Немецкая классическая философия

23 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

И. Кант. Без сомнения, рассуждает Кант, вне нашего сознания существует объективный мир – мир «вещей самих по себе» (мир сущностей). Этот мир, воздействуя на наши органы чувств, порождает в сознании образы и мысли – «мир явлений». Центральный вопрос познания – в какой мере соответствует «мир явлений» (т. е. наши знания о мире) «миру сущностей» (самому миру). Кант решает его в характерной для всего неклассического рационализма форме: ответить на этот вопрос невозможно, так как мы не знаем и не можем знать, что из себя представляет объективный мир. Почему? Потому что он всегда нам дан лишь через образы и мысли. Нам кажется, что мы сверяем наши знания о мире с самим миром с помощью практики. Но это иллюзия: речь в этом случае идет лишь о проверке одного знания (концептуального, теоретического) другим (чувственным). По сути, это проверка одних образов через другие. Мы обречены представлять мир таким, каким нам его рисует наше сознание. Ответить на вопрос, каков мир на самом деле, принципиально невозможно.

Из предшествующей традиции дедуктивного рационализма Кант считал достойной внимания лишь одну проблему – идею «безусловного» начала, на которое вынужден опираться разум при познании мира. При решении этого вопроса Кант воспроизводит по сути декартовскую концепцию «врожденных идей», трансформированную в ее философии до неузнаваемости. Если «врожденные идеи» Декарта имеют божественный характер, то Кант отказывается решать вопрос о происхождении априорных (доопытных) схем разума. Если у Декарта эти идеи имеют содержание, то Кант отводит им организующую (структурирующую) функцию в сознании. Такими «оформителями» чувственного мира человека Кант считает пространство и время, рассматриваемые им в качестве врожденных феноменов психики. Согласно этому учению, информация о мире, попавшая в сознание, организуется по его внутренним законам в некую целостность, которую мы и считаем миром. Поэтому принцип тождества бытия и мышления классического рационализма неверен: мы имеем право говорить лишь о структурах сознания, спроецированных на полученные при познании чувственные данные.

Появление этой философии открыло новую эпоху в истории рационализма, доведенную до логического завершения позитивизмом. Это был новый рационализм, который продолжал верить в силу разума и науки, но считал, что они должны быть очищены от ряда иллюзий, служивших источником многих ошибок. Задачу такой «расчистки» науки поставили перед собой Огюст Конт, Джон Стюарт Милль и Герберт Спенсер. Конт назвал свое учение позитивной философией и оно, претерпев значительную эволюцию, дошло до нас под названием«позитивизм». В развитии позитивизма можно выделить три этапа: классический позитивизм, эмпириокритицизм и неопозитивизм. Объединяет их одно: как сделать науку более научной?

Поставленные И. Кантом проблемы первым в немецкой классической философии попытался решить И. Г. Фихте (1762-1814). Фихте ставил перед собой задачу преодолеть кантовский дуализм теоретического и практического разума, «вещей в себе» и явлений. Кантовский принцип автономии воли, согласно которому практический разум сам дает себе закон, превращается у Фихте в универсальное начало всей его системы. Из принципа практического разума – свободы, он стремится вывести и теоретический разум – познание природы. Познание в системе Фихте представляет собой лишь подчиненный момент единого, практически нравственного действия. Таким образом, философская система Фихте строится, прежде всего, на признании активной практически деятельной сущности человека.

Исходное понятие системы Фихте – «Я», которое утверждает себя в качестве такового в акте самосознания. «Я» есть: это самоочевидное суждение. Точно так же поступал Декарт, когда он стремился найти исходное самоочевидное начало. Но, в отличие от Декарта, самоочевидность «Я», у Фихте, основывается не на акте мышления, а на волевом усилии, действии. «Я» есть волевое, действующее существо. В своем стремлении преодолеть дуализм Канта Фихте делает шаг в направлении идеи тождества мышления и бытия. Он стремится найти общее основание для духовного мира «Я» и окружающего человека внешнего мира.

