Особенности общественного и государственного строя в странах Древнего Востока

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Природные условия в странах Востока были весьма благоприятными для производственной  деятельности  людей. Теплый и влажный климат, плодородные почвы, полноводные реки обеспечивали хорошие условия для занятия земледелием и скотоводством, ремеслом и промыслами. Необходимость регулирования водоснабжения с целью повышения плодородия почв требовала  возведения ирригационных сооружений (водохранилищ, плотин, каналов и т.п.). Примитивность имевшихся тогда технических средств  повышала  нужду в дополнительной рабочей силе, вследствие чего применение рабского труда имело реальное  экономическое обоснование.

Эта же объективная экономическая необходимость лежала в основе господствовавшей в странах Древнего Востока коллективной формы хозяйствования.  Поскольку индивидуальная семья была физически не в состоянии осуществлять строительство ирригационных  сооружений, осваивать новые земельные участки, осуществлять другие хозяйственные работы, единственно  возможной формой хозяйствования оказывалась общинная форма. Длительное (в течение тысячелетий) сохранение сельской общины  составляет один из существеннейших признаков общественной организации стран Древнего Востока. Община, в свою очередь, оказала обратное тормозящее воздействие на направления и темпы экономического, политического, правового развития этого общества.

Община в странах Древнего Востока относилась к  разряду  не родовой (кровнородственной), а соседской (территориальной). Производство в ней имело преимущественно натуральный характер, земледелие и ремесло не были дифференцированы, разделение труда между общинами было весьма слабым или вообще отсутствовало. Община выступала в качестве коллективного собственника принадлежавшей ей земли (верховный собственник земли – государство). Купля-продажа земли осуществлялась общиной, а не отдельными семьями. Существовали периодические переделы земли между членами общины. Часть общинных угодий (лес, река, выгон для скота) могла использоваться совместно, а часть пахотной земли могла быть оставлена для совместной обработки – получаемый на ней урожай шел на уплату  налогов,  на  общественные нужды,  а также составлял резервный страховой фонд. Крестьянские семьи владели участками общинной земли до тех пор,  пока оставались членами общины. Частная собственность на землю не была развита. Общинные связи хотя и тормозили  процессы  имущественной  и социальной дифференциации, все-таки не могли воспрепятствовать расслоению общины и в конечном счете - процессу классообразования.

Наличие общины и пережитков родового строя оказало существенное влияние на формирование форм собственности и определяемую ими социальную структуру общества.

В государствах Древнего Востока существовало несколько форм собственности: государственная, общинная и частная. Степень развития каждой из них определяла характер их взаимодействия. В Древнем Вавилоне товарно-денежные отношения получили наиболее высокое развитие. Это ускорило процесс разложения общинной собственности и формирование частной собственности. На этой основе сложился единый правовой комплекс, который эффективно противостоял государственной собственности в ее дворцово-храмовой разновидности. По-иному сложились собственнические отношения в Древнем Египте. Здесь в силу развития государственной собственности (царско-храмовой) сложился мощный государственный сектор, который фактически поглотил общинно-частный сектор. В Древней Индии общинный строй подвергся меньшей трансформации, и в силу этого государственный сектор экономики и частное владение землей не получили должного развития. Для Древнего Китая было характерно взаимовлияние всех названных форм собственности.

Процесс классообразования в странах Древнего Востока, сдерживаемый общинным строем, отличался исключительной длительностью. В результате  социальная структура в этих государствах характеризовалась большой сложностью, разнородностью составляющих ее элементов. Поскольку процесс классообразования оставался незавершенным, отсутствовала и четкая расстановка классовых сил, отделявших один класс от другого. Имелось множество промежуточных, переходных социальных группировок, которые трудно вместить в рамки  определенных классов, – это относилось как к эксплуатируемым, так и к эксплуататорским слоям.

Государства Древнего Востока по своей классовой сущности относились к рабовладельческому типу. Институты рабства проникали во все сферы жизни, начиная с самой элементарной ячейки общества – семьи, определяли сущность господствующей идеологии, формировали в определенном направлении общественную психологию, нашли отражение в социальной структуре общества.

Основными классами древневосточных рабовладельческих государств являлись: господствующий класс, класс рабов, класс свободных мелких производителей.

В состав господствующего класса входили следующие  основные категории: придворная и служилая аристократия, жречество, военная знать, верхушечные слои земледельческих общин. Характернейшая черта  господствующего класса – его тесная связь с государственным аппаратом,  вплоть до полного слияния с ним. При этом особенность Древнего Востока состояла в том, что здесь правовой статус человека не всегда совпадал с его социально-экономическим положением. Поэтому  богатый и знатный человек не являлся только лишь в силу этого принадлежащим к господствующему классу и потому не мог претендовать на государственный пост по праву своего происхождения; наоборот, занятие государственной должности даже небогатым и  незнатным ранее человеком автоматически вводило ее обладателя в господствующую элиту.

Господствующий класс древнеегипетского общества составляли рабовладельческая знать и жречество. Рабовладельческая  знать Египта сложилась из потомков родоплеменной знати, высших военных и гражданских чиновников государства.  Основу их  экономического могущества составляла земля  как в виде родовых имений,  участков, подаренных фараоном,  так и экспроприированных общинных земель. Обогащали аристократию также частые войны, освобождение от тягот и повинностей в пользу государства,  нещадная эксплуатация рабов и зависимых людей, занимаемая должность.

