Новгородская и Псковская феодальные республики : государственное устройство

6 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Государственный строй Великого Новгорода складывался посте­пенно. Более чем 300-летнюю историю становления и развития госу­дарственного строя, как уже было отмечено, можно разделить на два периода: 1) феодальная республика с номинальной властью великого князя (1136—1325); 2) феодальная республика под управлением фео­дальной олигархии (1325—1478).

Особое место в феодальных республиках занимал князь. Княжес­кая власть была существенно ограничена в объеме и функциях, хотя номинально занимала главенствующее место среди республиканских институтов управления.

Князь приглашался в Новгород после того, как его кандидатура обговаривалась на совете «осподы» для того, чтобы внести на обсуж­дение вече. Еще до прибытия в Новгород князь должен был подписать с Господином Великим Новгородом договорную грамоту, в которой рег­ламентировались его государственный и правовой статус, а также обя­занности новгородских властей по отношению к князю. Договор с кня­зем определял его права и обязанности. Окончательно кандидатуру приглашаемого князя утверждало вече. В период с середины XIII до конца XIV в. известно около 30 таких договоров с тверскими, литовс­кими и московскими князьями. Князь приносил клятву (целовал крест) «держати Новгород по пошлине» (по обычаю, ставшему нормой, — как «пошло»). Права князя при этом оговаривались в договорах нечетко, можно предположить, что князь участвовал в управлении вместе с по­садником, архиепископом и др.

Князь стоял во главе управления и суда, но действовал под контро­лем посадника. Он не мог смещать или назначать на должности, счи­тавшиеся выборными. В договоре предусматривались и размеры воз­награждения князей, в частности дары от волостей, судные и проез­жие пошлины. Князю, его жене и дружинникам запрещалось приоб­ретать села в Новгородской земле, вести заграничную торговлю, не прибегая к посредничеству новгородских купцов. Охотиться и ловить рыбу князь мог только в отведенных для этого местах. Земля отводи­лась для временного владения с правом получения феодальной ренты и других доходов. Новгородцы предоставляли князю право взимать до­ходы только с тех земель, которые не входили в состав коренных, при­надлежащих Великому Новгороду. Администрация этих владений фор­мировалась в смешанном составе из княжеских слуг и новгородских мужей. Запрещалось скупать земли не только князю, но и его боярам и слугам и даже принимать в качестве подарков. Все земли считались землями св. Софии и Великого Новгорода.

Князь должен был поддерживать порядок и управление на всей территории новгородской земли, но через новгородскую администра­цию, без права назначать должностных лиц на свое усмотрение.

Главная его функция сводилась к вооруженной защите и организа­ции обороны республики. Князь возглавлял вооруженные силы и под­держивал феодальный порядок, договоры ограничивали его влияние на вечевые порядки. Так, грамота новгородцев с тверским князем Ярос­лавом Ярославичем (1270 г.) состоит из бесчисленных оговорок, что­бы князь, используя свой военный талант и административные спо­собности, не смог занять прочное общественное положение.

Судебная власть князя также ограничивалась. Было закреплено положение, что судопроизводство князь осуществляет только совмес­тно с новгородским посадником. При этом тяжбы между боярами и купцами из юрисдикции князя изымались. Князь не производил проез­жий суд.

Князь лишался права суда за пределами Новгорода, не имел права издавать законы, объявлять войну и мир. Вооруженными силами в слу­чае войны он командовал вместе с посадником.

Князь не имел права ослаблять налоговую политику или осуще­ствлять раздачи от своего имени. В случае возникновении конфликта между боярами и народом князь не имел права вмешиваться.

Более подробно регламентированы обязанности и то, что князь не должен делать: творить суд единолично, а только вместе с посадником, раздавать новгородские земли своим вассалам и слугам, ставить слободы, раздавать государственные грамоты, «без вины» лишать новго­родца «волости», облагать население податями.

Распорядок жизнедеятельности князя составлялся так, чтобы он мак­симально был изолирован от городских жителей и народа. Князь жил в предместье Новгорода со своим двором. Подворье называлось городищем.

