей согласованности конституции с принципами права, к чему нас обязывает стремиться разум своим категорическим императивом". В задачу государственной власти, полагал философ, не входит забота о счастье граждан. С этих позиций он выделяет в государстве три главных органа - по изданию законов (парламент), их исполнению (правительство) и охране (суд). Идеалом организации государства для него служила система разделения и субординации властей.
В свою очередь данный принцип был положен мыслителем в основу разграничения форм государства на республиканскую и деспотическую. "Республиканизм есть государственный принцип отделения исполнительной власти (правительства) от законодательной; деспотизм - принцип самовластного исполнения государственных законов, данных им самим". Традиционной классификации форм государства по числу правящих лиц (на монархию, аристократию и демократию) Кант не придавал особого значения, считая ее выражением буквы, а не духа государственного устройства. По смыслу этой концепции, монархия оказывалась республикой, если в ней проведено разделение властей, и, наоборот, деспотией, если таковое отсутствует.

Список литературы

1. Американские просветители. Избранные произведения. – М.: Мысль, 1970. – 682с.
2. История политических и правовых учений / Под ред. В.С.Нерсесянца. – М.: Норма, 2008. – 884с.
3. История политических и правовых учений / Под ред. И.А.Швыдько. – М.: Статут, 2006. – 544с.
4. История политических и правовых учений XVII-XVIII веков. – М.: Дашков и Ко, 2009. – 662с.
5. Лейст О.Э. История политических и правовых учений. – М.: Академия, 2002. – 552с.

(12.4 KiB, 15 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!