В одном ряду с рабовладельческой знатью,  светской аристократией стояли жрецы, игравшие огромное значение в государстве. Они были окружены всеобщим почитанием ввиду того, что монопольно обладали знаниями о загробном мире, владели искусством врачевания, строительного дела, знали азы математики, могли вычислить площадь земельных участков. Жрецы служили опорой царской власти, обожествляя и прославляя фараонов. Примерно на рубеже III-II тыс. до н.э. жречество стало наследственным. Между жрецами и чиновниками не существовало водораздела:  чиновник мог получить жреческий сан, а жрец мог быть назначен на государственную должность. В силу своего положения жрецы вмешивались в судебные дела и государственное управление. Обладали огромными земельными наделами и иными богатствами.

Роль жречества в политической истории и его огромное  влияние на государственные дела не составляет какой-либо особенности египетской истории. То же самое мы видим в Вавилоне и Древней Индии и в других государствах Востока.

Большую роль в Египте играли писцы,  из рядов которых выходили высшие  сановники государства. Из писцов рекрутировалась также обычно местная служилая знать, чиновничество. Жалование чиновникам выдавалось натурой. Наиболее видные чиновники обеспечивались нередко крупными земельными  владениями, которые царь жаловал из  своих земель,  вернее из государственного земельного фонда. Иногда,  жалуя землю, царь давал сановникам право взимать сборы с крестьян в свою пользу.

В состав господствующего класса древневавилонского общества входит рабовладельческая  светская и церковная знать, высшие гражданские и военные чиновники. Особенностью структурирования господствующего класса являлось деление его на две категории: авилум и мушкенум,  первая из которых находилась под более сильной защитой закона и, следовательно,  являлась более привилегированной. Авилум – это та часть населения Вавилона, которая принадлежала к семитам – объединителям Двуречья; мушкенум же – его шумерийское население. Известно, что шумеры намного опередили семитов в своем развитии – у них имеется и частное хозяйство, и частное рабовладение, но в политическом отношении они уступают семитам, которые как государствообразующая  народность  пользуются  существенными привилегиями. Важную роль в составе господствующего класса играли тамкары – обладатели «денежного мешка», занимавшиеся торговлей и ростовщичеством.

Господствующий класс древнекитайского общества подобен другим государствам Востока. Специфической  особенностью является то, что светская знать получала титулы, соответствовавшие занимаемым должностям. Приобретение титула означало получение соответствующих привилегий, являлось показателем близости к императору.

Чиновники замещали свои должности в соответствии с установленными рангами;  их  имущественное  содержание осуществлялось в форме «кормления» с определенных территориальных общин.

Специфика структуры  господствующего класса в Древней Индии определялась сословным делением общества на варны. Их было четыре. Первой по важности и привилегиям считалась  варна  жрецов – брахманов. Ко второй принадлежала вся военная знать. Это – кшатрии. Обе эти варны составляли господствующий класс.

Экономическое могущество господствующего класса в странах Древнего Востока определялось сосредоточением в его руках основной массы обрабатываемой земли, источников водоснабжения, тяглового скота, рабов, денежных средств. Эти богатства формировались путем царских пожалований, раздачи должностных наделов, насильственных изъятий общинной собственности, за счет иных поступлений (военная добыча,  получение выплат из государственной казны, кредитно-ростовщические операции и т.д.). Благосостояние  конкретных представителей господствующего класса напрямую зависело от их места в чиновной иерархии, от близости к трону.

Рабы не составляли большинства населения и количественно уступали численности мелких свободных производителей. Основным внешним источником рабства являлся плен, основным внутренним – долговая  кабала. Класс рабов пополнялся и другими способами: рабы поступали в виде  дани с покоренных народов; обращение в рабство являлось наказанием за некоторые виды преступлений; существовала практика продажи в рабство членов семьи домохозяином; имел место и естественный прирост рабского населения.

Труд рабов широко применялся при строительстве ирригационных сооружений, храмов, пирамид, в рудниках, в различных отраслях сельского хозяйства, в личном услужении. Рабы находили применение в армии (обозная и караульная служба, военно-строительное дело), а также в осуществлении  полицейских функций. Непослушных рабов заковывали в цепи, в колодки; практиковалось клеймение.

Как и все в мире власти денег,  рабы имели свою цену. Стоимость рабов зависела от их возраста, физической силы, квалификации, но всегда оставалась достаточно высокой, намного превышала стоимость домашних животных или сотен килограммов зерна.

В целом положение рабов в древневосточных государствах имело ряд особенностей. Рабы входили во владевшую ими семью в качестве бесправных ее членов и выполняли более тяжелую, изнурительную и грязную работу, чем все остальные. Иногда раб мог владеть определенной долей имущества и иметь собственную семью. Следовательно, он не являлся тем «говорящим орудием», каким его рассматривало право античных государств. В силу неразвитости рабовладельческих отношений в древневосточных государствах  сложившаяся система эксплуатации получила в науке название патриархального рабства. Здесь раб  еще не был лишен окончательно экономических стимулов к труду, в ряде случаев даже имела место некоторая правовая защита имущества и личности раба.

Класс  свободных  мелких производителей не являлся  эксплуататорским  классом  и  добывал средства к  существованию собственным трудом. В его состав входило сельское население общин и городское ремесленное население. И те и другие подвергались эксплуатации со стороны государства, поскольку несли на себе основные тяготы налогового обложения, были обязаны исполнять военную службу и другие повинности (строительную, транспортную и т.п.).

В Египте уже с конца III тыс. до н.э. сельские общины обслуживали царско-храмовое хозяйство, поставляли военнослужащих, распределяли  рабочую силу для выполнения массовых общественных работ.

В Вавилоне крестьяне-общинники составляли самую многочисленную и наиболее важную по роли в общественном производстве часть населения. В Вавилоне более высокий, чем в других странах Востока, уровень развития товарно-денежных отношений способствовал глубокому расслоению общины, разорению общинников и пополнению ими класса рабов.  Ремесленное население также было полунезависимым. Ремесленное производство подвергалось государственной регламентации.

