Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ)

19 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Проблема борьбы с незаконными вооруженными формированиями для России становится актуальной каждый раз, когда наступают экстремальные ситуации, вызванные глобальными экономическими, а чаще политическими преобразованиями.

В годы Гражданской и Второй мировой войн на территории России и СССР незаконные вооруженные формирования создавались, вооружались и финансировались внешними силами как дестабилизирующий внутреннюю жизнь страны фактор. Соответственно, и реакция власти на такие проявления была жесткой. Так, в первые годы установления Советской власти, в период иностранной  военной интервенции и гражданской войны сами преступные действия в отношении предметов вооружения и их укрывательство, не говоря уже об  объединении вооруженных лиц, относились  к числу посягательств против Рабоче-крестьянского правительства,  поскольку были связаны с совершением наиболее опасных для правящего режима преступлений.  К таковым относились:  контрреволюционные заговоры, мятежи, террористические акты, массовые беспорядки и особенно бандитские нападения.  Кроме того,  вооруженность населения представляла серьезную  угрозу  для  закрепления новой политической власти,  что и повлияло на принятие решительных мер борьбы с незаконным хранением и ношением оружия,  вплоть до расстрела на месте[1].

В 1928–1935 гг. отмечалось увеличение террористических актов против  представителей власти с использованием оружия. Поэтому 20 марта 1933 г.  постановлением ВЦИК и СНК «Об изменении статьи 182 Уголовного  кодекса»  значительно  повышается санкция за незаконное изготовление,  ношение и сбыт огнестрельного оружия и взрывчатых веществ.  А  29 марта 1935 г.  постановлением ВЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с хулиганством» устанавливается уголовная ответственность за подобные же незаконные действия в отношении холодного оружия[2]. Это отражало тенденцию к общему ужесточению  политики в условиях готовящейся очередной волны государственного террора.

Создание незаконных вооруженных формирований в различных регионах СССР, а в особенности в республиках Закавказья, Средней Азии, Молдове, стало предтечей ликвидации самого мощного и милитаризованного государства на планете – Советского Союза. Так, с начала 80-х годов по мере демократизации общества начали обостряться политическая  борьба за власть и межнациональные отношения, приводившие к массовым выступлениям, а нередко и к массовым беспорядкам,  сопряженным с массовой гибелью людей (Сумгаит, Узген, Карабах, Тбилиси). Наметилась устойчивая тенденция роста случаев вооруженного сопротивления государственным военизированным организациям. Участились нападения на подразделения  МВД  и другие военизированные организации с целью захвата оружия.

Начало первой чеченской войны показало наличие пробела в уголовном законодательстве РСФСР и необходимость его восполнения. Это было сделано принятием Закона РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»  от 28 апреля 1995 г., когда впервые и появилась уголовно-правовая норма об ответственности за организацию или участие в незаконных вооруженных формированиях (ст. 772 УК РСФСР). Состав статьи был помещен в главу II «Иные государственные преступления». Диспозиция ст. 772 УК предусматривала ответственность за организацию вооруженных объединений, отрядов, дружин  и участие в них. Действия по руководству таким формированием, в отличие от УК РФ, не предусматривались. В части 2 и 3 ст. 772 УК предусматривалась ответственность за умышленные действия, совершенные в составе такого формирования, сопряженные с массовым насилием над людьми, причинением тяжких последствий или повлекшие гибель людей.

Практически все существующие террористические организации по сути своей являются незаконными вооруженными формированиями. Но таковыми они признаются только тогда, когда бывает невозможным установление у них террористических целей. Истинную цель создания незаконного вооруженного формирования может знать только его организатор, каковым, как правило, является политическая фигура. Кроме того, идея использования вооруженного формирования в террористических целях может возникнуть у организатора позднее.

