Основные направления развития советского законодательства. Изменения в советском праве в годы войны

26 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Уголовное право. Уголовная ответственность за совершение преступлений предусматривалась действовавшими на период вступления СССР в войну уголовными кодексами союзных республик (например, в РСФСР – УК РСФСР 1926 г.), а также рядом общесоюзных нормативных актов (например, Положением о преступлениях государственных, принятым ЦИК СССР 25 февраля 1927 г., Положением о воинских преступлениях, введенным в действие постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июля 1927 г. и др.).

В целях ведения борьбы с распространением ложных слухов Президиум Верховного Совета СССР 6 июля 1941 г. издал Указ «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения», который устанавливал, что лица, виновные в совершении данного преступления, караются лишением свободы на срок от двух до пяти лет, если оно по своему характеру не влечет за собой по закону более тяжкого наказания.

Приказ наркомата юстиции СССР от 26 января 1942 г. определял, что лица, виновные в порче оружия, боеприпасов и военного имущества, а также в уклонении от сдачи имущества, указанного в постановлении ГКО от 16 января 1942 г. «О сдаче трофейного имущества», подлежат штрафу до 3 тыс. рублей или лишению свободы на срок до шести месяцев. Злостная порча или злостное уклонение от сдачи имущества квалифицировались как контрреволюционный саботаж и наказывались лишением свободы на срок не ниже одного года с конфискацией всего или части имущества, а при особо отягчающих обстоятельствах, – вплоть до расстрела с конфискацией имущества.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1943 г. устанавливалась ответственность за разглашение сведений, составляющих государственную тайну, а также за утрату секретных документов. Виновные в этих деяниях должностные лица наказывались лишением свободы на срок до пяти лет, а если их действия повлекли или могли повлечь за собой особо тяжелые последствия, – лишением свободы на срок до десяти лет. Разглашение другими лицами сведений, заведомо являвшихся государственной тайной, влекло за собой лишение свободы на срок до трех лет.

Усиление борьбы с хищением грузов на железнодорожном и водном транс­порте, хищениями колхозного, кооперативного и другого общественного имущества привело к более широкому применению мер уголовной репрессии, установленных постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В судебной практике военного времени расстрел с конфискацией имущества, с заменой его при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет, также с конфискацией имущества, применялся не только к лицам, виновным в совершении крупных, организованных и систематических хищений социалистической собственности, как в предвоенный период, но даже и при сравнительно небольших по размеру хищениях.

Вопрос об уголовной ответственности немецко-фашистских захватчиков и их пособников за совершенные злодеяния в отношении советских военнопленных и мирного населения на оккупированных территориях был разрешен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников». Указ устанавливал, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилия над гражданским населением и пленными красноармейцами, карались ссылкой на каторжные работы на срок от пятнадцати до двадцати лет.

Уголовное право военного периода характеризуется широким применением судебного толкования уголовно-правовых норм.

В соответствии с постановлениями пленума Верховного суда СССР от 26 июня, 14 июля и 22 сентября 1941 г. злостное нарушение правил и распоряжений по местной противовоздушной обороне, уклонение от сдачи радиоприемников и призматических биноклей расценивалось как уклонение от повинностей и каралось лишением свободы на срок не ниже шести месяцев, а при особо отягчающих обстоятельствах, – вплоть до расстрела с конфискацией имущества.

Несмотря на то, что постановлением ГКО о 17 сентября 1941 г. «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» не устанавливались санкции за нарушение данной обязанности, пленум Верховного суда СССР 11 октября 1941 г. определил, что лица, уклоняющиеся от обязательного военного обучения, наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

В целях усиления охраны личной собственности граждан пленум Верховного суда СССР 8 января 1942 г. разъяснил, что кража личного имущества граждан, совершенная во время воздушного налета или при оставлении населенного пункта в связи с наступлением врага, а также кража имущества эвакуированных как в пути, так и оставленного в предыдущем месте проживания, приравнивается к бандитизму.

Вопрос о досрочном освобождении от поражения в правах, препятствовавшего призыву в действующую армию, был разрешен постановлением пленума Верховного суда СССР от 7 января 1943 г., предоставившим судам право выносить определение о досрочном снятии поражения в правах с лиц, отбывших наказание и подлежащих призыву или мобилизации в действующую армию. Однако, досрочное снятие поражения в правах не распространялось на тех лиц, которые отбыли наказание за контрреволюционные преступления и за бандитизм.

