Общественно-политическое устройство сеньориальной монархии. Реформы Людовика IX

27 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Падение Западной Римской Империи, последней в истории рабовладельческой державы мирового масштаба, ознаменовало начало новой эпохи - эпохи средних веков, основным содержанием которой было утверждение и развитие феодальной общественно-экономической Формации. На смену рабовладельческому государству и праву приходит феодальный тип государства и права.

История феодального государства и права не заканчивается эпохой средневековья.

В ряде стран феодализм и феодальное государство продолжали сохранять свои позиции вплоть до XX века, хотя революции XYII-XYIII вв. повлекли за собой становление мировой капиталистической системы. В настоящее время в некоторых государствах Азии и Африки отдельные элементы феодальной политико-правовой надстройки по-прежнему играют значительную роль.

Разные условия перехода к феодализму обусловили конкретно-исторические формы классообразования и специфики правового положения классов и отдельных групп населения.

Политическая система феодального общества имела ряд особенностей, определявшихся, прежде всего тем, что при феодализме политическая власть была связана с земельной собственностью. Важное место в политической системе Феодального общества занимала сельская община. Сельская община существовала до конца средних веков и была фактически разрушена к X веку.

В большинстве стран Европы период становления феодальной собственности Феодальные государства складываются в виде раннефеодальных монархий, и период феодальной раздробленности

феодальное государство практически повсеместно выступает как сеньориальная монархия (X-ХIII вв.).

Развитие товарно-денежных отношений, рост городов повлекли за собой ликвидацию сословий, способствовали централизации государства и возвышению королевской власти. Для этого периода характерно возникновение сословно-представительных монархий.

В период разложения феодализма королевская власть, как бы возвышаясь над всем обществом, предпринимает попытку предельно централизовать и укрепить феодальное государство, которое принимает форму абсолютной монархии (XYI-ХYIII вв.).

Цель данной лекции ознакомить обучаемых с возникновением феодальной государственности, ее институтами в феодальной Франции, и показать роль права в регулировании государственно-правовых отношений.

Появление Франции на политической  карте  Европы обусловлено  распадом  империи  Каролингов  (843 г.), где победа и расцвет феодальных отношений уже не в силах были сдержать сепаратизм и стремление влиятельных сеньоров к обособлению. Эта же тенденция развития феодальных отношений стала характерной и для Франции, которая обусловила как феодальную государственность и всесилие феодальной знати, так и формы зависимости крестьян. Здесь в течение IX-XI вв. был завершен захват сеньорами крестьянских земель. Не подвластный сеньору крестьянин должен был найти себе господина. Система господства и подчинения, привилегий одних и обязанностей других – стала нормой взаимоотношений класса феодалов и феодально-зависимых крестьян. Полярность интересов этих основных классов феодального общества, их противостояние и борьба составляла то главное, чем характеризуется социально-политическая история Франции в средние века.

Земля составляла основное богатство страны. Собственностью на землю с сидящими на ней крестьянами обладали преимущественно крупные феодалы. Свой политический престиж в обществе и при королевском дворе герцоги и графы поддерживали умножением количества вассалов, поэтому наделение вассалов землей за службу было больше правилом, чем исключением. К этому их толкало и малопроизводительное натуральное хозяйство.

Отношения сеньора со своими вассалами строились на основе специального вассального договора. Главным в нем являлась клятва верности вассала своему сеньору, за что последний официально вводил вассала во владение землей. Обязывающее значение договора закреплялось в строго установленной ритуальной форме, в торжественной обстановке и публично, так что выполнение сторонами взятых на себя обязательств являлось долгом чести.

Обязанности сторон были строго фиксированы. Вассал должен был нести военную службу (до 40 дней в году) сеньору, участвовать в суде и совете сеньора, вносить деньги на выкуп сеньора из плена и т.п. За это сеньор давал защиту вассалу и ограждал его имущественные интересы от притязаний третьих лиц. Изначально персональные и пожизненные, со временем вассальные договоры стали наследственные: при уплате вознаграждения (рельефа) сеньору сын вассала становился наследником земельного владения – феода, все более превращающегося в наследственное родовое имение. К XI веку феодальная форма земельной собственности становится преобладающей. Практика землепользования обогащалась новой формой отношений, когда средней руки вассал (барон, виконт) стал выступать в роли сеньора по отношению к мелким феодалам (рыцарям). Такие подвассалы заключали между собой также вассальный договор. Но мелкие дворяне  (шевалье) не являлись вассалами крупных феодалов. Отсюда берет начало свойственный именно Франции принцип «вассал моего вассала не мой вассал».