Наиболее распространенными и особенно опасными видами незаконных вооруженных формирований считаются террористические организации и вооруженные формирования партизанского типа, борьбу с которыми ведут как подразделения МВД, так и армейские подразделения и спецслужбы. Независимо от практической задачи, которую призвано решить  незаконное вооруженное формирование, оно всегда угрожает в первую очередь общественной безопасности, то есть, безопасности неопределенно большого числа членов общества.

Объективную сторону ч. 1 ст. 208 УК РФ  образуют следующие действия:

1) создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом;

2) руководство таким формированием или его финансирование.

         Часть 5 статьи 13 Конституции России запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности России, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Ч. 9 ст. 1 Федерального закона «Об обороне» от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ (в ред.  ФЗ от 05.05.2010 г. № 75-ФЗ)[3] говорит о том, что запрещается и преследуется по закону создание и существование формирований, имеющих военную организацию и военную технику, либо в которых предусматривается прохождение военной службы, положение которых не урегулировано федеральными законами.

Поэтому центральным вопросом содержания объективной стороны данного преступления является определение самого понятия «незаконное вооруженное формирование».

Незаконность вооруженного формирования определяет то, что оно создается без соответствующего законного основания. Все вооруженные формирования России созданы и действуют на основании федеральных законов, в частности Законов «О милиции», «О вооруженных силах Российской Федерации», «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» и т. д.

Следовательно, процессу создания вооруженного формирования должны предшествовать принятие соответствующего закона Государственной Думой РФ, его одобрение Советом Федерации и утверждение Президентом Российской Федерации. И лишь после принятия соответствующего закона, регламентирующего деятельность вооруженного формирования, можно приступать к его формированию. Поэтому любое вооруженное формирование, не прошедшее вышеназванную процедуру, следует рассматривать как незаконное, даже если оно создано и функционирует, основываясь на решениях органов власти и управления субъектов Российской Федерации или даже федеральных органов власти и управления. Иногда и законные вооруженные формирования в процессе своей деятельности могут выходить за рамки своей компетенции, присваивая себе функции, не предусмотренные законом, регулирующим их деятельность. В этом случае незаконность должна рассматриваться как несоответствие основной деятельности функциям и полномочиям, возложенным на вооруженное формирование законом.

Вместе с тем, не любое незаконное вооруженное формирование можно рассматривать как таковое в уголовно-правовом смысле. Оно должно обладать некоторым набором признаков, свойственных воинским подразделениям:

а) наличие внутренней структуры, имеющей управление, основанное на подчиненности и распределении обязанностей;

б) относительная устойчивость;

в) дисциплина и профессиональная подготовленность воинскому ремеслу.

Применительно к рассматриваемому составу преступления под формированием, объединением, отрядом, дружиной следует понимать вновь организованные воинскую часть, организацию (общество), специальную воинскую группу, ополченскую воинскую часть[4]. Законодатель в диспозиции ст. 208 УК РФ перечисляет несколько возможных форм организации вооруженного формирования – объединение, отряд, дружина или иная группа, то есть, используя понятие «формирование», законодатель обобщает всевозможные варианты объединения вооруженных лиц.

Законом не оговаривается количественный состав незаконного вооруженного формирования. Есть точка зрения, согласно которой (при наличии других признаков) и 3–4 человека во главе с командиром могут образовать данный состав преступления[5]. Такое минимальное количество участников вооруженного формирования вряд ли можно во всех случаях рассматривать как таковое в смысле ст. 208 УК РФ. При установлении целей, указанных в диспозиции ст. 209 УК РФ, такого количества участников достаточно, чтобы образовалась банда. Устанавливая количественный признак вооруженного формирования, помимо численности участников необходимо учитывать и вооружение, которым они обладают. 3–4 человека могут образовать незаконное вооруженное формирование, если они объединены как экипаж бронетехники, как расчет для запуска боевой ракеты или управления артиллерийской установкой и т. д. Число участников формирования, вооруженного стрелковым оружием,  должно соответствовать хотя бы самому малому первичному звену воинской части (отделение – 10 человек).  В противном случае такие понятия, как «вооруженная группа лиц» и «незаконное вооруженное формирование», потеряют свою уголовно-правовую особенность. Более правильной представляется точка зрения В. Мальцева, рассматривающего «формирование»  и «иную группу» как воинскую часть или близкую к ней по своим основным параметрам (количеству членов, вооруженности, дисциплине, подготовленности к ведению боевых действий) вооруженную организацию[6].