В Древнем Китае интенсивное разложение общины в VI-V вв. до н.э. привело к возникновению массового мелкокрестьянского частного землевладения и формированию системы крупных латифундийских хозяйств. Поскольку общинное землевладение утратило свою прежнюю роль, государство стало взимать натуральные налоги с отдельных крестьянских хозяйств. Во избежание обнищания последних имели место попытки императорской  власти установить разумное равновесие между  государственным и частным землевладением.

Отличительная особенность социальной  структуры  древневосточных обществ  состояла еще и в том,  что классовое деление дополнялось здесь сословным делением. Наличие сословий (т.е. замкнутых социальных  групп) может быть отмечено с большей или меньшей отчетливостью практически во всех странах Древнего Востока.  Однако в  наиболее ярком виде эта специфическая особенность имела место в истории Древней Индии.

В древнеиндийском обществе уже во II тыс. до н.э. существовало четыре замкнутых  сословия,  которые  именовались варнами. Первую варну представляла жреческая знать – брахманы, считавшиеся высшими из людей.  Занятия брахмана – изучение  и  толкование религиозных книг,  выработка законов, участие в управлении и суде. Личность и имущество брахмана неприкосновенны; от всех налогов и повинностей  брахман освобожден. Самое тяжкое наказание, какое он мог понести, – это бритье головы и изгнание.

Ко второй варне, представители которой именовались кшатриями, принадлежала военная знать;  из нее происходили цари (раджи) и высшие сановники. Штраф за убийство кшатрия был в 4 раза меньше, чем за убийство брахмана.  Кшатрии (как и брахманы) составляли господствующий класс:  в их руках было экономическое  могущество и политическая власть.

Две других варны  не  являлись  привилегированными.  Третью варну составляли вайшьи – это основная масса трудового населения: крестьяне-общинники,  ремесленники,  торговцы, за счет налогов с них содержался государственный аппарат. За убийство вайшьи уплачивали штраф в 8 раз меньше,  чем за убийство брахмана. К четвертой, самой угнетенной и презираемой, варне относились шудры. Это покоренные аборигены, разорившиеся крестьяне, чужаки, потомки военнопленных. Их предназначение – быть слугами представителей других варн. Однако шудра не являлся рабом – он мог иметь семью,  наследовать имущество,  давать в суде свидетельские показания;  для него не был закрыт путь к обогащению. Шудры пользовались определенной правовой защитой: их незаконное наказание влекло с виновного штраф в пользу государства. Убийство шудры также каралось штрафом,  хотя и в 16 раз меньшим,  чем за неосторожное убийство брахмана.

Принадлежность к  варне определялась рождением;  переход из варны в варну был воспрещен. Браки между представителями разных варн признавались незаконными, но допустимыми; потомство, рожденное в таких браках, фактически изгонялось из общества.

Вне варн  находились чандалы – лишившиеся варн (в случае смешанных браков,  за преступление). Они не имели права жить  в одном селении с представителями чистых варн. Должны иметь особую утварь,  их платье – одежда мертвецов,  в их  собственности  могли быть осел и собака.  Основной вид занятий – уборка  трупов и другие виды работ на кладбище.  Им  поручалось совершать казнь преступников (палачи).

Причины происхождения варн остаются неясны. Вероятно, здесь сыграли роль процессы расслоения общества в результате  завоеваний. Деление на варны получило религиозное обоснование и всемерно поддерживалось официальной  идеологией.  С  течением  времени варны трансформируются  в касты,  построенные на принципах наследственной социально-профессиональной принадлежности.  Элементы кастового строя  сохраняются в Индии вплоть до настоящего времени, хотя современное законодательство запрещает дискриминацию граждан по признаку их кастовой принадлежности.

Своеобразие социально-экономической и классовой структуры изучаемых государств Древнего Востока определило утверждение в них специфической государственной формы – древневосточной деспотии, характерными чертами которой являлись:

  1. Наследственный верховный правитель (деспот) государства с юридической точки зрения обладал неограниченной властью. Ему всецело принадлежали законодательные, военные, административные и судебные полномочия. Власть отождествлялась с личностью одного человека. Важным правомочием деспота  являлось право верховной собственности на всю землю в государстве,  а  следовательно,  и существование большого царского (государственного) земельно-водного хозяйства.
  2. Деспотия – теократическая монархия. Деспотическая власть выступала здесь как божественная, а царь рассматривался как бог или как представитель бога на земле.
  3. Строгая централизация и бюрократизация многочисленного и разветвленного государственного аппарата, полностью подчиненного верховной власти деспота. Государственный аппарат довольно примитивен с точки зрения разграничения сфер управления,  находящихся в  компетенции  отдельных  государственных органов и чиновников.
  4. Жесткий тоталитарный режим, воплощающийся во всемерном подавлении личности,  отсутствии гражданских и политических прав и свобод подданных, всеобщем надзоре и контроле.

Древневосточной деспотии  были  присущи три главные отрасли управления: финансовая, военная и общественных работ. Последняя  особенно примечательна. Как известно, основой земледелия в странах Древнего Востока являлось искусственное орошение. Поэтому организация в государственном масштабе массовых общественных работ по строительству, обслуживанию и охране ирригационных сооружений объективно выдвигалась на передний план. От нее зависела жизнь всех социальных групп общества, как эксплуатируемых, так и правящих. В связи с этим финансовое и  военное ведомства объективно низводились до уровня обслуживающих отраслей управления: они поставляли людские, продовольственные и  финансовые ресурсы на службу интересам ведомства общественных работ. Кроме того, финансовая и военная отрасли управления имели важное значение в плане организации обороны страны и осуществления военных экспедиций по порабощению других племен и народов.

