Образование и развитие вооруженных сил Советского государства

11 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

После победы Октябрьской социалистической револю­ции сразу же встали неотложные задачи военной защиты Советской республики. «Всякая рево­люция, – отмечал В. И. Ленин, – лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться...»[1].

Уже 8 ноября (26 октября) поста­новлением II Всероссийского съезда Советов в составе Совета Народных Комиссаров был образован Комитет по военным и морским делам. В последующем комитет попол­нился представителями Военной организации при ЦК пар­тии и Военно-революционного комитета, получив название Совета народных комиссаров по военным и морским де­лам. Создается Коллегия народных комиссаров по воен­ным делам. Однако наряду с внешними угрозами, возникли и внутренние угрозы безопасности, для противодействия которым требовалось создание специальных органов. Борьба с контрреволюцион­ными выступлениями внутри страны, установле­ние и поддержание революционного порядка на местах  и решение других задач обеспечения внутренней безопасности, особенно в условиях гражданской войны, вызывали необходимость использования мер вооруженного насилия.

Советские исследователи неизменно обращали внимание на классовую сущность государства и его вооруженных сил. «Наличие постоянной военной угрозы со стороны импе­риалистов потребовало от молодого Советского государ­ства создания качественно новой военной организации, армии нового типа – рабочих и крестьян, способной раз­громить объединенные силы внутренней и внешней контр­революции, отстоять молодую Советскую республику, за­воевания Октября. В этих целях пролетариату, трудящим­ся массам нужна была постоянная, кадровая, регулярная армия, политически сознательная, с железной воинской дисциплиной»[2]. При этом, как правило, особо выделялась руководящая роль большевистской партии, подчеркивался революционно-классовый характер армии, ее соответствие социально-политическому строю, строжайшее проведение политики партии в области воен­ного строительства. «Строительство нашей армии только потому могло привести к успешным результатам, что оно создавалось в духе общего советско­го строительства, на основе классовых соотношений, кото­рые сказываются в области любого строительства»[3].

В период, когда происходил слом старого, буржуазного, государ­ственного аппарата и строительство нового, советского, государственного аппарата, еще не сложились все его звенья. Функции многих государст­венных органов выполнялись организациями трудящихся, возникшими до социалистической революции и в процессе ее проведения. На начальном этапе основной вооруженной силой Советской республики являлась Красная гвардия.

Прообразом Красной гвардии послужили боевые дружины рабочих, образованные во время революции 1905 г.  Анализируя военную организацию рабочих и формы вооруженной борьбы, В. И. Ленин отмечал: «Дружинников было мало, рабочая масса не получила лозунга смелых нападений и не применила его, характер партизанских от­рядов был слишком однообразен, их оружие и их приемы недостаточны, их уменье ру­ководить толпой почти не развито. Мы можем и должны воспользоваться усовер­шенствованием техники, научить рабочие отряды готовить массами бомбы, помочь им и нашим боевым дружинам запастись взрывчатыми веществами, запалами и автомати­ческими ружьями. При участии рабочей массы в городском восстании, при массовом нападении на врага, при решительной умелой борьбе за войско… победа будет за нами в следующем всероссийском вооружен­ном восстании!»[4]. Уроки Московского восстания были успешно использованы большевиками в ходе вооруженного захвата власти в октябре 1917 г. Отряды и дружины Красной гвардии начали формироваться сразу после Февральской революции. С упразднением Департамента полиции,  в соответствии  с «Временным положением о создании милиции (Красной гвардии) при местных органах власти» от 17 апреля 1917 г. образуется рабочая милиция, в частности, в форме отрядов на заводах и фабриках для их охраны и самообороны. В. И. Ленин называл важнейшей задачей партии создание и укрепление рабочей милиции[5]. Разоруженные и расформированные после Июльского кризиса отряды Красной гвардии вновь стали формироваться во время Корниловского выступления в августе 1917 г. В октябре 1917 года Военно-революционный комитет Петроградского совета легально вооружал и обучал Красную гвардию для отпора приближавшимся к Петрограду немцам и одновременно – для совершения Октябрьского переворота, в котором Красной гвардии отводилась главная роль. В октябре – ноябре 1917 года Красная гвардия насчитывала около 200 тысяч человек (в Петрограде свыше 30, Москве до 30 тысяч человек). В организационном отношении Красная гвардия строилась на добровольной основе по производст­венному принципу под руководством районных и цент­ральных штабов Красной гвардии, подчинявшихся местным Советам. Первичной единицей был десяток (13 человек); десятки объединялись во взводы, дружины и батальоны (до 600 человек); батальоны входили в районные отряды. Военная подготовка красногвардейцев включала в себя занятия по изучению винтовки, пулемета, са­перного дела, тактики уличного боя.