Признак вооруженности формирования означает, что оно обладает боевым оружием, находящимся на вооружении законных вооруженных формирований России, служебным или гражданским оружием отечественного или иностранного производства. Незаконные вооруженные формирования могут быть оснащены и оружием, запрещенным к применению международным и национальным законодательством, в частности химическим, бактериологическим, ядерным и др. Вместе с тем, признак вооруженности будет отсутствовать, если формирование вооружено холодным (ножи, кастеты, нунчаки и т. д.), газовым (ствольным или бесствольным), пневматическим оружием в ограниченном количестве. Например, 10 человек, вооруженные 3–4 ножами или газовыми пистолетами, вряд ли будут образовывать признак вооруженности. Но если большинство участников, например, 8–9 человек из 10, вооружены холодным, метательным, газовым и пневматическим оружием, то при наличии других признаков (внутренней дисциплины, подчиненности и т. д.) такое формирование можно рассматривать как вооруженное. Сказанное означает, что у группы должно быть такое оружие или столько оружия, которое позволяет им вести операцию, близкую к боевой.

Вооруженность является конструктивным признаком ст. 208 УК РФ. Но оружием  члены незаконных вооруженных формирований могут  владеть как на законных основаниях (например, приобрести его посредством вступления в общество охотников), так и незаконно (изготовить кустарным способом, похитить и т. д.). В тех случаях, когда владение оружием является незаконным (изготовлено, куплено, добыто путем хищения или вымогательства), то содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. Аналогично должен решаться вопрос и в случаях, когда незаконные приобретение, хранение, ношение оружия предшествовали вступлению в незаконное вооруженное формирование и оба преступления не были связаны единством умысла, например, лицо какое-то время незаконно владело оружием, а потом вступило в незаконное вооруженное формирование.

Рассматриваемый состав имеет еще ряд особенностей при квалификации предварительной преступной деятельности. Так, незаконное формирование  какое-то время может существовать как группа лиц с армейской внутригрупповой дисциплиной. Деяние, пресеченное на этой стадии, образует приготовление к преступлению при условии наличия у организаторов цели ее последующего вооружения. Действия, направленные на приобретение оружия для такой группы, образуют покушение на преступление. Как приготовление к преступлению следует рассматривать и действия лиц, направленные на подбор участников,  установление внутреннего распорядка и дисциплины, поиск места расквартировки или дислокации и т. д.

Понятие «создание» включает в себя любые действия, результатом которых стало образование незаконного вооруженного формирования. В основном эти   действия могут быть аналогичны тем, которые предшествуют образованию банды, и выражаться в сговоре, приискании участников, финансировании, приобретении оружия и т. д. Однако действия по организации незаконного вооруженного формирования имеют свои особенности. В частности, признак создания могут образовать и действия, выразившиеся в принятии должностным лицом решения, выходящего за рамки его  компетенции о создании или реорганизации уже существующего законного вооруженного формирования. Последнее может выражаться, например, в увольнении из формирования неугодных  лиц, приеме угодных, обманной (например, под предлогом выполнения секретного спецзадания) комплектации из числа личного состава законных вооруженных формирований на добровольной или коммерческой основе взводов, рот для силового обеспечения решений партий, движений или отдельных лидеров и т. д.  Такие действия должностных лиц  должны квалифицироваться по ст. 208 УК  РФ и по совокупности – ст.ст. 285 или 286 УК РФ.