Неисполнение сторонами условий договора приводило к разрыву отношений и возвращению феода. Средством разрешить конфликт миром служил суд сеньора, но он чаще всего оказывался недостаточно эффективным по вине вассалов, не желавших являться в суд сеньора или исполнять его решение. Такое неповиновение могли позволить себе лишь крупные вассалы, располагавшие собственной военной силой, поэтому феодальные войны в рядах господствующего класса были обычным явлением. Следствием этих войн явились уступки сеньоров своим вассалам. Последние повсеместно добиваются расширения прав на землю и смягчения условий службы.

Наиболее сложные отношения сложились в верхнем эшелоне господствующего класса. Герцоги и графы, формально являвшиеся вассалами короля, фактически таковыми себя не считали. Обязанности по несению военной службы королю игнорировали. Крупные феодалы фактически были независимыми от короля, так как имели право объявлять войну, чеканить монету, творить суд и законодательствовать в пределах своих владений. Неоднократно случалось, когда графы и герцоги шли войной против короля, что было узаконено феодальными обычаями. Реально кто ему подчинялся, были вассалы собственного домена, да и тех было немного, поскольку размеры земельных владений короля были невелики.

Не менее сложные отношения складывались по поводу имущества церкви. Церковное землевладение имело тенденцию роста. Земли церкви прирастали за счет пожалований короля и крупных феодалов. Обет безбрачия исключал возможность передачи церковной земельной собственности в частные руки по наследству. Являясь коллективным собственником, церковь «мертвой рукой» удерживала все пожалованное и завещанное; изъять что-либо у церкви было практически невозможно. Церковь обогащала церковная десятина, освобождение от налогов, привилегированное положение и эксплуатация непосредственных производителей – крестьян, обрабатывавших церковные земли. Пользование церковным имуществом зависело от должности, которую занимал служитель церкви в сложной иерархии соподчиненности по принципу: чем выше должность, тем богаче и влиятельнее ее обладатель. Король и феодальная знать нуждались в услугах церкви, поскольку католическая религия признавала феодальный порядок богоугодным и оказывала нравственно-правовое влияние на воспитание масс.

Вся эта пирамида духовных и светских феодалов жила и процветала за счет феодально-зависимых крестьян, оформившихся в самостоятельный класс в течение IX-XI вв. Процесс феодализации, сопровождавшийся обезземеливанием крестьян, окончательно завершился в рассматриваемый период.

Феодально-зависимое крестьянство Франции делилось на две основные группы: сервов и вилланов.

Положение серва было тяжелым и унизительным. Он находился в личной зависимости от феодала, прикреплен к земле и являлся живой составляющей феода. Жизнь и имущество серва находились во власти господина. Без разрешения последнего серв не мог жениться, быть свидетелем в суде или продать какую-то часть своего имущества. И все же сервы – не крепостные, их повинности сеньору устанавливались местными обычаями и традициями. Важнейшими повинностями серва являлись подушная подать (шеваж), ежегодный оброк (талья) и барщинные работы (не менее трех дней в неделю). Назвать повинности стабильными нельзя. Феодалы, как правило, не знали меры, произвольно устанавливали размеры повинностей, особенно когда это касалось оброка и барщины, различных поборов натурой.

Вилланы, в отличие от сервов, были лично свободными держателями господской земли. Они платили за пользование землей ренту (чинш), а также отдавали сеньору часть урожая (шампар). Около двух столетий вилланы платили и шеваж в знак уважения к сеньору, сохранялась и талья, но в меньшем объеме, чем у сервов. Отработки на земле сеньора (барщина) не превышали 10 дней в году. Все эти повинности вилланов были определенными и умеренными, отвечавшими правовым обычаям в части аренды земли. И тем не менее никаких гарантий от разорения виллан не имел.

