Первая мировая война

  1. Балканы в стратегических планах австро-германского блока и Антанты накануне 1-й мировой войны.

 

Главным очагом противоречий была Европа, хотя правящие круги каждой из великих держав не упускали из вида расширение за счет противников своих заморских владений и сфер влияния на Ближнем Востоке, в Китае и Африке. В ходе войны ими разрабатывались разнообразные планы радикального передела всего мира.

Выдвигая различные цели войны, правящие круги великих держав апеллировали к интересам народов своих стран, но подчиняли их империалистическим устремлениям олигархий и династий. Ради реа­лизации этих устремлений они, не исчерпав мирных средств разреше­ния конфликтов, авантюристически решились на войну, поставив на карту жизнь и благосостояние сотен миллионов людей. Справедливой война была лишь со стороны Бельгии и Сербии, вынужденных отста­ивать само свое существование.

Причиной первой мировой войны было столкновение интересов европейских великих держав. Формулируя эти интересы, правящие круги каждой из них связывали удовлетворение потребностей народов со стремлениями финансовых олигархий. В Париже официальная пропаганда уверяла, что без возвращения утерянных в 1871 г. территорий и даже перенесения границы на Рейн не могут быть удовлетворены потребности французского народа, тем более его амбиции - играть ведущую роль на континенте. В Лондоне - доказывала, что без сокрушения Германии как главного конкурента не могут быть удовлетворены жизненные потребности народа Великобритании. В Петербурге и Москве ею утверждалось, что якобы без пресечения германской конкуренции, защиты славян от Австро-Венгрии и расширения влияния на Балканах, вплоть до черноморских проливов, не может развиваться Россия. А в Берлине перспективы удовлетворения потребностей немецкого народа связывались с разгромом Великобритании и Франции, объединением государств континента (Серединной Европы) под руководством Германии, с колонизацией европейской части России. Официальная пропаганда в Вене и Будапеште уверяла, что народы Австро-Венгрии не могут жить спокойно, пока не разгромлены очаги панславянского движения на Балканах и его главный оплот - Россия.

С 1907 г. сопер­ничество Антанты и австро-германского блока стало основным стер­жнем межгосударственных отношений. Конфликты между ними сле­довали один за другим, перемещаясь с периферии к Европе и все более увеличивая международную напряженность. Гонка вооружений уси­ливалась. За 13 лет нового века великие державы затратили на военные цели 90 млрд. марок и увеличили состав своих вооруженных сил почти на 30 %.

Великобритания, стремившаяся сохранить свое военно-морское превосходство, пыталась договориться с Германией об ограничении морских вооружений. Но Вильгельм II отклонил ее предложения, заявив, что против принуждения Германии ограничить ее морские вооружения «мы будем воевать, ибо это вопросы национальной чести и достоинства». Германия ускорила строительство мощных новейших военных кораблей, а руководители Великобритании решили строить «два киля против одного».

Германия вместе с Австро-Венгрией активизировали экспансию на Балканах и Ближнем Востоке, вторгаясь в сферы интересов России и Великобритании. В 1908 г. Австро-Венгрия присоединила к себе давно оккупированные Боснию и Герцеговину и предложила Болгарии и Румынии разделить на троих Сербию. Сербия готовилась дать отпор любому вторжению, рассчитывая на поддержку России. Но Россия не была готова к войне с Австро-Венгрией, на стороне которой выступала Германия, в 1909 г. прямо обязавшаяся помочь империи Габсбургов, если Россия вмешается в австро-сербские отношения. Под давлением Германии Россия признала власть Австро-Венгрии над Боснией и Герцеговиной. Под угрозой вторжения войск Австро-Венгрии за Рос­сией последовала и Сербия. Но воспользовавшись обеспокоенностью Италии усилением позиций Австро-Венгрии, Россия договорилась с нею совместно противодействовать дальнейшей экспансии империи Габсбургов на Балканах, а в обмен на согласие России с планами Италии в Северной Африке Италия обещала благожелательно отно­ситься к заинтересованности России в свободе проливов — Босфора и Дарданелл.

Россия тщетно пыталась добиться ослабления поддержки Австро-Венгрией Германии, а Германии не удавалось оторвать Россию от Антанты. Из-за обострявшейся конкуренции между ними все русско-германские переговоры и даже встречи императоров приводили только к соглашениям по второстепенным вопросам — о разграничении сфер интересов на Ближнем Востоке, в Персии.

 

  1. Сараевское убийство и начало 1-й мировой войны.