Руководство таким вооруженным формированием означает выполнение управленческих функций главенствующим лицом, наделенным правом отдавать  приказы и распоряжения, являющиеся обязательными для остальных участников формирования и в той или иной мере затрагивающие формирование в целом. Лица, создавшие незаконное вооруженное формирование, могут выступать и как его руководители. В этом случае им необходимо вменять в вину как создание, так и руководство этим формированием.

Часть 2 ст.208 УК РФ предусматривает ответственность за участие в незаконном вооруженном формировании.

Участие в незаконном вооруженном формировании предполагает вступление в него (членство, служба в формировании) и выполнение вытекающих из данного факта обязанностей по обеспечению функционирования данного формирования. Участие могут образовать не только случаи непосредственного вхождения в боевое подразделение формирования, но и оказание ему на постоянной основе пособнических услуг (приготовление пищи, оказание медицинской помощи, приобретение оружия, боеприпасов, аммуниций, выполнение разведывательных действий, снабжение информацией, деньгами, наркотиками и т. д.) при условии, что лицо осознает, что его действия способствуют функционированию именно незаконного вооруженного формирования. В случае если указанные действия носят не постоянный, а разовый или эпизодический характер, то они должны рассматриваться как пособничество. Форма вступления в формирование может быть разной и не имеет уголовно-правового значения. Согласие на участие может быть дано как устно, так и  письменно, либо лицо, участвующее в формировании, может совершать действия, которые дают основание другим членам формирования воспринимать их как согласие на вступление в вооруженное формирование.

Рассматриваемое преступление считается оконченным с момента создания незаконного вооруженного формирования, то есть, доведения его до такого состояния, когда оно автономно может существовать более или менее продолжительное время и выполнять боевые задачи. В части руководства состав окончен с момента дачи лицом своего согласия на выполнение командно-управленческих функций в уже созданном незаконном вооруженном формировании. Состав участия будет окончен либо тогда, когда лицо устно или письменно заявило о своем согласии на участие в незаконном вооруженном формировании, либо когда лицо фактически и систематически (более 3-х раз) выполняет приказы и распоряжения руководителей этих формирований.

По субъективной стороне совершение данного преступления возможно только с прямым умыслом. Лицо осознает, что оно создает именно незаконное вооруженное формирование, руководит именно незаконным вооруженным формированием, либо участвует  именно в незаконном вооруженном формировании и желает этого.

Хотя незаконное вооруженное формирование и создается в определенных целях, диспозиция ст. 208 УК РФ не содержит такой специальный субъективный признак.

Л. В. Сердюк считает, что степень общественной опасности незаконного вооруженного формирования зависит от его задач и целей[7]. В пользу указания в диспозиции статьи на общественно опасный характер последующей деятельности незаконных вооруженных формирований и необходимости включения в ее диспозицию специальной цели высказывался и профессор С. Ф. Милюков[8].

Совершенно справедливо законодатель остался равнодушен к вопросу о том, какие цели могут преследовать данное формирование, ибо оно само представляет опасность для общества уже тем, что оно незаконно вооружено. И эта опасность наиболее ярко показана С. Ф. Милюковым в приведенном им примере уголовного дела, когда член казачьего незаконного вооруженного отделения застрелил двух сотрудников милиции, предпринявших попытку разоружения банды казаков[9].

Несомненно, что незаконное вооруженное формирование может перерасти в целый ряд других связанных с ним преступлений, таких как террористический акт, бандитизм, вооруженный мятеж и т. д. Именно это обстоятельство учитывалось законодателем, когда определялось место этого состава в разделе преступлений против общественной безопасности. Если же формирование создается в целях, определяющих другой состав преступления, например вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ), то налицо совокупность преступлений. Цели вооруженного формирования в процессе ее деятельности могут меняться, например, обрести корыстную направленность, но все действия, совершенные в составе вооруженного формирования, выходят за рамки данного состава и требуют дополнительной квалификации.

