Оптиматы и популяры

27 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Смерть Тиберия не разрешила поставленной проблемы. Борьба за землю, вскоре переросшая и в борьбу за верховную власть, продолжалась и после смерти Тиберия. Теперь борьба велась уже между политически организованными группами или партиями — оптиматами (optimates), представлявшими интересы нобилитета, и популярами (populares), организованным ядром сельского и городского плебса. Всадники же занимали промежуточное положение, прямо не примыкая ни к той, ни к другой стороне, но при случае используя и ту и другую.

Борьба между оптиматами, популярами и всадниками составляет содержание политической истории конца Римской республики, осложняясь при этом многими привходящими мотивами.

В 30—20-х гг II в. популярам при поддержке всадников удалось провести несколько существенных реформ: ввести тайное голосование в комициях посредством подачи особых дощечек (tabellae), провести на высшие посты своих сторонников и лишить нобилей привилегии служить во всаднических центуриях. Предложение о переизбираемости народных трибунов прошло несколькими годами позже.

Между тем работа аграрной комиссии продолжалась. После смерти Тиберия Гракха и Аппия Клавдия (130 г.) место выбывших членов заменили Фуль- вий Флакк (Fulvius Flaccus) и Папирий Карбон (Papirius Carbo), принадлежавшие к партии популяров.

Аграрная комиссия развернула широкую деятельность по отобранию и распределению государственных земель. На основании цензовых списков общую сумму розданных аграрной комиссией земель в 125 г. определяют приблизительно в 360 или 400 тыс. гектаров. По масштабам античного мира это весьма солидная цифра, равная '/7 всего ager Romanus. Цензовые списки показывали увеличение приблизительно на 80 тыс. человек. О широте масштаба работы аграрной комиссии свидетельствуют надписи на межевых камнях, поставленных при новом переделе земель. Из одной нижеприводимой надписи видно, что даже такие противники Гракхов, как консул Публий Попилий, принимали участие в переделе земель.

«Я, — гласит надпись, — Публий Попилий, сын Гая, консул, построил дорогу от Регия до Капуи, на той дороге соорудил мосты, поставил межевые камни и почтовые станции (miliarios, tabelariosque postivei).

...Я первый приказал пастухов на государственной земле заменить земледельцами» (ut de agro poplico aratoribus cederent pastores)'.

Одновременно с тем возрастали также и трудности, на которые наталкивалась в своей работе аграрная комиссия. При перемежевании земель возникала масса всевозможных недоразумений, споров, кляуз и судебных процессов. Главная трудность состояла в том, что не всегда было легко отделить государственную землю от частной. За давностью лет границы государственных и частных земель стерлись, документы же, утверждавшие права владений, были утрачены или подложны. При отобрании и распределении участков происходили перемещения владельцев и допускались разного рода несправедливости, ошибки и злоупотребления. Случалось, например, что владельцы культурных участков, засаженных садовыми культурами и покрытых постройками, переселялись на участки, лишенные растительности, болотистые и глинистые. Притом многие хозяева рассматривали заарендованную ими землю как свою собственность, вкладывали в нее капиталы, возводили постройки и производили мелиорации. Среди арендаторов и подарендаторов могли встречаться крупные, средние и мелкие хозяева, «хорошие землевладельцы» в катоновском смысле. Всем им теперь грозили гибель и разорение.

В конце концов, говорили они, вся земля была когда-то завоеванной, следовательно, и общинной. Посессии не есть насильственный захват, ибо, по всем известному закону, всякому римскому гражданину предоставляется право обрабатывать необработанную общественную землю. Аграрная же комиссия, наделенная неограниченными полномочиями,

возбуждала в них ужас и негодование. Население волновалось, снималось с места, распродавало свой инвентарь и рабов, эмигрировало в города и провинции.

Что же касается богатых нобилей, то они, отказываясь от италийских земель, становились посессорами в провинциях, где земель было больше, а права владения прочнее. Одним из важных последствий гракховских реформ было перемещение людей и капиталов из Италии в провинции и вследствие этого еще большая зависимость центра от провинций.

«Таким образом, несправедливые действия богатых, хотя они были и значительны, с трудом могли быть доказаны. В результате сдвинулись со всех участков все те, кто с прежних своих владений был снят и переселен в чужие» \

Больше же всего недовольство выражали италики, римские союзники. Вследствие неотчетливой формулировки аграрного закона Тиберия Гракха италики попадали в очень странное положение. На основании общего положения они лишались государственных земель, но взамен этого ничего не получали. Наделению землей подлежали только одни римские граждане. «Тиберий Гракх, — говорит Цицерон, — пренебрег интересами и договорами союзников и латинян» (Tib. Gracchus... sociorum nominisque Latini iura neglexit ac foedera)2.