 

Широкомасштабное вооруженное столкновение европейских держав началось для большинства современников неожиданно в августе 1914 г. Когда серб Гаврило Принцип - участник борьбы за независимость югославских народов - 28 июня стрелял в Сараево в эрцгерцога Франца Фердинанда, присутствовавшего на учениях австро-венгерских войск в Боснии, ни он, ни узнавшие о сенсации из газет европейцы не думали, что смерть эрцгерцога станет поводом для действий, которые через месяц приведут к мировой войне.

Однако руководители Австро-Венгрии и Германии еще до расследования покушения решили использовать его в качестве предлога, чтобы, как выразился Вильгельм II, «покончить с сербами».

Это решение казалось весьма обдуманным. Австро-Венгрия полностью полагалась на поддержку Германии, которая уже подготовила свои вооруженные силы к войне. Можно было надеяться, что еще не готовая к войне Россия не решится защищать Сербию, но если и выступит, то против Австро-Венгрии и Германии не устоит. Что касается союзницы России - Франции, то германский Генеральный штаб видел в ней главного противника, но давно разработал план ее молниеносного разгрома. Немецкие генералы, вопреки предостережениям Бисмарка, не сомневались в победе над Россией. При этом руководители австро-германского союза не теряли надежду на нейтралитет Великобритании, но считали, что в любом случае она, не имея мощных сухопутных войск, не сможет помешать их победам на континенте.

Почти месяц руководители держав и общественное мнение Европы обсуждали гибель эрцгерцога и возможные последствия. Правительст­во России рекомендовало Сербии быть уступчивей, но вместе с тем начало подготовку к мобилизации. Посетивший Петербург президент Франции Пуанкаре советовал России помочь Сербии и заверил, что Франция «будет верна своему союзническому долгу». Правительство Великобритании считало нужным дать отпор притязаниям австро-гер­манского блока, но желало, чтобы первыми выступили Россия и Франция. Оно остерегалось высказываться прямо — не разрушало иллюзорные надежды немцев на его нейтралитет. Руководители Гер­мании, опередившей других в вооружениях, решили не упускать случай для разгрома России и Франции.

Большинству населения казалось, что очередной острый балкан­ский конфликт закончится компромиссом. Пацифисты и интернаци­оналисты в парламентах, на митингах и демонстрациях осуждали агрессивность руководителей держав и все же надеялись на их благо­разумие.

Возложив ответственность за сараевское убийство на Сербию, правительство Австро-Венгрии с согласия Германии предъявило сербскому правительству такие требования, принятие которых означало бы потерю Сербией независимости. Хотя сербское правительство и приняло большинство этих требований, 28 июля Австро-Венгрия двинула против Сербии свои войска - начала войну.

Российское правительство ответило мобилизацией. Руководители Германии потребовали ее прекращения, а когда Россия отклонила их ультиматум, то 1 августа Германия вступила в войну с Россией. Затем, 2 августа, германские войска заняли Люксембург, и 3 августа Германия объявила войну Франции. Растоптав бельгийский нейтралитет, немецкие армии через территорию Бельгии двинулись к Франции. К досаде кайзера в защиту нейтралитета Бельгии против Германии выступила Великобритания. Вместе с европейскими державами в войну были вовлечены их доминионы и колонии, и война уже в августе стала мировой.

В конце августа войну Германии объявила Япония. Ее цели были очевидны: она захватила немецкие колонии на Дальнем Востоке и Тихом океане. Осенью руководители Османской империи пропустили в Черное море военные корабли Германии, которые обстреляли берега России.

Под давлением немцев Османская империя была втянута в войну против Антанты. Россия вынуждена была создать фронт в Закавказье, а ее связь с союзниками через проливы прервалась. На стороне Антанты против Османской империи выступил контролировавшийся англичанами Египет.

Германское командование в основном придерживалось плана, разработанного генералом Шлиффеном. На Западном фронте, где были сосредоточены основные силы Германии, они располагали перевесом примерно в 10 корпусов над войсками Франции, Бельгии и поспешившим туда английским экспедиционным корпусом. 1/3 имевшихся там германских войск было сосредоточено на правом фланге, который двинулся через слабо защищенную бельгийскую границу, чтобы начать окружение основных сил противника, прижать их к швейцарской границе и «до осеннего листопада» уничтожить. После разгрома Франции наступила бы очередь России.