В некоторых случаях при установлении признаков объективной стороны данного преступления существенное значение имеет возраст участников незаконного вооруженного формирования. При определении объективных признаков данного преступления (вооруженности и численности) необходимо учитывать, все ли участники являются субъектами данного преступления. Например, формирование, состоящее из 10 человек, из которых 7 человек не достигли возраста уголовной ответственности, остальные трое вооружены индивидуальным ствольным оружием, вряд ли можно рассматривать как вооруженное формирование. В таких случаях действия лиц, создающих или руководящих таким формированием, также нельзя рассматривать как оконченный состав преступления.

Субъектом преступления является лицо, которое к моменту совершения данного преступления достигло 16-летнего возраста и вменяемо. Однако в тех случаях, когда в составе незаконного вооруженного формирования принимают участие лица в возрасте от 14 до 16 лет, они подлежат ответственности лишь за те преступления, в совершении которых они принимали участие и ответственность за которые предусмотрена с 14 лет. Возраст субъекта в некоторых случаях может иметь существенное значение, в частности при определении наличия признаков объективной стороны данного преступления. Так, если основная масса участников незаконного вооруженного формирования не достигла возраста уголовной ответственности, то вряд ли можно говорить о наличии самого вооруженного формирования.

В юридической литературе встречается мнение, что поощрительная норма, содержащаяся в примечании к ст. 208 УК РФ, распространяется как на участников, так и на организаторов и руководителей незаконного вооруженного формирования[10]. Такое утверждение нельзя считать правильным, поскольку в примечании прямо сказано о прекращении только участия в незаконном вооруженном формировании, то есть это распространяется лишь на ч. 2 ст. 208 УК РФ. Следовательно, лица, создавшие и руководившие формированием, оставлены за пределами действия поощрительной нормы, и к ним применимы лишь нормы Общей части УК. По общей же норме о добровольном отказе (ч. 4 ст. 31 УК РФ) организатор не подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если он своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратит доведение исполнителем начатого преступления до конца. Однако, применение поощрительной нормы к организатору и руководителю незаконного вооруженного формирования невозможно, поскольку ч. 4 ст. 31 УК РФ применима только в случаях неоконченного преступления. Было бы правильным распространить действие примечания к ст. 208 УК РФ на всех лиц, дополнительно указав в ее тексте, что «организатор и руководитель освобождаются от уголовной ответственности в случае активного содействия ими правоохранительным органам по прекращению деятельности незаконного вооруженного формирования и разоружению ее участников».

Одним из условий освобождения от уголовной ответственности является сдача оружия. Лицо, решившее  прекратить участие в незаконном вооруженном формировании, должно сдать все оружие, которое у него имеется, в том числе и то, которое имеется у него на законных основаниях. В случае если виновный сдает лишь часть оружия, он освобождается от уголовной ответственности за фактически добровольно сданные предметы. Но уголовная ответственность не исключается относительно тех предметов, которые виновный оставил себе.

По своим некоторым объективным и субъективным признакам рассматриваемое преступление близко стоит с такими преступлениями, как террористический акт (ст. 205 УК РФ), бандитизм (ст. 209 УК РФ), вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ).

Отличие данного состава от террористического акта в первую очередь необходимо проводить по объективной стороне. Для наличия террористического акта необходимо совершение взрыва, поджога или иных действий, которые создают угрозу наступления общественно опасных последствий. А объективная сторона ст. 208 УК РФ выражается только лишь в создании, руководстве или участии в вооруженном формировании. При этом под угрозу ставится лишь один объект – общественная безопасность, тогда как терроризм обязательно должен создавать опасность наступления и иных общественно опасных последствий. Отличаются рассматриваемые составы и по количественному признаку участников преступления. Совершить террористический акт может и один человек, тогда как незаконное вооруженное формирование можно создать при наличии группы, обладающей специфическими признаками, присущими войсковому подразделению. Более того, и признак вооруженности, хотя в законе и не оговаривается количество оружия, для ст. 208 УК РФ имеет большее значение, чем для террористического акта, так как последний можно совершать и без какого-либо оружия.  В отличие от рассматриваемого состава террористический акт содержит конститутивный субъективный признак – цель. Отличаются эти составы и по субъекту преступления. За террористический акт ответственность наступает с 14 лет, а за организацию незаконного вооруженного формирования  –  с 16 лет.

