Общерусские судебники 1497 г. и 1550 г.

26 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Самые ранние памятники права Московского государ­ства - грамоты различного содержания. Всякое жалование частному лицу, монастырю или церкви недвижимого иму­щества оформлялось жалованной грамотой великого князя.

Получивший пожалование освобождался иногда от подчинения суду местных властей и подчинялся суду ве­ликого князя. Кроме того, он сам получал право суда над лицами, живущими в пожалованном ему имении. Льгота могла заключаться также в освобождении пожалованного от даней и повинностей.

К числу важнейших грамот относились уставные гра­моты, определяющие порядок местного управления. Глав­ное содержание уставных грамот наместнического управ­ления - определение размера корма в пользу местных пра­вителей.

Древнейшая губная грамота была дана жителям Белозерского уезда в 1539 году.

Из многочисленных грамот мы видим, как происходил процесс развития поземельной собственности. Наблюдает­ся экспроприация общинных земель феодалами. Бояре и «вольные слуги» сумели освоить земельные держания, ко­торые им давались за службу великому князю. Они не только сохранили эти земли за собой, но получили воз­можность их отчуждать: продавать, отдавать в залог, ме­нять, дарить. Такие наследственные держания в Московии получили название вотчин. Хотя вотчины могли отчуж­даться и продаваться в наследство, новые владельцы обя­заны были нести военную службу. Другими словами, вла­дельцы вотчин были типичными вассалами. Вотчина была не чем иным, как феодом или леном в западноевропейском понятии.

Вместе с вотчинами существовали более условные зе­мельные держания, которые великий московский князь да­вал на время службы. Эти земли назывались поместьями. В Западной Европе такие владения землей называли бене­фициями. Их владельцы не могли отчуждать эти наделы или передавать по наследству. После смерти помещика поместье возвращалось в царский домен.

Земли, не входившие во владение феодалов и церкви, составляли княжеский домен. Формы эксплуатации насе­ления в домене были разными. Одни платили денежную ренту (дань и денежный оброк) и назывались черно-тягловыми, другие, кроме дани и денежного оброка (в меньшем размере), несли разного рода повинности и пла­тили натуральную ренту. Такие крестьяне назывались дворцовыми.

Великие князья распоряжались одинаково и чернотягловыми, и дворцовыми землями с находящимися на них крестьянами. Бояре, «дети боярские», дворяне получали эти земли от князя за службу.

Московское государство от издания отдельных грамот перешло к кодификационной деятельности, т.е. к состав­лению сборников законов.

То была эпоха установления московского единодержавия. Рядом с объединением политическим со­вершается объединение юридическое, составляется общий сборник юридических норм для всего Московского госу­дарства. Первым опытом кодификации являлся Судебник Ива­на Ш 1497 года. Составлен сборник дьяком Владимиром Гусевым и санкционирован царем и Боярской думой.

Судебник 1497 г. в единственном сохранившемся списке не носит такого названия, а имеет лишь следующий заголовок: «Лета 7006 месяца септемврия уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детми своими и бояры о суде, како судити бояром и околничим». В двух летописных заметках он назван Судебником, и это название за ним упрочилось по аналогии со вторым памятником.

Об обстоятельствах, вызвавших издание первого Судебника, и о порядке его составления ничего неизвестно. Нужно думать, что с объединением государства все более ощущалась недостаточность наличных местных (указных и иных) норм, и это естественно навело на мысль иметь общий сборник правил для всей территории государства.

Первый опыт московского законодательства нельзя назвать удачным: Судебник 1947 г. очень краток и беден содержанием даже по сравнению с Русской Правдой, не говоря уже о Псковской судной грамоте. Его содержание почти исключительно процессуальное: наметить основные начала отправления правосудия и поставить их под контроль центральной власти — вот главнейшая цель законодателя.

Про­цессуальные постановления заимствованы из уставных грамот. Здесь нет ничего нового, но важно то, что разбросанные в раз­ных княжеских грамотах процессуальные постановления были соединены в один кодекс. Среди норм процессуаль­ного права есть постановления уголовные. Их немного. Некоторые, очевидно, являлись результатом законодатель­ной деятельности Ивана III - «о лихоимстве», «об отказе в правосудии», «о лжесвидетельствах» и др.

