Переворот 32-го года и битва при Акции

31 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Разгром Секста Помпея поднял престиж Октави­ана в Италии и примирил с ним италийских рабовла­дельцев, начинавших оправляться от кризиса и жаж­давших твердого порядка для закрепления своих прав.

«Цезарь Октавиан благодаря быстрому и неожи­данному восстановлению порядка приобрел всеоб­щую симпатию; восстановив прежние республикан­ские одногодичные учреждения, он, по старому обы­чаю, приобщил многих к общественной жизни и го­сударственному управлению.

Все письменные документы гражданской войны были сожжены. Он обещал полностью восстановить прежнюю конституцию, как только Антоний вернет­ся из Египта, будучи убежден, что и Антоний поже­лает сложить свои полномочия, после того, как закончится гражданская война. После этого при громких криках радости он был избран пожизненным народным трибуном, вероятно, для того, чтобы по­будить его тем самым сложить с себя остальные пол­номочия»

Прекращение триумвирата, кроме вышеизложен­ных объективных причин, вызывалось также и лич­ными отношениями триумвиров. Лепид после не­удачной попытки освободиться от опеки Октавиана лишился Африки и всех легионов и почти что сошел с политической сцены3. С этого времени и триумви­рат фактически превратился в дуумвират Антония и Октавиана, отношения между которыми все более ухудшались и исключали возможность всякого мир­ного соглашения.

Общеполитическая ситуация складывалась в сто­рону, благоприятную для Октавиана. После битвы при Филиппах Антоний отправился на Восток, связав свою судь­бу с восточными провинциями и Египтом.

Материальная база и финансовые дела Антония оставляли же­лать много лучшего. Армия состояла большей частью из восточ­ных народов, не расположенных к войне и плохо дисципли­нированных. Лучшие же кадры, ядро которых составляли цезари- анские легионы, находились у Октавиана.

Не имея прочной социальной базы на Востоке, Антоний не имел таковой и в Италии. Долгое отсутствие в Италии, устре­мление на Восток и все возраставшая привязанность к Клеопат­ре, возможно, использовавшей его в своих политических целях дня создания крупного эллинистического государства под эгидой Егип­та, делали Антония непопулярным в глазах римлян. Но оконча­тельно Антоний скомпрометировал себя после того, как он, во­преки всем римским порядкам, отпраздновал триумф в Алексан­дрии, стал раздавать земли и назначения детям Клеопатры и ее приближенным и формально разошелся со своей женой Октави- ей, сестрой Октавиана, игравшей роль посредницы между нена­видевшими друг друга дуумвирами. Развод с Октавией оборвал по­следние нити дружбы между дуумвирами.

В 32 г. консулы Г ней Домиций Агенобарб и Гай Сосий, оба ан- тонианцы, выступили в сенате с резкими обвинениями Октавиана в нарушении договора и произвольной расправе с Лепидом. В от­вет на это Октавиан явился в сенат с вооруженной свитой и произ­вел переворот, именуемый в буржуазной литературе «XVIII брю­мера» Римской республики. Сторонникам Антония, которых в то время в сенате было немало, Октавиан предложил оставить Рим. На это предложение отозвалось 400 сенаторов, в том числе оба кон­сула, поспешившие оставить Рим и направившиеся к Антонию. Ос­тавшиеся же антонианцы перешли на сторону Октавиана. Здесь же было вскрыто завещание Антония, хранившееся в храме Весты, об­наружившее факты, компрометирующие Антония. Согласно заве­щанию, наследниками имущества Антония объявлялись его дети от Клеопатры, а себя самого Антоний приказывал похоронить в Але­ксандрии. Сенат признал это завещание оскорблением чувств рим­ского народа и объявил войну Клеопатре, а вместе с тем и Анто нию. Начались с той и другой стороны спешные приготовления к войне, занявшие конец 32 и начало 31 г. Летом 31 г. Антоний, рас­полагая армией в 100 тыс. чел. пехоты, 12 тыс. всадников и 500 ко­раблей и имея в виду сделать высадку на острове Коркире, а отсю­да переправиться в Италию, продвинул войско во Фракию и Маке­донию. План был правильный, но Антония предупредил Октавиан, передавший ведение кампании талантливому стратегу и надежно­му человеку Випсанию Агриппе.

