Окончание уголовного преследования

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В юридической литературе окончание уголовного преследования часто отождествляют с прекращением уголовного преследования и определяют как окончание деятельности по изобличению подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления[1].

Это суждение правильное. Но представляется, что прекращение уголовного преследования – это не единственный способ окончания деятельности по изобличению лица в инкриминируемом деянии.

Окончание уголовного преследования может иметь место в следующих формах.

1. Вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Уголовное преследование осуществляется в стадии возбуждения уголовного дела в отношении лица, к которому органами уголовного преследования применены меры, ограничивающие права и свободы в целях установления причастности к событию, содержащему признаки преступления.  При наличии обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела, уголовное преследование может завершиться  на первоначальной стадии уголовного судопроизводства отказом в возбуждении уголовного дела по основаниям, указанным в ст.ст. 24, 27 УПК РФ. Например, на момент подачи заявления о возбуждении уголовного дела публичного обвинения следователю или дознавателю может стать известно о наличии вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо о наличии неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Данные обстоятельства служат основанием для отказа от уголовного преследования и отказа в возбуждении уголовного дела (пп. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

По официальным статистическим данным, в 2008 г. было зарегистрировано заявлений и сообщений о происшествиях – 21,5 млн, в 2009 г. – 22,9 млн, за первый квартал 2010 г. – 7,59 млн. Решений об отказе в возбуждении уголовного дела в 2008 г. было принято 5,3 млн (24,6% от общего числа зарегистрированных заявлений и сообщений о преступлениях), в 2009 г. – 5,6 млн (25,5 %), в 2010 г. – 6 млн (26,5 %)[2].

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается в каждом четвертом случае из десяти. Не случайно этому этапу уголовного преследования уделяется пристальное внимание со стороны контролирующих и надзирающих органов на предмет соблюдения законности и обоснованности принимаемых решений. Так, в 2008 г. отменено 1,8 млн. незаконно вынесенных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, в 2009 г. – 1,9 млн., в 2010 г. – 1,5 млн.[3]

За необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела в 2010 г. к дисциплинарной ответственности было привлечено 36,2 тыс. сотрудников органов внутренних дел, и в отношении 1251 сотрудника возбуждены уголовные дела[4].

  1. Вынесение дознавателем, следователем, прокурором постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, а судьёй (судом) – постановления (определения) о прекращении уголовного дела.

Следственная и судебная практика показывают, что начатое уголовное преследование не всегда завершается постановлением судом обвинительного приговора и назначением справедливого наказания, поскольку данные, послужившие основанием для его возбуждения и осуществления, в дальнейшем могут отпасть или не подтвердиться.

В УК РФ установлен институт освобождения от уголовной ответственности (ст.ст. 75–78, 90, 91). Соответственно и УПК РФ предусматривает основания и порядок прекращения уголовного преследования (ст.ст. 24 –281, 212 –213, 226, 236, 239, 254, 256, 319, 350, 352, 367, 378, 384, 408, 418, 427, 431, 439, 443, 445, 446, 448, 451). Эти нормы образуют институт прекращения уголовного преследования.

Прекращение уголовного преследования означает прекращение деятельности по изобличению конкретного лица (подозреваемого, обвиняемого) в совершении преступления, прекращение сбора уличающих его доказательств и отказ от поддержания обвинения в суде при наличии предусмотренных законом оснований и условий. Вынесению постановления (определения) о прекращении уголовного преследования предшествуют анализ и оценка имеющихся доказательств, обеспечение прав соответствующих участников процесса.

Прекращение уголовного преследования возможно на всех стадиях производства по уголовному делу: в ходе предварительного расследования; при рассмотрении прокурором уголовного дела, поступившего с обвинительным актом; в ходе предварительного слушания; в судебном заседании; при судебном разбирательстве в апелляционном и кассационном порядке; при производстве в надзорной инстанции; в ходе производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В 2001 г., до принятия УПК РФ, по России было прекращено 348 тыс. уголовных дел, или практически каждое пятое, т. е. 20 %. В 2005 г. число прекращенных дел составило всего лишь 88 тыс., или чуть больше   7 %. По некоторым регионам прекращение уголовных дел в стадии расследования фактически было исключено. Так, по данным В. Устинова, в Республике Саха (Якутия), Нижегородской, Сахалинской, Ульяновской и ряде других областей этот показатель в 2005 г. не превысил 1,5–2%[5]. В 2010 году в районных судах Российской Федерации с прекращением производства по делу рассмотрено 68,0 тыс. дел, доля таких дел составляет 11,2 %[6].