На Красную гвардию возлагались две основные задачи: охрана революционного порядка на предприятиях, в городах и борьба с контрреволюцией. По оценке Н. И. Подвойского, «охрана революционного порядка преобразовалась в охрану всякого порядка: на усмирение голодных погро­мов, на борьбу с уголовщиной, на полицейские функции»[6].

Красная гвардия представляла собой негосударственную, общественную организацию, созданную революционным творчеством трудящихся масс и осуществляющую, наряду с функциями армии, деятельность по охране общественного порядка. Она являлась важнейшей организационной формой участия трудящихся в охране революционного порядка в первые дни Советской власти[7]. Таким образом, данные вооруженные формирования трудящихся выполняли как внешние, так и внутренние функции по обеспечению безопасности Советской республики.

В Петрограде Красная гвардия по указанию Военно-революционного комитета осуществляла патрулирование на улицах города, охраняла важ­ные объекты (заводы, фабрики, склады, государственные учреждения и т. д.), вела борьбу с хулиганством, пьяными погромами, спекуляцией и саботажем. Суточный наряд Красной гвар­дии по охране общественного порядка в столице составлял до 12 тыс. чело­век. Специальные группы красногвардейцев по 6 – 7 человек направлялись в различные районы города для «предотвращения всяких бесчинств, хули­ганских проявлений, задержания подозрительных и пьяных лиц, наруша­ющих спокойствие и тишину». В Москве так же, как и в Петрограде, в первые дни Советской власти общественный порядок обеспечивался Красной гвардией, насчитывавшей в своих рядах 12 тыс. человек. Важнейшей задачей красногвар­дейцев являлась «охрана от хулиганства, провокационных и контрреволю­ционных выходок разбитой наголову буржуазии с ее приспешниками и ус­тановление революционного порядка»[8].

По мнению Р. С. Мулукаева: «Отряды Красной гвардии являлись воплощением ленинской идеи вооружения трудящихся. По масштабам охвата трудящихся, по удельному весу в вооруженных силах революции Красная гвардия может рассматри­ваться как высшая форма пролетарской милиции»[9]. Таким образом, отряды Красной гвардии представляли собой реализованное на практике теоретическое положение марксизма о сломе старой буржуазной армии и  замене ее всеобщим вооружением народа (трудящихся). Однако уже в начале 1918 г. стало очевидным, что сил Красной гвардии, а также отрядов революционных солдат и матросов явно недостаточно для надёжной защиты Советского государства от внешних врагов (прежде всего, Германии) и борьбы с внутренней контрреволюцией. 15(28) января 1918 Совнарком принял Декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), провозглашавший: «Старая армия служила орудием классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением …».  В основу строительства армии был положен классовый принцип: «Рабоче-Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс»[10]. Дисциплинарный устав 1925 года так определял назначение армии: «РККА есть вооруженная сила, созданная властью рабочих и крестьян для защиты и закрепления великих завоеваний Октябрьской революции», «защиты интересов трудящихся и ограждения мира и мирного труда рабочих и крестьян»[11].

РККА составила основу Вооруженных Сил РСФСР (а затем и СССР), включавших в себя также Военно-Морской Флот, Пограничные войска, Войска внутренней охраны (преобразованные в Войска внутренней службы) и Государственную конвойную стражу. В соответствии с Законом СССР «Об обязательной военной службе» от 18 сентября 1925 г. в состав Вооруженных Сил входили Сухопутные войска (пехота, кавалерия, артиллерия, броневые силы, инженерные войска, войска связи), Воздушные и Морские силы, войска Объединённого государственного политического управления (ОГПУ) и конвойная стража СССР.