Существование деспотии в странах Востока определялось потребностями экономического  развития общества и его социальной базой –сельской общиной. При этом изолированность общин, их натурально-замкнутый способ существования, отсутствие между ними всякой связи неизбежно приводили к  тому, что центральная власть приобретала именно деспотический характер, поскольку только централизованный  деспотизм, обладающий высшей непререкаемой властью, мог обеспечить жизнедеятельность столь специфического социального организма. Следовательно, деспотическая монархия и общинная организация оказывались соединенными неразрывной связью и  друг без друга не могли существовать. Общины на протяжении веков обеспечивали незыблемость восточного деспотизма, были его прочной опорой, а государство в форме деспотии было кровно заинтересовано в сохранении общины, поскольку эксплуатация общинников путем извлечения ренты – налога составляла  главный источник пополнения казны.

Своеобразие восточной деспотии находит четкое  проявление в организации государственной власти, функционировании центральной и местной бюрократии, системе карательных органов в странах Древнего Востока.

Главой государства в  Древнем Египте был царь (фараон), личность которого обожествлялась. Ему оказывались соответствующие  ритуальные почести, он был окружен ореолом величия, недосягаемости и неприкосновенности. Имя фараона не произносилось вслух, отсылочные выражения – «во дворце решили», «во дворце сказали» – вошли в традицию. Всякий социальный протест против  его  власти являлся тягчайшим государственным и религиозным преступлением. Государство как бы персонифицировалось в фараоне:  лично от него зависели благосостояние и безопасность подданных. Фараон обладал верховным правом на  государственный  земельный фонд.

Монарх обладал всей полнотой государственной власти, а также был верховным жрецом – отправление культовых  функций  другими лицами производилось по его поручению. Все назначения высших должностных лиц, раздача титулов и званий, земельных и иных пожалований исходили от фараона.

При всей полноте своей власти фараон не мог действовать по личному произволу. Политическая  стабильность в государстве и прочность трона зависели от того, насколько успешно фараон способен был  учесть  интересы  правящих  кругов, особенно жреческой  и  военной знати.  Отсюда стремление фараона действовать «по справедливости», соблюдать сложившиеся  веками традиции. Попытки  «пойти против течения» могли стоить трона и жизни даже самым выдающимся правителям.

Наследование престола  осуществлялось  в рамках царствующей династии. Для закрепления права на престол использовались династические браки и институт соправительства.  Престол передавался, как правило,  от отца к старшему сыну.  Царицы были почти всегда родными сестрами своих властительных мужей. Частая смена династий являлась следствием заговора или гражданских смут.

Исполнение многообразных функций  фараона  было  невозможно без опоры на громадный по численности строго централизованный и бюрократизированный чиновничий аппарат. Его  особенностью  была слабая отраслевая дифференцированность: основная масса должностных лиц была занята одновременно в нескольких сферах – хозяйственной, религиозной, военной, судебной. Лишь в Новом царстве (XVI-XI вв. до н.э.) сложилась определенная специализация в двух сферах – жреческой и военной: здесь власть была монополизирована в руках относительно замкнутых кастовых структур.

Вся деятельность чиновничества была строго регламентирована: от порядка прохождения службы, иерархической субординации с учетом титулов и званий  до специальной униформы и знаков отличия.

Во главе центрального аппарата управления стоял джати (арабы его называли «визирь»), фактически игравший роль первого министра. Должность джати была очень ответственной, поэтому первоначально она замещалась ближайшими родственниками фараона (нередко его сыновьями).  Джати действовал на основе инструкций фараона, сосредоточив в своих руках уже в эпоху Древнего царства обширные полномочия: издавать законы, повышать в чинах, устанавливать пограничные знаки на меже частных владений, вершить суд и осуществлять высшие полицейские функции.  По мере укрепления государственности в Египте власть джати усиливалась. В период Нового царства устанавливается правило:  джати знает обо всем, что «имеет доступ во дворец».

Важное место среди высших чиновников занимал главный казначей, являвшийся руководителем  финансово-податного  ведомства. Поскольку налоги взимались преимущественно натурой (зерно, скот, слитки драгоценных металлов), главный казначей заведывал государственными хранилищами, где сосредоточивались налоговые  поступления. Военное  ведомство возглавлялось начальником дома оружия – сановником,  принадлежавшим к высшей знати государства. В его обязанности входило непосредственное управление вооруженными силами (комплектование,  снаряжение,  материальное обеспечение, руководство). Начальник работ ведал  строительством  ирригационных  и  других крупных сооружений, имеющих общегосударственное значение. Каждое из этих  трех ведомств управления обладало правом непосредственного принуждения,  для чего располагало многочисленным аппаратом чиновников.

Местное управление строилось с учетом разделения страны  на два административных округа:  Верхний и Нижний Египет, которые в свою очередь делились на области (номы),  возникшие в свое время на базе  старых общин.  Во главе каждого округа стоял особый наместник фараона.  Учреждение этих должностей имело целью усилить власть фараона над номовыми правителями (номархами),  пресечь их стремление к независимости от центра. В период смут, когда централизованное управление ослабевало, номархи превращались в самостоятельных правителей. Но в периоды последующей стабилизации сепаратизм номархов надламывался, номы превращались в обычные территориальные области, управляемые царскими чиновниками, присланными из центра; при них состояли секретари-писцы и административные палаты. Города и крепости имели своих начальников,  также назначенных фараоном. В ведении местных чиновников находились административные, военные, судебные, полицейские полномочия и сбор налогов.

Аппарат подавления состоял из армии, полиции, судов.

