Партия реформ Сципиона Эмилиана

27 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Движение сицилийских рабов, распространившееся на все Средиземноморье, вместе с военными неудачами в Испании послужило толчком к оживлению законодательной деятельности в Риме, выступлению Гракхов и, наконец, гражданской войне I в. до н.э.

В середине II в. олигархия сената достигла своего апогея. Об этом свидетельствует появление ряда законов, направленных на укрепление и расширение политических прав и влияния сената. Магистратуры занимались почти исключительно представителями нобилитета.

Всеми этими мероприятиями сенатская олигархия стремилась ослабить влияние отдельных магистратов, в первую очередь, ко нечно, консулов, стоявших во главе войск, оздоровить высший класс (законы о роскоши, процесс о вакханалиях и пр.) и сконцентрировать управление в немногих руках. Но, с другой стороны, события последних лет II в. с неоспоримой очевидностью показывали, что Римская держава с ее обширными италийскими и внеиталийскими владениями находилась под угрозой распада. Главные объекты эксплуатации — провинции и рабы — становились ненадежными и грозили освободиться из-под власти Рима.

' Опаснее же всего было то, что боевая сила Рима тогда не стояла на должной высоте. Римская армия была до последней степени деморализована и малочисленна. Неудачи последних лет и трудности рекрутских наборов сами собой выдвигали вопрос о ее реорганизации, а тем самым, следовательно, и другой вопрос: об укреплении главного контингента римского ополчения — сельского плебса, слабевшего экономически и уменьшавшегося численно. Критическое состояние Римской республики, которой угрожала потеря колоний (провинций) и которая потрясалась восстаниями рабов, с неотложной настойчивостью требовало социально-экономической реформы. Не ясно было только, откуда пойдет инициатива реформ.

Республиканская конституция с ее распылением власти, одногодичным сроком полномочий магистратов и их коллегиальностью уже не соответствовала требованиям ни внешней, ни внутренней политики и потому на практике постоянно нарушалась. Первыми нарушителями республиканской конституции были магистраты, наделенные чрезвычайными полномочиями, по нескольку лет остававшиеся в провинциях вне сенатского контроля в действовавшие на свой страх и риск.

Начиная со второй Пунической войны, не прекращалась борьба между сенатом и военными командирами, выходившими из рамок действующей конституции. Все более становилось очевидным, что сенатская олигархия со старым аппаратом города-государ- ства уже не в силах справиться со сложными задачами управления и удержания социального равновесия. Трудности и сложности внешней политики требовали концентрации власти в руках военного коман- дира-императора.

Первым командиром, облеченным чрезвычайными полномочиями, был Публий Корнелий Сципион Африканский, герой второй Пунической войны. В 40-х гг. II в. аналогичное положение занял Сципион Эмилиин, от которого исходила инициатива реформ и на

чалось движение, связанное с именем Гракхов. Сципион Эмилиан стоял во главе наиболее влиятельной в 40-х и 30-х гг. группы нобилитета, осознавшей необходимость реформ. Сын Эмилия Павла, победителя при Пидне, усыновленный сыном Публия Корнелия Сципиона Африканского (Старшего), Сципион Эмилиан начал политическую карьеру со 147 г., когда он, вопреки воле нобилитета, был избран консулом и тотчас отправился на театр военных действий в Карфаген. По окончании войны Сципион сделался настоящим народным героем Рима. В 134 г. он был вторично, опять против воли сената, избран консулом и без соблюдения конституционных формальностей отправился на театр военных действий в Испанию. При отъезде Сципион не получил от сената ни войска, ни денег. Набрав на собственный счет армию, он подчинил ее строгой дисциплине, введя телесное наказание, и приступил к осаде города.

Благодаря техническому превосходству армии и распорядительности главнокомандующего, война была доведена до конца. Нуманция была взята, город разрушен, большая часть жителей продана в рабство.

Опираясь на свою силу и влияние, Сципион Эмилиан и выдвинул вопрос о реформе существующего строя. В доме Сципиона собирались все видные представители политического, философского и литературно-художественного мира того времени: знаменитый юрист Гай Лелий, философ Панэций, историк Полибий, сюда же входили и братья Гракхи.