По вопросу, какого характера вооруженная сила должна использоваться в борьбе с внутренними угрозами, в советском руководстве существовали различные точки зрения. 15 июля 1918 года было принято Положение о форми­ровании корпуса войск ВЧК. Таким образом, закладывались основы для создания специальных вооруженных формирований для обеспечения внутренней безопасности. Однако с точки зрения наркома по военным и морским делам Троцкого данные задачи должны были выполняться исключительно подразделениями Красной Армии по просьбе чрезвычайных комиссий, а не какими-то особыми военными формированиями. «...После принятия решения о создании войск ВЧК пред­стояла напряженная борьба за войска, надо было побороть сопротивление Троцкого и его сторонников. Когда встал вопрос о формировании войск, то предатель Троцкий стал доказывать «нецелесообразность» их создания, утверждая, что это приведет к «двоевластию» военного ве­домства и ВЧК» (В. В. Каменщиков – первый начальник штаба войск Всероссийской чрезвычайной комиссии). «…Нарком военмор Троцкий сопротивлялся созданию войск ЧК, утверждая, что это все равно, что построить против колоссального магазина какую-нибудь лавочку-ларек. Могут ли такие войска равняться с Красной Армией? Но задачи, ко­торые стояли перед органами ВЧК, диктовали необходимость иметь специальные войска, и они были созданы» (Н. М. Быстрых – начальник погранохраны и войск ОГПУ Украины)[12]. В соответствии с Положением о чрезвычайных ко­миссиях, утвержденным ВЦИК 28 октября 1918 года, они наделялись  правом на создание особых воо­руженных отрядов. К декабрю 1918 года войска ВЧК насчитывали уже 11 тысяч штыков и сабель, объединенных в 35 отдельных батальонов. Положением о войсках ВЧК от 12 марта 1919 года их количество определялось в 30 тысяч человек. Взаимодействие с военным ведомством проявлялось в том, что частично войска ВЧК комплектовались из числа мобилизованных в Красную Армию, а треть их состава направлялась на фронт в действую­щую армию.