Пройдя за три недели Бельгию, превращенную оккупантами в генерал-губернаторство, германские корпуса сломали сопротивление французских войск на границе и вторглись во Францию. Вопреки плану Шлиффена им недостало сил, чтобы обойти французские дивизии с северо-запада, однако четыре немецкие армии форсировали реку Марну от Мо до Шолона, к сентябрю подошли к Вердену и угрожали Парижу. Над Францией нависла смертельная опасность. Ее правительство временно покинуло столицу.

Развертывание, снаряжение и сосредоточение войск России еще не были завершены, когда правительство Франции обратилось к российскому правительству с просьбой о безотлагательной помощи. И русские войска были брошены в наступление.

Две российские армии заняли значительную часть территории Восточной Пруссии, вызвав панику среди прусских помещиков. Это заставило германское командование спешно перебросить туда из Франции два стрелковых корпуса и кавалерийскую дивизию, направить на защиту Восточной Пруссии часть резервов, предназначавшихся для наступления во Франции.

Из-за несогласованности действий одна российская армия потерпела у Мазурских озер поражение, а другую немцы вытеснили из Восточной Пруссии. Неподготовленное наступление стоило России огромных жертв, которые, возможно, спасли Францию.

Французскому командованию удалось сосредоточить превосходящие немцев силы против их правого крыла. 5 сентября, в день, когда российская армия вступила во Львов, французские войска начали наступление от Парижа: развернулась битва на Марне. Тяжелые потери заставили немцев несколько отступить: угроза захвата ими французской столицы была ликвидирована. После неудачных попыток французских и немецких войск обойти друг друга линия фронта во Франции осенью стабилизировалась. От Северного моря до швейцарской границы были выстроены траншеи, блиндажи и проволочные заграждения.

На востоке австро-германскому блоку добиться успехов в 1914 г. тоже не удалось. Затеянное германскими и австро-венгерскими войсками наступление в Южной Польше закончилось неудачей. Не достигли немцы успеха и в наступлении на Висле. В кровопролитном сражении у Лодзи они не смогли окружить российские войска. Их ударные части сами попали в окружение, но российское командование воспользоваться этим не сумело.

 

  1. Военные кампании 1915 – 1916 гг. Вступление в войну США.

 

Руководители Германии и Австро-Венгрии решили в 1915 г. «нанести поражение России еще в течение этого лета» и заставить ее просить мира. Против России было брошено более половины всех вооруженных сил этих держав, а с юга - войска Османской империи. В феврале - марте немецким войскам в ожесточенных боях удалось вытеснить российские армии из Восточной Пруссии. В мае австро-германские войска про­рвали фронт в районе Горлице. Немцы двинулись в наступление севернее Варшавы и в августе взяли этот город. Российские войска, которые остро нуждались в вооружении и боеприпасах, понесли ряд тяжелых поражений.

В это время на Западном фронте германские войска отражали натиск англо-французских дивизий в Шампани, Артуа и Фландрии. Их активные действия ограничились атакой севернее реки Ипр, где в апреле - мае ими было впервые применено химическое оружие - газ, получивший название иприта. Это явилось преступным наруше­нием Гаагской конвенции. А успех немцев был лишь тактическим.

К осени вооруженные силы Австро-Венгрии и Германии захватили всю Польшу, а также часть Прибалтики, но дальше продвинуться уже не смогли. Заставить Россию просить мира не удалось.

Одновременно с наступлением на востоке руководство Германии в 1915 г. попыталось блокадой поставить на колени Великобританию. Оно не хотело рисковать основными силами флота, а крейсеры не могли добиться серьезного успеха. Поэтому в феврале была начата неограниченная подводная война сравнительно новым оружием - подводными лодками. Они топили все идущие в Великобританию пароходы, даже нейтральных стран. До января 1916 г. было уничтожено более 700 кораблей с их командами и пассажирами.

После потопления в мае 1915 г. океанского парохода «Лузитания», на котором погибло много граждан разных стран, США и другие нейтральные государства категорически потребовали от Германии немедленного прекращения неограниченной подводной войны. Гер­манское командование было вынуждено отдать приказ не топить пассажирские корабли без предупреждения. Но подводная война про­должалась.

Великобритания же увеличила и ускорила строительство своих судов. Ею были разработаны эффективные средства борьбы против подводных лодок и тем самым преодолена нависшая над ней опасность. Поставить Великобританию на колени германскому командованию не удалось.

