Оформление полиции в системе МВД Российской империи

26 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

С образованием министерств руководство полицией не сразу ока­залось в ведении Министерства внутренних дел, но осуществлялось Министерством военно-сухопутных сил - в городах, управляемых военными комендантами и Министерством военно-морских сил - в портовых городах. По предложению министра внутренних дел для реорганизации управления городской полицией был создан временный комитет в составе трех министров - внутренних дел, военно-сухо­путных и военно-морских сил. Подготовленный ими и после обсужде­ния в Комитете министров утвержденный Александром I Указ 1803 г. "О средствах к исправлению полиции в городах", стал, наряду с Уставом благочиния, основным нормативным актом, определявшим устройство, функции, компетенцию городских полицейских учреж­дений

Руководство полицией во всех губернских и других крупных го­родах передавалось полицмейстерам, назначавшимся Министерством внутренних дел, которые через губернское правление подчинялись МВД, затем Министерству полиции.

Министерство внутренних дел, затем Министерство полиции много внимания уделяло совершенствованию деятельности полиции в круп­ных городах. Причем делалось это без издания единого нормативного акта, регламентировавшего деятельность городской полиции, а путем создания специальных комиссий для рассмотрения вопросов орга­низации полиции в каждом конкретном губернском или крупном городе. Комиссия, члены которых утверждались царем по представ­лению министра внутренних дел, разрабатывали проекты новых штатов городской полиции, инструкции для ее руководителей, в которых старались учесть экономические, социально-демографи­ческие особенности и финансовые возможности каждого города. С 1803 по 1825 г. были изданы полицейские штаты почти для 90 городов.

После того как в 1816 г. император Александр I посетил ряд губерний и обратил внимание на то, что полиция не всегда хорошо исполняла свои обязанности, особенно по поддержанию порядка на улицах, "обывательских дворах", последовал указ, обязывавший Мини­стерство полиции на основании Положения "О средствах к исправ­лению полиции в городах" от 1803 г. пересматривать полицейские штаты городов, подбирать на службу в полицию достойных чинов­ников, контролировать правильность и целесообразность разделения городов на полицейские части и кварталы14. Таким образом, в начале XIX в. основное внимание уделялось организационно-штатному укреп­лению городской полиции. Этим активно занималось МВД, а в 1811-1819 гг. Министерство полиции, сумевшее добиться определенной унификации в организации городской полиции. Функции городской полиции оставались в основном такими же, какими они были установлены еще в Уставе благочиния 1782 г. Их некоторое расши­рение произошло после того, как на полицию был возложен контроль за соблюдением правил, установленных согласно так называемой "гильдейской реформы" от 1824 г. для крестьян, мелкого купечества, мещан, занимавшихся торгово-промышленной деятельностью в городах.

Создание центрального органа управления полицией (Министер­ства внутренних дел) не могло не сказаться на организации и деятель­ности органов сельской полиции. Они по-прежнему существовали в виде так называемых нижних земских судов, члены которых избирались на уездных дворянских собраниях и утверждались губер­натором. Слабой стороной такой организации сельской полиции было то, что дворяне, живущие в уездах, старались устраниться от выполнения хлопотной и малооплачиваемой службы в составе нижнего земского суда. Особенно эта тенденция стала проявляться в начале XIX в. с усилением власти губернского чиновничества над выборной уездной дворянской администрацией. Кроме городской и сельской полиции в начале XIX в. на рудниках, транспорте, а также ряде крупных заводов и прилегающей к ним местности существовали ведомственные полицейские органы. "Горная полиция" действовала в горнодобывающих районах и на государст­венных предприятиях, подчинялась непосредственно управляющему рудником, а на частных - представителю государства - берг-инспектору. Для непосредственного руководства горнозаводской полицией управляющий рудником или берг-инспектор назначали полицмейстера, действовавшего в поселках при рудниках, а в "округах", т.е. в близ­лежащих деревнях и селах назначался так называемый "горный исправник", являвшийся членом нижнего земского суда уезда, в ко­тором находилось горнодобывающее предприятие. На ряде крупных военных заводов, по примеру Тульских оружейных, также создавалась своя полиция, управлявшаяся полицмейстером, подчиненным директо­ру предприятия.

Для более действенного контроля за соблюдением паспортного режима и за приезжавшими в столицы в 1809 г. в Москве и Петербурге были созданы конторы адресов, являвшиеся отделениями столичной полиции. Все приезжавшие в столицы на постоянное жительство, чтобы работать по найму, обязывались регистрироваться в конторе адресов, за исполнением чего следили частные приставы, квартальные надзиратели.