Имеющиеся ограничения княжеской власти в Новгороде не дава­ли возможности кому-либо из князей закрепиться в этом городе и ста­вили князя в подконтрольное боярской верхушке положение.

Несколько иначе, чем в Новгороде, было положение княжеской власти во Пскове. До 1348 г. князья в Псков назначались новгородс­кими властями с согласия псковского вече. Они были сильно ограни­чены во власти, их обязанностью было прежде всего укрепить воен­ную силу Пскова как оплота у северных границ Новгорода.

После признания Новгородом независимости Пскова (1348 г.) кня­зья приглашались по решению псковского городского вече. Псковс­кое вече, руководимое боярством, контролировало князя почти во всех отраслях его деятельности. Но близость города к границе и постоян­ные пограничные конфликты и стычки вынуждали псковичан дружить с великокняжеской властью. В Пскове князь имел право назначать своих наместников в пригороды.

Характерной чертой государственного устройства Новгорода и Пскова было сохранение вечевых принципов управления, свойствен­ных более ранним этапам древнерусской государственности. Вечевые собрания были органом решения как общегосударственных, так и ме­стных вопросов. Вечевое устройство Новгорода отразилось даже в его гербе. В нем центральное место занимала трибуна (степень) — крес­ло, с которого новгородский посадник управлял вечем.

Структура вечевых органов определялась административным уст­ройством города. Новгород делился на 5 концов (районов), а концы на сотни и улицы, во главе которых стояли выборные кончанские и улицкие старосты, сотники. Здесь действовали местные кончанс­кие и улицкие вечевые собрания. Вечевые собрания действовали и в пятинах, т.е. административных округах (их было пять), на которые делилась Новгородская земля. Но высшим органом власти было го­родское вече.

Высшим органом власти в обеих республиках считалось вече глав­ных городов, т.е. собрание членов городских общин. Участие крестьян в вече не допускалось. Не имели решающего голоса и жители других городов, хотя их присутствие на вечевых собраниях Новгорода и Пско­ва допускалось. В вечевых собраниях участвовали только взрослые свободные мужчины.

Состав участников вечевого собрания был обширен. Из дошедших до нас грамот известно, что на вече присутствовали должностные лица городского управления (владыка, князь, посадский, тысяцкий), пред­ставители важнейших групп населения (бояре и житьи люди), городс­ких низов («весь Новгород» или «весь Псков»).

Собрание начиналось по звону вечевого колокола. Нередко между участниками вечевого собрания случались стычки. Иногда разногла­сия были столь велики, что собирались два веча, готовые сойтись вру­копашную, чтобы выяснить, кто же прав. Лишь вмешательство духо­венства иногда позволяло предотвратить кровопролитие. Историк В.О. Ключевский небезосновательно предполагал, что в работе вече было много анархии, шума, крика, усобиц и драк.

Вечевые собрания проходили нерегулярно. Созывались они по ини­циативе высших должностных лиц, которые и готовили повестку дня. Коллегия, готовившая вечевые собрания, называлась Советом господ в Новгороде и Господой в Пскове.

На начальной стадии существования Новгородской республики вече, выражавшее интересы всех слоев городской общины, проводило политику, направленную на ограничение княжеской власти, но по мере усиления позиций боярства оно все больше превращалось в орган, че­рез который боярская олигархия проводила свои решения.

Новгородское вече как высший'орган государственной власти в жизни Новгорода в XIIXIII вв. имело огромное значение. Противо­борствующие политические силы не могли без поддержки веча, т.е. городского ремесленно-торгового люда, одержать победу. Сила вече заключалась в том, что ремесленники как основной элемент городско­го населения всегда были готовы поддержать свои права с оружием в руках, ибо составляли основной состав ополчения.

Источники не позволяют с большей определенностью раскрыть все нюансы в деятельности вече. Так, считалось, что вече собиралось по звону вечевого колокола на Ярославовом дворище, однако раскопки показали, что там могло поместиться всего несколько сот человек, но никак не все жители Новгорода.

