Основоположники западноевропейской философии и науки Нового времени

1 Апр 2015 | Автор: | Комментариев нет »

«Святые вампиры средневековья высосали из нас много крови и жизненных соков. И великие искупительные жертвы должны быть принесены материи, чтобы она простила былые оскорбления. Было бы даже уместно установить особые празднества и воздавать материи еще больше чрезвычайных почестей в возмещение нанесенного ущерба»2, — так писал Генрих Гейне. Начало воздаянию подобных почестей материи положил английский мыслитель и государственный деятель Френсис Бэкон (1561 — 1626), родоначальник европейского материализма и науки Нового времени. Сын лорда — хранителя большой государственной печати, ставший государственным канцлером и подучивший титул барона Веруламского, Бэкон за пять лет до кончины оставил государственную службы (не по своей воле) и целиком посвятил себя интеллектуальным занятиям.

Философ задумал создать некую энциклопедию «Великое восстановление наук», важнейшей частью которой был опубликованный в 1620 г. «Новый органон». Бэкон освободил физику (учение о природе) от теологии. Философия Бэкона отчетливо антисхоластич- на. «Истинная философия», полагал мыслитель, должна очистить ум человека от средневековых наслоений, на языке Бэкона — от «идолов», или «призраков». Таких призраков философ насчитал четыре: а) призраки рода, коренящиеся в самой природе человека, например, оптические иллюзии; б) призраки пещеры — заблуждения отдельного человека; в) призраки рыночной площади — ошибки, вытекающие из неверного словоупотребления; г) призраки театра — догматы, унаследованные от различных систем. Дабы правильно познавать, надо очистить ум от подобных призраков.

Но тут возникает вопрос, каков же метод поиска истины. Учение Бэкона о методе базируется на признании опыта в качестве начала познания. А. Герцен справедливо обратил внимание на то, что до Бэкона опыт был случайностью, на нем основывались меньше, чем на предании. Из опыта рационально выводятся общие заключения. В отличие от Аристотеля Бэкон упор делает на индукцию — переход от частного к общему. Именно разработка индуктивного метода принесла мировую славу Бэкону как философу. Он строит особые таблицы для определения общности того или иного свойства предметов и лежащей в его основании формы. Бэкон дает и сравнительную характеристику философов. Одних, эмпириков, он сравнивает с муравьями, которые только собирают и пользуются собранным, других сравнивает с пауками, которые догматически создают ткань собственного сознания. Истинный философ должен быть подобен пчеле: он перерабатывает в своем мышлении данные опыта.

Посредством индуктивного метода Бэкон исследует материю. Он возрождает атомистические представления Демокрита о строении материи, полагая, что атом — «реальное существо», обладающее формой, измерением, местом, силой сопротивления, стремлением, эманациями, движением. Философ обнаруживает девятнадцать видов движения материи (от сопротивления до отдыха), уточняет учение Аристотеля о причинах, отвергая конечную, или целевую, причину. Позиция Бэкона лишена той односторонности, которая под влиянием механики больших масс вскоре станет атрибутом материализма. Как писал Маркс, у Бэкона материя улыбается своим поэтическим блеском всему человечеству.

Бэкон дает общую картину человеческой познавательной деятельности и классификацию наук. Основа классификации — выделение психологических способностей человека, а именно — памяти, воображения и рассудка. Память — основа исторических наук, воображение — искусства и поэзии, рассудок — философии. Философия состоит из учений о боге, о природе и человеке. Бэкон внес большой вклад в свободомыслие, отделив теологию от науки, придерживаясь принципа науки, двойственной истины' Он автор социальной утопии «Новая Атлантида».

Дальнейшее развитие европейского материализма связано с именем англичанина Томаса Гоббса (1588— 1679), систематика бэконовского материализма, который у Гоббса получил более последовательное, очищенное от теистических предрассудков изложение. Философия Г оббса несет печать революционных событий XVII в., она и стимулировалась в своем развитии капиталистическими преобразованиями английского общества. В конечном счете все его размышления подчинены пониманию человека и общества. Широко популярны были и остаются трилогия Гоббса «О теле», «О человеке», «О гражданине», «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского». Сын священника, получивший образование в Оксфордском университете, Гоббс много путешествовал по европейским странам, встречался с Галилеем, Гассенди, Декартом. После реставрации Стюартов философа преследовали, обвиняя в республиканских устремлениях. '

Что такое, по Гоббсу, философия? Это рациональное познание следствий из причин и причин из наблюдаемых следствий. Поскольку причины и следствия — связи между телами, философия изучает тела: природные, человеческие, гражданские. Подлинная философия исключает из себя теологию, учение об ангелах, божественное внушение и богопочитание, астрологию. Цель философии — предвидеть следствия и использовать это предвидение практически.