Ряд постановлений пленума Верховного суда СССР регламентировал вопросы применения судами отсрочек в исполнении приговора. Так, например, для уголовных дел о воинских преступлениях, за совершение которых по законам военного времени предусматривалась высшая мера наказания, большое значение имело постановление пленума Верховного суда СССР от 22 апреля 1942 г. В нем указывалось, что если суд, при наличии смягчающих обстоятельств, признает более целесообразным направить подсудимого на фронт, то он вправе назначить в виде наказания длительный срок тюремного заключения без поражения в правах с отсрочкой приговора до окончания военных действий и с направлением осужденного в действующую армию.

Постановлением пленума Верховного суда СССР от 25 июля 1943 г. устанавливалось, что отсрочка может иметь место вообще при осуждении к лишению свободы без поражения в правах, независимо от срока лишения свободы. Несмотря на то, что в постановлении не упоминалось о том, при совершении каких преступлений можно, а при каких нельзя применять отсрочку в исполнении приговора, в судебной практике она не применялась к лицам, осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм и к осужденным на основании закона от 7 августа 1932 г.

В постановлении пленума Верховного суда СССР от 13 апреля 1944 г. было определено, что, применяя отсрочку в случаях осуждения по делам о злоупотреблении по службе, хищениях, растратах и недостачах, суд вправе, исходя из конкретных обстоятельств дела, приостанавливать также взыскание сумм, присужденных в возмещение ущерба.

Таким образом, в военное время произошли существенные изменения в уголовном законодательстве и в судебной практике по уголовным делам. Доминирование возмездия как главной цели, достигаемой уголовным наказанием, свидетельствует об усилении карательно-устрашающей функции уголовной ответственности в указанный период.

Семейное право. Наиболее значительным актом, позволившим решить проблему урегулирования семейно-брачных отношений и создания необходимых условий для повышения рождаемости, охраны материнства и детства, стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства». С одной стороны, данный Указ развивал положения Постановления ЦИК и СНК СССР от 27 июля 1936 г. и содержал комплекс мер социальной поддержки указанных в нем категорий женщин, а с другой – вносил принципиальные изменения в КЗоБСО 1926 г.

Принципиальные изменения касались, прежде всего, института брака и развода. В соответствии с Указом от 8 июля 1944 г. права и обязанности супругов порождал только зарегистрированный брак. Фактические брачные отношения, возникшие до издания Указа, сохраняли свою юридическую силу до 8 июля 1944 г. безусловно, а после этой даты – условно, если будут зарегистрированы установленным для брака порядком с указанием срока фактической совместной жизни. При этом регистрация брака могла быть произведена только лично сторонами. Признание законным только зарегистрированного брака привело к возникновению нового правового института – так называемых «одиноких матерей», т.е. женщин, родивших вне брака.

Указом от 8 июля 1944 г. отменялось установление отцовства в отношении детей, родившихся вне зарегистрированного брака. Вместе с тем, в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. в отношении детей, родители которых не состоят между собой в зарегистрированном браке» оговаривалось, что подлежат рассмотрению в суде иски о взыскании алиментов на содержание ребенка, родившегося до издания Указа от 8 июля 1944 г., от лица, с которым мать не состояла в зарегистрированном браке, при условии, если ответчик был записан в качестве отца ребенка в книгах записи актов гражданского состояния.

В связи с тем, что фактические брачные отношения перестали иметь значение юридического факта, суды перестали принимать иски о разделе имущества, нажитого в этот период.

Серьезные изменения были внесены в законодательство о разводе. Указом от 8 июля 1944 г. устанавливался судебный порядок расторжения брака, причем, сам судебный процесс состоял из двух стадий: на первой стадии народный суд принимал меры к примирению супругов и только в случае неудачи передавал дело в вышестоящий суд, который и решал вопрос о разводе. Дело о расторжении брака должно было рассматриваться гласно, с обязательным участием разводящихся супругов и свидетелей. В случае вынесения решения о расторжении брака суд должен был определить, с кем из разводившихся супругов и кто из детей оставался, а также кто из родителей и в какой мере нес расходы на содержание детей.