Ядро армии составляли  профессиональные  части,  включавшие личную гвардию фараона, отряды наместников областей, резервных, учебных и  внутренних подразделений.  На профессиональной основе комплектовались и отряды пограничной стражи, составлявшие гарнизоны пограничных крепостей. В случае войны  осуществлялся набор ополчения: каждый  ном, храм, крупный землевладелец выставляли положенное им число рекрутов. Ополченцы проходили обучение строю и стрельбе из лука  под руководством «начальника обучения». В составе армии имелись и отряды наемников. Основную часть армии составляла пехота. Особым родом войск являлись боевые колесницы и конница. Кроме сухопутных частей,  Египет располагал  сравнительно сильным гребным флотом, используемым как на Ниле, так и в Средиземном море. Общая численность вооруженных сил могла достигать 100-120 тыс. человек.

В Древнем Египте сложилась весьма развитая полицейская система. Полиция делилась на явную и тайную,  службу охраны фараона и высших сановников (телохранители), пограничную стражу и многочисленные охранные подразделения. Последним вменялось обеспечение общественного порядка в столице и других городах,  охрана храмов, полей, ирригационных сооружений, зернохранилищ и помещений, где содержались рабы. Полицейские были также надсмотрщиками при проведении общественных  работ,  вели  розыск  и  задержание преступников, выполняли обязанности палачей при приведении в исполнение приговоров.  На службу в полицию привлекали  не  только свободных, но  рабов и военнопленных (последних в качестве палачей). В период Нового царства завершилась специализация  полиции на столичную, областную, городскую, храмовую, речную и пограничную.

Армия и  полиция в Египте,  как и в других странах Востока, имели классовое назначение. Их первейшей обязанностью было охранять и защищать интересы господствующего класса, подавлять непокорных, усмирять рабов. Репрессии древнеегипетской армии и полиции в  отношении рабов отличались особой жестокостью и беспощадностью.

Судебное устройство в  Древнем Египте не получило должного развития. В период Древнего царства суд не был  еще  отделен  от администрации. Ответственные  чиновники в рамках ведомств управления осуществляли суд и в отношении своих подчиненных.  Определенное значение имели номовые и общинные суды. В последующем возросло значение царской юстиции. Верховной судебной инстанцией становится фараон,  который обладает правом помилования и правом отмены решения по любому делу;  в случае  необходимости  он  мог создавать специальные судебные коллегии.  Видимо, из этих коллегий со временем  сформировалось  высшее  судебное  учреждение – шесть палат, главой которых был джати. Возросло значение областных судов, перестали функционировать суды в общинах; особую специфику имели храмовые суды.

Наиболее близким к египетскому является государственное устройство деспотической монархии в Древнем Китае. На раннем этапе государства Инь еще сохраняются пережитки родо-племенной демократии. Но уже в это время племенные вожди превращаются в единоличных правителей. Порядок  наследования престола четко не установлен. И только в конце иньского периода престол стал передаваться старшему сыну.

Изначально личность царя обожествляется; он также самый крупный собственник земли и рабов, верховный военачальник и высший судья. Он возглавляет государственный аппарат, на высшие должности в котором назначает своих близких родственников. Чиновники подразделяются на высших гражданских и военных, всевозможных советников и прорицателей, профессиональных писцов, сборщиков налогов, судей и др. Должности чиновников передаются  по наследству. Формируются армия и полиция.

В эпоху Чжоу усложняются все государствообразующие структуры. Верховный правитель именуется не иначе как ван – царь. Утверждается идея неограниченной наследственной власти  правителя. Личность вана противопоставляется представителям знати. Как «сын Неба»,  он первый,  он единственный, он первосвященник. Все ваны начинают  рассматриваться  как сыновья «небесного владыки».  И в силу этого население страны - их подданные.

Центром государственного  управления  становится двор вана. Дворцовые слуги царя являлись одновременно и должностными  лицами. Высший  сановник – сян, по объему полномочий напоминавший египетского визиря, возглавлял государственный аппарат и был помощником вана по управлению страной. В его подчинении находились высшие чиновники - дафу, которые подразделялись на старших, средних и младших. Среди большого количества чиновников при дворе  источники особо выделяют конюшего, стольника, казначея, начальника архива, писца, надзирателя земель, а также чиновников, ведавших общественными работами, ремеслом, торговлей, сбором налогов, культом.

Позднее, на рубеже XII-XI вв.  до н.э., была проведена реформа государственного управления. В государственном аппарате появились должности трех гунов, ставших главными  советниками царя. Один из них именовался великий учитель, второй – великий наставник и третий – великий   покровитель (из их числа назначался сян). Большую роль в государстве стал играть верховный жрец. Возросли роль и значение начальников военного ведомства и ведомства общественных работ.

Царство Чжоу не было централизованным государством. Реальная власть вана не выходила за пределы столичной области, остальная территория страны  делилась на княжества во  главе  с удельными князьями - чжухоу, получавшими из рук вана титул на княжение. Управление автономными уделами  строилось  по  образцу двора вана. В каждом княжестве была своя система административно-территориального деления и соответствующее управление. Низшим в иерархии местной администрации был староста сельской общины.

Попытки царей в VII-VI вв. до н.э. побороть княжеский сепаратизм не увенчались успехом. Всесильные чжухоу все реже появлялись при дворе вана,  не делали ему приношений, не участвовали в «общих  делах» царства.  Разрыв отношений центра и мест становится неизбежным.