Отсюда проистекали негодование и раздражение италийских союзников против аграрного закона Тиберия Гракха и самого его инициатора. Италийские землевладельцы тем более не желали расставаться со своими плантациями и садами, что как раз 30—20-е гг. II в. отмечены обильным урожаем по всей Италии и расширением рынка сбыта сельскохозяйственных продуктов3. В конце концов раздраженные несправедливым законом италийские землевладельцы решили обратиться к популярному тогда среди италиков Сципиону Эмилиану, прося у него справедливого суда и защиты. Сципион охотно пошел навстречу италикам, многие из которых служили под его знаменами. К тому же Сципион не был доволен ни поведением Тиберия Гракха, ни действиями аграрной комиссии. То и другое казалось ему нарушением римской конституции.

В 129 г. Сципион выступил в сенате с речью, в которой, не осмеливаясь открыто порицать-самый закон, принятый в спешном порядке без предварительного и всестороннего изучения дела, и указывал на трудность практического его осуществления. Взамен этого Сципион предлагал освободить комиссию трех от разбирательства судебных процессов, передав их другой комиссии.

Сенат стал на сторону Сципиона и передал консулам суд по спорным вопросам, возникавшим при наделении землей; за аграрной же комиссией сохранилось только распределение земель. Отнятие судебных функций по сути дела означало ликвидацию аграрной комиссии. Консул Тудитан, на которого возложены были судебные функции, отправился в поход в Иллирию, а за его отсутствием судебные дела оставались без разбора.

Комиссия по разделу тоже бездействовала, ибо никто не обращался к ней за разрешением спорных вопросов, не веря в ее правомочия и ожидая возвращения консула.

После ликвидации аграрной комиссии Сципион окончательно порвал с популярами и утратил всякий авторитет у римского гражданства. В глазах римлян он теперь являлся предателем Рима и вождем италиков.

Все это послужило источником ненависти и негодования против Сципиона, которого народ прежде так любил, много боролся за него против оптиматов, вопреки закону два раза выбирал его консулом. Теперь же римский народ видел, что Сципион противодействует ему в угоду италикам»

Ходили слухи, что Сципион даже намеревался окончательно ликвидировать аграрную комиссию и произвести государственный переворот. Под влиянием всех этих слухов настроение в городе становилось напряженным.

«Слушая все эго, народ приходил в ужас»2.

Приближалась развязка. Утром, накануне того дня, когда Сципион намеревался выступить в коми- циях с речью, он был найден мертвым в собственном доме и без видимых ран на теле (129 г.).

Вопрос об убийцах Сципиона так и остался невыясненным. Виновниками убийства называли вождей популяров, Патерия Карбона и Фульвия Флакка3, и жену Сципиона, «некрасивую и бесплодную» Корнелию Семпронию, сестру Гракха. По другой версии, Сципион покончил жизнь самоубийством, отчаяв

шись в возможности выполнить свое обещание, данное им италикам. Но даже и смерть Сципиона не примирила римское гражданство с его поступком.

«Так, — заключает свой рассказ о событиях этих лет Аппиан, — умер Сципион, и тело его не было даже удостоено торжественного погребения, несмотря на все его значение в истории политического возвышения Рима. Доказательство того, насколько гнев за последние его поступки превосходил благодарность за прежние деяния»

Таким образом из аграрного вопроса вырастал новый, не менее сложный союзнический вопрос. С 20-х гг. II в. союзнический вопрос становится одним из самых серьезных и острых вопросов римской политики.

Становилось очевидным, что без разрешения союзнического вопроса нельзя было разрешить и самого аграрного вопроса, стоявшего в центре программы популяров. И не потому вождь популяров Фуль- вий Флакк, консул 125 года, включил союзнический вопрос в программу демократической партии. Римский земельный фонд почти уже был исчерпан, и потому приходилось обращаться к государственным землям союзников. В качестве же компенсации за отобрание земель Флакк предлагал даровать союзникам права римского гражданства.

«Между тем владельцы земельных участков под различными предлогами все откладывали и откладывали на долгий срок раздел их.

Некоторые предлагали даровать права римского гражданства союзникам, сопротивлявшимся разделу земли. Италики с удовольствием приняли бы это предложение, предпочитая полям римское гражданство» :.

Уравнение в правах с римлянами было общей платформой, на которой сходились все италики, конкретное же содержание этого требования разными группами понималось различно. Но и в этом вопросе предложение популяров наталкивалось на оппозицию сената, не считавшего возможным уравнять в правах римских подданных (италиков) с римскими гражданами.

В ответ на это в некоторых городах Италии (Фре- геллы) произошли серьезные восстания, предвестники грядущей союзнической войны или италийской революции. Таково было состояние Рима и Италии в момент выступления Гая Гракха.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!