Вторая, меньшая, часть Судебника состоит из норм гражданского права - «о давности», «о наследстве», «о купле-продаже», «о займе», «о холопстве» и др. Эти по­становления заимствованы из псковской Судной грамоты. Источником Судебника была и «Русская Правда».

Согласно Судебнику отправление правосудия совер­шать должны «добрые люди», т.е. представители класса феодалов и наиболее зажиточные купцы. Система наказа­ний стала более жестокой по сравнению с ранее действо­вавшим законодательством. Имущественные наказания отходят на второй план. Судебник знает такие наказания как смертная казнь, битьё кнутом, денежные взыскания.

Среди преступлений появились новые составы: госу­дарственная измена (коромола), преступления по службе, преступления против судебной власти. Начинают разли­чаться квалифицированные виды краж. Существовало два вида судебных органов - государственных и вотчинных. Суд вершили наместники и волостели. После замены на­местников - кормленщиков судебная власть перешла к губным учреждениям.

Вотчинный суд (суд феодала) вершился над крестьяна­ми дворцовых вотчин, монастырей, бояр и помещиков. Как в государственном, так и в вотчинном суде участвовали представители местного населения - сотские, старосты и судные мужи.

Судебные инстанции отсутствуют. Процесс носил об­винительный характер. По государственным преступлениям (коромоле) и наиболее тяжким уголовным делам (разбое, душегубстве и др.) применяется розыск, где сам суд изыскивал доказательства вины: допрашивал обви­няемого, пытал его, устраивал очную ставку, допрашивал свидетелей. Приговоры приводились в исполнение судом.

По гражданским делам и по малозначимым уголовным делам взаимоотношение сторон до суда устанавливались посредством челобитной - жалобы, которая подавалась в суд. Вызов в суд совершали специальные люди - ездовые, доводчики и неделыцики. Неявка ответчика - признание его вины. Неявка обвинителя в суд - прекращение дела.

Если истец и ответчик подлежали суду разных феода­лов (например, истец жил в вотчине боярина, а ответчик жил на земле монастыря), то создавался «обчий» суд, где спор или преступление рассматривалось совместно - и игуменом, и боярином.

Церковь сумела добиться признания обязательного церковного брака через венчание. Число поводов к разводу резко сократилось.

Имущество умершего, не оставившего после себя сы­новей, переходило к дочерям, за неимением дочерей - к ближайшим боковым родственникам.

Бедность содержания Судебника 1947 г. неизбежно требовала его дополнения. В 1550 г. издан новый Судебник. Всего статей в Судебнике 1550 г 100, против 68 статей старого.

В его заголовке сказано, что царь Иван Васильевич, «с своею братьею и с бояры, сей Судебник уложил» в июне 7058 лета; но из речи царя на Стоглавом соборе 1551 г. мы узнаем, что царь представил собору новый С. и уставные грамоты, просил прочесть их и рассудить и, если дело будет призвано достойных, скрепить их подписями для хранения в казне.

Царь говорил, между прочим, на соборе, что его бояре и вельможи впали во многие корысти и хищения, называл их лихоимцами, хищниками, творящими неправедный суд; но в то же время он признал, что всех обид и разорений, происшедших от бессудства и лихоимания властей, исправить невозможно, и просил оставить «друг другу вражды и тяготы».

Это известие толкуется в том смысле, что в виду массы жалоб и исковых требований, предъявленных на наместников, волостелей и иных судей, правительство оказалось не в силах разобрать все эти дела судебным порядком и предписало окончить их полюбовным соглашением.

В Судебнике 1497 г. только три статьи (1,2 и 67) запрещено судьям дружить или мстить судом, брать посулы и отказывать в правосудии, а тяжущимся— давать посулы; но и эти запреты не имели никакой санкции. Отсюда и многие трудности в разрешении дел по жалобам на наместников. На этот существенный недостаток и было обращено, прежде всего, внимание при исправлении Судебника. Царь указал Стоглавому собору, что он Судебник «исправил и великия заповеди написал, чтобы то было прямо и бережно и суд бы был праведен и беспосульно во всяких делех». Это указание вполне подтверждается сравнением нового Судебника со старым: в нем, вместо прежних трех статей без всякой санкции, помещено до 10 статей, устанавливающих наказания за неправильные обвинения, посулы и отказ в правосудии, и до 5 статей, облагающих наказаниями различные неправильности в судопроизводстве. Сюда, помимо вышеуказанного, следует еще отнести обязанность наместников нести ответственность и за всех их людей, а также установление годовой давности для исков на наместников, — знак, что правительство и впредь ожидало наплыва таких исков. В этом заключается одно из существенных отличий нового С.