Осенью 31г. Агриппа, располагая значительно меньшими си­лами, вышел с флотом из Тарента, занял Метону, на юге Пело­поннеса, и повел наступление по всему берегу Пелопоннеса, от­влекая внимание неприятеля от главной его цели — высадки на Коркире. Октавиан с главными силами сделал высадку на севере острова, и, следуя вдоль берега, закрепился у Амбракийской бух­ты. Антоний, отрезанный от моря, был вынужден сконцентри­ровать свои силы у мыса Акция (Actium), при выходе из Амбра­кийской бухты'. Решительная битва Октавиана с Антонием 2 сен­тября 31 г. окончилась полным разгромом Антония. Тяжеловесные суда Антония, сконструированные по образцу старых судов Аг- риппы, оправдавших возлагавшиеся на них надежды в войне с Сек­стом Помпеем в открытом море, не могли развернуть свою мощь в узком проливе и оказались совершенно беспомощными в борь­бе с легкой быстроходной флотилией Агриппы и Октавиана.

Главный удар Октавиан направил против центра, где нахо­дилась эскадра Клеопатры, не выдержавшая натиска и обратив­шаяся в бегство. За ней, прорвавшись через блокаду, последовал Антоний с 30-тысячным отборным войском, посаженным на кора­бли. Остальная же армия была брошена на произвол судьбы и на милость победителя. Октавиан, преследуя Антония, направился в Малую Азию и подчинил себе малоазийские города и княжества.

Антоний вместе с Клеопатрой, тщетно пытавшейся возобно­вить дружбу с Октавианом, бежал в Александрию. Там он прожил около года и, совершенно отчаявшись а возможности спасения, впал в меланхолию и мизантропию. В замке Тимонеон, выстроенном на далеко вдающемся в море скалистом мысе, он предался кутежам и образовал «Общество сина- потануменов», нечто вроде «клуба смерти».

Последнее столкновение между Антонием и Окта- вианом произошло под Александрией и окончилось поражением Антония. Побежденный Антоний нало­жил на себя руки; вскоре, не желая попасть в плен к Октавиану, умерла также и Клеопатра, по преданию, от укуса ядовитой змеи, переданной ей, по ее прика­занию, в корзине с фигами, покрытой листьями.

1 августа 30 г. Октавиан вошел в Александрию и объявил Египет, страну древних фараонов, присое­диненным к римским владениям. Затем Октавиан со­вершил путешествие по Египту, посетил Мемфис, древнюю столицу фараонов и местонахождение свя­щенного быка Аписа.

За время продолжительных войн и политической анархии Египет сильно разорился и обеднел, ороси­тельная система расстроилась, торговля, ремесла и посевная площадь сократились. Октавиан ввел внеш­ний порядок и приказал восстановить и соорудить заново систему каналов и плотин, сделав тем самым первый шаг к восстановлению египетской эконо­мики.

Из политических соображений Октавиан устра­нил детей Клеопатры как законных претендентов на египетский престол и возможных соперников; Цеза- риона, сына Клеопатры от Юлия Цезаря, как наибо­лее опасного соперника, он приказал убить; других же детей Клеопатры, от Антония, взяла на воспита­ние Октавия, сестра Октавиана, жена Антония.

Со смертью Клеопатры сходил с исторической сцены последний отпрыск династии Птолемеев, и Египет как самостоятельное государство переставал существовать. «Египетская жемчужина» вошла в со­став римской колониальной державы. Несметные со­кровища Лагидов — территория, люди, золото, чу­десные коллекции золотых и серебряных вещей тон­кой работы и т. д. — все это досталось победителю и его войску. Золотые и серебряные вещи были пе­реплавлены в звонкую монету. Солдаты и офицеры получили щедрые подарки из взятой добычи. Жите­ли Египта были обложены данью.

Египет не вошел в состав обычных римских про­винций, будучи присоединен к Риму на особых усло­виях — как личная собственность Октавиана, пере­давшего управление Египтом префекту (praefectus Aegypti), небогатому и незнатному всаднику Гаю Корнелию Галлу. «Египет я подчинил власти рим­ского народа» (Aegyptus imperio populi Romani adieci), — заявляет Август в своем «Политическом завещании»3.

