Нормативный правовой договор

8 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Внутренний договор. Особое место в современной российской системе права занимает такой источник права, как внутренний (не международный) нормативный правовой договор. Следует сказать, что в советский период отечественная юридиче­ская наука в целом отрицательно относилась к признанию договора источни­ком права. Однако и в то время ряд крупных юристов признавали за догово­ром свойства источника права, правда, лишь в исключительных случаях и только в конституционном праве.

Нормативный договор вошел в современную российскую систему ис­точников права, не вызвав заметных дискуссий и споров о его месте в систе­ме источников, его необходимости и своевременности расширения сферы применения. Как и общепризнанные принципы и нормы международного права, нормативный договор как источник права получил развитие на основе действующей Конституции как особая форма конкретизации федеративных отношений.

Нормативный договор стал объективно востребованным источником права в условиях развития демократических федеративных отношений, не приемлющих одностороннего диктата. Можно утверждать, что норматив­ный договор как источник права стал одним из главных инструментов сохра­нения государственной целостности России.

Функциональная недостаточность прежней системы для регулирования общественных отношений ослабила эффективность правовой системы. Тре­бовались иные источники права, которые восполнили бы возникшие функ­циональные пробелы системы источников права адекватными юридическими свойствами. Таким источником права и стал нормативный договор, который обладает универсальными признаками договоров: а) обособленностью воле­изъявлений субъектов; б) согласованностью волеизъявлений субъектов; в) ав­тономностью волеизъявления субъектов; г) формальным равенством субъек­тов; д) предполагаемым обязательным исполнением субъектами условий до­говора[1]. Именно такими свойствами должны обладать нормы, регулирующие федеративные (по природе своей договорные) отношения.

Конституция Российской Федерации предусматривает два вида феде­рально-региональных договоров, различающихся по предмету и составу уча­стников:

1)   федеративный договор, являющийся коллективным договором меж­ду органами государственной власти Российской Федерации и органами го­сударственной власти ее субъектов;

2)   договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти конкретных ее субъектов о раз­граничении между ними предметов ведения и полномочий.

В современной юридической литературе значительное место уделяется сущности нормативного и нормативно-правового договора. При этом одни видят в нем форму права, другие – особый вид социальных норм гражданско­го общества, третьи рассматривают нормативный договор как согласование публичных и частных интересов.

Итак, нормативно-правовой договор стал неотъемлемой и гармоничной частью системы источников права. Он восполнил функциональную недоста­точность прежней системы источников права и стал адекватной точкой роста системы в ответ на изменившиеся потребности правового регулирования в условиях развития демократических принципов в федеративных отношениях.

Международный договор и международные нормы и принципы права. Российская система источников права в последнее десятилетие разви­валась и за счет источников права, место и роль которых в системе до сих пор остается дискуссионным.

Конституция 1993 года (ч. 4 ст. 15) признала составной частью правовой системы Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы между­народного права и международные договоры Российской Федерации[2].

Эта конституционная новелла, признав общепризнанные принципы и нормы ме­ждународного права составной частью российской правовой системы, отразила всю сложность изменения системы источников национального права. Этот пример еще раз показывает, что роль полноценного источника права мо­гут выполнять только те его формы, которые обретают полноценные систем­ные связи с другими источниками национального права.

Можно отметить, что нормы международного права могут со­держаться только в источниках права, главным признаком которых, является положительное официаль­ное и однозначное признание акта государством в качестве документа, содер­жащего общеобязательное и защищаемое государством на его территории правило.

Теория и практика международного права общепризнанными прин­ципами и нормами международного права считает такие общеобязатель­ные нормы международного права, которые пользуются всеобщим призна­нием, выраженным тем или иным способом, хотя зачастую и не имеющие определенных форм закрепления. В международном праве они именуются нормами «общего» международного права, или «общими», «уни­версальными» нормами. Международный суд ООН неоднократно выражал мнение, что «универсальные» принципы и нормы, или принципы и нормы «общего» международного права, как правило, существуют и действуют в качестве принципов и норм общего международного обычного права.

Таким образом, проблема общепризнанных норм международного права выглядит в первую очередь как проблема их внешнего выражения и определения их источника. Важным препятствием для их применения в России стала неопределенность их источника. Интересен тот факт, что в научной литературе нет мнений, отвергающих полезность, необходимость учета и применения общепризнанных норм и принципов международного права для российской правовой системы. Однако неопределенность их ис­точника превращается в проблему их реализации в России. То есть в принципе, суть проблемы сводится к следующему: все признают существование общепризнанных норм и принципов ме­ждународного права, но  никто с определенностью не может сказать, как их применять, в каком порядке и на каких основаниях.

Можно без значительного преувеличения сравнить данную ситуацию с ситуацией так называемых естественных прав и свобод, которые сущест­вуют объективно, не связаны с правотворчеством государства, человек об­ладает ими от рождения, они составляют неотъемлемую часть его право­вого статуса. Однако когда возникает вопрос об организации их защиты или иных мер обеспечения их реализации, то неизбежно возникает и во­прос об их способе внешнего выражения (их источнике в правопримени­тельном смысле и значении). Конечно, возможно их применение и без ис­точника, но, как правило, это касается, во-первых, бесконфликтных случа­ев их реализации, а, во-вторых, это касается случаев, когда судья или иной правоприменитель имеют возможность применить их впервые на ос­нове представлений о справедливости (создав прецедент). Значительная же масса случаев реализации естественных прав и свобод опосредована при­менением норм позитивного права в порядке и способами, определяемыми свойствами источника права, в котором они содержатся.

Таким образом, неопределенность круга источников права затрудня­ет полноценную и эффективную защиту самых очевидных естественных и справедливых прав и свобод человека.

Именно отсутствие в Конституции и других нормативных правовых актах официального и положительно выраженного признания конкретных актов или видов международных документов в качестве источника обще­признанных норм и принципов международного права затрудняет их при­менение и является ключевым вопросом.

[1] Иванов В. В. Общие вопросы теории договора. М., 2000. С. 33.

[2] Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (с изменениями от 1 декабря 2007 г.) вполне четко определены место и системные связи международно-правовых договоров в системе источников российского права.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!