В советское время превалировала точка зрения, согласно которой только «имущие» слои населения могли участвовать в вечевых собра­ниях. Однако Новгородскую судную грамоту, как это видно из преамбулы к ней, принимали на вече не только бояре, но и житьи люди, куп­цы и черные люди, а Псковскую судную грамоту — «весь Псков». Воз­можно, что вече собирало лишь определенную, наиболее уважаемую часть горожан (тех же улицких и кончанских старост, сотников). Изве­стно предположение В.Л. Янина об избирательном бюллетене (бере­стяная грамота с именами четырех человек), с помощью которого, воз­можно, проводились на вече выборы должностных лиц.

Функции веча как высшего органа власти были весьма многооб­разны. Оно принимало законодательство, решало вопросы войны и мира, внутренней и внешней политики, утверждало международные договоры, избирало высших должностных лиц, архиепископа. Выборы происходили путем жеребьевки. На вече решался вопрос о призвании князя, оно же «указывало ему путь». Вече ведало раскладкой налогов и повинностей, чеканкой монеты, постройкой оборонительных соору­жений, храмов, мостов и т.д., выступало в качестве высшей судебной инстанции по делам государственной важности.

Вечевые собрания в Новгороде в XIV—XV вв. имеют определен­ный порядок созыва, строго очерченную компетенцию и установивший­ся порядок оформления вечевых грамот. Они скреплялись печатями архиепископа, посадника, тысяцкого и старост всех пяти концов. У веча существовали свое делопроизводство, свой архив, своя администра­ция (вечевые дьяки, бирючи). На вечевых собраниях этого периода были приняты Новгородская и Псковская судные грамоты. С конца XIV в. роль веча падает, а значение Боярского совета возрастает.

Реальным носителем власти Великого Новгорода и Пскова был Боярский совет («Оспода»). Особенно возросло его значение во вто­ром периоде.

В.его состав входили посадники (в том числе отслужившие свой срок), тысяцкие, кончанские старосты, соцкие. В Новгороде Совет насчитывал не более 50 человек. В Пскове помимо посадников и сотс­ких в него входил князь.

Он сосредоточил в своих руках всю государственную систему уп­равления, решал через вече все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики. На первом этапе развития государственности в состав Боярского совета входили князь, архиепископ, посадники, ты­сяцкий, «старые» посадники и тысяцкие, сотские, кончанские старо­сты, именитые бояре. Председателем «Осподы» был посадник. Во втором периоде председателем стал архиепископ. Совет регулярно начал собираться в епископском подворье.

Все вопросы внутренней политики, обсуждаемые на вече (выбо­ры посадника, тысяцкого, наместников, строительство городских ук­реплений, жалованье во владение земель), и внешней политики (по­сылка посольств, военные вопросы) предварительно решались на «совете Осподы». Постепенно сформировался постоянный состав Боярского совета: архиепископ (председатель), настоятель Юрьевс­кого монастыря — архимандрит (заместитель председателя), «степен­ный» (действующий) посадник, «старые посадники», тысяцкий, «ста­рые тысяцкие», кончанские старосты и знатные представители го­родских верхов.

Большую роль в новгородском и псковском республиканском уп­равлении играли должностные лица, избираемые на вече, — это по­садник, архиепископ и тысяцкий.

Архиепископ (владыка) как глава церкви играл большую роль в жизни Новгорода. Церковь во всех русских княжествах этого периода являлась мощной частью государственного механизма, крупным зем­левладельцем.

Архиепископ не только руководил новгородской епархией, но и выполнял светские обязанности: хранил казну и архив, скреплял печа­тью все важнейшие государственные документы (в XII—XIII вв. мно­гие договоры с князьями (1264, 1304, 1305 гг.), международные дого­воры Новгорода скреплены его печатью), представлял республику во внешнеполитических целях и вел дипломатические переговоры, содер­жал за счет церкви владычный полк и-за счет церкви обновлял кремль, городские укрепления и т.д. Архиепископ возглавлял Совет знати «Ос­поды», определял идеологию городской жизни.