Из Египта Октавиан направился в Сирию, а от­туда через Малую Азию в Рим.

Гражданские войны после смерти Цезаря были заключительным этапом истории Римской республи­ки. Переход к монархии был результатом классовой борьбы и внешней экспансии Рима.

Республика фактически пала навсегда, хотя фор­мально еще продолжала существовать в виде прин­ципата Августа и его преемников. Причины падения республики можно свести к следующим основным моментам.

Главной и самой общей причиной являлось про­тиворечие между политической формой республики I в. до н.э. и ее социально-классовым содержанием. В то время как эта форма оставалась старой, содер­жание ее существенно изменилось. В узкие рамки античного полиса, с его народным собранием рим­ских граждан, с сенатом, выражавшим интересы маленькой группы римской знати, с ежегодно сменя­емыми магистратами, оказалось втиснутым огромное и сложное содержание. Широкий средиземноморский рынок, новые группы провинциальных рабовладель­цев, сложные взаимоотношения между Италией и провинциями, между гражданами и негражданами настоятельно требовали новой системы управления. Нельзя было управлять мировой державой методами и аппаратом, пригодными для маленькой общины на Тибре, в лучшем случае — для италийской федера­ции.

Старые классы, интересы которых отражала рим­ская республика, к концу I в. до н. э. исчезли или де­градировали. Почти совершенно исчезло италийское крестьянство; нобилитет и всадничество в результа­те гражданских войн в значительной своей части по­гибли физически или разорились.

На смену им пришли новые социальные группи­ровки: новые богачи, люмпен-пролетариат, военные колонисты. Они ничем не были связаны со старой республикой. Их существование, наоборот, было тес­но связано с военной империей, с победоносными полководцами конца республики.

Профессиональная армия, выросшая из граждан­ских войн, явилась непосредственной опорой этих пол­ководцев и главным орудием военного переворота.

Гражданские войны подготовили окончательное торжество монархических порядков в Риме. В ходе гражданских войн потеряла свое значение та про­слойка нобилитета, которая особенно упорно отста­ивала республиканский строй, связанный с безраз­дельным господством римской олигархии. Граждан­ские войны сопровождались проскрипциями, конфискациями земель, непомерными налогами, принудительными наборами солдат, бегством рабов и отсутствием личной безопасности. Особенно стра­дало от гражданской войны население Италии. Стремление господствующих групп к миру и поряд­ку способствовало, несомненно, утверждению мо­нархии, опиравшейся на военную сапу, тем более что в результате переделов земель произошли изменения и в италийской земельной собственности. Люди, близкие к Октавиану, оказались владельцами громад­ных латифундий, в то же самое время приобрели большее значение, чем прежде, владельцы средних по величине земельных участков. Это были ветераны Цезаря, поселенные в пределах италийских городов, которые были во всем обязаны наследнику Цезаря. Все эти изменения в социальных отношениях нашли свое отражение в идеологии того времени. Жажда мира, стремление к возврату старинных обычаев, от­каз от активной политической борьбы — все это со­действовало идеологическому оправданию и обосно­ванию римской монархии. Правда, в Риме и Италии оставалось немало приверженцев республиканской формы правления, многие были убеждены, что необ­ходимо вернуться к идеальным порядкам седой ста­рины. Открытый переход к неограниченной монар­

хии, как показал пример Юлия Цезаря, был для Рима неприемлемым, вследствие чего в результате граж­данских войн сложилась своеобразная политическая форма, которая получила название принципата.

Рядом с этими общими причинами, сделавшими падение республики исторически неизбежным, во­прос о том, почему в последней борьбе победил Ок­тавиан, а не Антоний, является второстепенным. Ок­тавиан победил потому, что за ним стояла Италия, что он мог использовать единый аппарат Римского государства, пусть плохой и расшатанный, но все- таки государственный аппарат. Октавиан победил потому, что он был хитрее, осторожнее, выдержан­нее Антония. Он победил потому, что являлся при­емным сыном Цезаря. Он победил, наконец, потому, что его политическая воля была единой и целеустрем­ленной, что вокруг него не было той борьбы двух партий, римской и восточной, партии римских эмиг­рантов и партии Клеопатры, которая ослабляла и парализовывала волю Антония.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!