В тяжелых условиях, сложившихся в стране в начале 1918 г., возникла необходимость разделения функций вооруженных сил и функций органов охраны общественного порядка. С образованием регулярной Красной Армии, основной задачей которой являлась защита страны от внешнего врага, возникла необходимость создать, наряду с ВЧК, милицию как специальный орган, осуществляющий главным образом охрану общественного порядка. Однако первоначально продолжало сохраняться мнение о том, что вооруженные формирования трудящихся по-прежнему должны осуществлять и военные функции и функции охраны революционного порядка. Во многих районах охрана общественного по­рядка передавалась подразделениям Красной Армии. В начале 1918 г. Красная Армия заменяла милицию и осуществляла ее функции в 74 горо­дах и населенных пунктах европейской части РСФСР. По мнению Р. С. Мулукаева, это в значительной мере объяснялось тем, что дело формирования частей Красной Армии до мая 1918 г. находилось в руках военных отделов волостных, уездных и губернских Советов. Как полновластные органы Советы возлагали на имевшиеся в их распоряже­нии красноармейские подразделения широкий круг обязанностей, в том числе и обязанности по охране общественного порядка. В некоторых мес­тах Советами были изданы специальные правовые акты, узаконивавшие осуществление красноармейскими подразделениями охраны общественно­го порядка[13]. В одном из таких актов указывалось, что «красноармейцы в своих селах несут обязанности по охране граж­дан и общественного порядка. Красноармейцы оказывают содействие по охране бывших имений – ныне народного достояния от погромов и расхи­щений...»[14]. Однако соединение военных функций и функций охраны общественного порядка в целом отрицательно сказы­валось на борьбе с преступностью и поддержании порядка. В связи с этим в ап­реле 1918 г. всем губернским Советам была направлена директива НКВД: «При постановке дела советской народной охраны решительно отделить это дело от военного дела. Дело милиции должно всецело находиться в ведении отдела управления при Совете (отдел по внутренним делам). Сме­шение и того и другого вредит как организации новой армии, так и пра­вильной постановке дела народной охраны»[15]. Необходимость разграничения функций Красной Армии и мили­ции на штатных началах нашла отражение  в решении коллегии НКВД от 10 мая 1918 г.[16], а также в проекте Положения о народной рабоче-крестьянской охране (советской милиции) от 5 июня 1918 г. («Организация рабоче-крестьянской охраны (советской милиции) от­деляется от военного дела (Красной Армии)...»). При этом Общая инструкция милиционерам советской рабоче-крестьянской милиции предусматривала необходимость взаимодействия с регулярной армией, вменяя в обязанность милиционера «защищать Советскую Россию всеми силами и средствами от империалистов, белогвардейцев и других врагов рабочих и беднейшего крестьянства, выступая плечо с плечом с Красной Армией». Таким образом, советская милиция в обстановке развертывавшейся гражданской войны и иностранной военной интервенции выполняла не только функцию охраны общественного порядка, но и как вооруженная сила, ближайший резерв Красной Армии, участвовала в выполнении функции подавления свергнутых эксплуататорских классов[17]. Утвержденный 3 апреля 1919 г. Декрет «О советской рабоче-крестьянской милиции» предусматривал организационно-правовые формы участия милиции как воору­женной силы на фронтах гражданской войны. Части милиции, находившиеся в районе боевых действий, по указанию исполкомов Советов могли передаваться в подчинение военного командования. В милиции вводились обязательное обу­чение военному искусству и военная дисциплина на основе уставов и по­становлений, принятых для Красной Армии. Милиция стала строиться по образцу подразделений и частей Красной Армии[18]. На Народный комиссариат по военным делам возлагалась обязанность оказывать содействие НКВД в материальном  снабже­нии милиции. В связи с проблемами комплектования формируемой милиции использовалась испытанная практика по привлечению военнослужащих. Подобным образом решались кадровые проблемы полиции еще в Российской империи. Аналогичным способом усиливалась и милиция Временного правительства. В соответствии с Постановлением Совета рабочей и крестьянской обороны РСФСР от 13 февраля 1920 г. и принятой на его основе инструкции на службу в милицию могли поступать красноармейцы, вследствие ранений или болезни эвакуированные из действующей армии в тыл. Кандидат должен был не менее шести месяцев прослужить в действующей армии, владеть грамотой, возрастом не моложе 26 лет (приложение 4). К ноябрю 1920 г. в милицию было принято около 30 тыс. бывших красноармейцев[19]. К подобной практике прибегали и в последующем. Так, в соответствии с Положением о прохождении службы на­чальствующим составом милиции, утвержденным Советом Народных Ко­миссаров СССР 3 июля 1936 г.[20], кадры начальствующего состава милиции должны бы­ли частично комплектоваться из демобилизованных военнослужащих пограничной и внутренней охраны НКВД СССР и Красной Армии.

В составе Вооруженных Сил задачи по обеспечению внутренней безопасности Советского государства возлагались, прежде всего, на войска ВОХР (ВНУС). Однако в условиях гражданской войны и на начальном этапе мирного строительства, ввиду недостаточности сил указанных войск, значительный объем внутренних функций возлагался на РККА.

Существовали и другие разноведомственные вооруженные формирования – пограничная охрана, судоходная охрана, охрана путей сообщения. На основании Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 9 мая 1918 года о полномочиях Наркомпрода, в котором предписывалось при­менять вооруженную силу в случае оказания противодейст­вия отбиранию хлеба или иных продовольственных продук­тов, создаются продовольственные отряды,  объединенные в продовольственно-реквизиционную армию. Ее создание было связано с обострением классовой борьбы, сопротивлением крестьянства реквизициям продовольствия, выливавшимся в вооруженные восстания против Советской власти. Соответственно это требовало организации продотрядов по военному образцу, вследствие чего они эволюционировали от ополченческих отрядов до формирований войскового типа.

