Немецкая классическая философия. Иоганн Готлиб Фихте (1762—1814)

1 Апр 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Иоганн Готлиб Фихте (1762 - 1814) - последователь Канта, выдающийся представитель немецкой классической философии.

Получив при поддержке богатого барона среднее образование, этот «чудаковатый крестьянин» учился в университетах Йены и Лейпцига, был домашним учителем. В 1791 г. добрался до Кенигсберга, где встретился с Кантом. В 1794 - 1799 гг. руководил кафедрой философии в Йене. После переезда в Берлин был деканом философского факультета и первым выборным ректором Берлинского университета. Убежденный в том, что он призван служить только истине и «двигать мир», Фихте в молодости придерживался революционно-демократических убеждений, а во время войны с Наполеоном занял бескомпромиссную патриотическую позицию. Молодого Фихте обвинили в атеизме. Это обвинение, по словам Гейне, носило характер политической травли. Любимый афоризм Фихте гласит: «Каков человек, такова и его философия».

Главное произведение Фихте «Наукоучение» (издано более 10 редакций, начиная с 1794 г.), название которого выражает установку — философия должна быть учением о науке, знанием о знании. Эволюция философских воззрений, смещение оценки в сторону человековедения, видны из названий появившихся трудов: « Назначение человека» (1880 г.), «Замкнутое торговое государство» (1800 г.), «Основные черты современной эпохи» (1805 г.), «Речи к немецкой науке» (1808 г.), «Факты сознания» (1810 г.).

Философия Фихте формируется в качестве философии «действия», как «анализ понятия свободы», осуществляемый «метафизически». Поскольку, жалуется Фихте, он не смог изменить то, что вне его, он решил изменить то, что в нем. Самосознание себя как субъекта, самоизменение себя — вот путь достижения свободы. Фихте убежден в том, что при последовательном образе мысли возможны лишь две философские системы: догматизм, т. е. материализм, и идеализм. Он заключает: «Идеализм остается единственно возможной философией».

Теоретическое наукоучение Фихте, подобно трансцендентности Канта, ориентировано на исследование условий познания. Отказавшись от дуалистической позиции Канта, Фихте сделал исходным началом философствования трансцендентальное единство апперцепции, самосознание вообще, некое «Я», дух, волю, веру. Это абсолютное «Я» предстает как тождество субъекта и объекта во вселенском масштабе, как тождество субъективного и объективного, равнозначное чистой деятельности и призыву: «Воздвигни себя!» Фихте убежден, что он дедуцирует отсюда три основоположения теоретического наукоучения: 1) «Я» полагает самого себя; 2) «Я» полагает «Не-Я»; 3) «Я» противополагает делимому «Я» делимое «He-Я». Деление «Я» и деление «He-Я» (или маленькие «Я») — эмпирический мир, люди и вещи, заключенные внутри большого «Я». В теоретическом наукоучении, считает Фихте, доказано, что интеллект не просто созерцает, а становится объективно реальной силой. Философ пишет: «Сознание действительного мира вытекает из потребности действования, а не наоборот — потребность действования из сознания мира; эта потребность есть первое, сознание мира есть производная. Мы действуем не потому, что познаем, но познаем потому, что предназначены действовать; практический разум есть корень всякого разума».

Гейне подчеркивал, что особую трудность для понимания философии Фихте представляет тезис о духе, наблюдающем самого себя в то время, когда он действует. Мысль подслушивает самое себя в то время, когда она мыслит: «Эта операция напоминает нам обезьяну, которая, сидя у очага, варит в медной кастрюле свой собственный хвост. Ибо, по мнению Фихте, истинное поварское искусство заключается не в том, чтобы только варить объективно, но в том, чтобы также субъективно осознавать процесс варки»2.

Достойно упоминания то обстоятельство, что именно Гейне указал на объективно-идеалистический замысел наукоучения Фихте: «Но фихтевское «Я» совсем не есть индивидуальное «Я», а возвысившееся до сознания всеобщее, мировое «Я». Фихтевское мышление не есть мышление какого-то индивида, какого-то определенного человека, носящего имя Иоганн-Готлиб Фих

те; это, напротив, всеобщее мышление, проявляющееся в отдельной личности. Как говорят: «темнеет», «рассветает» и т. д., Так и Фихте должен говорить не «я мыслю», но «мыслится» и «всеобщее мировое мышление мыслит во мне»1. Это важное наблюдение Гейне мы приводим потому, что существует устойчивая легенда о субъективно-идеалистическом существе философии Фихте. Даже Гете считал, что мир в глазах Фихте — лично созданное им достояние.