Фихте подчеркивает приоритет человеческого субъективно-деятельностного начала над природой. Природа, по Фихте, существует не сама по себе, а ради чего-то другого, а именно для того, чтобы создать возможность самореализации «Я». Деятельный субъект, «Я», преодолевая сопротивление природы, развертывает все свои определения, то есть наделяет ее своими характеристиками. Тем самым предметная сфера человека оказывается продуктом его деятельности. В конечном счете «Я» осваивает «не-Я»; достигает тождества с самим собой. Однако такое тождество не может быть достигнуто на протяжении конечного времени. Оно является идеалом, к которому на протяжении всего исторического развития стремится человечество.

Идеи Фихте развил дальше его младший современник Ф. Шеллинг (1775-1854). В учении Шеллинга преодолевается противопоставление мира природы как мира явлений и мира свободы, как субъективного деятельностного «Я» на основе учения об их тождестве, т. е. тождества субъекта и объекта. Абсолютный субъект, связанный у Фихте с индивидуальным «Я», в системе Шеллинга превращается в божественное начало мира, абсолютное тождество субъекта и объекта, точку «безразличия» их обоих. Однако остается задача – из этого первоначального тождества вывести все многообразие определений этого мира. Шеллинг рассматривал возникновение таких определений как «творческий акт», который, будучи непознаваемым для разума, является предметом особого рода иррационального познания – интеллектуальной интуиции, представляющей собой единство сознательной и бессознательной деятельности. Такая интуиция, по Шеллингу, недоступна всем смертным, а доступна только особым одаренным людям, гениям. Интеллектуальная интуиция,по Шеллингу, есть высшая форма философского творчества и служит тем инструментом, на основе которого возможно саморазвертывание тождества.

Гегель. Георг Вильгельм Фридрих Гегель – видный представитель немецкой классической философии, который доводит до логического завершения идею пантеизма и дедуктивно-рационалистический метод. Лучшей иллюстрацией рационализма Гегеля может послужить следующий фрагмент из его «Философии истории»: «Разум есть субстанция, а именно то, благодаря чему и в чем действительность имеет свое бытие; разум есть бесконечная мощь, потому что разум не настолько бессилен, чтобы ограничиваться идеалом, долженствованием и существовать как нечто особенное, лишь вне действительности, неведомо где, в головах некоторых людей. Разум есть бесконечное содержание, вся суть и истина, и он является для самого себя тем предметом, на обработку которого направлена его деятельность...»[1].

Для Гегеля не существует принципиальной разницы между разумом и природой: существует нечто единое – Абсолютная Идея, являющаяся по существу чистой мыслью, логикой. Эта Абсолютная Идея в своей эволюции последовательно проходит путь от неживой к живой природе, а от последней – к человеческому обществу, далее – к искусству, религии, философии. Достигнув своего высшего уровня развития в философии Гегеля, Абсолютная идея полностью осознает свою сущность, узнает свою историю, направленную на постепенное снятие своих отчужденных материальных и духовных обличий, стесняющих ее свободу. Поэтому и развитие природы, и развитие общества, и развитие религии подчинены единому алгоритму, заданному в виде законов диалектической логики. Законы природы и общества, согласно Гегелю, разумны, а вся история мира есть движение разума от своих низших состояний (материи) к высшим (философии). Постепенное одухотворение бытия есть генеральная линия всеобщего прогресса. Поэтому развитие общества тоже есть закономерное движение к идеальному состоянию, т. е. к строю, полностью основанному на нормах разума (позже эта идея была использована Марксом для создания теории коммунистического общества).

Итак, природа и социальная жизнь представляют собой варианты развития мысли, ее «инобытие». Поэтому природа и общество не могут развиваться как попало, они подчиняются логике разума, т. е. своей сущности. Как писал Т. И. Ойзерман, «традиционная идеалистическая формула – мышление первично, бытие вторично – трансформируется Гегелем в новое основоположение: мышление есть бытие, бытие есть мышление»[2]. Провозглашенный Спинозой панлогизм достигает у Гегеля высшей ступени развития: весь мир есть мысль, существующая в разных, в том числе материальных, «опредмеченных» формах.

[1] Гегель Г. В. Ф. Соч. Т. 8. М.; Л., 1935. С. 10.

[2] Ойзерман Т. И. Философия Гегеля о могуществе разума // Вопросы философии. 1976. № 9. С. 119.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!