Совокупность естественных тел образует материн?. В природе нет бестелесных предметов. Субстанция и совокупность тел — одно и то же. Сказать, что духи, ангелы — бестелесная субстанция — значит сказать, что ни духов, ни ангелов не существует. Во- взаимодействии тел обнаруживаются свойства тел — акциденции, которые зависят от внутреннего движения материальных частиц в телах. Движение самих тел порождает у нас представление о протяженности, пространстве, о «раньше» и «теперь», времени.

Каков же путь познания тел естественных, человеческих и гражданских? Гоббс соглашается с Бэконом: источником знаний является чувственный опыт. Но он не усматривает отражения объекта на чувственном уровне, чувственный образ для Гоббса не более как призрак. Сами вещи в отношении к человеку выступают как знаки (темные тучи — знак предстоящего дождя), эти знаки мы обозначаем словами, именами, метками для сохранения в нашей памяти, в уме мыслей о телах. Соединяясь имена (слова) образуют суждения. Истинность суждений зависит от расстановки имен в этих суждениях. Гоббс явно тяготеет к рационализму, полагая, что всякое познание, в сущности, есть сложение и вычитание, оно основано на математике. Мышление есть счет. Например, в философии мы складываем слова, потом суждения, потом силлогизмы, получаем различные цепи умозаключений. Философия учит, что человек обязан технике всеми своими успехами, а техника основывается на умении измерять тела и их движение. Номиналистический математизм Гоббса, когда философ рассуждает о появлении имен, универсалий, в сочетании с механистически понятой причинно-следственной связью приобретает крайне обостренный и «враждебный человеку» (Маркс) характер. Конечно, субъективно Гоббс не ставил себе целью создать «враждебную» человеку философию.

Человек, по Гоббсу, живет во взаимодействии с природными и общественными процессами. Изучение общественных отношений, прежде всего отношений собственности, порождает философию политического тела. Естественное состояние людей, по появлению их из природы — «война всех против всех», ибо все «претендуют на все». Человек человеку более, чем волк, ибо эгоизм человека беспределен. Дабы положить предел взаимоуничтожению, люди, опираясь на разум, должны выйти из естественного состояния, заключить договор, закрепить объекты владения за отдельными лицами и передать часть своих прав особому образованию — государству, которое создает законы и требует всеобщего им подчинения. Так государство формирует гражданское общество, объединение частных собственников. Этот «зверь, которому нет равных» (книга пророка Иова), «Левиафан», может иметь раз

личное устройство и формы. Главное, чтобы государственная власть была неколебимой, а отдельный человек мог осуществлять свою деятельность только через деятельность государства. Интересы индивида — источник его активности. Люди готовы действовать против разума, когда этого требуют интересы или власть. Если бы геометрия противоречила интересам людей, ее учение было бы оспорено, а книги сожжены. Таковы весьма трезвые суждения английского философа.

К числу «отцов новой философии» принадлежит француз Рене Декарт (1596— 1650). Математик и естествоиспытатель Декарт — основоположник европейского рационализма (от лат. разум) Нового времени, как Бэкон, — последовательный критик схоластики. Блестяще образованный он счел нужным пойти на военную службу, дабы побывать в других странах (волонтер «не в качестве действующего лица, а зрйтеля на мировой сцене»). Более двадцати лет Декарт прожил в Голландии, стране с более прогрессивными, чем во Франции, порядками и закончил жизнь в Швеции, куда приехал по приглашению королевы Христины. Важнейшие его произведения — «Рассуждение о методе», «Размышление о первой философии», «Первоначала философии», {«Страсти души», «Диоптрики», «Геометрия», «Метеоры», незаконченный трактат «Мир».

