Общественная жизнь древних римлян

15 Июн 2016 | Автор: | Комментариев нет »

При установлении основных черт общественного строя царского периода большое значение имеют различные пере­житки древнейших учреждений, какие оставались в римском строе в последующую эпоху. Самый ин­ститут царской власти продолжал существовать в лице одного из высших жрецов, носившего на­звание rex sacrorum.

Царская эпоха была переходной от первобытнообщинного строя к классовому обществу. Основной об­щественной единицей был отцов­ский экзогамный род. Пережитки родовых отношений сохранялись и в историческую эпоху. Члены рода были связаны взаимным правом наследования. Они имели общие религиозные празднества, а также общее кладбище. В раннюю эпоху род имел общие земельные владе­ния. Сородичи должны были вза­имно защищать друг друга. Черты родового строя сохранялись в римских именах. Имена римлян со­стояли из двух, а в последующее время часто из трех, иногда даже более частей. Первая часть — это личное имя (praenomen), вторая — родовое имя (nomen); появившая­ся впоследствии третья часть, про­звище (cognomen), означала ветвь рода или относилась только к дан­ному лицу. Например: Публий (лич­ное имя) Корнелий (родовое имя) Сципион (прозвище, относящееся к ветви рода) Африканский (почет­ное индивидуальное прозвище) Старший (в отличие от другого, Младшего). В царскую и раннюю республиканскую эпоху было толь­ко личное имя и родовое. Отдельные семьи могли прини­мать в род чужаков, и эти по­следние становились членами рода. Старшины родов (principes), по-видимому, избирались.

Роды разделялись на семьи. После разложения первобытно­общинного строя известные эле­менты родовой организации сохранились. Хотя связи между со­родичами значительно ослабли и многие институты родового строя исчезли, все же его черты остава­лись в виде пережитков. Роды пре­вратились в замкнутые корпора­ции.

По мере ослабления родовых связей усиливалась римская семья (familia), в течение столетий остававшаяся основной хозяйственной и общественной единицей. Во гла­ве ее стоял отец семейства (pater familias). Власть его над личностью жены и детей была неограничен­ной. Он имел над ними право жиз­ни и смерти (jus vitae ас necia). Все лица, находившиеся под отеческой властью, назывались агнатами. К ним принадлежали не только те, кто имел кровную связь с отцом се­мейства, но и усыновленные им, а также женщины, вышедшие замуж за его детей и внуков. Наряду с по­нятием агнатства в римском семей­ном праве существовало понятие когнатства. Когнатами назывались лица, связанные кровным родст­вом. Таким образом, дочь, вышед­шая замуж, сохраняла когнатские связи со своими родными, но пе­реходила в агнаты другой семьи.

В царскую эпоху возникает и рабство, но у нас нет никаких дан­ных ни о количестве рабов, ни о положении их. Мы можем лишь сказать, что рабов было сравни­тельно мало, рабство носило пат­риархальный характер: рабы явля­лись низшими членами семьи и доставлялись главным образом войнами.

Тогда же возникает и особая форма отношений, которая сохра­нялась на протяжении всей рим­ской истории, меняя свою социаль­ную сущность: отдельные члены родов становились патронами, т. е. брали под свою защиту отдельных лиц, которые в свою очередь обя­зывались быть верными, послуш­ными (клиентами). Связь эта была личной, основанной на верности (fides) клиента и патрона. Старин­ное ее происхождение доказывает­ся тем, что в законах Двенадцати таблиц нарушение патроном вер­ности рассматривалось как рели­гиозное преступление.