Большая часть друзей Сципиона принадлежала к «просвещенным консерваторам», желавшим сохранить высшее руководство в государстве за сенатом, но при условии проведения необходимых социально- экономических реформ и реорганизации конституции.

Точку зрения сципионовского кружка полнее всего отразил Полибий (208—127 гг.). Грек Полибий, член Ахейского союза, жил в бурный период греческой истории, когда социальная борьба в Греции достигла крайнего напряжения, когда «не существовало такого насилия и жестокости, перед которыми остановились бы борющиеся партии. Море во время самой грозной бури не представляет такого хаотического состояния, какое представляли собой в то время эллинские государства»

По своим классовым принципам Полибий принадлежал к олигархам, покинул Грецию и в качестве эмигранта проживал в Риме.

Социолого-философская концепция Полибия сложилась на почве эллинского полиса в период его упадка, и потому она, естественно, отражала упадочные настроения того времени, находившие сочувствие также и в римском обществе. Римское общество конца II в., как уже отмечалось выше, вступало в полосу глубокого, затяжного кризиса и гражданской войны.

Сущность социально-политической концепции Полибия такова. Все существующее подвержено порче и переменам. В этом нас убеждает непреоборимая сила природы. Согласно общему закону природы, государственные формы подвергаются действию времени, испытывая влияния разнообразных внутренних и внешних причин. Внешние причины не подлежат учету. Напротив, во внутренней жизни общества наблюдается известная закономерность. Так, после войны и пережитых бедствий, когда наступает некоторое успокоение, жизнь становится роскошнее, и тогда граждане начинают переступать меру скромности, умеренности и справедливости. Возрастает материальная обеспеченность, а вместе с ней растут властолюбие и пренебрежение к существующему, спесь, расточительность и, наконец, жажда переворота. Один политический строй «меняется другим, другой — третьим и т. д. в вечном круге перемен. Как истинный идеолог эллинского полиса Полибий не мог преодолеть идеи цикличности, свойственной эллинской философии истории. Согласно этой идее, общества в своем развитии проходят определенный, естественный круг развития: монархия, аристократия и демократия. Выйти из этого цикла общество не может, так же как человек не может выйти из предопределенного ему природой возрастного цикла: за юностью следует зрелость, за зрелостью — старость, а за старостью — смерть.

Рим в настоящий момент переживает период своего расцвета, но уже в нем скрываются эмбрионы старости и смерти.

Единственное средство предохранения римского государства от дальнейшего разложения, полагает Полибий, заключается в стоическом отношении к окружающей действительности и вере в силу нравственного закона. Идеальным политическим строем, с точки зрения стоического идеала, Полибий считал смешанную форму правления, состоявшую из комбинации аристократии, демократии и монархии.

«В «золотой век» Римской республики три основных элемента всякого здорового общества — аристократия, монархия и демократия — сочетались так,

что никто не мог сказать, является ли римская конституция аристократией, демократией или монархией. Но такая неясность в соотношении властей естественна и желательна. Монархический элемент представлен консулами, аристократия — сенатом, демократия ■— народным собранием»

Таковым был римский строй эпохи Ганнибаловой войны. На возрождение «золотого века» и были направлены усилия сципионовского кружка.

Реорганизация же римской конституции в духе возвращения к «золотому веку» предполагала возрождение среднего и мелкого свободного землевладения и сокращение рабовладения.

В таком духе в 140 г. и выступил Гай Лелий, предложивший восстановить забытый аграрный закон Лициния—Секстия об ограничении нормы оккупаций и числа рабов. Однако предложение «мудрого» Ле- лия, враждебно встреченное богатыми нобилями, было взято обратно самим же его автором.

«Друг Сципиона Гай Лелий хотел помочь этому несчастью, но встретил сопротивление со стороны нобилей. Из страха перед возможными осложнениями он отказался от своих планов, получив за это прозвище «мудрого»2.

На этом и оборвалась социальная политика партии реформ Сципиона Эмилиана.

После этого инициатива реформ уже переходит к братьям Гракхам, отколовшимся от Сципиона и примкнувшим к другой группе нобилитета, враждебной Сципиону, — Клавдиев, Муциев и Цецилиев.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!