Особенности первоначальных следственных действий при расследовании преступлений, связанных с организованной преступной деятельностью

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В числе первоначальных следственных действий по этим делам не менее важное значение имеет допрос подозреваемых, чаще всего из числа исполнителей преступных акций и особенно, если задержан кто-либо из лидеров группы. Предмет их допроса в общей форме предопределен предметом доказывания по такого рода делам. При этом нельзя не согласиться с мнением о том, что «по делам о преступлениях, совершенных организованным преступным сообществом, особенности предмета допроса состоят именно в установлении тех данных, которые относятся к групповому субъекту преступления, групповым действиям, данных, позволяющих не только констатировать факт совершения преступления группой, но и получить о ней максимально полное представление, индивидуализировать роль и вину каждого из ее участников»[1]. Соответственно очень важно получить сведения об организаторах и руководителях преступного сообщества, а от них – о целях его создания, об объеме преступной деятельности, его структуре, способах вовлечения новых членов, коррупционных связях и т. д.

Последовательность допроса при нескольких задержанных подозреваемых определяется с учетом имеющейся о каждом из них оперативно-разыскной и следственной информации (степени виновности, устойчивости, неустойчивости положения в группе, обиды на главарей и т. д.). Если в числе задержанных есть лидер группы, то иногда допрос может начаться и с него, что помогает впоследствии более продуктивно допросить других членов группы.

При допросе указанных лиц наиболее приемлемы комплексы тактических приемов, пригодных для ситуаций, когда в доказательствах имеются пробелы или доказательств недостаточно. Поскольку в таких группах всегда существуют скрытые или открытые разногласия и конфликты, между отдельными задержанными подозреваемыми могут складываться напряженные отношения, которые обычно при их задержании еще более усиливаются из-за незнания того, как поведет себя и какие даст показания другой задержанный. Эти конфликты могут быть усилены и следователем, например, путем демонстрации осведомленности о существовании таких конфликтов и их причинах, избрания к задержанным различных мер пресечения, условий задержания (с учетом их личности и роли в совершении преступления), использования полученных от них показаний и др.

Возникновение противоречия в их показаниях на первоначальном этапе целесообразно устранять не путем проведения очных ставок, а другими способами, поскольку применительно к членам организованных преступных групп трудно прогнозировать все варианты их поведения на очной ставке[2].

Очные ставки лучше проводить на последующем этапе, когда следователь достаточно хорошо изучит подозреваемых и пополнит свой доказательственный арсенал.

Комплекс следственных действий включает допросы свидетелей, проверки показаний на месте, очные ставки, допросы обвиняемых. При допросе последних используются многие тактические приемы, пригодные для допроса подозреваемых. На всех стадиях расследования таких преступлений целесообразно использовать тактические приемы, разработанные криминалистикой для проведения следственных действий по делам о преступлениях, совершенных группой преступников, но с учетом особенностей организованной преступности в целом и типологических черт субъектов таких преступлений, в частности.

Эффективная оперативно-разыскная и следственная работа по анализируемым уголовным делам возможна лишь при ее надлежащем информационном обеспечении с помощью ЭВМ. Специальные компьютерные информационные системы следует использовать для накопления и хранения данных о криминальных организованных сообществах и организациях, их лидерах, отдельных участниках таких сообществ. Принципиально новые возможности повышения уровня раскрытия и расследования преступлений создало бы формирование интегрированного банка данных уголовных дел, расследованных в одном регионе или в России в целом. В связи с тем, что проблема борьбы с ОП приобрела межгосударственный характер, очень важно сделать указанные компьютерные системы совместимыми с аналогичными системами других государств (в частности, членов СНГ).

В настоящее время уже имеются специализированные системы, ориентированные на фиксацию и поиск связей между различными участниками преступных сообществ.

Типовые криминалистические ситуации и основные направления расследования. В ходе решения вопроса о возбуждении уголовных дел при выявлении преступной деятельности организованных криминальных сообществ, с начала расследования и в процессе следствия (в различные его моменты), как и по другим уголовным делам, возникают разнообразные и весьма специфические криминалистические ситуации.