Критика схоластики развертывается Декартом в виде требования избавиться от идущих из прошлого ложных учений, догматов, предрассудков. Люди, обремененные ложными теориями, похожи на слепых, которые уводят зрячих для драки в темный погреб и тем самым уравнивают шансы. Методологический прием Декарта, применяемый в процессе очищения разума от предрассудков, — сомнение, сомнение в традиционных учениях и показаниях органов чувств. Где предел, сомнению? Само сомнение, т. е. акт мысли, который интуитивно дан человеку как нечто несомненное.

Рене Декарт был очень болен и с детских лет приговорен врачом к скорой смерти. Он сам есть телесное воплощение сомнения в собственном существовании. В королевской коллегии Ля Флеш он получил вольный режим, а значит — время для самостоятельных занятий. Декарт формирует собственную позицию, усматривая надежное орудие познания в сомнении, даже собственное телесное существование ставится под сомнение, но сомневающаяся способность как способность собственного мышления несомненна. Отсюда знаменитый вывод философа: «Я мыслю, следовательно, существую».

Наше интеллектуальное созерцание, рациональная интуиция обнаруживают в сознании некие врожденные идеи, которые отличаются ясностью и отчетливостью. Таковы аксиомы математики и идея бога. Поясняя эту попытку, Декарт пишет о том, что всякий интуитивно может постичь умом, что он существует, мыслит, что треугольник ограничивается тремя линиями, что шар имеет только одну поверхность, что существует бог как наисовершеннейшее существо (Декарт повторяет онтологическое доказательство).

Тайны природы подвластны только математике. Возникающая наука предстает перед Декартом в образе Универсальной математики. Математико-механи- ческое видение мира порождается новым освоением его — машины не могут жить в рамках схоластического воззрения.

Рационалистическая дедукция Декарта неизбежно требовала определить условия, при которых достигается истинное знание. Речь идет о методе мышления, методе отыскания истины в науках. В своем «Рассуждении о методе» философ формулирует четыре правила, соблюдение которых ведет к достоверному знанию. «Первое — никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью, иначе говоря, тщательно избегать опрометчивости и предвзятости и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвергать их сомнению.

Второе — делить каждое из исследуемых мною затруднений на столько частей, сколько это возможно и нужно для лучшего их преодоления.

Третье — придерживаться определенного порядка мышления, начиная с предметов наиболее простых и наиболее легко познаваемых и постепенно восходя к познанию наиболее сложного, предполагая порядок даже и там, где объекты мышления вовсе не даны в их естественной связи.

И последнее — составлять всегда перечни столь полные и обзоры столь общие, чтобы была уверенность в отсутствии упущений».

Научный метод должен стать движением самого разума. Ясность и отчетливость —\ критерий истины. Отсюда следуют важные выводы. Мы имеем ясную и отчетливую идею протяженности телесного мира. Следовательно, существует материальный мир, атрибутом которого является протяженность. Мы имеем ясную и отчетливую идею сознания, атрибутом которого является мышление. Протяженность и мышление — атрибуты двух субстанций, материальной и духовной — ясно и отчетливо выступают в самом человеке, который есть вещь протяженная и мыслящая, существо раздвоенное. Материальная и духовная субстанции, протяженность и мысль, объединяются в третьей субстанции, в боге. Мировоззренческий дуализм (отлат. два), основоположником которого в Новое время стал Декарт, логически предполагает бога, ибо не в состоянии объяснить взаимодействие материи и духа.

Итак, материальная субстанция протяженна, в природе нет пустоты. Материя состоит из тел, тела — из мельчайших частиц — корпускул, которые делимы до бесконечности. Вселенная безгранична в пространстве. Энергия движения может переходить от тела к телу, но исчезнуть не может. Декарт тем самым формулирует закон сохранения количества движения и подходит к пониманию закона сохранения материи.

В пределах неизбежного тогда механистического понимания движения материи и исходя из творения материи богом, идеи первотолчка, Декарт полагает, что природа развивается по вложенным в нее законам. Так возникают из сочетания корпускул «элементы» — воздух, земля, огонь, из них — солнце, планеты, кометы. Порождением природы оказываются животные и человек, своеобразные автоматы, или машины, из которых человек обладает душой, в нем проявляется мыслящая субстанция. Душа находится в мозговом придатке, шишковидной железе и взаимодействует с телом человека. Декарт ставит психофизическую проблему, попытки решить которую породили многовековые споры.