В условиях гражданской войны возникла необходимость централизации управления всеми  военными формированиями  Советского государства, что нашло отражение в принятии Декрета СНК от 19 августа 1918 года «Об объединении всех воору­женных сил Республики в ведение Народного Комиссариата по военным делам». К ведению Народного ко­миссариата по военным делам были отнесены вопросы комплектования, устройства, обучения, вооружения, снабжения, боевой подготовки и исполь­зования всех воинских формирований по вопросам обороны Республики. В то же время в системе управления войсками имел место дуализм, когда при выполнении различных внутренних функций  соответствующие наркоматы продолжали осуществлять управление созданными при них  вооруженными отрядами (Народный комиссариат путей сообщения, Наркомпрод, Центротекстиль, Главнефть, Главсахар и др.). Декрет сыграл положительную роль в процессе становления войск вспомогательного назначения на основе единых принципов совет­ского военного строительства, осуществляемого под общим руководством военного ведомства. При этом в военном строительстве молодого Советского государства наблюдались рецидивы застарелой «болезни», присущей силовым структурам еще Российской империи – межведомственная разобщенность.  Исследователями отмечается, что существенными недостатками были разобщенность, а порой и несогласованность в действи­ях, разнотипность организационной структуры, низкий уровень дисциплины, в связи с чем, на повестку дня встал вопрос об объединении войск вспомогательного назначения[21]. В соответствии с Постановлением Совета обороны от 28 мая 1919 года, войска вспомогательного назначения были объединены на базе войск ВЧК и составляли 120 тыс. человек, к июню 1919 года – более 260 тысяч человек.

С 1918 года в ведение Народного ко­миссариата по военным делам переходит функция по охране железных дорог, окончательно закрепленная Положением ВЦИК о железнодорожной охране от 18 февраля 1919 года. Она осуществлялась железнодорожной охраной, переданной  Народному комиссариату по военным делам (Наркомвоену) и частями Красной Армии. Численность войск по охране железных дорог составляла к концу 1918 года – до 40 тысяч человек, к февралю 1919 года – до 74 тысяч человек, к июню 1919 года – свыше 102 тысяч человек. К середине 1920 года Наркомвоен осуществлял данную функцию только в при­фронтовой полосе, на остальной территории она была возложена на войска внутренней охраны Ре­спублики (ВОХР), подчинен­ные НКВД. Однако уже  в январе 1921 года они пере­шли в состав военного ведомства (в сентябре 1920 г. войска ВОХР были преобразованы в войска внутренней службы – ВНУС). В соответствии с Постановлением Совета Народ­ных Комиссаров от 4 декабря 1931 года устанавливалась войсковая охрана железных дорог и уч­реждались войска ОГПУ по охране железнодорожных сооруже­ний в составе 47 тыс. человек. Войска по охране железнодорожных сооружений к октябрю 1939 года охраняли 1.391 объект и имели общую численность 53.200 человек. Объекты охраны определялись совместно народными комиссариатами внутренних дел, путей сообщения и Генштабом РККА. Противовоздушная оборона объектов осуществлялась ПВО войск ОГПУ, однако в 1940 году на основании общих решений об ук­реплении ПВО страны войсковая противовоздушная оборона железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности была передана из НКВД в ведение Народного комиссариата обороны СССР.

Постановлением СНК СССР от 12 мая 1927 года на ряде предприятий вводилась военная охрана, возлагавшаяся на войска ОГПУ. Следует отметить, что в их состав были также включены стрелковые части Красной Армии, охранявшие объекты промышленности в Московской области.