Все феодально-зависимое население Франции платило десятину в пользу церкви, вносило выкупную плату сеньору за право жениться (формарьяж) или наследовать земельный участок своего отца (менморт). Крестьянин зависел от своего господина и в судебном отношении. Даже в том случае, когда стороной в тяжбе был сам сеньор, все равно крестьянин обязан был обратиться в суд сеньора, за что платил судебные пошлины. Сеньоры присвоили себе монопольное право на помол зерна, выпечку хлеба, выжимание винограда, всевозможные дорожные, рыночные, паромные и многие другие подати, так называемые баналитеты, что служило источником дополнительных доходов феодалов и усиливало эксплуатацию крестьян. На что крестьяне отвечали восстаниями, бегством от сеньора и другими формами классовой борьбы. Крупнейшим восстанием в рассматриваемый период было выступление крестьян в Нормандии в 997 г., которое с большой жестокостью было подавлено феодалами.

XII век для феодальной Франции во многом стал рубежным, когда четко определились приоритеты настоящего и обозначились перспективы будущего развития. В условиях господства феодальных отношений окончательно сложилась классовая структура общества. Господствующий класс феодалов определял пути и средства эксплуатации феодально-зависимых крестьян. Земля оказалась полностью поделенной между феодалами, дробление земельных участков прекратилось. Феодальные поместья окончательно становятся родовыми и наследственными. Иерархия отношений внутри класса феодалов приобретает более прозрачный характер. Усиливается вассальная зависимость феодалов от королевской власти. Феодальные титулы и ранги передаются по наследству. Классовые интересы светских и духовных феодалов противостоят интересам основной части населения – крестьян. Складываются предпосылки к обособлению духовенства и дворянства в замкнутые сословия. По крайней мере появление новых лиц в рядах феодальной знати становится исключением из правила.

При всей замкнутости феодального общества, от которого «смердит мертвечиной», оно не остается неизменным, происходит объективный процесс развития. И обусловлено это прежде всего начавшимся в середине XII века подъемом экономики и ростом городов. Во Франции повсеместно развивается ремесло и торговля, народные промыслы, прокладываются новые торговые пути, возрастает внутригосударственный обмен. Центрами ремесла и торговли, денежного обращения становятся города. В них складываются корпоративные объединения в виде цехов и гильдий. Происходит социально-имущественное расслоение городского населения. По мере укрепления города начинают движение за освобождение от власти сеньоров. Союзником городов выступает королевская власть, сама нуждающаяся в поддержке городов. Где военным путем, но чаще за выкуп, города добиваются особого правового статуса. Отдельные городские ассоциации вырабатывают собственные уставы, определяющие жизнь горожан и характер взаимоотношений с королем или другим сеньором, на земле которого они находятся. Многие из феодальных повинностей (характерных для крестьян) на них не распространяются, размер других был ограничен и всегда конкретен. Со временем в городах создаются собственные органы административного управления и суда.

Унаследовав политическую децентрализацию от империи Каролингов, Франция в период феодальной раздробленности так и не стала политически единым государством. Сепаратизм феодальной знати, господство натурального хозяйства, отсутствие культурного и языкового единства усугубляли территориальную раздробленность.

Франция распалась на большое число сеньорий (герцогств и графств), между которыми не утихали междоусобные войны. В этот период крупнейшими были владения герцогов Аквитании, Бургундии и Нормандии, графов Анжу, Тулузы, Фландрии, Шампань и других, которые не считались с королевской властью, сами осуществляли управление и суд, законодательствовали, вводили и собирали повинности с крестьян. Влияние короля не выходило за пределы собственного домена, но и здесь для подчинения вассалов нужна была военная сила. Фактическое управление страной осуществляла феодальная знать через свои подвластные территории. Такая форма феодального государства получила название феодально-раздробленной или сеньориальной монархии.