Новгородцы добились, чтобы архиепископ назначался не митро­политом, а избирался в Новгороде. Вече избирало из числа игуменов монастырей, настоятелей церквей и соборов трех кандидатов, а кто из них займет должность, решалось путем вытягивания жребия в соборе Святой Софии. Народ, созванный по этому случаю со всего города, ожи­дал результатов жеребьевки. После избрания архиепископ получал благословение Киевского (позднее Московского) митрополита. Рези­денцией владыки был собор Святой Софии.

Высшими должностными лицами в Новгороде и Пскове были по­садники. Они выбирались из знатных боярских фамилий, «посадни-чих» семей и служили «пока люб». Позже срок был ограничен до двух лет. Посадник был носителем исполнительной власти. Он председательствовал на вече, вел международные переговоры, контролировал действия князя, а во время войны руководил народным ополчением.

Ближайшим помощником посадника в Новгороде был тысяцкий, также избираемый вечем. В Пскове вместо него избирали еще одного посадника. Должность тысяцкого, происходившая от древней числен­ной системы управления, предполагала наличие в городе 10 сотен. В Пскове, где население было поменьше, 10 сотен не набиралось.

Тысяцкий ведал прежде всего военными вопросами, в его обязан­ность входила организация военных сборов и командование городским ополчением. Новгородский тысяцкий также следил за соблюдением правил торговли русских купцов с иноземцами и возглавлял особый суд по торговым делам.

В пользу посадника и тысяцкого шел поземельный налог — пора-лье.

Посадник, архиепископ и вече и были теми республиканскими орга­нами, которые контролировали деятельность князя.

В XII—XIII вв. все «рядные грамоты» (договоры) Великого Новго­рода с князьями, приглашенными на престол, составлялись от имени владыки, посадника, тысяцкого и всего Новгорода, скреплялись печа­тью посадника и архиепископа. Договоры с Готландом и немецкими городами также заключались от имени князя и посадника. Печатью посадника скреплялись все грамоты, начиная с проезжих, купеческих до судебных постановлений.

Вооруженные силы Новгорода включали княжескую дружину — профессиональных воинов, приходивших вместе с князем, живших на его городище и выступавших под стягом святых князей Бориса и Гле­ба, владыческий конный полк, содержавшийся на средства храма Свя­той Софии и городское ополчение, возглавляемое тысяцким.

Суд в Новгороде и Пскове не был отделен от администрации. Но­сителями светской судебной власти были вече, боярский совет, князь с посадником, сотские, старосты, братчины и т.д.

Для судебных систем Новгорода и Пскова характерно широкое уча­стие в правосудии веча, которое осуществляло суд по наиболее опас­ным для государства делам. Известны случаи, когда на вече произво­дилось и дознание.

В Пскове верховный суд осуществляло вече. Княжеский верхов­ный суд был коллегиальным, в него входили князь, два выборных посадника и сотские. При вступлении в должность выборные приносили присягу на кресте (крестное целование).

Ни в Новгороде, ни в Пскове князья не имели права судить едино­лично — только вместе с посадниками или представителями бояр и житьих людей. На местах дела также рассматривались коллегиально княжьими людьми вместе с представителями городских общин.

Тысяцкий и два купеческих старосты председательствовали в тор­говом суде.

Кроме светского суда существовал церковный суд, который осу­ществлял в Новгороде архиепископ-владыка, в Пскове — наместник владыки. Споры между духовенством, церковными людьми, а также дела, подлежащие церковной юрисдикции, решались церковным су­дом. Дела, в которых одна сторона подлежала церковной юрисдикции, а другая — светской, рассматривались судом со смешанным составом (совместно представителями духовенства и городских властей).

Был в ходу и суд братчины — суд соседской территориальной об­щины сельчан и уличан, совпадающей с церковным приходом. Суду братчины подлежали мелкие ссоры, кражи на пиру.

Купеческие союзы (братчины) производили суд в отношении своих руководителей братчины (пировых старост) и членов братчины (пивцов).

При судебных органах назначались исполнительные лица право­судия: дьяки, приставы, писцы-секретари, межники, подверники и др., присутствовавшие при судебном разбирательстве и охранявшие поря­док на суде.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!