В двойном подчинении у народных комиссариатов по военным делам и юстиции находились конвойные войска. В октябре 1922 года конвойные команды были подчи­нены ГПУ и объединены в отдельный корпус конвойной стражи численностью около 17 тысяч человек. Конвоирование и охрана арестованных в Ре­спублике осуществлялась параллельно кон­войной стражей, войсками ГПУ и силами Главмилиции, что приводило к нерациональному использованию средств и ресурсов.  Решением СТО от 27 сентября 1922 года конвойная стража была передана  в ведение Государственного политического управления НКВД.  В связи с сокращением войск ОГПУ, в соответствии с постановлением Совета труда и оборо­ны от 26 июня 1924 года, Конвойная стража в составе 17 тыс. человек была передана  из ОГПУ в ведение НКВД.  При этом на военное ведомство возлагались обязанности по укомплектованию, снабжению и доволь­ствию конвойной стражи. В период с 1924 по 1934 гг. конвойные войска входили в состав Красной Армии. Исследователями отмечается,  что это способствовало их укреплению и совершенствованию[22]. Была осуществлена реорганизация конвойных команд по образцу, принятому в РККА (взвод, рота, батальон, полк); образованы две дивизии и шесть отдельных бригад общей численностью 14802 человека. Военизированные императивы деятельности отразились и в переименовании кон­войной стражи в конвойные войска По­становлением ЦИК и СНК СССР от 2 сентября 1930 года. В октябре 1934 года конвойные войска были переданы в ведение НКВД.

В 1922 г., наряду с конвойной стражей, в состав войск ГПУ вошла пограничная охрана. Объединение этих войск на базе Государственного политического управления НКВД имело положительное значе­ние, т. к. обеспечивало единство управления, правильное соче­тание общевоинских основ в их строительстве со специальными сторонами деятельности[23].

С окончанием гражданской войны, ликвидацией «внешнего фронта» борьбы с контрреволюцией естественно встал вопрос о значительном сокращении вооруженных сил. Это было связано и с тем, что для восстановления народного хозяйства требовались значительные средства, в том числе и за счет сокращения военных расходов. При этом характер военного строительства зависел в тот период не только от состояния экономики, но и от особенностей социально-политической обстановки в стране, от сложной внутрипартийной борьбы.

Как отмечает В. А. Золотарев, с военной точки зрения наиболее целесообразной системой организации воору­женных сил была кадровая армия численностью около 2 млн человек. Но содержать даже такую армию Советское государство в 20-х годах было не в состоянии. Поэто­му к лету 1924 г. кадровая армия была доведена до 562 тыс. человек, т. е. сокращена почти в 10 раз по сравнению с 1920 г. Преобразования военной системы Советского государства 20-х годов по своей сути и содержанию являлись военной реформой – процессом создания армии нового типа. Важная ее особенность заключалась в отсутствии заранее разработанного еди­ного плана, он создавался и корректировался уже в ходе реформы[24].

На первом этапе (1921 – 1923 гг.) осуществлялось радикальное сокращение вооружен­ных сил. Так, в связи с этим, 2 июня 1922 года Совет труда и обороны определил числен­ности войск ГПУ в 50 тысяч человек (позднее – в 30 тысяч). Следует отметить, что в условиях значительного сокращения РККА и роста антисоветских вооруженных выступлений 1921-22 гг., к борьбе с внутренней контрреволюцией активно привлекались коммунистические вооруженные формирования – отряды ЧОН, являвшиеся, по мнению Р. С. Мулукаева, одной из организационных форм участия трудящихся в охране общественного порядка как вооруженной силы для борьбы с контрреволюционными выступлениями и политическим банди­тизмом[25]. Организация и деятельность частей особого назначения регу­лировались Положением о частях особого назначения РСФСР от 26 августа 1921 г.  ЧОН состояли из кадрового и милиционного (в основном) состава. Связь с Вооруженными Силами выражалась в том, что ЧОН возникли на основе отрядов особого назначения, созданных в период гражданской войны. Кадровый состав числился на действительной военной службе, со­стоял на всех видах довольствия в Красной Армии и представлял собой в основном командные кадры, знавшие военное дело, занимавшиеся формированием и обучением бойцов частей особого на­значения.