Число членов рода было неоди­наково. Подобно тому как в Греции роды группировались во фратрии, а фратрии в филы, в Риме десять родов составляли курию, а десять курий— трибу (племя). Три три­бы — Тиции, Рамны и Луцеры — со­ставляли римский народ (populus Romanus). На племенах лежит пе­чать искусственного образования, однако большей частью из родст­венных элементов и по образцу древнего, естественно выросшего, а не искусственно созданного пле­мени; при этом не исключена воз­можность, что основным ядром каждого из трех племен могло слу­жить подлинное старое племя. Вполне возможно, что триба Тици- ев сабинского происхождения и в рассказе о Тите Тации есть зерно исторической истины.

Ранний Рим сохраняет еще чер­ты военной демократии. Для разре­шения важнейших вопросов рим­ский народ собирался по куриям.

В куриях участвовали все взрослые мужчины. Куриатные ко­миции ведали делами, относящи­мися к культуре, семейным отноше­ниям и делам, касающимся жизни всей общины. По-видимому, на ко- мициях происходили выборы царя и выносились постановления об объявлении войны. Комиции мог­ли судить граждан, если они были виновны в тяжелых преступлениях. На комициях излагались завеща­ния, происходили усыновления и принимались в состав общин новые роды. На комиции народ собирал­ся по куриям и каждая курия име­ла один голос.

Во главе всей общины стоял царь (тех), который был военачаль­ником, верховным жрецом и пред­седателем в некоторых судах. Внешними отличиями царя были пурпуровая мантия, золотая диаде­ма, скипетр с орлом, кресло из сло­новой кости (sella curulia). Впере­ди царя шли 12 ликторов с пучка­ми прутьев, в которые вложены были топоры. Почти все эти инсиг- нии, т. е. отличия верховной влас­ти, были заимствованы от этрусков; от них же идет, вероятно, и понятие о высшей власти (imperium), какой пользовался царь. Все данные го­ворят за то, что царь избирался ко- мициями и власть его была огра­ничена. Он не был почти самодер­жавным царем, а являлся племен­ным вождем.

Рядом с царем стоит сенат. По традиции, он состоял первоначаль­но из 100 человек, затем число чле­нов его было увеличено до 300. Слово «сенат» (senatus) происходит от senex — старик. По всей вероят­ности, сенат в раннюю пору состо­ял из старейшин родов. Это совет стариков, который опять-таки встречается на ранней стадии раз­вития у многих народов. Все реше­ния куриатных комиций должны были получить одобрение сената (auctoritas patrum), бывшего храни­телем отеческих традиций (mos maiorum) и советником царя по важным делам. Члены сената назы­вались отцами (patres).

В конце царской эпохи появи­лись должностные лица, назна­чаемые царем. Так, на время своего отсутствия царь назначал префекта города (praefectus urbis), которому поручалось упра­вление Римом. Таковы зачатки политических учреждений в этот переходный пе­риод от первобытнообщинного (до- государственного) строя к классо­вому (государственному).

На ранней ступени развития при переходе от первобытно­общинного строя к классовому об­ществу исключительную роль в ча­стной и общественной жизни рим­лян играла религия. Римская религия никогда не имела закон­ченной системы. Остатки старинных верований уживались в ней с религиозными представлениями, заимствованными у народов, стоя­щих на более высокой ступени куль­турного развития.

В римской религии, как и в других италийских культах, сохра­нились пережитки тотемизма. Об этом говорят легенды о волчице, вскормившей основателей Рима. С волком же (по-латински волк — lupus) были связаны, по-видимо­му, празднества луперкалий и осо­бое святилище Луперкал, посвя­щенное Фавну, жреческая коллегия луперков и пр. Другие божества так­же имели посвященных им живот­ных. Дятел, волк и бык были живот­ными, посвященными Марсу, гуси — Юноне и т. д. Нужно, однако, заме­тить, что черт тотемистических куль­тов, предполагающих отождествле­ние животного с прародителем рода, в историческую эпоху в Риме не наблюдалось. Эта стадия духов­ного развития была уже пройдена италийскими племенами. Значительную роль играли в римской религии родовые культы. Отдельные божества, покровители родов, приобрели общеримское значение и стали олицетворением различных сил природы.

