Перузинская война (41 г.)

31 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Италия в 40-х годах I в. находилась в крайне бед­ственном положении. Военные опустошения, рекви­зиции, произвол властей, конфискации, вымогатель­ства и налоги на рабов, на наследство, приданое, по­стои и проскрипции совершенно расстроили эконо­мическую жизнь и подорвали физическую и духов­ную силу населения. Повсюду происходили грабежи, кражи, насилия и убийства, земледельческие работы прекратились, ремесленные мастерские закрылись. В Риме царила полная анархия, свирепствовали страш­ный голод и его неизменные спутники — эпидемии. Часть населения вымерла от войны, голода и эпиде­мий, а другая эмигрировала в провинции, унося с со­бой свои силы, опыт и капиталы. «Народ закрывал свои мастерские и не хотел знать никаких властей, в обедневшем и разграбленном городе, казалось, не было нужды ни в ремеслах, ни в магистратах»

Виновником всех испытываемых зол и бедствий считали сына Цезаря Гая Октавиана. Общим недо­вольством против Октавиана воспользовался Луций Антоний, брат триумвира, примыкавший к популя­рам. Луцию Антонию помогала жена Марка Антония Фульвия, надеявшаяся таким путем скорее вернуть Антония в Италию. «Фульвия сразу, под влиянием чисто женских побуждений, стала подстрекать Луция к ссоре».

В своих речах Луций Антоний указывал на про- тивоконституционные поступки Октавиана, на на­сильственное отобрание земель и требовал немедлен­ного уничтожения триумвирата, по его словам, уже давно тяготившего его брата, готового в любой мо­мент сложить с себя чрезвычайные полномочия, коль скоро сделает это и Октавиан. Поднятое им движе­ние Луций Антоний рассматривал как народное дви­жение, а на себя смотрел как на слугу народа, гото­вого отдать за его дело жизнь свою. «Что же касает­ся лично меня, — говорил он, — то я готов сражать­ся за родину до последней капли крови. Смерть за родину будет лучшим свидетельством моего образа мыслей. Но я не могу приобретать свою славу за ваш счет, благополучие которых для меня выше моего собственного благополучия и славы»'.

Луций Антоний сделался символом общего про­теста не только против насильственной политики триумвиров, но и вообще против существующего строя. Наибольший отклик речи Антония находили среди новобранцев, навербованных из ремеслен­ников, вольноотпущенников и рабов, особенно жес­токо страдавших от кризиса и пользовавшихся вся­ким случаем для выражения своего протеста против существующего строя. Волнения происходили по всей Италии, центром же движения сделался город Перузия (в Этрурии), по имени которого и все дви­жение получило название перузинской войны.

Осторожный и не особенно полагавшийся на свои силы, Октавиан в конце концов под давлением вете­ранов, боявшихся за свои участки, решился на откры­тую войну и начал осаду Перузии (41 г.). Положение Октавиана осложнилось еще тем обстоятельством, что движение захватило также и провинции.

Союзные с Римом государства стремились ис­пользовать затруднительное положение города-геге­мона и отложиться от него. Так мавретанский царь Бокх решил овладеть испанскими провинциями Ок­тавиана. Бывший правитель Африки Секстий возму­тился против Фангона, нового африканского намест­ника, сторонника Октавиана, и отложился; в Кампа­нии в интересах Луция действовал Тиберий Клавдий Нерон, старый цезарианец, после смерти Цезаря пе­решедший на сторону заговорщиков.

Осада Перузии затянулась надолго. Псрузия была хорошо ук­репленной природной крепостью и имела большой гарнизон, во главе которого стоял сам Луций Антоний. Против Антония были двинуты сразу три армии, но и они не могли взять город. Тогда Октавиан приступил к длительной осаде города по всем правилам римской военной техники.

Город был окружен глубокими рвами, валами, укреплен 1500 деревянными башнями на расстоянии 60 футов друг от друга. Воз­двигнутые на валах брустверы запирали осажденных. В отрезан­ном от всего мира городе свирепствовал голод, опустошавший ряды осажденной армии. Небольшие запасы, имевшиеся в горо­де, скоро истощились, и вследствие этого приходилось во всем соблюдать строгую экономию. В первую очередь были урезаны вы­дачи рабам. Голодные рабы группами бродили по улицам осаж­денного города, питаясь травой, зелеными листьями и разными суррогатами. Вследствие голода увеличилась смертность среди населения. На улицах гнили и заражали атмосферу непогребен­ные трупы, сжигать которые было невозможно из боязни привлечь внимание неприятеля.

После того как дальнейшее сопротивление стало невозмож­ным, город был вынужден сдаться на милость победителя, рас­права с побежденными была сурова. Отданная на разграбление войску Перузия, один из 12 старинных городов Этрурии, по­гибла в пламени пожара. Наиболее влиятельные граждане Пе­рузии, члены местного сената, декурионы, были казнены, ос­тальные же, в том числе и глава восстания Луций Антоний, отпущены на свободу. «Так закончилась осада Перузии, а вместе с ней и вся эта вой­на, грозившая стать продолжитечьной и опасной для всей Ита­лии».

Между тем в Италии высадился триумвир Антоний. С при­бытием его Перузинская война грозила превратиться в войну меж­ду триумвирами, и лишь благодаря энергичному вмешательству войска, уже утомленного бесконечными походами и лишениями, этого не случилось.

Мирное настроение войска возрастаю по мере того, как мно­гие ветераны оседали на землю и из солдат превращались в мир­ных граждан — землевладельцев и рабовладельцев. На солдатских сходках не один раз принимались резолюции, требовавшие пре­кращения войны и заключения союза между триумвирами.

На солдатской сходке в Габиях (Gabii) была принята резо­люция, гласившая, что консулы должны управлять государством по старым обычаям, «не причиняя ущерба друг другу». На мно­гочисленных собраниях, происходивших в городе, резко порицали Октавиана, говоря, что «он грабит население, отнимая последние остатки его имущества. Опустошив государственную казну, огра­бив провинции, триумвиры, вконец разоряют также и Италию». «Жертвы тем более тяжелы, что они приносятся не ради войны с

внешним врагом, а идут на братоубийственную вой­ну с собственными гражданами».

Положение Италии в конце 40-х гг. было почти катастрофическим. Постоянные войны, мобилизации, проскрипции, голод и эпидемии совершенно расст­роили италийское хозяйство, уменьшили покупатель­ную силу населения, повысили цены на рабов и вы­звали усиленную эмиграцию свободных и рабов в провинции и на окраины. В одном стихотворении Вергилия описана эмиграция разоренных италиков, направляющихся на поиски счастья и новой родины в Африку, Скифию, Азию и Британию.

Вследствие катастрофичности положения триум­виры в 40 г. заключили между собой новое соглаше­ние в городе Брундизии на предмет нового дележа государства. По Брундизийскому соглашению, рим­ское государство было разделено на три части. Вос­точные провинции — Македония, Греция, Азия, Си­рия, Киренаика — отошли к Антонию, западноевро­пейские же провинции, включая Далмацию, Иллирик, Нарбонскую и Цизальпинскую Галлию, оставались за Октавианом. Границей, отделявшей Восток от Запада, была признана линия, проходящая через иллирийскую реку Скодра (Окутари). За Лепидом, третьим триум­виром, к этому времени почти уже потерявшим свое влияние, оставалась одна Ливия в Африке.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!