По замыслу теоретическая философия Фихте, ориентированная объективно идеалистически, таит в себе сознательно сформулированный принцип деятельности и идею противоречия, которые у Гейне получают развитие в виде систематически изложенной диалектики.

Между тем, как и у Канта, у Фихте теоретическое наукоучение — пропедевтика наукоучения практических, этических и социально-философских воззрений, анализ взаимоотношения делимых «Я». Центральное место в практическом наукоучении занимает проблема свободы человека. Свобода — базовая категория для понимания человека и общества, это априорное моральное самоопределение. Неотчуждаемая по своей сути свобода проявляется в деятельности человека. Именно свобода, а не «естественные права», образует основу общественного договора.

Просветители исходили из модели человека как «естественного существа», природой предназначенного к достижению собственного благополучия, личного счастья. Из совокупной деятельности «эгоистов по природе» возникает социальная необходимость, «естественное», в принципе тождественно «общественному». Это совпадение достигается не автоматически, ибо мешают предрассудки, невежество. Необходимо разумное постижение естественных потребностей и их субъективного выражения — интересов. Свобода совпадает с разумностью, «естественный» эгоизм становится «разумным». Разум — мерило всего человеческого бытия, альфа и омега идеологии просвещения; разумность, стремление к свободе и счастью — атрибуты личности, они же главные ориентиры и ценности. Общество и создается для реализации этих устремлений. Просвещение — средство помочь человеку в постижении его здоровых потребностей. Правильно понятый практический интерес становится подлинно моральным мотивом. «Естественная» мораль фиксирует то, что человек из себя представляет по своей природе. «Должное» определено тем, что есть «на самом деле». Главное — избавиться от предрассудков, прежде всего религиозных.

Кант усмотрел в человеке двойственное существо. Основание нравственного закона — не «естественная природа» человека, не эмпирическая действительность, а априорное «царство целей». «Должное» не вытекает из «сущего», «естественное» и «нравственное», «необходимое» и «свободное» распались. Одно дело — «естественная» необходимость, иное — универсальная необходимость «интеллигибельного» мира, определяющая долг. Фихте, как и Кант, опроверг «теорию полезности» (индивиды друг для друга — полезные субъекты), человек в себе самом конечная цель. В эмпирическом мире человек неизбежно оказывается средством для других людей, как моральное существо он несет в себе высшую цель, ее свободное полагание. Свободная деятельность лишена чувственности, частного интереса. СвобоДа совпадает с абсолютной разумностью. Мы осознаем мир как реально существующий, и в этом смысле он продукт нашего разума. «Я» опровергает вещи. И это — основа нашей свободы, свободного деяния как следования долгу, нравственным правилам, которые выходят за пределы чувственного мира. В конечном счете свобода индивида — в осознании своей связи с родом человеческим, в сознании вселенной о самой себе. Сознание индивида растворяется в мистическом коллективном сознании. Завороженный установкой на достижение национального, единства Германии, Фихте высказывает крайне радикальный взгляд: «С точки зрения истины и подлинной действительности индивидуум вовсе не существует, ибо не должен иметь никакого назначения и должен погибнуть, а, напротив, существует единственно род, ибо последний должен быть рассматриваем как единственно существующий ».

Конечно, в своих правовых, экономических, политических воззрениях Фихте избегал подобных крайностей. С одной стороны, по мере нарастания объективно-идеалистических мотивов у Фихте явно просматривается пантеистическая тенденция: раз бог (абсолютное бытие) вечен, то вечен и сотворенный богом мир. С другой стороны, Фихте пытается проследить развитие земной человеческой жизни во времени и пространстве, выделяет пять эпох в эволюции человеческих отношений: господство инстинкта, авторитарное принуждение, отвержение авторитета и разума (современная Фихте эпоха), господство разума в форме науки, синтез науки и искусства. В будущем цель государства совпадет с целью человеческого рода — предоставить каждой личности условия для целостного развития. По мере покорения природы, развития промышленности и сельского хозяйства, науки и искусства человечество будет превращаться в единую республику «культурных народов».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!