Новые статьи или продолжают нормы, обеспечивающие праведный суд, или же касаются совершенно новых вопросов, не затронутых в старом Судебнике: правила о родовом выкупе, о служилой кабале, об отмене тарханных грамот и др. Дополнительные правила и новые статьи могли быть заимствованы или из обычной практики, или из каких-либо несохранившихся до нас указов.

Однако и после всех этих дополнений Судебник 1550 г. сохранил, значение сборника правил судопроизводства, со сравнительно бедным содержанием норм материального права. Восполнением этого недостатка по-прежнему мог служить живой обычай.

Однако, Судебник 1550 г. впервые устанавливает серьезное ограничение такой практике: он предписывает всякие дела судить и управу чинить «по тому, как царь и великий князь в семь своем Судебнике уложил». Относительно дел новых, которые «в сем Судебнике не написаны», установлен доклад государю и боярам: «и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, и те дела в сем Судебнике приписывати».

Правило о докладе новых дел едва ли могло быть в точности выполнено; иначе мы должны были бы допустить, что царь и его дума сейчас же после издания Судебника были завалены огромным числом законодательных вопросов, о чем не сохранилось никаких указаний. Но это правило несомненно породило своеобразную законодательную практику, которая нашла свое выражение в дополнительных к Судебнику указах и в указных книгах приказов.

Процесс централизации государства протекал не одно десятилетие. Однако именно в правление Ивана III сложилось территориальное ядро единого Российского государства и началось формирование центрального государственного аппарата. Были присоединены Ярославль (1463), Новгород (1478), Тверь (1485), Вятку, Пермь и др. При нем было свергнуто монголо-татарское иго («стояние на Угре» 1480), составлен Судебник 1497 г., развернулось большое строительство в Москве, вырос международный авторитет Российского государства, произошло оформление титула — великий князь «всея Руси». Образование единого государства обеспечило необходимые условия для активной внешней политики.

В последующем в общественном строе Московского государства продолжали сохраняться основные тенденции развития. Все сословия полностью сформировались. Всё больше ограничивались привилегии старой боярской знати и духовенства, расширялись права поместных землевладельцев-дворян. Процесс полного закрепощения крестьян завершится принятием «Соборного уложения» 1649 г., которое «прикрепило» к своим сословиям и основную массу городского населения. В то же время торговцы и промышленники всё более сознавали и формулировали свои сословные интересы, иногда добивались их реализации (ликвидация «белых» слобод, принятие ограничений в торговле для иностранцев и т.п.).

 

Литература:

  Основная:

  1. История государства и права России: Учебник /Под ред. Ю.П. Титова.-М.: Изд-во: Проспект, 2011.
  2. История государства и права России: Учебник /Под ред. И.А. Исаева.- М.: Проспект, 2011.
  3. История отечественного государства и права: Учебник. В 2 ч./Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрайт, 2011.
  4. Шамба Т.М., Стешенко Л.А. История государства и права России: Учебник в 2 ч. М.: Норма, 2010.
  5. Российское законодательство X-XX вв. Т.1-9/ Под общ. Ред. О.И. Чистякова.- М.: Юрид. лит, 1984-1994.
  6. Курицын В.М. История государства и права России IX-XIX вв. Учеб.пос.- М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

Дополнительная:

  1. Мейер Д.И. Русское гражданское право. [В 2-х ч.]. Изд. 2-е, испр . - М.: Статут, 2000.
  2. Стешенко Л.А. Многонациональная Россия: государственно-правовое развитие Х-ХХI вв.: [исследование]. - М.: НОРМА, 2002.
  3. Тарановский Ф.В. История русского права /Тарановский Ф.В., под ред. и с предисл. Томсинова В.А. - М.: Зерцало, 2004.
  4. Юшков С.В. История государства и права России (IХ- ХIХ вв.): Учебное пособие. - Изд-е доп. и пер. - Ростов н/Д: Феникс, 2003.
  5. Хрестоматия по истории государства и права России: Учебное пособие / Сост. Ю.П.Титов. – М., 2008.
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!