В 1915 г. обострилась дипломатическая борьба вокруг Италии, правящие круги которой в 1914 г. отказались вступить в войну на стороне австро-германского блока, учитывая пацифистские настрое­ния населения, а также то, что полуостров слишком уязвим для мощного флота Антанты. Кроме того, Австро-Венгрия никак не желала удовлетворить претензии Италии на территории с итальянским насе­лением или согласиться на расширение ее влияния на Балканах. Правительство Германии при поддержке Ватикана настойчиво пыта­лось склонить Италию на свою сторону и ради этого убеждало руко­водителей Австро-Венгрии сделать Италии значительные уступки. Но правительства Антанты обещали Италии больше и подкрепили обеща­ния кредитом. Поэтому колебания правящих кругов Италии закончи­лись в пользу Антанты: в мае 1915 г. Италия объявила войну Австро-Венгрии, а в августе следующего года - Германии.

Войска Италии пытались наступать на реке Изонцо, но безуспешно, однако Средиземное море для австро-германского блока было закрыто. Руководителям этого блока удалось взять реванш на Балканах. Обещав правительству Болгарии части территорий Сербии, Греции, Румынии и даже Турции, они в сентябре добились вступления Болгарии в соглашения с Германией и Османской империей. Тем самым был создан Четверной союз Германии, Австро-Венгрии, Османской импе­рии и Болгарии. При поддержке болгарских войск австро-германские войска заняли наконец Сербию, заставив отойти героически оборо­нявшие ее войска. Между Берлином, Веной и Стамбулом через Бал­каны была установлена прямая связь.

Но под сильным нажимом Антанты Греция дала согласие на высадку в ней англо-французских и сербских войск, создавших против сил Четверного союза на Балканах Салоникский фронт.

В поисках пути к победе германское командование в 1916 г. решило добиться истощения сил Франции. Оно сосредоточило 12 дивизий и огромное количество артиллерии, чтобы атаковать ими узкий - 10 км -участок фронта у Вердена. Это было направление на Париж, и немцы справедливо полагали, если они и не прорвутся, то здесь французы будут биться до последнего.

Наступление 21 февраля 1916 г. началось артиллерийской подго­товкой невиданной мощности. Но сопротивление французов было упорным. За неделю ожесточенных боев немцам удалось захва­тить лишь несколько разрушенных укреплений. Французский главно­командующий Жоффр приказал солдатам «Стоять насмерть!» и непре­рывно направлял подкрепления.

Немецкое командование бросало на Верден свои резервы. Верден-ская «мясорубка», как называли это сражение солдаты, продолжалась без перерыва до начала июля. Продвижение германских войск оказа­лось незначительным, их силы истощались и целей своих германское командование не достигло.

Нажим на Верден был ослаблен наступлениями российских войск на Восточном фронте в марте и летом 1916 г. В июне в результате мощного прорыва войск Юго-Западного фронта под командованием генерала А. Брусилова и их продвижения на 60 - 100 км положение там, с точки зрения германского командования, стало «исключительно серьезным». Туда был переброшен ряд немецких дивизий с Западного фронта. Несмотря на это, войска Брусилова заняли часть Галиции и Буковину, вошли в Карпаты. Их дальнейшему продвижению помешали растянутость коммуникаций и нехватка боеприпасов.

Неудача немцев под Верденом и успехи брусиловского наступления положили конец длительным колебаниям правящих кругов Румынии. Как ни убеждали их раньше дипломаты Антанты выступить против Четверного союза, предоставляя кредиты и обещая австро-венгерские территории с румынским населением, Румыния объявила войну Австро-Венгрии только в августе 1916 г. Однако ее армия не выдержала натиска противника, который вскоре оккупировал почти всю страну, и России пришлось направить туда свои войска.

В июле англо-французское командование организовало крупное наступление на реке Сомме. Однако германские войска не позволили прорвать свой фронт и упорно сопротивлялись. Ожесточенное и кровопролитное сражение на Сомме тоже превратилось в «битву на истощение» и затянулось до конца осени. В сентябре англичане здесь впервые применили танки, но серьезного успеха так и не добились. Только был ослаблен нажим немцев на Верден.

За два с лишним года в мировой войне погибло свыше 4,6 млн. человек и еще больше было искалечено. Война причинила страдания десяткам миллионов людей. Военные действия разрушили огромные ценности, опустошили целые области. Для ведения войны правитель­ства ежедневно расходовали колоссальные средства и мобилизовывали все ресурсы. Нейтральные страны Европы - Швейцария, Испания, Голландия, Дания, Швеция и Норвегия - стали полем соперничества воюющих держав, использовавших их для приобретения и транспор­тировки недостающих видов сырья и продовольствия. Война продол­жала расширяться и ожесточаться, а конца ей не предвиделось.