В процессе исторического раз­вития семья стала в Риме первич­ным социальным образованием. Этот процесс нашел свое ото­бражение в религии. Каждая семья имела свои святыни, своих богов- покровителей, свой культ. Средото­чием этого культа был очаг, перед которым pater families выполнял все обряды, сопровождавшие вся­кое важное дело: например, перед очагом отец семейства объявлял новорожденного своим ребенком. Хранителями дома почитались пе­наты, заботящиеся о благополучии и благосостоянии семьи. Эти доб­рые духи — обитатели дома. Вне дома о семье и ее имуществе пек­лись лары, алтари которых были расположены на границах участ­ков. У каждого члена семьи был свой «гений», который считался вы­ражением силы данного человека, его энергии, способностей, выра­жением всего его существа и в то же время его хранителем. Гений отца семейства почитался всеми домашними. Это был genius familiae, или genius domus. Мать семейства также имела своего ге­ния, который назывался Юноной. Юнона вводила молодую супругу в дом, она облегчала матери роды. Всякий дом имел много других охраняющих его божеств. Особен­ное значение приобрел бог дверей Янус, стороживший и охранявший вход в дом.

Семья заботилась об умерших предках. Представления о за­гробной жизни не были развиты у римлян. После смерти челове­ческий дух, по верованиям римлян, продолжал жить в той могиле, куда положили прах умершего его род­ные и на которую они приносили пищу. Приношения эти в первое время были весьма скромными: фиалки, пирожок, опущенный в вино, пригоршня бобов. Умершие предки, о которых заботились их потомки, были добрыми божества­ми — манами. Если же о покойни­ках не заботились, они станови­лись злыми и мстящими силами — лемурами. Гений предков находил воплощение в отце семейства, власть (potestas) которого получа­ла, таким образом, религиозное оправдание.

Круг верований, относящихся к семейной и родовой религии, а также представления о загробной жизни характеризуют римскую ре­лигию как религию в основе своей анимистическую. Особенностью римского анимизма были его аб­страктность и безличность. Гений дома, пенаты и лары, маны и ле­муры — это безличные силы, духи, от которых зависит благополучие семьи и на которых можно воз­действовать молитвами и жертво­приношениями.

Земледельческий быт римлян нашел свое отражение в покло­нении силам природы, но исконная римская религия далека от антро­поморфизма, ей не свойственно было олицетворение природы в виде божеств, наделенных челове­ческими качествами, и в этом от­ношении она была полной проти­воположностью религии греческой. Особенно характерными для рим­ского анимизма были представле­ния об особых мистических силах, присущих явлениям природы; эти силы и есть божества (numina), ко­торые могут приносить пользу и вред человеку. Процессы, проис­ходящие в природе, как, например, произрастание семени или со­зревание плода, представлялись римлянами в виде особых бо­жеств. С развитием общественной и политической жизни вошло в обыкновение обожествлять такие отвлеченные понятия, как надежда, честь, согласие и т. п. Римские бо­жества, таким образом, отвлечен­ны и безличны.

Из множества богов выдели­лись такие, которые приобрели значение для всей общины. Рим­ляне находились в постоянном вза­имодействии с другими народами. От них заимствовали они некото­рые религиозные представления, но и сами, в свою очередь, влияли на религию своих соседей. Заимствования из цикла рели­гиозных представлений соседних племен начинаются довольно рано. Одной из первых стала почитаться латинская богиня Диана — покровительница женщин, богиня луны, а также ежегодно рождающейся растительности. Храм Дианы на Авентине был построен, по преда­нию, при Сервии Туллии. Сравни­тельно поздно стала почитаться другая латинская богиня — Вене­ра — покровительница садов и ого­родов и в то же время божество обилия и процветания природы. Большим событием в истории римской религии было сооружение на Капитолии храма, посвященно­го троице: Юпитеру, Юноне и Ми­нерве. Традиция приписывает по­стройку храма, созданного по эт­русскому образцу, Тарквиниям, а освящение его относит к первому году Республики. С этого времени у римлян появляются изображения богов.