Умелая оценка этих ситуаций имеет важное значение для правильной ориентации следствия в сложившемся положении объектов, процессов и явлений к тому или иному моменту, связанному с необходимостью принятия процессуальных и криминалистических решений и определения путей и средств расследования.

Анализ следственной практики и литературы показывает, что криминалистическим ситуациям расследования организованной преступной деятельности присущ ряд характерных особенностей, не свойственных ситуациям, возникающим при расследовании преступлений, совершенных неорганизованной группой преступников или одним преступником[3].

При этом имеются в виду следующие особенности:

Во-первых, в силу наличия у организованных преступных сообществ коррумпированных связей, в том числе и в правоохранительных органах, нередко сведения об имеющейся следственной и оперативно-разыскной информации частично или полностью становятся известными преступному сообществу, деяние которого расследуется. В силу этого данная криминальная группа пытается со своей стороны контролировать ход и развитие сложившейся ситуации, предугадывая возможные «ходы» следствия.

Конечно, всех особенностей и нюансов именно следственной ситуации, связанной с личностью следователя, его помощников, ведущих расследование, преступники знать не могут, но определенные информационные элементы, объективно формирующие такую следственную ситуацию, они могут знать, по-своему интерпретировать и использовать в своих интересах.

Во-вторых, в силу вышеуказанного, складывающиеся следственные ситуации чаще всего бывают весьма проблемными, осложненными значительным числом фактов противодействия расследованию со стороны еще не «разваленной» организованной преступной группы, коррумпированных лиц, попытками нейтрализовать деятельность следствия, сделать более благоприятной возникшую ситуацию для преступного сообщества.

В-третьих, в информационной основе следственных ситуаций, особенно первоначальных, обычно содержится больше оперативно-разыскных и в основном ориентирующих сведений, нежели уголовно-процессуальных данных, что тоже в определенной мере усиливает их проблематичность.

В-четвертых, многоаспектность информационной базы криминалистических ситуаций. В частности, эта база формируется не только на основе собранной оперативно-разыскной, следственной информации о самом расследуемом событии или расследуемой преступной деятельности, но и под влиянием ряда других факторов:

-   отсутствие данных, позволяющих увидеть перспективу решения вопроса об ответственности всех членов данной организованной группы;

-    характер имеющихся у следствия правовых и криминалистических средств для обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей;

-   неуверенность в возможности обеспечения сохранения тайны следствия от оставшихся на свободе членов данной преступной группы и ее руководства;

-   теоретический и практический уровень подготовки следователей и оперативно-розыскных работников к раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами;

-    особенности проявления у задержанных членов организованного криминального сообщества преступной солидарности и в то же время соперничества между собой и др.

Вместе с тем при оценке криминалистических ситуаций нередко следует иметь в виду социально-экономические особенности соответствующих регионов, степень коррумпированности правоохранительных и иных органов на местах.

Криминалистические ситуации по анализируемым делам могут носить не только следственный, но и постследственный характер. Постследственные ситуации расследования во многом определяются и складываются с учетом того, удалось ли выявить и осудить основную часть членов ОПГ, и особенно ее руководство, и развалить ее, или выявлена и осуждена лишь их часть. В таких ситуациях оставшиеся на свободе члены данной группы, пополнив ряды своей преступной организации, через некоторое время, как правило, вновь начинают преступную деятельность. В то же время отдельные члены преступной группы могут по разным причинам разоткровенничаться в местах отбывания наказания о деятельности своего преступного сообщества. Подобное поведение преступников, с учетом уже имеющейся оперативно-разыскной и следственной информации о данном преступном сообществе, может позволить продолжить работу по выявлению скрывшихся от следствия и суда его членов и, особенно, его лидеров, по поиску скрытых от конфискации денежных средств, а также по окончательному развалу данного сообщества.

Следственные ситуации при расследовании организованной преступной деятельности, в отличие от ситуаций, возникающих при расследовании обычных преступлений, целесообразно делить не только на ситуации расследования и ситуации отдельных следственных действий, но и на ситуации стратегического характера и ситуации тактического характера.