Указ от 8 июля 1944 г. содержал меры, стимулирующие повышение рождаемости. Выдача единовременного пособия предусматривалась уже после рождения третьего ребенка, а не седьмого, как это было установлено ранее. Устанавливалось ежемесячное пособие одиноким матерям, не состоящим в браке, на содержание и воспитание детей: 100 руб. – на одного ребенка, 150 руб. – на двух и 200 руб. – на трех и более детей до достижения ими возраста 12 лет, причем при вступлении одинокой матери в брак пособие сохранялось.

Помимо экономических мер в Указе от 8 июля 1944 г. предусматривались и меры по моральному поощрению многодетных матерей. Учреждались «Медаль материнства» двух степеней для награждения матерей, родивших и воспитавших пятерых и шестерых детей, орден «Материнская слава» трех степеней для награждения матерей, родивших и воспитавших семерых, восьмерых и девятерых детей, а те матери, которые родили и воспитали десятерых детей, удостаивались по­четного звания «Мать-героиня».

Гражданское право. В период войны получили дальнейшее развитие нормы советского наследственного права. В условиях массовой гибели людей возникла острая необходимость в расширении круга наследников по закону и установлении очередности призвания наследников. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» были введены две новые категории наследников по закону: трудоспособные родители, а также братья и сестры наследодателя. Все наследники по закону разделялись на три очереди: к наследникам первой очереди были отнесены дети (в том числе усыновленные), супруг, нетрудоспособные родители и другие нетрудоспособные лица, находившиеся на иждивении наследодателя. При отсутствии указанных лиц к наследованию призывались наследники второй очереди – трудоспособные родители, а если и их не было, – то наследники третьей очереди – братья и сестры наследодателя.

Каждый гражданин был вправе завещать все свое имущество или часть его одному или нескольким лицам из числа наследников по закону, а также государственным органам и общественным организациям, однако при этом несовершеннолетние дети и другие нетрудоспособные наследники не могли быть лишены той доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. В том случае, если наследники по закону отсутствовали, имущество могло быть завещано любому лицу.

Жилищное право. Война внесла существенные изменения в жилищно-правовой статус военнослужащих. В соответствии с постановлением СНК СССР от 5 августа 1941 г. арендуемая военнослужащими жилая площадь сохранялась за ними на весь период пребывания в армии, на флоте или в войсках НКВД. На все время отсутствия военнослужащего арендуемая им жилая площадь оплате не подлежала.

Трудовое право. Мобилизация миллионов людей в действующую армию не могла не вызвать острой нехватки рабочих рук в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве. Данное обстоятельство вызвало к жизни правовые нормы, применение которых позволило обеспечить народное хозяйство кадрами. Правовыми формами такого обеспечения являлись трудовая мобилизация и трудовая повинность.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» директорам предприятий промышленности, транспорта, торговли и сельского хозяйства было предоставлено право устанавливать с разрешения СНК СССР как для всех рабочих и служащих предприятия, так и для отдельных цехов, участков и групп рабочих и служащих обязательные сверхурочные работы продолжительностью от одного до трех часов в день. К выполнению этих работ не могли быть привлечены беременные женщины, начиная с шестого месяца беременности, а также женщины, кормящие грудью, – в течение шести месяцев кормления. Оплата сверхурочных работ производилась в полуторном размере. Во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях всем рабочим и служащим старше шестнадцати лет отменялись очередные и дополнительные отпуска. Вместо отпусков выплачивалась денежная компенсация, переводившаяся во вклады в сберегательные кассы.

В целях обеспечения рабочей силой важнейших предприятий и строек военной промышленности и других отраслей народного хозяйства, работавших на нужды обороны, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. предусматривалась мобилизация трудоспособного городского населения на период военного времени для работ на производстве и в строительстве. Мобилизации подлежали мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины в возрасте от 16 до 45 лет, не работавшие в государственных учреждениях и на государственных предприятиях.

Выводы:

  • Общая система советского права не претерпела во время войны коренных изменений.
  • В то же время существенные изменения претерпели сами отрасли советского права, что было обусловлено военной обстановкой: это и новый порядок регулирования трудовых отношений, и ужесточение характера ответственности за совершение преступлений, изменения в институтах брака и развода и т.д.
  • Большая часть правовых новелл была вызвана военной обстановкой и они отмерли после войны.
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!