В последующем  (около шести столетий) рабовладельческий Китай существует как централизованное государство,  которое приобретает форму  деспотической  империи Цинь, а затем Хань. Политика централизации государства сокрушила потомственную титулованную аристократию.  Знатность стала определяться не происхождением, а занимаемой должностью, согласно заслугам перед императором. Принятое в III в.  до н.э. в империи Хань новое положение о рангах знатности разделило государственных чиновников на 20 разрядов, соответственно которым они занимали должности и получали жалование. Императорская бюрократия стала главной  опорой власти китайских правителей.

Во главе циньско-ханьского государства стоял император (хуанди), божественное происхождение которого всячески поддерживали специальные органы в государственном аппарате, связанные с ритуалом и обрядами. В руках монарха сосредоточивалась вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти. Он был высшим военачальником, стоял во главе многотысячного военно-бюрократического аппарата, назначал всех  высших  чиновников центральной и местной администрации.

Первым министром императора, его главным помощником был канцлер (чэнсян), осуществлявший управление центральной администрацией империи.  Последняя включала в себя ряд ведомств: финансовое, военное,  судебное,  обрядов, сельского хозяйства, ведомство императорского двора,  дворцовой стражи. Четкого разграничения полномочий между ведомствами не существовало. Наибольшее значение в ведомственной иерархии отводилось военному ведомству, возглавляемому тайвэем – чиновником  весьма важным и знатным, как правило, приближенным к особе императора. Он ведал комплектованием армии, расстановкой офицерских кадров,  обеспечивал дисциплину и боеспособность  армейских соединений.

Большая роль в государственном управлении отводилась системе контроля за исполнением распоряжений императора.  Специальные цензорские органы, доверенные лица и личные представители императора стояли на страже дисциплины и порядка как в центре, так и на местах. Они контролировали работу всех должностных лиц, выявляли неблагонадежных, расследовали заговоры и другие государственные преступления. Во главе надзорных органов Китая  стоял верховный цензор – юиши дафу. О его жестокости ходили легенды. А близость к императору объясняет тот факт, что юйши дафу наряду с  первым  министром (чэнсяном) и главой военного ведомства (тайвэем) входил в состав высшего правительственного  комитета – трех гунов.

Кроме того, важную роль в деятельности государственного аппарата играли императорские советники, писцы, гадатели и звездочеты, жрецы,  начальник столичной стражи,  чиновник  по  внешним связям и др.

Местное управление. В ранний период китайской истории, когда отсутствовало  политическое  и территориальное единство государства, представителями центральной власти на  местах  являлись родственники царя и владетельные князья. Управляемые ими царства и княжества делились на административные территории,  напоминавшие прежние родо-племенные объединения. Низшей административно-территориальной единицей являлась сельская община во главе со старостой. Позднее, начиная с середины IX в. до н.э., вводится деление территории на  округа  и  уезды, являющиеся налоговыми и военными единицами, с назначаемой местной администрацией.

Начиная с династии Цинь, границы  прежних царств были  уничтожены. Новая административная реформа предусматривала разделение территории империи на 36 областей, которые в свою очередь делились на уезды, уезды – на волости, а волости – на общины – низшие административные единицы. Система управления на местах отличалась сложностью и  многоступенчатостью, соподчинением гражданских и военных чиновников, бюрократизацией, взяточничеством и произволом.

Армия. Армии в  Китае уделялось особое внимание. Несомненно влияние армии на становление китайской империи. По мере расширения и укрепления последней армия реформировалась, возрастала ее численность и профессионализм.

В шан-иньский период были заложены основы военной организации Китая. Небольшое по численности (2 тыс. человек) войско состояло из пехоты, конницы и колесниц. В пехоте служили простые земледельцы, привилегией знатных и богатых являлась служба в коннице и на колесницах, приобретаемых за свой счет.

Чжоусский ван располагал уже  14  армиями,  размещенными  в специальных военных поселениях и лагерях. Денежных средств на их содержание из государственной казны не выделялось.  Вместо этого армейские подразделения по месту их дислокации наделялись земельными наделами, составлявшими основу их материально-технического обеспечения. Один из дворцовых управителей стал ведать военным делом. Он производил военные  наборы, руководил военным обучением,  ведал снабжением войск, возглавлял армию и  командовал ею во время войны. В мирное время его помощниками на местах являлись военные губернаторы 9 округов.

В циньско-ханьском Китае военная машина была доведена до совершенства. Прежде всего стала  обязательной  воинская  повинность для мужчин в возрасте от 23 до 56 лет. Армия стала подразделяться на внутренние и пограничные войска, а также императорскую гвардию.

Внутренние войска несли гарнизонную службу и выполняли  задачи по подавлению беспорядков внутри страны. Функцию охраны государственных границ выполняли пограничные войска. Они комплектовались довольно необычным способом. Служить на границе направлялись уволенные за проступки чиновники,  преступники, неоплатные должники, уклоняющиеся от уплаты налога бродячие торговцы,  лишенные земли крестьяне.

Особой заботой пользовалась императорская гвардия, состоящая из телохранителей императора, частей, охранявших столицу, численность которых достигала 20 тыс. человек. Содержание гвардии всецело осуществлялось за счет  государственной  казны. Начальник гвардии занимал важное место при дворе императора.

В построении армии была достигнута значительная централизация. Верховным главнокомандующим являлся сам император.  Только ему подчинялся тайвэй, возглавлявший все войска в стране. В ведении тайвэя  находились  военные губернаторы областей, командовавшие местными воинскими подразделениями. Надзор за командным составом армии осуществляли инспекторы (юйши), являвшиеся представителями императора.

На военное ведомство,  кроме чисто военных задач,  возлагались и полицейские функции:  осуществление полицейского контроля за населением, поимка бандитов и разбойников и т.п.