К ситуациям стратегического характера при раскрытии и расследовании преступной деятельности анализируемых сообществ обычно относят встречающиеся в практике положения, во многом определяемые независимыми от следствия позитивными или негативными факторами, облегчающие или затрудняющие (даже делающие невозможным) полное раскрытие организованной преступной деятельности и решение всех основных стратегических задач расследования деятельности организованного криминального сообщества и тем более его ликвидацию. Чаще всего такие факторы связаны с воздействием на ход расследования каких-либо политических, этнических, международных, правовых и других обстоятельств аналогичного уровня, а также широких коррупционных связей преступников. Такие факторы нередко делают следователя заложником политической и межэтнической борьбы, несовершенного уголовно-правового и уголовно-процессуального законодательства и других сложнейших процессов, происходящих в российском обществе. К числу указанных факторов относится и отказ законодателей отменить депутатский иммунитет в отношении депутата, заподозренного в связи с организованной преступной деятельностью, или отказ правоохранительных органов зарубежных стран удовлетворить официальные запросы российских правоохранительных органов о задержании и выдаче членов таких преступных сообществ, совершивших преступления на территории России. Указанные факторы существенно затрудняют расследование, а порой просто лишают смысла деятельность правоохранительных органов по данному делу.

Ситуации тактического характера не способны существенно затруднить или сделать невозможным решение стратегических задач расследования, но, тем не менее, они могут осложнить или облегчить достижение каких-то важных промежуточных его задач. Например, решение одного из задержанных членов криминального сообщества на каком-то этапе расследования в результате умелой работы следователя пойти на сотрудничество со следствием может облегчить процесс дальнейшего расследования. В то же время безуспешные попытки задержать других основных исполнителей и организаторов расследуемой преступной акции могут затруднить ход следствия, но не сделать его невозможным.

По степени возможного воздействия на возникающие ситуации следователей их можно разделить на:

- контролируемые оперативно-разыскными работниками и следователем;

- частично контролируемые следствием;

- не контролируемые оперативно-разыскными работниками и следователем.

К числу организационно-управленческих средств воздействия на ситуации расследования относится инициирование различного рода внешне обычных ведомственных, вневедомственных контрольно-ревизионных проверок, могущих заставить членов организованных преступных группировок менять линию своей криминальной деятельности и, соответственно, в чем-то себя проявлять, что позволит в дальнейшем контролировать эту деятельность.

В качестве психологических средств регулирования сложных ситуаций расследования организованной преступной деятельности могут в определенных случаях служить хорошо продуманные и организованные «утечки» выгодных для следствия сведений в прессу, криминальную среду, использование методов рефлексивного управления[4] и др.

Все следственные ситуации, возникающие по делам анализируемой категории, как и по другим делам, можно разделить на ситуации, относящиеся к первоначальному, последующему и заключительному этапам расследования.

На первоначальном этапе расследования следственные ситуации во многом зависят от следующих факторов:

- кто был задержан при возбуждении дела – основные члены известной организованной группы или только один или несколько рядовых исполнителей;

- как быстро выявлены признаки организованной преступной деятельности – сразу, в начале расследования или на его конечном этапе.

В ситуациях, когда преступная деятельность находилась под контролем оперативного наблюдения, чаще всего выявляются и фиксируются основные моменты отдельных криминальных деяний преступной группы, например, моменты хищения чужого имущества, передача ценностей при вымогательстве, мошеннических действиях в кредитно-банковской сфере и пр. В какой-то мере выявляется ее структура, состав и связи преступников.

В результате накапливается материал, позволяющий осуществить операцию по захвату преступников с поличным и другие операции, связанные с их задержанием. В этом случае первой и основной задачей следователя (руководителя следственно-оперативной группы) является тщательное планирование этой операции. Группа задержания при необходимости должна быть достаточно вооружена для подавления возможного активного сопротивления. Действия виновных при этом необходимо фиксировать с помощью видео- или звукозаписи с начального момента, чтобы операция была зафиксирована полно и четко. При этом следует фиксировать время, место проведения операции, ее характерные детали, которые могут быть использованы для составления соответствующего протокола.