Психофизическая проблема, как она вычленяется Декартом, в своей исходной формулировке проста: факт, что сознание подвержено воздействию тела и в свою очередь действует на него. Важно понять, как они взаимодействуют. Основоположники западноевропейской философии полагали, что материю и сознание заставляет взаимодействовать бог.

Аналитическая геометрия, понятие переменной величины, так называемая картезианская физика, космогония, философский методологический рационализм сыграли в истории науки и философии огромную роль. Уже при жизни Декарта преподавание его антисхола- стической философии, ориентированной на разум человека, было запрещено в ряде университетов Европы.

Оценивая учения Бэкона и Декарта, А. Герцен проницательно обобщил: «Идеализм Декарта остался при дуализме; в мышлении Бэкона находилось демоническое начало, с которым схоластика часу ужиться не могла. Бэкон начинает так же, как и Декарт, с отрицания существующей, готовой догматики, но у него это отрицание не логический маневр, а практическая поправка; отрицание Бэкона поставило человека, освободив его от схоластики, перед природой; ее самозаконность он признал с самого начала... Бэкон скромно указал на эмпирию как на начальную степень знания, как на средство по явлению, по факту добраться до той всесвязующей сущности, из которой Декарт стремился вывести явления. Они работают друг другу в руки»1.

Натурфилософия Декарта влилась в английский и французский материализм XVII — XVIII вв. Идеалистический аспект его дуалистической системы дал основание для появления оказионализма (от лат. случай) — учения о случайностях, в основе его лежит признание дуализма тела и духа: те и другие процессы — лишь «повод» для наступления противоположных процессов. Наступление же каждого вызывается богом. В итоге, как учил Н. Мальбранш (1638— 1715), все растворяется в боге. Бог является началом и концом философии и у Б. Паскаля (1623—1662). По его мнению, рациональное знание, включая математическое, неспособно осветить экзистенциальные вопросы: Истина дана откровению и «логике сердца». Паскаль полагал, что мы постигаем истину не только разумом, но и сердцем. У сердца свои законы, у разума — свои. Парадокс Паскаля в том, что мыслителя, считавшего философию не стоящей и часа труда («истинно философствовать — значит смеяться над философией»), называют своим предшественником почти все основатели сколько-ни- будь значимых философских учений последующего времени.

Физик и математик, закладывавший основы науки Нового времени, философ-человековед Паскаль стал ярым сторонником учения Янсения с его проповедью греховности человека. Под конец своей короткой жизни Паскаль видел ее смысл в создании труда по апологии христианства.

Главный предмет философских размышлений Паскаля — человек. Природа человека, полагает философ, состоит в том, чтобы все время идти вперед, ибо само сущее, как таковое, находится в состоянии вечного обновления. Паскаль, в отличие от Декарта, не считал математическое и естественнонаучное знание пригодным для постижения человека. Он не хочет иметь что-либо общее с теми, кто видит в человеке просто мыслящую машину или принимает его «за теорему». Человек помещен между двумя безднами — бесконечностью и ничтожеством. Это становящееся бытие ищет счастья, стремится выйти за пределы наличной ситуации, но в силу конечности и ограниченности не достигает желаемого.

Жизнь человека — это диалог одинокого мыслителя с бесконечным универсумом. Человек — лишь тростник, но тростник мыслящий. Все наше достоинство заключается в мышлении. Человек противостоит равнодушной природе как сознательное существо. Только сознательное существо может быть несчастным. В своем ничтожестве черпает человек свое величие, ибо даже несчастье, являясь атрибутом собственно человеческого бытия, служит возвеличиванию человека. Паскалев- ские «Мысли» — восторженная апология самоосозна- ния человека.

Разум человека имеет дело с реальным миром. Разум, научное познание ничего не могут сказать о бытии бога. В бога можно только верить. Паскаль напоминает, что ни один из канонических авторов не апеллировал к природе для доказательства бытия бога. Бог христиан — не бог геометрических истин, это бог любви и утешения, бог, лично выстраданный. Что же касается рациональной аргументации, Паскаль признает не разумное доказательство бытия бога, а разумное доказательство пользы от признания бытия бога. «Пари Паскаля» таково: признаем бытие бога — если он есть, выиграем все, если нет, не теряем ничего.