Юнона сначала также была ис­конной италийской богиней, она считалась гением-охранителем женщины, была принята в Этрурии под именем Уни, а вернувшись в Рим, стала одной из почитаемых богинь. Минерва также была ита­лийской богиней, заимствованной этрусками: в Риме она преврати­лась в покровительницу ремесел.

Наряду с капитолийской трои­цей к римлянам перешло от этрус­ков почитание других божеств. Не­которые из них первоначально были покровителями отдельных эт­русских родов, затем приобрели общенародное значение. Так, на­пример, Сатурн первоначально по­читался в этрусском роде Сатри- ев, затем получил общее призна­ние. У римлян он почитался как божество посевов, имя его было связано с латинским словом sator — сеятель 1. Он первый дал людям пищу и первоначально пра­вил миром: время его было золо­тым веком для людей. На празд­нике Сатурналий все становились равными: не было ни господ, ни слуг, ни рабов. Создавшаяся впос­ледствии легенда была, по-види­мому, осмыслением праздника Са­турналий.

Вулкан почитался сначала в эт­русском роде Velcha-Volca. В Риме он был божеством огня, а потом по­кровителем кузнечного ремесла.

От этрусков римляне заимство­вали ритуал и ту своеобразную си­стему суеверий и гаданий, которая была известна под названием discipline efrusca. Но уже в раннюю эпоху оказывали влияние на рим­лян и греческие религиозные представления. Заимствованы они были из греческих городов Кампа­нии. Греческие представления о тех или иных божествах соединялись с латинскими именами. Церера (Ce­res — пища, плоды) ассоциирова­лась с греческой Деметрой и пре­вратилась в богиню растительно­го царства, а кроме того, и в богиню мертвых. Греческий бог виноделия, вина и веселья Дионис стал называться Либером, а грече­ская Кора, дочь Деметры, превра­тилась в Либеру. Троица: Церера, Либер и Либера почитались по греческому образцу и были плебей­скими божествами, в то время как храмы капитолийской троицы и Ве­сты были патрицианскими религи­озными центрами. От греков пере­ходит в Рим почитание Аполлона, Гермеса (в Риме— Меркурия) и других божеств.

Римский пантеон не оставался замкнутым. Римляне не отказыва­лись принимать в него и других бо­гов. Так, неоднократно во время войн они старались узнавать, каким божествам молятся их противники, чтобы привлечь этих богов на свою сторону. Ряд праздников находился в связи с семейной и общественной жизнью, с поминанием умерших, с сельскохозяйственным календа­рем. Затем появляются особые во­енные праздники и, наконец, пра­здники ремесленников, торговцев, мореплавателей. Одновременно с сооружением Капитолийского храма или вскоре после этого в Риме по этрусскому образцу стали справляться игры (ludi), состоявшие первоначально в ристаниях на колесницах, а также в состязаниях атлетов. В римских религиозных обря­дах и обычаях нашли свое отраже­ние древнейшие стадии религиоз­ного развития. Ряд религиозных запрещений восходит к древней­шим табу. Так, во время бого­служения Сильвану (божество леса) не могли присутствовать женщины, на празднества Доброй богини (Bona dea) не допускались, наоборот, мужчины. Некоторые жречес­кие должности связаны были с са­мыми разнообразными запреще­ниями: фламин Юпитера не мог смотреть на вооруженное войско, носить кольцо и пояс; нарушение некоторых запрещений, например обета безбрачия девами-вестал- ками, каралось смертью.