В Петербурге в конторе адресов имелось отделение для ре­гистрации иностранцев, связанное с особенной канцелярией при министре полиции, контролирующее выдачу иностранных паспор­тов.

К мерам, применяемым для соблюдения "тишины и спокойствия" в столицах, где с увеличением населения, оживлением торгово-промыш­ленной деятельности, развивался такой род предпринимательской деятельности, как содержание гостиниц, ресторанов, кофейных домов, относилось издание специальных правил о порядке их открытия и проживания в гостиницах. Эти правила были, по существу, допол­нением к Уставу благочиния и контроль за их соблюдением вошел в компетенцию столичной полиции, причем при нарушении правил под­лежали ответственности не только владельцы гостиниц, трактира... но и полиция той части города, где они находились. Вопрос об ответ­ственности полиции решался обер-полицмейстером, "или же самим военным генерал-губернатором столицы. Позже в связи с распростра­нением этих правил... на все города Империи контроль за их соблю­дением возлагался на городскую полицию.

В столицах впервые к охране общественного порядка и содейст­вию полиции стали привлекаться жандармские формирования, созданные в 1815 г. для поддержания порядка в войсках.

Жандармские эскадроны Москвы и Санкт-Петербурга находились в распоряжении столичных обер-полицмейстеров и использовались ими, главным образом, для поддержания порядка в местах большого скопления людей, во время праздников и т.д.

Таким образом, создание в 1802 г. Министерства внутренних дел, в котором сосредоточивалось руководство полицейскими учреждениями, позволило более эффективно управлять ими, производить изменение в их организации, деятельности с учетом социально-экономических, демографических, политических факторов. В то же время функции, компетенция полиции в начале XIX в. в основном оставались такими, какими они были определены еще в конце XVIII в. в "Учреждении для управления губерний 1775 года", и в "Уставе благочиния 1782 года". Важным моментом для истории полицейских учреждений России было образование в составе Министерства полиции особенной канцелярии министра, ставшей в дальнейшем основой для создания специализи­рованного органа политической полиции - III Отделения собственной императорской канцелярии.

Внутриполитический курс императора Николая I не предполагал изменений в организации, функциях, компетенции местных полицейских органов. Стабильной была и численность городских полицейских штатов, периодический пересмотр которых, как правило, заканчивался утверждением установленного ранее числа полицейских. Это объяснялось тем, что при утверждении штатов полиции для каждого города в начале XIX века были учтены все его социально-экономические, демографические характеристики, мало изменившиеся к середине века. Вялый рост промышленности и стабильность городского населения влияли и на достаточно постоянный, невысокий уровень преступности в городах. Тяжкие преступления были довольно редки и, как правило, носили очевидный характер, совершались в состоянии опьянения. Поэтому остроты проблемы их раскрываемости не существовало.

Так, например, в Москве при населения 370 тысяч человек в середине XIX века совершалось 5-6 убийств, 2-3 грабежа и разбоя в год, около четырехсот случаев мошенничества и семисот краж, примерно две трети которых раскрывались. Исходя из того, что на некоторых докладах Министерства внутренних дел, содержащих сведения о количестве совершенных и раскрытых преступлений, Николай I делал пометки "Читал с удовольствием", можно сделать вывод о его удовлетворенности положением в области охраны правопорядка.

Характерным для организации и деятельности городской полиции того времени было стремление усилить наружную постовую службу, для чего во многих городах увеличивалось число "полицейских будок". Нередко, особенно в столицах, это были достаточно удобные и приемлемые в архитектурном отношении сооружения. Пример внимательного отношения к их строительству и содержанию подал сам император Николай I, посетивший несколько образцовых полицейских будок. Это было одним из проявлений заботы правительства о престиже власти, полиции и отчасти о ее безопасности. В 1831 году в Петербурге, в Новгородской, Псковской губерниях прошли так называемые "холерные бунты", в ходе которых были нападения на полицию, а в городе Старая Русса был разгромлен полицейский участок и убит городничий. При обсуждении вопроса о наказаниях для чиновников за служебные проступки и "непадение" Николай I высказался за ограничение денежных штрафов, но за расширение ареста и содержания на гауптвахте. Для старших полицейских чиновников этот вид наказания был признан неприемлемым.

В 1853 году для усиления патрульно-постовой службы полиции в городах были сформированы из нижних военных чинов полицейские команды. Их численность определялась из расчета 5 полицейских на 2 тысячи жителей и 10 полицейских во главе с унтер-офицером на 5 тысяч жителей. Подчинялись эти команды полицмейстеру.