Весьма близко рассматриваемое преступление к бандитизму, также предусматривающему ответственность за создание устойчивой вооруженной группы. Но для бандитизма необходимо наличие минимум двух субъектов преступления, тогда как незаконное вооруженное формирование может не образовать даже группа из 10 человек. Разнятся эти преступления и по количеству оружия. Для бандитизма необходимо наличие оружия хотя бы у одного из участников и осведомленности об этом других членов банды. Для состава ст. 208 УК РФ вооруженность означает наличие такого оружия (по качеству или количеству), которое позволяет проводить войсковую операцию. При бандитизме вооруженная группа создается для достижения четко определенной цели, которая указана в диспозиции статьи, – нападение на граждан или организации,  а ст. 208 УК РФ не содержит такой цели.

От организации преступного сообщества  (преступной организации) (ст. 210 УК РФ) или участия в нем (ней) данное преступление отличается по целям создания преступного сообщества – совершение тяжких и особо тяжких преступлений. При этом, хотя преступное сообщество и может иметь вооружение, вооруженность не является обязательным признаком ст. 210 УК РФ.

От вооруженного мятежа (ст. 279 УК РФ) рассматриваемое преступление отличается по объекту, объективной и субъективной стороне. Объектом вооруженного мятежа являются основы конституционного строя, а также территориальная целостность России. Насильственные действия в ходе вооруженного мятежа ставят под угрозу также жизнь и здоровье граждан. Состав ст. 208 УК РФ не предусматривает совершения каких-либо активных действий, связанных с вооруженным выступлением против власти, тогда как активное участие в вооруженном мятеже предполагает действия по осуществлению вооруженного насилия, а также совершение действий, необходимых для обеспечения вооруженного насилия. Вооруженный мятеж предполагает наличие хотя бы одной из перечисленных в диспозиции статьи целей, а именно:

 – свержение конституционного строя;

 – насильственное изменение конституционного строя;

 – нарушение территориальной целостности России.

Состав организации незаконного вооруженного формирования не предполагает наличия каких-либо целей.  Однако в случаях, когда незаконное вооруженное формирование создается для последующего совершения вооруженного мятежа, то действия виновных необходимо  квалифицировать по совокупности преступлений.

[1] Курский Д. И. Избранные статьи и речи. – 2-е изд. – М., 1958. –  С. 76.

[2] Собрание указов РСФСР.  – 1933.  – № 20.  – С. 68; Собрание законодательства  СССР. – 1935; № 18. – Ст. 141.

[3] Российская газета.  –  2010. – 7 мая.

[4] Ожегов С. И., Шведова  Н. Ю.  Толковый словарь  русского языка. –  М., 2007.  – С. 181, 441, 479, 856.

[5] Павлинов А. В. Уголовно-правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участия в нем: автореф. дисс. … канд. юрид. наук.  – М., 1998. –  С. 14.

[6] Мальцев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участия в нем // Российская юстиция.  – 1999. –  № 2.

[7] Сердюк Л. В. Сердюк Л. В. Криминологическое и уголовно-правовое исследо­вание насилия: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Саратов, 2003. – С. 51.

[8] Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство: опыт кри­тического анализа. – СПб.: СПбИВЭСЭП, Знание, 2000. – С. 114, 250.

[9] Там же. –  С. 250.

[10] См. например: Комментарий к УК РФ. –  Ростов-на-Дону, 1996. –  С. 449; Уголовное право России. Особенная часть: учебник.  – М., 1996. –  С. 228.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!