Ярким критиком декартовского учения о врожденных идеях оказался французский философ Пьер Гассенди (1592— 1655). Деизм (отлат. бог), т. е. признание бога в качестве первопричины мира, которая в дальнейшем не оказывает ни на природу, ни на человека никакого влияния, скрывал у Гассенди яркую материалистическую философию, восходящую к Демокриту и Эпикуру. Рационализму Декарта Гассенди противопоставил сенсуализм (от лат, чувство), абсолютному сомнению — ссылку на опытное знание (воздействие предметов на органы чувств человека). Как может человек ходить по земле и сомневаться в ее существовании? По мнению Гассенди, из тезиса «я мыслю, следовательно, существую» следует делать вывод не о существовании человека, а о способности материи мыслить. Большинство трудов философа посвящены Эпикуру, в том числе «Свод философии-Эпикура». Гоббс, Гассенди, как критики идеализма и дуализма, сыграли важную роль в подготовке ярчайшего проявления материализма во Франции и в Германии последующих веков.

Республиканская Голландия, образцовая капиталистическая страна XVII в., с расцветающей промышленностью и наукой, породила выдающегося мыслителя Бенедикта Спинозу (1632— 1677). Разрыв с еврейской религиозной схоластикой, увлечение Галилеем и Декартом привели к отлучению философа от религиозной общины. Руководство амстердамской синагоги объявило, «по приговору ангелов и по решению святых», об изгнании и проклятии мыслителя. На жизнь Спинозы покушался подосланный фанатик. Житейскую независимость философ обеспечивал, добывая себе пропитание шлифовкой оптических стекол, отказываясь от приглашений ряда университетов. Туберкулез рано свел его в могилу. Главный труд Спинозы — «Этика» — был издан после смерти мыслителя.

Исходное понятие философской системы Спинозы — понятие субстанции (отлат. лежащий в основе). Полемизируя с Декартом, Спиноза отвергает дуализм, понятие бош как творца материи и движения. Единая субстанция признается причиной самой себя, понятие субстанции исключает ее несуществование и сотворение. Спиноза именует ее богом. Субстанция, или бог, — таков пантеистический (от греч. все есть бог) взгляд философа, усиливающий признание вечности субстанции во времени и пространстве, хотя и посредством теологической оболочки.

Как же проявляет себя эта бесконечная сущность? Во-первых, через самые общие свойства, атрибуты (от лат. предназначенное), коих много, но философ содержательно говорит о двух: протяжении и мышлении. То, что Декарт относил к двум субстанциям, Спиноза усматривает в одной, именуя ее вместе с атрибутами «производящей природой». «Произведенная природа» — это мир модусов (от лат. способ), мир изменчивых вещей, мир людей.

Математическое мышление, взгляд на субстанцию «с точки зрения вечности», признание субстанции неподвижной и неизменной явно противоречит рассуждениям об изменении, появлении и исчезновении модусов. Все происходит согласно механистически понятой необходимости. Случаем мы называем то событие, причину которого не знаем. Высший вид познания, идущий за случайным чувственным и рассудочным постижением модусов, — рациональная интуиция, непосредственное рациональное усмотрение истин базируется на признании мышления в качестве атрибута субстанции.

Порядок и связь идей те же, что и порядок и связь вещей. Свободная деятельность человека как цель жизни —деятельность согласно необходимости, ибо свобода и есть познанная необходимость. Высшее счастье человека — душевное спокойствие, как следствие знания. Надо не плакать, не смеяться, но понимать. Для достижения свободы необходимо уничтожение невежества. А невежество — одна из причин религиозного поклонения мнимым авторитетам. Спиноза — глубокий знаток истории религии, автор «Богословско-политического трактата», мыслитель, который, по замечанию одного современного философа, «подрывает всю истинность евангельской истории».

