Общая собственность

1 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Иностранцы в Риме имели свои объекты собственности; их правовой режим регулировали нормы juris gentium. Об­щая собственность нескольких лиц на одну и ту же вещь на­зывалась condominium или communio [pro indiviso] (sive res communes)2. Древнейшим типом такой собственности являл­ся consortium (h)ercto поп cito как союз (братьев-)сонаследни-ков. Общая собственность, основанная на соглашении сторон, называлась «волевой» (condominium voluntaria); если причи­ной ее создания были дарение, наследование, положение за­кона, то condominium incidens. «Никто не принуждался к об­щей собственности против своей воли» («Nemo invitus compellitur ad communem»). He являлся общей собственностью condominium pro diviso (при разделе земли на мелкие участ­ки), где каждый из собственников сохранял все права на свою долю. Каждый сособственник мог свободно распоряжаться своей идеальной долей общей неразделенной вещи; такая доля называлась pars quota (pars pro indiviso). Пропорционально этим долям распределялись все расходы и издержки. Вещь может принадлежать нескольким лицам в том смысле, что каждое из них имеет право на идеальную часть вещи (res communis omnium pro partibus indivisis). В таком случае каж­дый из собственников имеет право на прораторную часть до­хода от вещи и может распоряжаться своей идеальной частью, например продать ее, заложить и т.п. Кроме права собствен­ности, такое деление допускается и относительно целого ряда других прав. Сюда относятся emphyteusis, superficies, ususf-ructus, закладное право, большинство обязательственных прав и право наследования. Поэтому эти права называются делимыми. В противоположность им существуют и права не­делимые, как то: реальные сервитуты, некоторые обязатель­ственные права.

Для совершения юридически значимых действий с об­щей вещью (отпуска раба на волю, создания сервитута) тре­бовалось согласие всех сособственников: «In re communi nemo dominorum jure servitutis neque facere quicquam invito altero potest neque prohibere, quominus alter faciat: nulli enim res sua servit» (Paulus). Каждый из них мог пользоваться об­щей вещью, выполняя общепринятые хозяйственные опе­рации. Характерно, что это же относилось и к запрету со­вершения принципиально важных и исключительных мер, для чего он использовал свое jus prohibendi. Гай отмечает невозможность самовольной перестройки стены как объек­та сособственности: «Parietem, qui naturali ratione communis est, alterutri vicinorum demoliendi et reficiendi jus non est, quia non solus dominus est». Сособственник, отпускающий общего раба на волю без согласия другого сособственника, не обра­щая раба в свободного, терял на него свое право собственности, если делал это с помощью цессии. Сабин говорил, что в отношении общей вещи никто из собственников не может что-либо делать вопреки воле другого («In re communi ne-minem dominorum jure facere quicquam invito altero posse»). При этом по римскому праву собственники не имеют даже права преимущественной покупки. Здесь проявляется стро­гая последовательность римского юридического мышления. Принцип безграничной свободы распоряжения своим пра­вом и абстрактная полнота прав собственника ставились выше жизненных интересов сосрбственников, для которых лишний и притом чуждый собственник представляет боль­шое стеснение. Такой ригоризм в проведении отвлеченных юридических принципов неизвестен Талмуду. При отпаде­нии одного из сособственников, если его место никто не зани­мал, его доля прирастала к долям оставшихся по праву при­ращения (jus adcrescendi). Каждый из них мог в любое время потребовать прекращения состояния condominium и полу­чить свою долю, подав actio communi dividundo: «Propter immensas contentiones [dominorum rei communis] plerumque res ad divisionem pervenit» (Paulus). Ввел и подробно регла­ментировал данный иск lex Licin(n)ia (до 210 г. до н.э.). Con­dominium возникала и при неотделимом смешении (commi-xtio) твердых материалов; при этом pars quota соответству­ет количеству материала, принадлежавшему совладельцу до смешения, или стоимости смешанного материала. Деньги были исключением из этого правила: тот, кто смешал свои деньги с чужими до невозможности их различения, стано­вился их собственником; потерпевший защищался per con-dictionem furtivam sive sine causa. Вынося свое решение по иску о разделе совместного имущества, судья присуждал од­ной из сторон право собственности или другое вещное право; при этом он, как в исключительном случае, создавал новое право.

Римское право допускает всегда судебный раздел по же­ланию одного из собственников, причем, если вещь физиче­ски или экономически неделима, суд присуждает вещь одному из соучастников по своему усмотрению, обязывая его деньгами вознаградить других за их доли. По Талмуду же безусловное право каждого сособственника требовать раз­дела существует лишь относительно вещей раздельных.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!