Перспективные изменения социальной сферы

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Конец XX в. ознаменовался многими событиями: исчезло ха­рактерное для середины века противостояние лагеря социализма и капитализма, прокатились волны «бархатных» и не совсем «бар­хатных» революций, межэтнических конфликтов, обострилось со­циальное расслоение, человечество вступило в условия существо­вания информационной цивилизации. Негативные стороны совре­менного общества как в западном мире, так и в России весьма похожи. Это рост преступности, неподотчетность власти воле наро­да, невозможность контролировать военно-техническое развитие, упадок принципов демократии, распространение поп-культуры, утрата индивидуальности, «социальные» болезни. Парадоксальная логика конца XX в. уготовила девальвацию ценностей и существо­вание большинства человечества в условиях непредсказуемых со­циально-исторических последствий. «Наш век - век рационально­го расчета, обезличенных технологий, промывки мозгов, манипу­лирования, силовых влияний», - так оценивают современность В.Ильин и А.Панарин, отрицая этим определением разумность и гуманистичность эпохи.

XX в. - это не только век социалистических революций, уста­новления и последующего падения тоталитаризма, век сексуаль­ной и культурной революции. В конце XX в. особую обеспокоен­ность вызывает такое явление общественной жизни, как терро­ризм, который буквально захлестнул собой разные страны и кон­тиненты. Статус беженца и вынужденного переселенца, заключая в себе всю глубину человеческой трагедии, прочно вошел в арсе­нал социологической теории, заставляя переписывать ее основы.

Нерв общественного самосознания предельно натянут. Воспри­ятие своего Я колеблется от ощущения бесперспективности личного существования до страстной надежды на достойную жизнь. Все тра­диционные экзистенциальные категории - любовь, вина, самопо­жертвование, выбор, спасение - к концу XX в. сменяются чувст­вом либо глубокой апатии и социальной усталости, либо состоянием немотивированной агрессий. Новые многочисленные проблемы развития современной циви­лизации и одновременно ее возможные перспективы в экономиче­ском, социальном, политическом, научном и мировоззренческом планах сплелись в тугой узел противоречий. Ибо основная и маги­стральная перспектива развития современной цивилизации связана именно со скорейшим конструктивным разрешением или миними­зацией многообразия глобальных проблем современности, а также с радикальными гуманистическими изменениями во всех сферах че-' ловеческой жизнедеятельности: в системе образования, здравоохра­нения, индустрии досуга, в сфере нравственности и духовности.

По мнению иссле­дователей, изменения социальной сферы являются решающими для будущего человечества. Во-первых, опираясь на известное положе­ние о том, что семья - это клеточка общества, можно увидеть в тен­денциях планирования нового типа семьи, новых видов социального партнерства трансформацию общественных взаимоотношений. Согла­шаясь с выводом патриарха социологии Питирима Сорокина об ис­пользовании семьи в качестве,«социального теста», именно с семьей необходимо связывать обеспечение продолжения рода человеческого. Семья, если она интеллигентная, озабочена возможностью предос­тавления достойного воспитания и образования-своим детям, дос­тойного образа жизни, что, в свою очередь, отражает собой всю полноту гуманистических перспектив развития общества.

Современное состояние нашего общества требует учета сущест­вующих тенденций. Во-первых, это непрочные, распадающиеся, не­полные или смешанные семьи. Они во многом деформируют исход­ный «селективный фундамент», ту присущую семье работу по вос­питанию и культивированию внутренних семейных ценностей, внутреннего интеллигентного духа этой ячейки. Во-вторых, это чет­ко проявившаяся тенденция передачи процесса воспитания подрас­тающего поколения и его первоначального, исходного образования внесемейным структурам. Подрастающий индивид впитывает всебя признаки первичной социализации всех социальных слоев, попадаю­щих в орбиту общения, и может реализовать в своих поведенческих реакциях какой-то новый эклектичный и неузнаваемый тип. В этих условиях не семья, а «социальный лифт» обслуживает систему.вне-семейного воспитания и образования. Статусная функция семьи ста­новится размытой и неопределенной.