Другой задачей следователя является быстрое процессуальное закрепление ранее полученной оперативно-разыскной информации. Учитывая особенности ее добывания и возможность получения не вполне достоверной информации, перепроверять указанную информацию, используя иные источники оперативно-разыскных данных. Только после такой проверки ее можно использовать при расследовании (допросе подозреваемого и обвиняемого).

После получения общего представления о преступной деятельности организованной преступной группы следственные и оперативно-разыскные органы должны постараться за счет агентурных, разыскных и иных методов работы разработать систему получения данных для выявления всех преступных акций, совершенных ее членами.

При этом должны быть максимально использованы и процессуальные средства накопления информации. В частности, имеются в виду такие следственные действия, как допрос подозреваемых, свидетелей и потерпевших, выемка и осмотр-изучение документов, обыск, и др. Вместе с тем важно обеспечить надежное хранение, качественный анализ этой информации и ее тактическое и стратегическое использование (включая использование документов, принадлежавших данной преступной организации). В этой ситуации, как справедливо рекомендуется некоторыми авторами[5], с целью выявления новых источников доказательственной и иной криминалистической информации, с учетом личности задержанных и их места в иерархии преступной группы, целесообразно иногда одного из задержанных оставить на свободе и осуществить рефлексивное управление его поведением[6], с тем, чтобы подозреваемый совершил выгодные для расследования действия, позволяющие выявить других не известных следствию членов данной преступной группы, места содержания заложников, хранения ценностей и предметов, добытых преступным путем.

В такой ситуации задача установления базовой направленности преступной деятельности решается оперативно-разыскными и процессуальными средствами. При этом данная задача должна быть поставлена перед оперативно-разыскными органами особо, так, чтобы оперативная информация об этом добывалась целенаправленно и должным образом оценивалась.

Так как расследование преступной деятельности организованного преступного сообщества начинается с одного из выявленных эпизодов, важно предпринять меры к быстрейшему выявлению всех совершенных данным криминальным формированием преступлений и его базовой направленности. И в этой связи большая роль отводится соответствующей его оперативно-разыскной разработке и следственным действиям следователя по выявлению эпизодов расследуемой преступной деятельности. Для этого можно не только сравнить способы расследуемых деяний со способами ранее не раскрытых преступлений, но и изучать возможные сферы действия одной группы. Эти сведения также помогают выяснить не только весь объем преступной деятельности криминальной организации, но и ее базовую направленность.

После того, как будет выявлен в расследуемой деятельности «почерк» определенной организованной криминальной организации, а затем и направленность преступного интереса, применяемая методика расследования конкретного вида преступления должна быть методически и организационно перестроена. В частности, прежде всего, нацелена на полное раскрытие преступной деятельности базового характера с учетом ее осуществления криминальной организацией, в том числе с применением всех современных научно-технических возможностей.

Участие защитника в расследовании с момента объявления подозреваемому протокола задержания и ареста также иногда создает весьма своеобразную следственную ситуацию. Наделение защитника правом иметь с подозреваемым свидания, участие в допросе подозреваемого и в иных следственных действиях с его участием, а также правом знакомиться с протоколами соответствующих следственных действий с участием его подзащитного, позволяет ему уже в самом начале расследования знать о доказательствах, которыми располагает следователь, даже тех, значение которых последним еще не осмыслено. В результате при допросе подозреваемого следователь в определенном смысле теряет «свободу» в тактическом использовании доказательств. Организованные преступные группы в целях своей защиты от правосудия чаще всего содержат «своих», хорошо оплачиваемых адвокатов, которые, как правило, сразу же появляются после задержания члена организованной преступной группы и нередко пытаются противодействовать следователю в нормальном общении с подозреваемым во время допроса.