Главное содержание второго этапа военной реформы (1924 – 1926 гг.) составляло завершение процесса становления территори­ально-милиционного строительства. Полумиллионная армия с трудом могла покрыть мобилизационное раз­вертывание на случай войны. Поэтому было принято решение о переходе к территориально-милицейским формированиям. Последние создавались главным образом в стрелковых войсках и применительно к административному делению страны: дивизия формировалась в границах губернии, полк –  уезда, рота – волости. Территориально-милицейские формирования на 16–20 % состояли из кадрового состава (высший, старший, часть среднего и младшего коман­дного и политического состава, а также часть красноармейцев, несущих караульную службу в период между сборами переменного состава). К 1928 году территориальные ча­сти и соединения составляли около 60 % стрелковых войск и 12 % кавалерии Красной Армии. В ходе реформы был осуществлен переход к смешанной системе строительства вооруженных сил, что юридически было закреплено законом об обязательной военной службе. Бы­ла создана такая структура вооруженных сил, которая соответствовала внутренним и внешним политическим условиям страны[26]. К 1 января 1938 года общая численность РККА составляла 1,5 млн человек. Войска НКВД СССР насчитывали 280 826 человек и включали в свой состав Пограничные войска, Внутренние войска (части оперативного назначения, конвойные части, части по охране железных дорог и объектов промышленности, ПВО). Для руководства войсками было образовано Главное управление по­граничной и внутренней охраны (ГУПВО НКВД).

Таким образом, в составе Вооруженных Сил Советского государства в рассматриваемый период обеспечение внутренней безопасности возлагалось в различной степени на РККА, войска ОГПУ-НКВД.

[1] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 37. – С. 122.

[2] Тельпуховский Б. С. КПСС во главе строительства Вооруженных Сил СССР. Окт. 1917 – 1982 г..: Ист. очерк. – М.: Политиздат, 1983. – С. 5.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 37. – С. 76 – 77.

[4] Ленин В.И. Уроки московского восстания. Полн. собр. соч. Т. 13. – С. 375 – 376.

[5] Ленин В. И. Полн. собр. соч.Т. 31. – С. 41.

[6] См.: Правда. – 1918. – 9 февраля.

[7] См.: Мулукаев Р. С Избранные труды: К 80-летию со дня рождения. – М.: Академия управления МВД России, 2009. – С. 94.

[8] Листовки Московской организации большевиков. 1914 – 1925 гг. – М.: Госполитиздат, 1954. – С. 145.

[9] См.: Мулукаев Р. С. Указ. соч. – С. 184.

[10] См.: Декреты Советской власти. – Т. 1. – С. 356 – 357.

[11] Дисциплинарный устав Красной Армии 1925 г. Введение, ст. ст. 1 – 2.

[12] Цит. по : Некрасов В. Ф. и др. Органы и войска МВД России: краткий исторический очерк. – М.: Объединенная редакция МВД России, 1996. – С. 281.

[13] См.: Мулукаев Р. С. Указ. соч. – С. 199.

[14] Государственный архив Российской Федерации (далее: ГАРФ). Ф. 393. Оп. 6.  Д.36. Л.21.

[15] Вестник Комиссариата внутренних дел. 1918. – № 11. – С. 12.

[16] ГАРФ Ф. 393.Оп. 6.Д. 2.Л. 52.

[17] См. Мулукаев Р. С. Указ. соч. – С. 218.

[18] В разъяснении НКВД к Декрету указывалось: «Обучать милицию преимущест­венно как пехоту, числящуюся в районе милицию при обучении военному делу разбивать на взводы и роты, а роты ближайших районов сводить в ба­тальоны и полки».

[19] ГАРФ. Ф. 393.Оп. 23.Д.109.Л. 5

[20] СЗ СССР. 1936. – № 36. – Ст. 316а.

[21] Некрасов В. Ф. и др. Органы и войска МВД России: краткий исторический очерк. – М.: Объединенная редакция МВД России, 1996. – С. 284

[22] Некрасов В. Ф. и др. Указ. соч. – С. 295.

[23] Некрасов В. Ф. и др. Указ. соч. – С. 286.

[24] См.: Золотарев В.  А. Военная безопасность Государства Российского. – М.: Кучково поле, 2001. –  С. 139.

[25] См.: Мулукаев Р. С. Избранные труды: К 80-летию со дня рождения. – М.: Академия управления МВД России, 2009.

[26] См.: Золотарев В. А. Указ. соч. – С. 141.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!