При этом, Франция формально считалась единым государством, олицетворением которого являлась власть короля. Король, как верховный сюзерен, представлял интересы феодалов вовне, служил объединительным центром на случай внешней или внутренней опасности, выступал арбитром в междоусобных феодальных войнах, а самое главное – он являлся верховным выразителем классовых интересов феодалов по отношению к крестьянам. Именно эти обстоятельства вынуждали феодальную знать терпеть присутствие королевской власти. Им был нужен слабый король, в лучшем случае «первый среди равных», но не более. Позднее, по мере укрепления отношений сюзеренитета-вассалитета феодалы осознают объективную необходимость королевской власти, но на это нужно было время и конкретный исторический опыт сеньориального правления. А опыт, в ретроспективе, не содержал позитивной информации.

В IX-X вв. власть французских королей из династии Каролингов была особенно слабой, они утратили практически всякое значение. Карл Лысый и его потомки избирались на престол феодальной знатью. Та же участь постигла и первых Капетингов (с 987 г.). И они оказались крайне слабыми политиками, практически не добились расширения своих полномочий. И даже то, что феодальная знать формально дозволила королям иметь (законодательствовать, вершить суд, защищать отечество и интересы церкви), не получило практического воплощения, ибо где нет власти, там нет и силы для ее осуществления. Все свелось к практике властвования в рамках королевского домена.

Феодальная раздробленность, отсутствие внутреннего единства страны и слабость центральной государственной власти являлись политической реальностью. Экономическую основу сеньориальной монархии составляло натуральное хозяйство и феодальная собственность на землю. Без изменений в экономике невозможен был и политический прогресс.

Застойность политической структуры не исключала экономического развития. Пусть медленно, но сдвиги в экономике происходили. С развитием городов новые производительные силы дали толчок экономическому механизму средневековья. Товарно-денежные отношения начинают проникать и в деревню, оказывают влияние на изменение форм феодальной эксплуатации крестьян и получение прибавочного продукта держателями родовых поместий. Политическая децентрализация постепенно прекращается, начинается объединение страны, усиливается королевская власть.

В XII веке складываются необходимые для этого предпосылки. Прежде всего короли находят серьезную опору и поддержку в выросших и окрепших городах. Последние не могли развиваться в условиях политической и территориальной раздробленности. Их грабили феодалы, облагая непомерными повинностями, росту городов мешали таможенные перегородки, разбой на торговых путях и т.п. Горожане понимают, что только сильная королевская власть создаст условия для их развития, поэтому города снабжают короля деньгами и вооруженной силой для усмирения строптивых феодалов. Другой опорой королей становятся подвассалы (прежде всего рыцари) крупных феодалов, которые надеялись на королевскую щедрость и обретение большей самостоятельности. Еще более важной опорой французских королей была в ту пору церковь, обладавшая значительными земельными владениями и сильной организационной структурой идеологического воздействия. Объективно оценив обстановку, короли настойчиво повели борьбу с феодальной оппозицией за укрепление своей власти.

Первые шаги были направлены на наведение порядка в собственных владениях, что королям и удалось сделать, приведя к покорности находившихся в их пределах вассалов. Затем они принимают меры к расширению территории собственно королевских земель. Король Филипп II Август в начале XIII в. сумел значительно расширить размеры королевского домена. В результате успешной войны против английского короля Иоанна Безземельного Филипп II Август присоединил к своему домену владения английской короны, находившиеся на территории Франции (Нормандия, Мэн, Анжу, часть Пуату), что способствовало усилению его реальной политической власти. Постепенно власть французских королей распространилась на всю территорию страны. Отныне они превратились в верховного сюзерена всех феодалов Франции. Королевский престол стал передаваться по наследству. Расширился объем законодательных, судебных, административных и военных полномочий короля. Постепенно был ликвидирован принцип «вассал моего вассала не мой вассал».

            Отличительной чертой королевской администрации рассматриваемого периода является ее домениальное назначение, при этом дворцово-вотчинное управление тесно взаимосвязано с системой вассальных отношений. Единственным общегосударственным органом в этой системе являлась королевская курия, представленная вассалами короля. Курия созывалась по его усмотрению, явка вассалов была обязательной. Прежде всего это был орган политического руководства: конституционная традиция предписывала королю следовать решениям курии. С усилением королевской власти решения курии утрачивают для него обязывающую силу. Второе важное назначение курии – осуществление функций королевского суда по наиболее важным делам; в ординарных случаях король судил сам. Феодальное право – привилегия «судиться равными себе» имела практическую реализацию в этом суде.