Суд. В шань-иньском Китае суд не был  отделен  от  администрации, его функции осуществляли многочисленные чиновники государственного аппарата.  Верховным судьей в государстве являлся ван, в  период  Чжоу  -  правитель отдельного царства в пределах своей территории, и, наконец, впоследствии –  император. В состав центрального государственного аппарата входил чиновник, который занимался вопросами суда и наказаний. Он назывался сыкоу.

В империи  Цинь  создается специальное судебное ведомство в центральном аппарате –  «ведомство наказаний» – во главе с тинвэем и  вводятся должности судей на местах - в областях,  уездах и волостях. Но это были робкие попытки отделить суд от администрации, поскольку чисто судебные инстанции ведали рассмотрением сугубо уголовных дел.

В ханьском Китае почти все административные органы обладали судебной властью.  Мелкие тяжбы в пределах общины разрешали, как правило, органы  общинного самоуправления.  Споры по гражданским делам рассматривались уездной и областной администрацией. Наиболее сложные  из них оказывались в ведении центрального судебного или иного ведомства,  включая суд императора по любой  категории дел.

В циньско-ханьском Китае большое внимание уделялось  применению и исполнению законов. На их страже стояли чиновники судебного ведомства, представители верховного цензора на местах, ревизоры, специальные уполномоченные императора. Большое количество разнообразных чиновников обязано было разыскивать  преступников, вести борьбу с  разбойниками. В подчинении областного судьи находился специальный чиновник, в ведении которого были все местные тюрьмы. В его аппарате был и смотритель тюрем, проводивший два раза в год обследование заключенных.

Основные принципы построения  и  функционирования  государственных органов Египта и Китая были свойственны и другим древневосточным деспотиям. Разумеется,  в отдельных странах существовали и свои особенности. Так, Древний Шумер - предшественник Вавилонской монархии, сохраняя пережитки родо-племенной организации, длительное время не  был единым государством. Только с образованием Шумеро-Аккадного царства наступит централизация.

Следующий этап в истории Двуречья связан с возвышением Вавилона и длительным существованием древневавилонского  централизованного государства. Во главе государства стоял царь (лугаль),  обладавший  законодательной, исполнительной и судебной  властью.  Он также ведал военными и дипломатическими вопросами,  являлся  верховным  собственником государственного земельного фонда, осуществлял надзор за хозяйственным управлением и организацией орошения. Вместе с  тем  как «наместник и служитель бога на земле», царь в Вавилоне не являлся первосвященником, и в принятии государственных решений вынужден был  считаться  с  сильным духовенством. Лишь при Хаммурапи власть царя становится неограниченной, однако не деспотической, поскольку не изжиты традиции общинного самоуправления, сохраняется особый правовой статус крупных городов и храмов.

Центром государственного управления являлся царский дворец. Умелые и опытные чиновники, ведавшие царским хозяйством, занимали высшие должности в государстве. Своим положением  выделялись нубанда (визирь), своего рода первый министр с огромными полномочиями, жрец, советник, высший посол, казначей, главный военачальник. В подчинении у них имелся целый штат уполномоченных и слуг, ведавших отдельными вопросами центрального управления  (организацией публичных работ,  сбором налогов и т.д.). Сложилась сложная система бюрократического управления, где знания и опыт имели  первостепенное значение;  очень  высоко  ценились  писцы. Служилая знать вытеснила родовую.

В местном управлении важную роль играли наместники областей и городов – шакканакку, являвшиеся проводниками царской воли по всей  стране. Они отвечали за поддержание порядка в области, городе, сбор налогов, принуждали к исполнению  государственных повинностей, ведали военно-полицейскими силами. При наместниках существовал свой аппарат чиновников, напоминавший центральный. И как пережиток предшествующей эпохи, на местах сохранились органы общинного самоуправления,  возглавляемые назначаемым старостой – рабианум. Существенно  ограниченные в правах, они все же осуществляли некоторые  административные,  хозяйственные, судебные полномочия.

Судебная система Вавилона не получила должного развития. Высшей судебной инстанцией был царь. Судьями среднего звена являлись царские наместники и правители на местах. Низшей судебной инстанцией являлись общинные и храмовые суды; существенной роли они не играли и значение их падало.

Главным орудием карательной политики правительства являлась профессиональная армия. Воины (редум, баирум) за службу получали земельные наделы – илку, полностью обеспечивавшие семью.

Военная служба в Вавилоне считалась «вечной».  Воинским начальникам – декум и лубуттум – предписывалось проявлять заботу о подчиненных, не посягать на солдатское имущество, не сдавать его  внаем.  Командиры за воинские доблести вознаграждались царем землями,  освобождались от налогов и несения других повинностей.

Профессиональные воины привлекались к охране  царствующих особ и  крупных сановников, выполняли полицейские функции.  Для проведения крупных военных походов набиралось ополчение. Армия состояла из лучников, тяжеловооруженной пехоты и специальных отрядов колесниц.  Боеспособность армии обеспечивалась  профессиональной подготовкой  и  дисциплиной, методами карательного воздействия.

Много своеобразия в политической истории Индии. Эпоха, предшествующая империи Маурьев, свидетельствует о разложении общинно-родовых порядков. Органы общинного управления перерастали в государственные. Выборные правители государств – раджи обеспечивали  внешнюю безопасность, вершили суд, распоряжались фондом государственных земель, собирали налоги. Деятельность правителя направлял совет старейшин.