В середине XIX века сохранились особенности в организации и положении санкт-петербургской полиции. В 1838 году после проведения многолетней ревизии столичной полиции императором было утверждено новое положение, регламентирующее ее организацию и деятельность.

Город разделялся на 13 частей и 56 кварталов. Во главе каждой части Санкт-Петербурга было два частных пристава - один "для дел полиции исполнительной и распорядительной", второй - "для расследования, следствия о преступлениях". Таким образом, на уровне полицейской части Санкт-Петербурга было два самостоятельных руководителя, один из которых отвечал за административную, оперативно-розыскную деятельность, охрану общественного порядка, второй контролировал проведение дознания и следствия. Наряду с укреплением частей в столице создавалось новое звено в полицейском управлении в виде полицмейстера. Назначались три полицмейстера, в ведении каждого из которых было несколько полицейских частей города, что обеспечивало необходимое единство в их деятельности. Ежедневно полицмейстер принимал доклады частных приставов и давал распоряжения.

Укреплению столичной полиции уделялось постоянное внимание. В распоряжении полицмейстеров имелись сформированные из отставных солдат и унтер-офицеров пешие полицейские команды и команды городских стражей. В каждой части города был так называемый съезжий дом, в котором располагались частные приставы, городовые унтер-офицеры, имелись помещения для арестантов и для приведения в исполнение приговоров в виде телесных наказаний. Каждая полицейская часть делилась на 4-6 кварталов во главе с квартальным надзирателем. На территории части располагалось несколько полицейских будок: достаточно больших, отапливаемых помещений, в которых круглосуточно находился один из городовых полицейских и мог располагаться усиленный ночной полицейский дозор.

Для укрепления кадрового состава столичной полиции были приняты меры по организации общей и профессиональной подготовки ее сотрудников. В 1838 году унтер-офицерам полиции Санкт-Петербурга представляется возможность после сдачи соответствующего экзамена получить первый классный чин, т.е. стать чиновником 14-го класса. Это освобождало от телесных наказаний и давало право на повышение жалованья в два раза. Право на сдачу экзамена предоставлялось при безупречной службе унтер-офицера.

Экзаменующийся должен был показать знание "Краткого катехизиса", т.е. основных положений и норм морали христианского учения, умение бегло и грамотно читать и писать, выполнять арифметические действия. Он обязан был знать инструкции для квартального надзирателя, правила ведения служебной переписки и статистического учета правонарушений, а также "порядок, соблюдаемый при отыскании людей, укрывающихся от полиции", и "правила первоначальных следственных действий".

Порядок отбора кандидатур и программа экзаменов для полицейских унтер-офицеров были утверждены императором. Не сдавший экзамен в первый раз имел право на вторую попытку. Сдача экзамена третий раз запрещалась.

Для улучшения деятельности столичной полиции в повышения престижа должности полицейского на службу в санкт-петербургскую полицию были приглашены выпускники привилегированного, одного из лучших учебных заведений страны, Училища правоведения.

Таким образом, развитие Министерства внутренних дел как центрального органа управления полицией, выполнение им контрольно-аналитических функций позволяло правительству более отчетливо видеть недостатки в организации и деятельности местных полицейских учреждений, принимать меры к их исправлению.

Наиболее слабым звеном в системе полицейских органов была сельская полиция, не изменившаяся со времени ее образования согласно "Учреждению для управления губерний" 1775 года. По-прежнему сельская полиция существовала в виде нижнего земского суда, когда на всю территорию уезда было несколько штатных полицейских служащих, находившихся в постоянных разъездах и обязанных, помимо борьбы с преступностью и охраны общественного порядка, выполнять различные поручения губернатора. Зависимость от губернской постоянно растущей бюрократии, карательная направленность деятельности часто вступали в противоречие с дворянским представлением о чести и достоинстве представителя этого сословия и заставляли их избегать службы в нижнем земском суде.

В 1832 году император Николай I обратился к дворянству, чтобы оно не уклонялось от службы в уездной полиции, избирало бы на эти должности "людей, истинно достойных имени блюстителей общественного порядка". Это обращение было подкреплено повышением оклада служащих сельской полиции, причем сделано это было за счет увеличения налога с крестьян. В сельскую полицию на должности сотских, десятских разрешено было брать вместо крестьян отставных солдат на условиях, определяемых местной администрацией. Вызвано это было тем, что должность десятского и сотского была непопулярна в крестьянской среде и исполнять ее добровольно соглашались немногие. Были случаи, когда крестьяне для того, чтобы их не выбрали сотскими, десятскими, объявляли себя раскольниками, староверами, которые не могли служить в полиции. Кроме выбора сотских, десятских в сельской местности существовал порядок, называемый в крестьянской среде "очередь". Иными словами: жители села должны были поочередно выполнять различные поручения станового пристава. Это являлось своеобразной полицейской повинностью.