Один из самых универсальных умов в истории европейской культуры — немецкий ученый, философ Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646— 1716). Он причастен к основанию Академий наук в Берлине, Вене и Петербурге. По характеру Лейбниц был сторонником примирения разных альтернатив, старался примирить католиков с протестантами, лютеран с кальвинистами, различные философские воззрения и даже в области политики — Германию с Францией. Математик, разработавший дифференциальное и интегральное исчисление (независимо от Ньютона), инженер, геолог, лингвист, Лейбниц — автор знаменитых философских сочинений: «Новые опыты о человеческом разуме», «Теодицея», «Монадология».

Философия Лейбница—разновидность объективного идеализма. Действительными субстанциями он признает некие духовные атомы — монады (от греч. единица), простые и неделимые, вечные и неуничтожимые нематериальные центры деятельной силы. Лейбниц сравнивал себя с Платоном, резко нападал на материалистов Локка и Толанда, полагая, что есть бог — первомонада, которая творит все другие монады, связанные предустановленной гармонией. Каждая монада облекается материальной оболочкой; вещи суть явления монад как духовных сил. Каждая монада — «живое зеркало вселенной», они самоизме- няются, переходя от смутных восприятий к самосознанию. Соответственно, различаются предметы их воплощения — неорганические, органические, разумные существа. Перед нами своеобразная диалектическая концепция единства мира.

Человек обладает разумом, его монада — душа есть своеобразный «духовный автомат». Разум возвышает нас до познания самих себя и бога. Математическая дедукция обеспечивает постижение всеобщих и необходимых истин, истины же факта, ответные знания случайны. Фиксация факта — смутное знание, выделение его отличительных свойств — отчетливое, а постижение вещи в целом — адекватное знание, наконец, высшее знание — интуитивное — ясно и отчетливо раскрывает конечные причины и связи монад, наиболее ясна первомонада, бог, излучающий все другие монады. Если Декарт находил некоторые идеи врожденными, Локк отрицал врожденность идей, то Лейбниц находил врожденными все идеи. Ибо монада не имеет «окон», идеи потенциально должны быть даны в ней. Нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах, кроме самого разума. Познание, стало быть, выступает как самопознание.

Итак, душа человеческая следует своим законам, тело — своим. Согласование их действий обусловлено гармонией, согласием, которое предустановлено свыше и связывает все монады, как проявления одной и той же вселенной. Каждое явление в материальном мире можно объяснить механистически, сам же мировой механизм упирается в божественную цель. Вся вселенная пронизана этой целью, мировой процесс абсолютно непрерывен, каждый поступок человека однозначно предопределен. Ибо хотя монады имеют полную самостоятельность своего внутреннего развития, каждая из них в любое мгновение находится в однозначной связи с другими.

Лейбниц поражал современников проницательностью ума и широтой научных исследований. Механика и биология, физика и геология, математика и конструирование, правоведение, лингвистика, одним словом, не было, наверное, такой существующей или возникающей науки, где бы великий философ не оставил заметного и непреходящего наследства.

Ничтожные правители карликовых германских государств не жаловали Лейбница. Один из них (Фридрих-Вильгельм I) обозвал мыслителя «никуда негодным человеком, неспособным даже стоять на часах». Его унижали и после смерти: останки философа, извлеченные через месяц после кончины из церковного подвала, Зарыли в «братской» могиле бездомных и бродяг.

Лейбниц страстно поддерживал выдающихся преобразователей общественной жизни. Исследователи отмечают, что философ принял близко к сердцу политику Петра Первого. Символично, что Лейбниц рассматривал «Россию не как простой объект культурных устремлений, а прежде всего как субъект, имеющий всемирно- историческое значение, который был предназначен для величайших целей своеобразной неповторимостью своей народной индивидуальности, своих жизненных установок и неиспользованных возможностей».

Во время пяти зарубежных встреч с Петром I с 1697 по 1716 г., в многочисленных проектах, направленных его правительству, Лейбниц давал самые смелые и практически значимые рекомендации технико-производственного и духовно-культурного значения (от проектов соединения морей каналами до организации учебных и научных учреждений).

Философские, логические (введение закона достаточного основания), научные труды Лейбница, его организационная и дипломатическая деятельность оказали на европейскую культуру непреходящее влияние. Идеалистическая традиция в немецкой философии получила развитие у Вольфа и Гердера, в классической философии от Канта до Гегеля. «Германия, — писал Генрих Гейне, — искони проявляла нерасположение к материализму и поэтому в течение полутора веков была подлинной ареной идеализма. Немцы тоже учились в школе Декарта, и великого ученика его звали Готфрид- Вильгельм Лейбниц. И если Локк следовал материалистическому направлению, то Лейбниц следовал идеалистическому направлению учителя»2.