Действия адвокатов в этой ситуации в строгом соответствии с законом, безусловно, отвечают принципу состязательности. К сожалению, не все адвокаты в этой ситуации выбирают законные пути в своей деятельности. Некоторые из них начинают «обрабатывать» задержанного с целью заставить его отказаться от ранее данных неблагоприятных для него лично или ОПГ показаний, принимают меры по сокрытию следов и вещественных доказательств, о которых задержанный проговорился и которые следователь не успел еще процессуально закрепить. При этом защитник за такие действия практически не несет никакой ответственности, а следователям далеко не всегда удается в рамках закона пресечь такую деятельность.

Как показывает практика, если следователь сразу, с самого начала допроса возьмет ход допроса в свои руки и будет хозяином положения, он сможет обеспечить надлежащую обстановку при допросе. Необходимо умело использовать тактические приемы расследования по горячим следам, после задержания субъекта преступления. В частности, необходимо тактически правильно использовать фактор внезапности задержания, возможности ограничения объема сведений об имеющихся против него уликах, которыми располагает следствие, дефицит времени для выдвижения новых объяснений, возможность быстрой проверки таких объяснений. При этом можно использовать разработанную криминалистикой для таких случаев тактику допроса[7].

На последующем и заключительном этапах расследования следственные ситуации определяются следующими факторами:

- характером собранного к этому моменту фактического материала об объеме преступной деятельности (всей или только части) криминальной организации, численности, особенностях функционирования;

- числом выявленных и задержанных ее членов;

- наличием сведений о том, какие звенья данной организации или конкретные члены являются наиболее уязвимыми элементами ее системы;

- тем, удалось ли следствию расшатать единство основных и второстепенных членов преступной группы;

- наличием реальных условий, обеспеченных собранными оперативно-разыскными и следственными данными, необходимыми для удара по руководству группы с целью ее развала и уничтожения, и др.

В настоящее время следственная практика сталкивается с изощренными, тщательно продуманными приемами преступного противодействия со стороны криминальных организованных сообществ и их коррумпированных пособников.

На стадии оперативно-разыскной разработки преступной деятельности организованных групп анализируемое противодействие чаще всего носит групповой характер.

Особое значение при выявлении способов преодоления противодействия раскрытию преступлений играют:

- оперативное внедрение оперативных сотрудников в преступную организацию;

- выявление лиц из криминальной и иной среды, могущих сотрудничать с оперативно-разыскными органами в качестве негласных помощников;

- оперативные контакты;

- осуществление скрытного наблюдения и оперативных установок;

- использование массивов (банков данных) оперативных учетов;

- прослушивание телефонных переговоров;

-  использование других научно-технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и др.[8]

- разработка мер по противодействию деятельности преступной группы.

К числу мероприятий оперативно-разыскного характера можно отнести:

- действия, направленные на выявление и пресечение преступной акции путем проведения оперативного эксперимента, осуществления контролируемой поставки; проведение оперативно-разыскных тактических операций по задержанию преступников с поличным в момент нападения на объект посягательства через внедренных лиц или осведомителей;

- меры, направленные на развал организации; выявление лиц в правоохранительных органах, внедренных организованной группой или связанных с ней, и др.

Эффективность мер по противодействию разведывательной деятельности оперативно-разыскных органов со стороны организованных преступных сообществ во многом зависит от уровня аналитического мышления работников правоохранительных органов, оперативно-тактической ситуации, собственных сил, средств и возможностей указанных сообществ.

В следственной практике реализация следователем мер преодоления противодействия следствию всегда носит ситуационно-эвристический характер, в связи с чем целесообразно комбинирование доступных следователю мер в соответствии с интенсивностью противодействия, временными факторами, наличием сил и средств, имеющихся в распоряжении следствия, по методической схеме типа «способ, комплекс приемов противодействия следствию – адекватный прием, средство, метод преодоления противодействия или их комбинация».

Сотрудники средств массовой информации и органов власти, связанные с преступной группой, включаются в процесс организации противодействия не сразу, а по мере развития событий в неблагоприятном плане для преступников и получения ими такой информации из вполне законных источников. К этому моменту у следователя чаще всего накапливается серьезный доказательственный материал против виновного (виновных) в организованной преступной деятельности и имеются определенные успехи в его использовании в ходе расследования. Все это может быть использовано для локализации мер противодействия со стороны таких лиц.