Большую роль в римском куль­те играли всякого рода магические действия и заклинания. Культ у римлян состоял из жерт­воприношений животных и расти­тельных плодов, молитв и особых ритуальных действий. Молитва была для римлянина средством магического воздействия на боже­ство или на какое-нибудь явление. Богу предлагалась определенная жертва, а он должен был выпол­нить просимое. Молитвы были многословны, так как хотели преду­смотреть все случаи и не дать воз­можности богам потребовать сверх обещанного. Если не сказать «прими в дар это вино, которое я тебе приношу», бог может подумать, что ему обе­щают все вино, находящееся в по­гребе.

Старая легенда рассказывает, как Нума Помпилий торговался с Юпитером. «Ты принесешь мне в жертву голову», — требует Юпи­тер. «Отлично, — отвечал царь, — ты получишь головку чесноку, ко­торую я сейчас вырву в своем ого­роде». — «Нет, я подразумеваю нечто человеческое». — «Хорошо, ты получишь человеческие воло­сы». — «Да нет, мне нечто жи­вое». — «Ладно, ко всему этому мы прибавим небольшую рыбку». Юпитер стал смеяться и на все со­гласился.

Римские молитвы лишены были экстаза, восхищения. Для римлян это было суеверие (superstitio). По отношению к богам, как по отноше­нию к своим семейным, равно как и в отношении всей общины, нуж­но было соблюдать верность, бла­гочестие, выражавшиеся словом pietas. Римская религия не имела определенных этических норм. Главное — это строгое выполнение обрядов и соблюдение всяких за­претов. Впоследствии (в I в. до н.э. и позднее) римские писатели выводили слово religio из глагола rciigare, что значит «связывать, привязывать».

Как и в Греции, в Риме не раз­вилось профессионального жрече­ства, замкнутого в особое сосло­вие. Религия в Риме не отделя­лась, а сливалась с государством. Жрецы — это те же должностные лица, выполняющие определенные функции. Они объединены в осо­бые братства, пополняемые глав­ным образом посредством коопта­ции. Одним из древних объедине­ний была коллегия арвальских братьев (братьев пахарей), спра­влявших свой праздник в честь бо­гини плодородия. До настоящего времени дошли протоколы этого празднества, в одном из которых приводится ритуальная песнь, со­хранившая старый латинский язык. Особенное значение после падения царской власти приобре­ли понтифики, к которым постепен­но переходит надзор за всем ре­лигиозным бытом, общественным и частным богослужением.

Под этрусским влиянием при­обрели популярность всякого рода гадания. В особо важных случаях полководцы на войне и старшины в самом Риме обращались к гаруспи- кам, которые гадали по внутренно­стям жертвенных животных и истол­ковывали небесные знамения, но чаще прибегали к советам особых сведущих людей — авгуров, разга­дывавших волю богов по полету птиц и по тому, как клюют зерно священные куры. По преданию, при

Тарквинии Гордом (в действитель­ности, вероятно, в первые годы Ре­спублики) в Риме появились так на­зываемые Сивиллины книги, со­ставление которых приписывалось пророчице Сивилле Кумской. Эти книги содержали различные грече­ские оракулы. К Сивиллиным кни­гам обращались в исключительных случаях. Хранение их было поручено жрецам и толкователям.

К особенностям римской рели­гии относится разграничение дней на такие, в которые дозволено со­бираться, производить сделки и пр. (dies fasti), и такие, в которые все это не дозволено (dies nefasti). С другой стороны, дни делились на праздничные и рабочие; были дни несчастливые и т. д. Так создался специальный религиозный кален­дарь, которым ведали понтифики.

В царский период были зало­жены основы римского права. В эту эпоху появляется деление права на fas и jus. Fas охватывают предпи­сания божеские, jus — предписания властей и вместе с тем суд. В ран­нюю эпоху fas охватывают широкую область: международные отноше­ния, уголовные преступления, заключение брака, усыновление, различные договоры, установление межи — все это было связано с ре­лигией. Источником образования права был обычай, а хранителем обычаев была жреческая коллегия понтификов.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!