Конечно, австро-германскому командованию хотелось бы разгромить англо­французские войска на Западном фронте до того, как через океан переправятся крупные силы США. Неограниченная подводная война должна была затруднить доставку этих сил в Европу. Да и грабеж России еще требовал от Германии усилий и времени. Наконец, германское руководство, как и правительства других воюющих держав, должно было считаться с обострением внутренних противоречий.

Вступление США в войну против Германии не могло полностью компенсировать Антанте утрату России, но способствовало наращиванию ее превосходства над Четверным союзом, как военного, так и морально-политического. Существенное значение имело обнародование президентом Вильсоном в январе 1918 г. так называемых 14 пунктов - своей программы послевоенного уст­ройства. Она разрабатывалась и широко пропагандировалась во всех странах.

Конечно, выдвигая ее, некоторые круги США добивались усиления своей роли в мире. Но гораздо важнее было то, что в этой программе в концентрированном виде выражались широко распространившиеся во всех странах стремления людей к справедливому, длительному и прочному миру. В ней предусматривались заключение открытых мир­ных договоров, обеспечение свободы мореплавания и торговли, гаран­тии сокращения вооружений, беспристрастное урегулирование коло­ниальных споров, освобождение территорий и восстановление неза­висимости оккупированных стран, предоставление автономии национальным меньшинствам, а главное - создание Лиги наций - союза государств для ограждения независимости и территориальной целостности всех стран. Почти всюду большинству населения она оказалась понятнее и привлекательнее как захватнических планов олигархий, так и революционных призывов большевиков. Прави­тельствам Великобритании и Франции пришлось солидаризировать­ся с нею.

 

  1. Военные кампании 1918 гг. Компьенское перемирие.

 

Время работало на Антанту - к марту 1918 г. во Франции было уже более 300 тыс. солдат США. Поэтому вскоре после подписания Брестского мира с Россией германское командование начало мощное наступление: против 32 английских дивизий в Пикардии были броше­ны 62 немецкие дивизии, имевшие значительное превосходство в артиллерии и самолетах. Фронт был прорван, английские войска готовились эвакуироваться домой, а французское правительство опять намеревалось уехать в Бордо.

Но согласовывавший действия союзников генерал Ф. Фош бросил в бой крупные резервы и поражения удалось избежать. План герман­ского командования подкрепить подводную блокаду Великобритании разгромом ее войск не удался.

Отвлекая резервы англо-французского командования, германские войска в мае, июне и июле предприняли три крупных наступления. Им удалось значительно продвинуться, выйти на реку Марну и они оказались в 70 км от Парижа. Однако в сражении на Марне немцам, как и в 1914 г., не удалось добиться победы. Их наступление захлеб­нулось, а французские войска перешли в контрнаступление.

В сражении под Амьеном 8 августа германские войска потерпели тяжелое поражение и это подорвало их моральное состояние. Людендорф назвал этот день «черным днем германской армии». Германское командование приняло решение добиваться мира дипломатическим путем. Потеряв в сражениях 1918 г. 800 тыс. человек, немецкие войска были обескровлены, деморализованы и к сентябрю откатились к исходным рубежам своего весеннего наступления.

Инициатива повсюду перешла в руки Антанты. Ее войска в сере­дине сентября прорвали фронт противника на Балканах, и уже 29 сентября Болгария подписала перемирие. 26 сентября началось наступление англо-франко-американских войск по всему Западному фронту. Немецкая оборона была прорвана. Германское командование сочло положение безнадежным, и 5 октября правительство Германии запро­сило президента США Вильсона о перемирии.

Но еще до подписания перемирия - 11 ноября - в Германии восстанием военных моряков 3 ноября началась революция. Кайзер бежал, и страна была провозглашена республикой. В октябре потерпели поражение турецкие войска в Палестине, и 30 октября Османская империя подписала перемирие с Антантой.

11 ноября 1918 г. представители германского правительства подписали в Компьенском лесу продиктованные представителями стран Антанты.

После прорыва итальянскими войсками австро-венгерского фронта 3 ноября капитулировала империя Габсбургов, в которой тоже началась революция.

Четверной союз был разгромлен, и Антанта, потерявшая Россию, но обросшая новыми союзниками, одержала победу. Однако цели победителей реализовать было очень не просто, особенно ставшую популярной программу Вильсона.