Важную роль в государственном управлении играли члены королевской семьи и ближайшее окружение короля в лице духовных и светских феодалов, наделенных специальными полномочиями или (что чаще) выполнявшими разовые поручения. Непосредственное государственное управление осуществляли должностные лица (министериалы), многие из которых были унаследованы от эпохи Каролингов. Ведущую роль в королевской администрации (до конца XII в.) занимал великий сенешал. На него возлагались обязанности дворецкого, управление дворцовыми и местными чиновниками, ведение делопроизводства и суда, командование вооруженными силами. Опасаясь оказаться в зависимости, Филипп II Август упразднил должность сенешала. Военные полномочия последнего перешли к коннетаблю и его помощнику маршалу. Королевский казначей заведовал сокровищницей. Управление королевским имуществом и архивы находились в ведении камердинера. С середины XII в. возвышается канцлер, ставший высшим должностным лицом, в подчинении которого оказалась вся дворцово-вотчинная система управления и королевская юстиция, в его ведении находилась также подготовка нормативно-правовых установлений короля.

По мере укрепления королевской власти представительство феодальной знати в аппарате управления уменьшается. Королевский совет и министериалы все чаще пополняются из числа мелких и средних феодалов, городского патрициата, а также легистов (юристов).

Полномочия королевской администрации не простирались за пределы домена короля. В графствах и герцогствах существовала своя система местного управления. И только по мере расширения владений короля за счет земель крупных феодалов складывалась относительно единая система управления. Роль уполномоченных короля на местах первоначально выполняли его вассалы – графы, владения которых составляли территорию управления. Первая реформа местного управления была проведена в середине XI века. Территория домена была разделена на округа – превотства, каждый из которых возглавил назначенный королем чиновник – прево; его помощниками в деревнях и городах являлись соответственно сержанты и майоры. Назначаемые из лиц незнатного происхождения, в том числе из представителей городов, прево и его помощники были послушными исполнителями королевской воли на местах. Главная их задача – сбор средств в королевскую казну. Наряду с этим они обладали судебными, полицейскими и военными полномочиями. В течение столетия расширились размеры домена и количество превотств удвоилось. Вторая реформа местного управления ввела новую территориальную единицу – бальяж, включавший в свой состав несколько превотств. Возглавлявшие их бальи назначались королем из числа мелких дворян. Бальи осуществляли контроль за деятельностью прево, следили за исполнением королевских решений, выполняли указания короля по созыву ополчения, обеспечивали правопорядок на подвластной территории.

В тех случаях, когда в состав домена включались целые сеньории, как это было с владениями графа Анжуйского, у которого их было в шесть раз больше, чем у короля, сложившаяся там система территориального управления сохранялась. Административное управление во вновь присоединенных сеньориях поручалось сенешалу из числа местных феодалов. Полномочия сенешала были те же, что и у бальи. Однако сенешальства обладали определенной независимостью от центра. И тому были свои причины: высокая степень самостоятельности сеньорий в прошлом, удаленность от королевского двора, расположение на периферии домена придавало этим территориям особый правовой статус – приграничных.

Начиная с Филиппа II Августа, начавшего борьбу с феодальной раздробленностью во Франции, деятельность местной администрации активизируется, особенно в сфере финансовой политики (сбор налогов, пошлин, штрафов в королевскую казну) и юстиции. Суд от имени короля для бальи и сенешалов становится обычным делом. К их юрисдикции относятся тяжкие уголовные преступления (нарушения королевского мира, разбой и др.), арбитражное рассмотрение споров феодальной знати, ревизия судебных постановлений прево и сеньориальных судов. По-прежнему велика их роль в военных делах и преследовании правонарушителей.

Важное значение в борьбе с феодальной раздробленностью, в повышении авторитета королевской власти и ее администрации имело правление Людовика IX (1226-1270 гг.). Свою политическую позицию он четко выразил при вступлении на престол: отныне «во Франции имеется только один король». И этим сказано многое. В своей практической деятельности он стремился ограничить всевластие герцогов и графов, подчинить их своему влиянию, способствовать объединению страны.

На решение неотложных задач политического развития Франции были направлены реформы Людовика IX.