Исследователи утверждают, что характерным для новой циви­лизации будет не создание и потребление материальных благ, а соз­дание и потребление информации и знаний. В связи с этим сущест­венные трансформации произойдут и в системе образования. Доста­точно часто уровень развития страны определяется ее интеллекту­альным потенциалом. В развитых странах вложения в систему образования рассматриваются как самый быстро окупаемый «человече­ский капитал». Послевоенное развитие мирового сообщества позво­лило сделать вывод, что приоритетное положение образования - это не следствие экономического процветания государства, а его при­чина. Поэтому можно говорить о принципиальной интенсификации образовательного процесса как в нашей стране, так и повсеместно. С этим может быть связана трансформация системы высшего обра­зования в сторону большего разнообразия по типам, учебным про­граммам и срокам обучения, введение многоуровневой системы высшего образования.

С одной стороны, можно зафиксировать прочно утвердившуюся тенденцию развития системы высшего образования в -направлении универсальной компьютеризации, внедрения информационных технологий и разнообразных видов дистантного обучения. С другой стороны, волны коммерциализации образования значительно сни­жают планку профессионализма и отражаются на качестве предос-тавляемых.образовательных услуг.

Проблема социального расслоения остается важной проблемой, требующей неотложного перспективного решения. В свое время П.Со­рокин, Задаваясь вопросом, как определить положение социальной группы в социальном пространстве, клал в основу социального рас­слоения три основные формы: экономическую, политическую и про­фессиональную, которые, как правило, тесно переплетены. Вместе с тем, даже относясь к одинаковым социальным группам, можно на­ходиться в разном социальном положении. И следует иметь в виду, что любая социальная группа или прослойка также социально стра­тифицирована, .т.е. расслоена, как и общество в целом. Совершенно очевидно, что можно подниматься по социальной лестнице, а мож­но и спускаться на дно. Черты расслоения ощутимы уже в делении по полу и возрасту, в наличии привилегий, мужского пола и многочис­ленных женских обязанностей. Черты расслоения хорошо различимы в существовании отщепенцев, живущих не по правилам данного со­общества, в самом процессе разделения труда. И конечно же, эмпи­рически расслоение наиболее явственно проявляется в различии уров­ня жизни, т.е. в экономическом неравенстве.

Жесткость корпоративных взаимосвязей в рамках современно­го общества немногим менее ощутима, чем в институте монашест­ва и священнослужителей или, скажем, в армии. Корпоративность имеет тенденции к возрастанию. Негативным следствием этого про­цесса является прерывание естественной селекции на лучшее. Ко­гда не кровно-родственные отношения, не «нужные люди», а луч­шие представители своей профессиональной страты (так называе­мый «золотой фонд») культивируются путем предоставления ши­роких возможностей профессионального роста.

Возникает дополнительная проблема фактического межпро­фессионального расслоения, конкуренции по основаниям престиж­ности профессий, дисгармонии отношений в рамках единой соци­альной прослойки. И вряд ли ее следует объявлять псевдопроблемой, исходя из того, что «все профессии нужны, все профессии важны». Особо социально значимые профессии осуществляют базовые функ­ции в социальной организации. Это объективно влиятельные груп­пы, что, в свою очередь, предполагает их высокий уровень интел­лекта. Поэтому общим правилом нормально (а не абсурдно) функ­ционирующего общества или социальной группы является ситуа­ция, когда высший ранг занимает субъект, отличающийся наибо­лее высоким уровнем развития интеллекта. Именно высокий уровень интеллекта и проявляется в личных профессиональных достижениях и в достижениях иерархично подвластной данному руководителю группе.

В общечеловеческом восприятии сохранилось убеждение, что принадлежность к служащим, работникам умственного труда обес­печивает более привилегированное положение, нежели принадлеж­ность к группе работников физического труда. Однако такое отно­шение к умственному и физическому труду в истории цивилизаций не было постоянным. Были периоды прославления достижений фи­зического труда, были и периоды его недооценки. XX в. - век раз­вития технологий и всеобщей компьютеризации связан с бесспор­ной ориентацией на увеличение доли умственного, интеллектуаль­ного труда. В перспективе информационно-технологическое общество должно свести к минимуму Использование грубой физической силы, однако конкретные экономические условия многих стран, и России в частности, позволяют говорить о подобных процессах как об очень отдаленной, абстрактной перспективе. В настоящее время в мировом масштабе фиксируется серьезное ухудшение положения работников умственного труда, которые низведены до ранга наемных трудящих­ся «на поточной линии духовного производства и управления».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!