 

  1. «Психологическая война» 1914-1918 годов и образ врага в сознании участников первой мировой войны.

 

Любая война начинается задолго до ее объявления, которому обязательно предшествует идеологическая и психологическая обработка населения официальными пропагандистскими структурами, внушающими народу мысль о необходимости и неизбежности грядущей войны, о защите национальных интересов, происках врагов, внешней угрозе и т.д. и т.п. Играя на патриотизме, национальных чувствах, традициях и предрассудках, объявляя своя целя благородными и справедливыми, а целя потенциальных противников низменными и корыстными, пропаганда каждой из сторон-участниц будущей войны закладывает в сознание своего народа образ врага, воскрешая старые обиды и выискивая новые, на которые можно опереться в современной ситуации. Психология "свой - чужой" в кризисный период обостряется до предела, проходя путь от высокомерно-пренебрежительного отношения до полного неприятия иной культуры, носителем которой является враг.

Причиной первой мировой войны было столкновение интересов европейских великих держав. Формулируя эти интересы, правящие круги каждой из них связывали удовлетворение потребностей народов со стремлениями финансовых олигархий. В Париже официальная пропаганда уверяла, что без возвращения утерянных в 1871 г. территорий и даже перене­сения границы на Рейн не могут быть удовлетворены потребности французского народа, тем более его амбиции — играть ведущую роль на континенте. В Лондоне —доказывала, что без сокрушения Германии как главного конкурента не могут быть удовлетворены жизненные потребности народа Великобритании. В Петербурге и Москве ею утверждалось, что якобы без пресечения германской конкуренции, защиты славян от Австро-Венгрии и расширения влияния на Балканах, вплоть до черноморских проливов, не может развиваться Россия. А в Берлине перспективы удовлетворения потребностей немецкого народа связывались с разгромом Великобритании и Франции, объединением государств континента (Серединной Европы) под руководством Гер­мании, с колонизацией европейской части России. Официальная пропаганда в Вене и Будапеште уверяла, что народы Австро-Венгрии не могут жить спокойно, пока не разгромлены очаги панславянского движения на Балканах и его главный оплот - Россия.

Большинство населения в каждой европейской стране видело в государстве служителя общих интересов народа, не отличало свои действительные потребности от устремлений олигархий и не имело иных представлений о путях их удовлетворения, чем предложенные правящими кругами. Часть людей была заражена национализмом и даже шовинизмом. Конечно, многие сомневались, что цели держав недостижимы без войны, и не хотели воевать. Но правящие круги привлекли их на свою сторону, взваливая ответственность за развязы­вание войны на противника и выступая против его очевидных нега­тивных черт: Германии - милитаризма, Франции - реваншизма, Ве­ликобритании - гегемонизма и коварства, России -реакционности царизма, Австро-Венгрии - угнетения славян.

Этому не могли помешать ни пацифисты, ни социалисты. Их антивоенные призывы потонули в мощной волне националистически выступлений и шовинистических демонстраций. Большинство их ли­деров не могли отличить действительные интересы стран от амбиций правящих кругов, выдвинуть убедительную альтернативу решению международных противоречий силой оружия.

Увидев, что сознание национально-государственной общности лю­дей намного сильнее интернациональной солидарности пролетариата, многие из этих лидеров стали поддерживать правительства своих стран, используя авторитет рабочих партий и профсоюзов. Социал-демокра­тическая фракция германского рейхстага проголосовала за военные кредиты и вместе с руководством профсоюзов ради сплочения насе­ления в войне провозгласила «гражданский мир». Руководители авст­рийской социал-демократии призывали всех «на бой с царизмом». Французские социалисты вскоре после убийства пламенного против­ника войны Ж. Жореса проголосовали в парламенте за военные кредиты, а их лидеры вступили в правительство. В Великобритании тред-юнионы объявили «мир в промышленности», а некоторые лидеры социалистов призывали народ «бороться против германского импери­ализма».

Важной общей чертой развития воюющихдержав было выдвижение их правящими кругами лозунга «Все для победы!» и активное содей­ствие правительств увеличению производства предпринимателями ору­жия, боеприпасов и других военных материалов, строительства судов и т. п. Специальные государственные органы в большей или меньшей мере всюду контролировали и распределяли стратегическое сырье и военные заказы. Резкое падение производства продовольствия и других товаров для населения вынуждало власти регламентировать их распре­деление, как и топлива. На этой основе сращивались государственные органы, банки и предприятия, развивался военный государственно-монополистический капитализм. Эта система, сопряженная с корруп­цией, обеспечивала монополистам военного производства и банкирам прибыли, многократно превышавшие довоенные.