Прежде всего была проведена административная реформа. Королевский двор, как центр политического управления, стал подразделяться на специализированные ведомства: большой королевский совет, малый королевский совет и счетную палату. В работе большого совета участвовала феодальная знать, периодически приглашаемая королем на съезды. Малый совет превратился в постоянно действующий совещательный орган при короле, состоящий из приближенных короля. Счетная палата ведала сбором средств в королевскую казну.

В аппарате центральной администрации в 1247 г. был создан институт  королевских следователей. Им поручался контроль за деятельностью местной администрации, прежде всего за бальи и сенешалами, с точки зрения правильного проведения ими политики короля. В необходимых случаях они проводили расследования, обвиняли и вершили суд, нередко самостоятельно приводили приговоры в исполнение. Результаты проверок докладывали лично королю. С целью предупреждения сращивания администрации с местным населением для бальи и сенешалов вводится трехлетний срок пребывания в должности, запреты на брак и приобретение имущества по месту службы.

Особое значение имела военная реформа, положившая начало созданию наемного войска. По реформе вассальная обязанность военной службы королю заменялась денежным возмещением. На «откупные» от военной службы деньги король стал нанимать профессиональных воинов. В городах создавались отряды милиции (стражи), находившиеся под началом королевских военных. Вновь создаваемые вооруженные силы передавались в распоряжение короля, чем ослаблялась его зависимость от феодалов. Король получил необходимые рычаги силового воздействия в борьбе с непокорной феодальной знатью. Войны с магнатами требовали больших денег. Одним из существенных источников доходов была продажа грамот вольности городам.

Монетной реформой Людовика IX запрещалось хождение денег других сеньоров на территории королевского домена. Существенное значение для экономики имел выпуск полноценной монеты, которую стали охотно принимать и за пределами королевских владений. Королевская казна получила, таким образом, новый источник доходов. Так было положено начало формированию финансовых прерогатив короны.

Наибольшее значение имела судебная реформа, заложившая основы общегосударственной юстиции. В 1260 г. ордонансом (указом) короля в дворцовом управлении была создана судебная палата, получившая название парламента. По мере присоединения сеньорий к королевскому домену учреждались местные парламенты, которые стали высшими судами в сенешальствах или группе бальяжей. Влияние заседавших в Парижском парламенте по праву рождения крупных сеньоров и прелатов церкви было постепенно ликвидировано, главную роль стали играть постоянные чиновники – легисты.

Превратившись в высший королевский суд, Парижский парламент стал рассматривать наиболее тяжкие преступления: убийство, разбой, незаконный захват земли, фальшивомонетничество, поджог и др. Парижский парламент являлся апелляционной инстанцией по всем делам, рассматриваемым в суде сеньоров. Парламент тонко улавливал политическую конъюнктуру, выполняя любой политический заказ короля. Он охотно отсуживал владения у противников короля и строптивых вассалов, выносил обвинительные приговоры тогда, когда это было выгодно королю, помогал последнему советом и делом в борьбе с феодальной раздробленностью.

По судебной реформе Людовика IX запрещались частные войны, дуэли и судебные поединки в королевском домене. Для феодалов других территорий устанавливались «40 дней короля». В течение этого срока тяжущиеся стороны обязаны были передать спорный вопрос на рассмотрение короля. Фактически феодалов принуждали обращаться в королевский суд. Такое обращение облагалось солидной пошлиной, что являлось источником пополнения королевской казны. Решения короля подрывали авторитет сеньориальных судов, устанавливали суверенитет короля в судебных делах.

Людовик IX занял конструктивную позицию в отношении церкви. Он не признал правомерным папское вмешательство в дела государства, запретил произвольные поборы с прихожан и французской церкви, отклонил попытки римского папы облагать регулярной податью церковные учреждения Франции. Даже замещение вакантных церковных должностей король считал своим делом. С тех пор французская церковь была в меньшей зависимости от Ватикана.

Реформы Людовика IX способствовали усилению позиций короля и его администрации. Весь XIII век прошел под знаком преодоления феодальной раздробленности, укрепления территориального единства страны и консолидации основных общественно-политических сил вокруг короля. Франция стояла на пороге новой формы феодального государства – сословно-представительной монархии.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!