Однако меры, проведенные для укрепления сельской полиции, были признаны недостаточными. Министр внутренних дел граф Д.Н. Блудов, подготовил новое Положение о земской полиции, утвержденное Николаем I в июле 1837 г. Согласно ему в уезде создавались участки-станы, что повлекло за собой увеличение количества полицейских. В каждом из станов предусматривался участковый заседатель, он же - становой пристав, назначавшийся губернатором из кандидатов, представленных дворянским уездным собранием. Если раньше в состав нижнего земского суда входило 5-6 человек, то после введения должности станового пристава уже 9-10 человек. Становой пристав должен был постоянно жить на своем участке, для чего ему предоставлялась возможность и средства на приобретение дома. При становом приставе был рассыльный, также выполнявший полицейские функции. В подчинении станового пристава находились сотские и десятские, выбираемые на эту должность соответственно от каждых 100-200 и 10-20 крестьянских дворов. Они должны были еженедельно (помимо экстренных случаев) являться на квартиру к становому приставу и сообщать ему о всех происшествиях, случившихся в их селе или деревне.

Учреждение должности станового пристава, ответственного за "тишину и порядок" в части уезда, в которой он постоянно находился, имея в своем подчинении рассыльных, сотских и десятских, значительно усиливало сельскую полицию. Этому также способствовало создание постоянной канцеляриии уездного земского суда как аппарата управления сельской полицией. С 1857 года нижний земский суд стал именоваться просто земским судом. В официальных документах руководитель сельской полиции - земский исправник перестал называться капитан-исправником. Канцелярия земского уездного суда состояла из двух отделов. В первом рассматривались вопросы борьбы с преступностью, охраны общественного порядка, проведения следствия, второй контролировал выполнение сельской полицией поручений губернской администрации. Подчинение канцелярии уездного земского суда непосредственно земскому исправнику значительно повышало его роль, приводило к фактическому единоначалию в руководстве сельской полицией, сохраняя коллегиальность в исполнении ею судебных функций.

В состав земского суда помимо земского исправника и заседателей, выбираемых на уездном дворянском собрании, вводились два представителя от казенных крестьян, называвшиеся сельскими заседателями, что было отступлением от принципа формирования руководящего звена сельских административно-полицейских органов только из дворянского сословия. Это было связано с тем, что в 1837 году проводилась реформа, менявшая положение государственных крестьян, делавшая их юридически свободными землевладельцами. В то же время компетенция сельских заседателей земского суда ограничивалась "обсуждением дел крестьян казенных". В "Положении о земской полиции" 1837 года была предпринята попытка уточнить функции полиции и ее должностных лиц. Однако функции и задачи полиции в 1837 году мало чем отличались от тех, которые были возложены на нее еше в 1775 году "Учреждением для управления губерний". Объяснялось это прежде всего тем, что нижний земский суд, капитан-исправник, становой пристав были основным звеном общего уездного управления, и на них по-прежнему кроме полицейских, возлагались и другие административно-хозяйственные функции. Главной задачей сельской полиции являлось "охранение общественного спокойствия, благочиния, усмирение всякого действия, противного верноподданническому долгу и послушанию, донесение о том начальству, предупреждение и прекращение всяких непозволительных и соблазнительных сборищ, принятие в случае нужды особенных мер для ограждения безопасности какого-либо селения, дома или частного лица. Меры безопасности от воров и разбойников, поимка и истребление оных". Тем не менее новый нормативный акт о земской полиции имел положительное значение.

Развитие полицейских органов в XIX веке до начала реформ 60-70-х годов характеризовалось совершенствованием их организационной структуры. Создание МВД, сосредоточившего руководство полицейскими учреждениями, позволило более эффективно, с учетом социально-экономических, демографических, политических факторов, управлять ими. Целью проводимых мероприятий было стремление обеспечить более эффективное выполнение задач по охране общественного порядка. Стабильность социально-экономического, государственного строя, невысокий уровень преступности не вызывали потребности глубоких изменений в политико-правовой сфере, а следовательно и в реорганизации судебных, полицейских учреждений. Наиболее значительным изменением в компетенции полиции было изъятие из ее ведения следствия, произошедшее в 1860 году, накануне известных реформ.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!