Каким же предстает образ врага в сознания современников и участников первой мировой войны? Существует три основных вида источников, в которых зафиксированы представления людей того времени о неприятеле, причем освещение в каждой из них "образ врага" существенно различается. Первый вид источников, отражающий официальную точку зрения, носит в основном пропагандистский характер. Это главным образом периодическая печать, в том числе фронтовые, армейские газеты и листовки, адресованные непосредственно солдатам. Для такого рода материалов характерно изображение врага в образе зверя, чудовища, дикаря, варвара, отрицается сама принадлежность его к "культурному миру". Здесь, используя подлинные или мнимые факты, преуспевают обе воющие стороны. Достаточно сравнить заголовки русских и немецких газетных статей того времени: "Невероятное зверство германцев" и "Казачья козни"; "Христиане ли немцы?" "Мародерство русских при Эйдткунене"; "Германские неистовства" и "Люди или звери"; "Как воюют палачи" и "Партизанская война в России"95. Каждая из сторон старается представить истинным виновником войны своего противника, выставляя себя невинной жертвой. Немецкие газеты называют главной причиной войны "зависть других держав к Германии, которая могла бы сделаться самым могущественным государством, а чтобы этому воспрепятствовать, нужно было ее уничтожить". Далее следует убийственная характеристика членов неприятельской коалиции: "С этой целью (уничтожения Германии) и соединились такие противоположности, как Россия, представительница самого крайнего абсолютизма, и мать революции и гильотины Франция. Россия, в которой каждый монарх без исключения погибает насильственной смертью, протягивает руку Сербии, оскверненной цареубийством, самое старое на свете конституционное государство Англия не стыдится стать в одном ряду с царскими живодерами, подавляющими свободу при помощи кандалов, кнута и виселицы. Англия, связанная с Германией узами крови, разыгрывает до последнего момента роль приятеля, чтобы в конце концов погрузить свои руки в братскую кровь"9. В свою очередь газеты государств Антанты возлагают ответственность за развязывание войны на Германию с ее "извечной агрессивностью", нацеленной на миролюбивых соседей, и не жалеют ярких эпитетов для нее и ее союзниц. В печати обоих враждующих блоков всячески подчеркиваются систематические нарушения противником законов и обычаев войны, определенных международным правом. При этом нарушение "правил игры" своей стороной либо отрицается, либо объявляется актом возмездия за аналогичные действия неприятеля. Так, пытки, издевательства и изощренные убийства пленных казаков немецкая сторона пыталась оправдать жестокостью самих казаков в отношении мирных жителей на оккупированных русской армией территориях, а расправы над гражданским населением во Франции и Бельгии - массовым партизанским движением в этих странах. Французы, в свою очередь, поднимали вопрос о необходимости ответного применения отравлявших газов против германских войск, использовании разрывных пуль и другого запрещенного Гаагской конвенцией оружия по принципу "Око за око, зуб за зуб". Впрочем, "угнетенное настроение" постепенно зреет в армиях всех воюющих государств, а вместе с ним, вместе с усталостью и желанием скорейшего мира растет озлобление против "виновников войны". Вопрос в том, кого считать виновником и каким теперь видится образ врага.

Декабрь 1914 г., Восточный фронт: "Австрийские войска недовольны этой войной, которая надоела как нижним чинам, так и офицерам. Против Германии существует довольно сильное озлобление, так как войска теперь убеждены, что война возникла по проискам и наущению соседки. Офицеры желали бы во что ни стало заключить мир, но Германия не позволяет этого, и потому недовольство ею только растет".

Июль 1915 г.. Восточный фронт: "Все пленные германские офицеры и нижние чины убежденно говорят, что Россия объявила войну и имеет завоевательные стремления, а офицеры, кроме того, уверяют, что русская армия была за 2 недели до объявления войны мобилизована".