Однако со временем картина меняется. Побеждают объективные процессы централизации. Укрепляется власть правителя и его административного аппарата. В IX-VIII вв. до н.э. исчезают племенные  государства, возникают относительно крупные монархические государства с сильным влиянием варновой системы на политическую жизнь страны. Военно-политическое соперничество между  крупными древнеиндийскими государствами Кошалы и Магадхи (V в. до н.э.) привело в IV в. до н.э. к победе последнего и созданию обширной империи Маурьев. Индия с этого времени приобретает наиболее законченную форму восточной монархии. Вместе с тем, продолжали  иметь место объединительная, единодержавная и разъединительная тенденции. В конечном итоге последняя побеждает (II в. до н.э.). И это объясняется скорее не столько слабостью царской власти и его аппарата управления, сколько силой влияния на политические процессы сельской общины, господствующей наследственной знати и традиционной религии, проводниками которой выступали брахманы. В силу этого процесс централизации государства остался незавершенным. Однако формально юридически власть единоправителя распространялась на огромные территории империи.

Во главе государства Маурьев стоял царь – (раджа), власть которого не являлась деспотической. Он принадлежал к  варне  кшатриев. Личность царя формально обожествлялась. Под его руководством функционировал  многочисленный  государственный аппарат. Он сам назначал высших  государственных чиновников, ведал финансовым ведомством и являлся верховным военачальником. Боеспособность огромной по тем временам  армии и службы охраны – предмет особой заботы царя. Кроме того, функциями царской власти являлись охрана подданных и сбор многочисленных налогов; организация публичных работ и строительство ирригационных сооружений; опека малолетних, больных и вдов; борьба со стихийными бедствиями и голодом.

Многочисленный государственный аппарат подразделялся на группы чиновников центрального и местного управления. Ведущую роль при дворце  занимали советники царя - высшие  сановники (мантрины), составлявшие в совокупности совет при царе – мантрипаришад. Известный и ранее, в эпоху Маурьев, он превратился в орган политической власти,  контролировавший всю систему управления и ведавший выполнением приказов царя. Выражая интересы военной и жреческой аристократии, мантрипаришад пытался играть самостоятельную роль и ограничить абсолютную власть  правителя. Но эти попытки не имели успеха. В необходимых случаях цари созывали тайный совет, состоящий из узкого круга доверенных лиц. Не менее  важное значение имел и третий орган коллегиального управления раджа – сабха, также совет при царе, выросший из собрания знати и представителей городского и сельского населения. При Маурьях состав сабхи стал менее  представительным, но за ним сохранились важные политические функции, и цари в ряде случаев не могли обходиться без его поддержки.

Среди чиновников центрального аппарата своим влиянием в государстве выделялись первый министр двора – главный мантрин, верховный придворный жрец – пурохита, главнокомандующий – сенапати, главный сборщик налогов, главный казначей,  главный судья, юридический советник царя - астролог, блюститель наказаний и др.  В их подчинении находились большие группы чиновников, которые ведали  царским  хозяйством, казной, сбором налогов, судом, снабжением армии, судоходством, морской торговлей, судостроением, общественными работами. Большую группу чиновников составляли царские инспекторы, надзиратели и контролеры в виде шпионов и царских тайных агентов, проверявших изнутри эффективность функционирования государственного аппарата. Чиновники назначались на должности властью царя, но существовала практика замещения должностей по наследству, чему способствовала варново-кастовая система. За службу чиновники получали жалование, иногда землю, зерно, одежду и т.д.

Местное управление отличалось особой сложностью. Территория государства делилась  на провинции (трех видов:  главные провинции, пограничные провинции и обычные провинции), округа, сельские области и деревни-общины во главе со старостой. Основные нити управления находились в ведении членов царской семьи. Особым статусом обладали пять главных провинций, возглавляемых царевичами. Немалой   автономией пользовались и пограничные провинции, управляемые другими членами царской семьи. Во главе обычных провинций стояли крупные государственные чиновники – раджуки. Правители  провинций отвечали за защиту их территории,  общественный порядок, сбор налогов, привлечение сил и средств на строительные работы. Администрация округа ведала «всеми внутренними делами» и  контролировала  деятельность правителей областей и сельских старост. Обязанностями последних являлись сбор  налогов,  защита  населения,  отражение разбойных нападений,  строительство и ирригация,  разрешение земельных споров, отправление культов. Деревенский староста не был  чиновником.

Империя Маурьев, как централизованное государство, еще сохраняет некоторые  элементы  предшествующей  исторической  эпохи: институты и традиции, автономные образования, органы сельского и городского самоуправления.  Хотя  и  включенные  в общеимперскую систему управления,  они все же остаются историческим свидетельством существования элементов старой политической организации.

Суды в Древней Индии подразделялись на царские и  общинные. Высшим судьей был сам царь, который осуществлял правосудие вместе с брахманами и опытными советниками. Кроме того, существовала специальная судебная коллегия, состоящая из назначенного царем брахмана и трех судей. Эта коллегия замещала царя или рассматривала дела по его указанию. Особые судебные коллегии предусматривались для каждой провинции, округа и сельской области. Существовали специальные судьи по уголовным делам и «надзору за верами». Большую работу по борьбе с преступностью  выполняли городские власти,  содержавшие  за свой счет широкую сеть специальных агентов и обычных доносчиков,  силы по поддержанию порядка.

Армия в  Индии являлась важным инструментом внешней и внутренней политики царей.  Успешные войны и грабежи,  захват  чужих территорий обогащали рабовладельческую знать, повышали авторитет царской власти и пополняли его казну.  Определенная часть добычи распределялась и среди солдат. Основными внутриполитическими задачами армии являлись оборона страны, защита государственной целостности,  борьба с сепаратизмом. Армия привлекалась к  охране общественного порядка,  подавлению мятежей и иных антиправительственных выступлений.

Армия была кастовой.  Ее профессиональное  ядро  составляли кшатрии, для которых военная служба являлась их сословно-варновой обязанностью; многочисленными были и отряды наемников. К набору ополчения прибегали только во время войны.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!