Философия Нового времени в период своего формирования находилась под мощным влиянием становящейся естественной науки и математики. Натурфилософия Возрождения одной из линий своего развития выдвигала естествознание. Расцвет его стимулировался в конечном счете развивающейся промышленностью. В конце XVI — XVII вв. теоретически преобладают учения о различных силах — силе инерции, жизненной силе, действующих в различных природных «царствах» (минералов, растений, животных); о веществах, определяющих теплоту, горение, электрические и магнитные явления (теплород, флогистон, электрические и магнитные жидкости). Расширяющийся фактический материал и опытное знание вызывают к жизни новые приборы: мироскоп Янсена (1590 г.), телескопы Липпер- сия (1608 г.) и Галилея (1609 г.), барометр и термометр, воздушный насос... Наиболее развитыми областями оказались механика небесных тел и земных масс, математические методы исследования (аналитическая геометрия Декарта, логарифмирование Непера, дифференциальное исчисление Ньютона и Лейбница. Бойль вводит в химию понятие атома, Гарвей открывает кровообращение, Гук вводит термин «клетка» применительно к характеристике тканей живых организмов.

Первую попытку дать общую картину мира, проанализировав огромный материал, сделал Галилео Галилей (1564— 1642), завершивший эпоху ренессансной натурфилософии и сформулировавший основы науки Нового времени. В двадцать пять лет получив звание профессора, провозгласив верховным авторитетом разум и опыт, Галилей оказался ярым критиком аристотелевско-птолемеевских взглядов. Его труды «О механике», «Звездный вестник», «Диалог о двух важнейших системах мира, птолемеевской и коперниковой» заложили основы научной механики и астрофизики. Они же вызывали гнев инквизиции, вынуждавшей ученого отказаться от своих убеждений и открытий.

Как ученый, Галилей читал «книгу природы» посредством математики и был одновременно выдающимся экспериментатором. Идеи Коперника получили неоспоримое подтверждение. Галилей изучал магнитные и звуковые процессы, колебания маятника, сформулировал принцип инерции и закон падения тел, установил весомость воздуха. Млечный путь представал перед ним как сложная система небесных тел, а Луна — небесное тело с горами и долинами, Галилей обнаружил пятна на Солнце и четыре спутника Юпитера.

Основоположник механики движущихся тел (динамики) придерживался деистических философских воззрений. Признав божественный толчок, Галилей далее не обращался к «книге спасения» — он видел в природе естественный и неизменный порядок вещей, перемещение «маленькихтелец» (атомов), которые образуют материальную субстанцию. Он умер в год, когда родился Ньютон. Гете назвал рождение Ньютона праздником Рождества Нового времени.

Исаак Ньютон (1642—1727) — гений, под влиянием которого развивались естествознание и философия конца XVII и XVIII вв., философ, которому принадлежит мистическая интерпретация Апокалипсиса. Закон всемирного тяготения, корпускулярная теория света (в противовес волновой теории Христиана Гюйгенса), создание целостной системы механики, дифференциальное и интегральное исчисление — многие области естествознания и математики обязаны своим возникновением Ньютону.

Философски он придерживается идеи первотолчка, принимая в качестве перводвигателя бога, который «заводит» состоящую из атомов косную материю. Представление о косности материи он выводил из принципа инерции. Материя, по Ньютону, располагалась в пространстве и времени, объективных и абсолютных вместилищах вещей. Как видно, деизм Ньютона неотделим от столь же органически присущей механистическому воззрению метафизичности, т. е. отрицания самодвижения материи. По меткому замечанию Энгельса, перенесенный Бэконом и Локком из естествознания в философию этот способ понимания создал специфическую ограниченность последних столетий — метафизический способ мышления.

Механика Ньютона, господствовавшая в науке до конца XX в., вытеснила физику Декарта с ее отрицанием атомизма, пустоты, принципа тяготения. Ориентация ученого на опытное познание природы выражена в его знаменитом афоризме: «Гипотез не измышляю».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!