Июль 1915 г., из письма немецкого офицера с французского фронта: "Зачем, почему этот ад?! Душит злоба на тех. кто вызвал катастрофу. Я умолял перевести меня на английский фронт. Хочу упиться муками этою триады проклятого народа. О, да, трижды, сто раз проклятого!!! Ибо они одни всему причиной. Они зажгли пожар"! . Таким образом, психология "свой - чужой" остается в силе: "Свой всегда прав, чужой всегда виноват". Правда, обостряется отношения между союзниками в блоке центральных держав, но они всегда были довольно натянутыми. Образ врага претерпевает некоторые изменения на "бытовом" уровне и сохраняется в прежнем виде на уровне "глобальном": ни один народ не готов признать свою страну зачинщицей конфликта, он ищет и находит для нее оправдания - из патриотических чувств, национальной гордости или инстинкта самосохранения. Но пройдет еще немного времени - и усталость возьмет свое, недовольство перейдет в революционное брожение, ненависть масс перекинется с врага внешнего на "врага внутреннего", обрушится на собственные правительства. Одна всемирная катастрофа повлечет за собой другую, не менее страшную, которая будет стоить человечеству еще большего числа жертв.

Итак, в сознании участников 1-й мировой войны существовало два образа врага. Первый, "глобальный", сформировавшийся под воздействием пропаганды, включал в себя представления о враждебном государстве или блоке государств; второй, "бытовой", возникал в результате непосредственных контактов с лицами из противоположного лагеря - военнопленными и интернированными, неприятельскими солдатами в бою и мирным населением оккупированных территорий. На изменение образа врага влияли такие факторы, как продолжительность войны, ход и характер боевых действий, победы и поражения, настроения на фронте и в тылу, причем, более "мобильным" был именно второй образ. Что касается первого, то он закрепляется в сознании нескольких поколений, приобретая характер стойкого "послевоенного синдрома".

 

  1. Использование труда военнопленных в годы 1-й мировой войны.

 

В 1899 г. Гаагская конвенция установила нормы, регулирующие права и обязанности воюющих сторон по отношению к военнопленным. Положения этой Конвенции легли в основу инструкции о военнопленных, разработанной германским генеральным штабом в 1902 г.: «Хотя военнопленные теряют свою свободу, но не теряют своих прав... плен не есть акт милосердия со стороны победителя это право обезоруженного. Военнопленные могут быть привлекаемы к умеренной работе, соответствующей их общественному положению. Во всяком случае, она не должна быть вредна для здоровья и не должна носить унизительного характера. Она не должна служить военным операциям против родины пленных».

Принцип гуманного отношения к пленным и раненым был закреплен в Гаагской конвенции 1907 г. Так в Статье 23-й указанной Конвенции сказано, что «воспрещается убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно, сдался». Даже «пойманный при попытке к бегству военнопленный должен подвергаться лишь дисциплинарному взысканию».

Плен всегда сопряжен с ограничением свободы и ухудшением условий существования, что приводит к заболеваниям, осложнениям в результате ранения, эпидемиям и т.д., а это, в свою очередь, к увеличению смертности среди пленных.

В годы Первой мировой войны «в лагерях для военнопленных кайзеровской Германии от голода и болезней погибло 3,5% всех захваченных в плен солдат и офицеров армий ее западных противников». Всего же в Первую мировую войну погибло более полмиллиона  военнопленных стран, участвовавших в войне.

Труд использовался широко. Пленные первой мировой войны содержались в городах и поселках, входивших в состав Омского и Туркестанского военных округов. А военнопленные второй мировой войны находились в Спасском, Джезказганском и Балхашском лагерях. Если в годы первой мировой войны на территории Российской империи погибло 9,5 % немецких военнопленных, то во второй мировой войне в СССР погибло 35-37 % немецких военнопленных, в одном Спасском лагере в Казахстане погибло около пяти тысяч пленных немцев. Согласно Гаагской и Женевской международных конвенций, репатриация военнопленных должна осуществляться сразу же после заключения мирного договора между воюющими сторонами. Военнопленные первой мировой войны в 1919-1920 гг. в основном вернулись на родину.

 

  1. Итоги и уроки Первой мировой войны. Споры отечественных и зарубежных историков о виновниках первой мировой войны, о значимости театров военных действий, о масштабах людских и материальных потерь.

 

Война, начатая европейскими державами, охватила 33 из имевшихся тогда 59 независимых государств с населением более 1,5 млрд. человек - 87 % населения планеты. Были убиты и умерли от ран 10 млн. человек и в два раза больше - ранены. Прямые военные расходы и стоимость разрушенного превысили 266 млрд. долл. того времени. Разорены были целые страны. Следствием войны стали социальные взрывы, в результате которых с карты мира исчезли Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская империи. Мир изменился, но начатый войной мировой кризис продолжался.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!