С другой стороны, те же возможности прессы можно использовать для дезинформации ОПГ о ближайших планах следствия, а также как элемент реализации тактической комбинации или криминалистической операции в ходе расследования. Например, для провоцирования активности ОПГ, направленной на более надежное укрытие похищенного.

Самым эффективным методом нейтрализации действий коррумпированных лиц в правоохранительных органах является возбуждение процедуры служебного расследования или оперативной разработки заподозренного в попытках вмешательства в ход расследования.

Признаки внепроцессуальной заинтересованности адвоката в исходе уголовного дела, а тем более факты оказания им мер противодействия следствию требуют особого внимания со стороны следствия. Взаимодействие следователя с адвокатом должно строиться исключительно на официальной процессуальной основе. По возможности (и если иное не связано с проведением следственных действий с участием своего подзащитного) следователь должен избегать неформальных контактов с защитником подозреваемого по делу, встречаться с ним без присутствия посторонних лиц, которые при необходимости могут впоследствии выступить свидетелями в случае организации провокации по делу[9].

Во всех следственных действиях, в которых участвует защитник, следователь является полным хозяином положения, к чему, собственно, обязывает уголовно-процессуальный закон. Например, следователь, разъясняя допрашиваемому и его защитнику их права и обязанности, сразу же принимает на себя председательскую и управленческую функцию при допросе и лишает возможности защитника вмешиваться в ход допроса до тех пор, пока его не закончит сам[10].

Особое значение для преодоления противодействия следствию имеет работа следователя по разоблачению лжесвидетельства. Следственная практика показывает: если лжесвидетель целенаправленно подготовлен ОПГ для дачи ложных показаний и возникает в поле зрения следствия не сразу, а через определенное время после начала расследования, то разоблачение хорошо продуманного, зачастую подкрепленного другими «доказательствами» лжесвидетельства является делом весьма сложным. Как правило, разоблачение такого рода лжесвидетельства (если только «провал» лжесвидетеля происходит сразу по причине того, что организаторам такой акции была неизвестна, не учтена, не проработана какая-то деталь показаний) требует разработки и реализации криминалистической операции, по количеству и жесткости оперативно-разыскных и следственных мер не уступающей операциям стратегического характера.

Противодействие расследованию нередко бывает связано с заявлением следствию о заранее заготовленном ложном алиби. Настойчиво проверяя их, квалифицированно документируя результаты этой работы, сопоставляя полученные данные с другими доказательствами, можно разрушить «алиби».

[1] Аверьянова Т. В. Особенности расследования преступлений организованных пре­ступных сообществ // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. С. 356.

[2] См.: Быков В. М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1989; Криминалистика. Омск, 1993.

[3] См.: Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступ­ной деятельности. Ульяновск, 1994. С. 158185.

[4] См.: Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к практике // Правовая кибернетика. М., 1970. С. 186.

[5] См.: Карагодин В. Н. Проверка версий о составе и структуре организованных преступных групп // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями. Екатеринбург, 1992. С. 21.

[6] См.: Ратинов А. Р. Указ. соч. С. 186.

[7] См.: Быховский И. Е. Об использовании фактора внезапности при расследовании преступлений // Вопросы криминалистики. 1963. № 89. С. 171172; Бахин В. П., Кузьмичев B. C. и др. Тактика использования внезапности при расследовании органами внутренних дел. Киев, 1990. С. 35; Особенности расследования преступления, осуществляемого с участием защитника. М., 1995. С. 32.

[8] См. приказ Министерства РФ по связи и информатизации от 25 июля 2000 г. № 130 «0 порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оператив­но-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования», принятый во исполнение Федераль­ного закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и Федерального закона «Об ор­ганах федеральной службы безопасности» (Российская газета. 2000. 29 авг).

[9] См.: Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляе­мого с участием защитника. М., 1995. С. 33.

[10] См.: Питерцев С. К; Степанов А. Л. Тактические приемы допроса. СПб., 1997. С. 41.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!