Перечень оснований прекращения уголовного преследования дается в ст. 27 УПК РФ, имеет довольно сложную юридическую конструкцию и свидетельствует о том, что применение данной статьи возможно только в отношении подозреваемых и обвиняемых, т. е. лиц, подвергнутых уголовному преследованию.

УПК РФ не классифицирует основания прекращения уголовного преследования. Исходя из анализа ст. 133 УПК РФ, основания для прекращения уголовного преследования могут быть реабилитирующими и нереабилитирующими.

Реабилитирующие основания прекращения уголовного преследования снимают все подозрения и обвинения в отношении преследуемого лица, что тождественно его оправданию. Реабилитирующими основаниями являются:

- прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ);

- отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

- отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

- отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

- отсутствие заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора Российской Федерации или Председателя Следственного комитета Российской Федерации (п. 6 ч. 1 ст. 24, пп. 2, 21 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

- отсутствие согласия Совета Федерации на возбуждение уголовного дела  либо о привлечении в качестве обвиняемого члена Совета Федерации (п. 6 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

- отсутствие согласия Государственной Думы на возбуждение уголовного дела либо о привлечении в качестве обвиняемого депутата Государственной Думы (п. 6 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

- отсутствие согласия Конституционного Суда Российской Федерации на возбуждение уголовного дела  либо о привлечении в качестве обвиняемого судьи Конституционного Суда Российской Федерации (п. 6 ч. 1 ст. 24, п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

- отсутствие согласия Высшей квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела  либо о привлечении в качестве обвиняемого судьи Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда (п. 6 ч. 1 ст. 24, п. 4. ч. 1 ст. 448  УПК РФ);

- отсутствие согласия квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела  либо о привлечении в качестве обвиняемого иных судей (п. 6 ч. 1 ст. 24, п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

- непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ);

- отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Уголовным кодексом РФ определены в примечаниях к ст.ст. 126, 198, 204, 205, 206, 223, 228, 275, 291, 307, 316, 337 самостоятельные основания освобождения от уголовной ответственности.

Установление обстоятельств, перечисленных в примечаниях к ст.ст. 204, 291, 228, 337 УК РФ,  возможно лишь в процессе расследования, после чего принимается решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования.

Установление и проверка обстоятельств, перечисленных в примечаниях к ст.ст. 205, 206, 223, 275, 307, 316 УК РФ, не требует возбуждения уголовного дела и производства предварительного расследования.

При установлении обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ (например, к ст.ст. 291, 222  УК РФ), уголовное дело подлежит прекращению на основании примечания к той или иной статье уголовного закона со ссылкой на п. 2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления[7].

Все другие основания прекращения уголовного преследования, указанные в ст.ст. 24, 25, 27, 28, 281 УПК РФ, относятся к нереабилитирующим. Нереабилитирующие основания не снимают подозрений (обвинений) в отношении лица, однако в силу указанных в законе оснований государство отказывается от дальнейшего уголовного преследования, осуждения и назначения виновному справедливого наказания.

Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям не освобождает лицо от гражданско-правовой, дисциплинарной и иных видов неуголовной ответственности. Так, согласно п. 13 ч. 1 ст. 40 ФЗ «О полиции», прекращение уголовного преследования за истечением срока давности (п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) (за исключением уголовных дел частного обвинения ч. 2 ст. 20 УПК РФ), вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ), является основанием увольнения сотрудника полиции со службы в полиции.

Согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст.ст. 25, 28, 281 УПК РФ,  а также пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. Такое же правило действует, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель возражают против прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ч. 6 ст. 427 УПК РФ).

14 июля 2011 года Конституционный Суд РФ признал п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников[8].

Мотивы возражения подозреваемого, обвиняемого от прекращения уголовного преследования могут быть различными. Как показывает практика, подозреваемые и обвиняемые, а в случае их смерти – близкие родственники, уверенные в невиновности, настаивают на продолжении расследования, добиваясь оправдания и последующей возможной реабилитации.

В случае возражения подозреваемого или обвиняемого, производство по уголовному делу не прекращается по пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст.ст. 25, 28, 281 , пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 27, ч. 6 ст. 427 УПК РФ, а продолжается в обычном порядке. Такое же правило действует, если близкие родственники умершего подозреваемого, обвиняемого возражают против прекращения уголовного дела по п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 24 УПК РФ, прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. При этом согласно ч. 4 ст. 27 УПК РФ допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

Прекращение уголовного преследования и прекращение уголовного дела два разных процессуальных решения.

По смыслу ст. 212 УПК РФ одновременно с прекращением уголовного дела обязательно прекращается и уголовное преследование конкретного подозреваемого или обвиняемого по любым основаниям, обозначенным в ст.ст. 24–28 УПК РФ. Согласно ч. 5 ст. 213 УПК производство по уголовному делу продолжается, если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу. В таких случаях уголовное преследование прекращается в отношении конкретного лица без прекращения уголовного дела.

Не прекращается уголовное дело при прекращении уголовного преследования ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (ч. 4 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). В силу ст. 221 (п. 2 ч. 1) УПК РФ уголовное дело прокурором полностью не прекращается при прекращении уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых.

Полное прекращение уголовного дела означает полное окончание производства по нему, никакие процессуальные действия больше не производятся. Постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу утверждается руководителем следственного органа (п. 9 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Аналогичное постановление дознавателя согласуется с начальником подразделения дознания, утверждается начальником органа дознания, а затем прокурором (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования должно быть законным и обоснованным. В соответствии со ст. 214 УПК РФ незаконное и необоснованное постановление следователя или дознавателя может быть отменено прокурором. По делам частного обвинения постановление о прекращении уголовного дела прокурор может отменить только при наличии жалобы заинтересованного лица. При судебном обжаловании прекращения уголовного дела суд выносит в порядке ст. 125 УПК РФ решение, обязывающее устранить нарушение, и направляет его прокурору и руководителю следственного органа для исполнения.

3. Частичное прекращение уголовного преследования. Предусмотрено в ст. 175 УПК РФ. Прекращение уголовного преследования в части имеет место, если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой либо части не нашло подтверждения. В таком случае в соответствии с ч. 2 ст. 175 УПК РФ следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части. Прекращение уголовного преследования в определенной части (частичное прекращение уголовного преследования) логично и практически целесообразно лишь в тех случаях, когда изменение вызвано отпадением целого самостоятельного обвинения, предъявленного в числе других. Например, обвиняемому Н. инкриминировались кража и хулиганство, однако в ходе дальнейшего расследования виновность в совершении одного из названных преступлений не получила подтверждения, следователь вправе прекратить уголовное преследование в части обвинения в краже (или хулиганстве) и ограничиться объявлением данного постановления обвиняемому под расписку. Все другие процедурные действия, в том числе допросы обвиняемого, в данном случае лишены смысла.

4. Вынесение и предъявление нового постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в более тяжком или менее тяжком преступлении имеет место в случае, если необходимо в текст или формулировку обвинения внести соответствующие изменения. Новое обвинение имеет новое содержание. Например, изменение утверждения о времени и месте совершения преступления, включение дополнительных эпизодов преступной деятельности, изменение установочных данных обвиняемого и т. д. Если в ходе расследования уголовного дела о краже не был подтвержден факт причинения значительного ущерба гражданину, но было установлено совершение деяния группой лиц по предварительному сговору, то произойдет отказ от уголовного преследования по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а деяние будет квалифицировано по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Изменение обвинения может и не отразиться на квалификации преступления. Например, при расследовании кражи дознаватель уточил, что сумма причинённого потерпевшему ущерба составляет не 5 тыс. рублей, а 20 тыс. рублей.

Дополнение обвинения связано с установлением дополнительного состава преступления и вменением его в вину обвиняемого в совокупности с другими составами преступлений. Например, Г. предъявлено обвинение в сбыте наркотических средств (ч. 1 ст. 2281 УК РФ). В ходе дальнейшего расследования установлено, что Г. вовлекла в совершение преступления свою несовершеннолетнюю дочь Г. О. Следователь дополнил обвинение Г. вменением в вину ч. 4 ст. 150 УК РФ.

5.  Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения. Часть 4 ст. 246 УПК РФ предусматривает отказ (полный или частичный) государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства в случае, если  в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. В этом случае  государственный обвинитель отказывается от утверждения о совершении подсудимым преступного деяния и излагает суду мотивы отказа.

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, не влечет за собой  безусловного прекращения  уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П[9] полный или частичный отказ от обвинения следует рассматривать как ходатайство со стороны обвинения. Суд же, продолжив судебное следствие и выслушав прения сторон, принимает то решение, которое он считает правильным.

Правила отказа государственного обвинителя от обвинения применяются в стадии назначения судебного заседания (ч. 1 ст. 239 УПК РФ).

Исследование судебной практики показывает, что государственные обвинители нередко использовали право отказа от обвинения в судебном разбирательстве. Специалисты НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ отметили, что из общего числа изученных ими в 2002 г. уголовных дел по 8 % из них прокуроры отказались от обвинения в суде[10].

Необоснованный отказ государственного обвинителя от обвинения считается ненадлежащим исполнением служебного долга. Согласно приказу Генпрокуратуры РФ от 20.11.2007 г. № 185 (в ред. от 26.05.2008 г.) «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» решение об отказе государственного обвинителя от обвинения может быть принято только на основании объективной оценки имеющейся информации в ее совокупности. Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме[11].

6. Вступление приговора суда в законную силу.

В соответствии с п. 28 ст. 5 УПК РФ приговор – решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

Приговор может быть обвинительным, оправдательным и смешанным.

Вступление в законную силу обвинительного приговора, в соответствии с которым подсудимый признан виновным и осуждён за совершённое преступление, завершает деятельность стороны обвинения по изобличению.

Уголовное преследование может завершиться не только обвинительным, но и оправдательным приговором суда.  В 2010 году в районные суды Российской Федерации поступило на первую инстанцию 572,4 тыс. уголовных дел: с вынесением обвинительного приговора рассмотрено 479,4 тыс. дел, (82,9 %). С вынесением оправдательного приговора рассмотрено 1,4 тыс. дел (0,3 %)[12].

Частью 2 ст. 302 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора: не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления; в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Вместе с тем  оправдательный приговор не всегда означает прекращение уголовного преследования. Так, оправдывая подсудимых в покушении на жизнь главы РАО «ЕЭС» А. Чубайса, судья в приговоре записал: «Суд постановил направить руководителю Следственного комитета РФ материалы дела в связи с вынесением оправдательного приговора для проведения предварительного расследования и установления настоящего виновника покушения»[13].

7. Иные формы.

Связаны с ситуацией, когда меры, предпринимаемые в целях изобличения лица или свидетельствующие о наличии подозрения, в уголовном деле явно не выражены, а имеющиеся подозрения официально не сформулированы. Например, у допрошенного в качестве свидетеля лица выяснялось его алиби, производилось его освидетельствование, были получены образцы для сравнительного исследования, производился в жилище лица обыск и т. п. В случаях неподтверждения причастности к преступлению таких лиц,  отказ от уголовного преследования нигде не фиксируется, поскольку законодатель не обязывает этого делать.

[1] Волынская О. В. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования. – М., 2007. – С. 64.

[2] Литвиненко К. Л. Стадия возбуждения уголовного дела способствует или препятствует реализации права граждан на доступ к правосудию? // Российский следователь. – 2010.  – № 16. – С. 27.

[3] Гордиенко В. В. Законодательные новеллы и их роль в повышении эффективности борьбы с преступностью // Российский следователь. – 2011. – № 16.  – С. 4.

[4] Там же. – С. 4.

[5] Воскобитова Л. А. Возбуждение и прекращение уголовного дела: анализ следственной практики // Уголовное судопроизводство. – 2010. – № 2. – С. 3–6.

[6] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году. – М., 2010. – С. 10.

[7] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. № 1 (ред. от 06.02.2007 г.) «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – № 7. – 1996. – С. 6.

[8] Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положений п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ в связи с жалобами граждан С. И. Александрина и Ю. Ф. Ващенко» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 30 (2). – Ст. 4698.

[9] Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений ст.ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // Собр. законодательства Российской Федерации.  – 2003. – № 51. – Ст. 5026.

[10] Щербаков Ю. Отказ прокурора от обвинения // Законность. – 2002. – № 2. – С. 29.

[11] Законность. – 2008. – № 1. – С. 38.

[12] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году. – М., 2010. – С. 9–10.

[13] Козлова Н. Кто покушался на Чубайса. Найти террористов суд поручил следователям  // Российская газета. – 2008. – 17 июня.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!