Немецкая классическая философия. Иммануил Кант

1 Апр 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Германию конца XVIII — начала XIX в. сравнивали с причудливой шахматной доской, называли просто «географическим понятием». Более трехсот владений, естественно, не могли поладить друг с другом. Наполеон сократил число государств до сорока, но не избавил побежденных от религиозного ханжества и духовного рутинерства, деспотизма и раболепия перед самым ничтожным правителем.

Но жизнь в Германских государствах не стояла на месте. Новое положение немецких мыслителей опиралось на богатейший материал английской и французской философии XVII — XVIII вв., творчество Лейбница. Немецкая классическая философия от Канта до Фейербаха — порождение европейской истории второй половины XVIII — первой половины XIX в. Математика и небесная механика, формирующиеся физика, химия, биология, прорыв в технической и технологической областях оказывали сильное влияние на социально-экономическое развитие. Великая французская буржуазная революция, наполеоновские войны в высшей степени влияли на политические устремления немецкой интеллигенции. В последней трети XVIII в. широкое влияние приобрело литературное движение «Бури и натиска». Первая половина XIX в. — пик развития немецкой классической философии, учений Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха, романтиков, Шопенгауэра, правых и левых гегельянцев, Маркса и Энгельса.

Открытия в естествознании стали источником диалектических идей в философии раннего Канта, а самое главное — исторический опыт французской революции питал концепцию человека и общества, концепцию развития в целом. В свое время французские материалисты противопоставили «неразумной» феодальной современности грядущее будущее общество — «царство разума». Немецкие идеалисты высказали мнение, что уже существующая действительность реализует скрытую в ней разумность. Немецкая классическая философия в определенном смысле возродила принципы рационализма, доминировавшие в XVII и XVIII вв. Разум из природы переместился в историю. Тем самым была переосмыслена и просветительская традиция, сохранилась вера в разумного человека, получив в исторической перспективе более глубокий смысл.

Иммануил Кант (1724— 1804) — основоположник немецкой классической философии. Почти всю жизнь провел в Кенигсберге. В 1755 г. как приват-доцент начал чтение лекций по метафизике и многим есте- ственно-научным предметам в Кенигсбергском университете. В 1797 г. Кант оставил преподавательскую деятельность.

Генрих Гейне писал: «Изложить историю жизни Иммануила Канта трудно. Ибо не было у него ни, жизни, ни истории. Он жил механически-размеренной, почти абстрактной жизнью холостяка в тихой, отдаленной улочке Кенигсберга — старинного города на северо-восточной границе Германии. Не думаю, чтобы большие часы на городском соборе бесстрастнее и равномернее исполняли свои ежедневные внешние обязанности, чем их земляк Иммануил Кант. Вставание, утренний кофе, писание, чтение лекций, обед, гуляние — все совершалось в определенный час, и соседи знали совершенно точно, что на часах — половина четвертого, когда Иммануил Кант в своем сером сюртучке, с камышовой тросточкой в руке выходил из дому и направлялся к маленькой липовой аллее, которая в память о нем до сих пор называется Философской дорожкой. Восемь раз проходил он ежедневно взад и вперед во всякое время года, а когда бывало пасмурно или серые тучи предвещали дождь, появлялся его слуга, старый Лампе, с тревожной заботливостью следовавший за ним, словно символ провидения, с длинным зонтом под мышкой.

Какой странный контраст между внешней жизнью этого человека и его разрушительной мыслью, сокрушающей мир».

Существенные этапы жизни Канта обозначились в меньшей степени внешними событиями, в большей — переломными моментами внутренней эволюции его творчества, в котором выделяются два периода — «докрити- ческий» (1746— 1770гг.) и «критический» (1770— 1797гг.).

«Докритический» Кант опирался на идеи Лейбница, сочетая естественно-научный материализм с метафизикой Вольфа, использовал идеи картезианской картины мира и механику Ньютона. В 1755 г. Кант опубликовал «Всеобщую естественную историю и теорию неба», где изложил свою гипотезу о возникновении, развитии и судьбе Солнечной системы. По мнению Канта, рассеянные материальные частицы образовывали огромное облако, внутри которого притяжение и отталкивание породили шарообразные сгустки, нагревавшиеся от трения. Это были будущие Солнце и планеты. Кант сумел, не прибегая к ссылкам на божественное вмешательство, выяснить ряд особенностей Солнечной системы (движение планет в одну сторону, расположение орбит в одной плоскости и др.). Для формирования философской концепции развития гипотез Канта имеет непреходящее значение. Философ гордо провозгласил: «Дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен возникнуть мир»2. Правда, Кант при этом апеллировал к богу как создателю материи и ее законов.

Переход к «критическому периоду» обычно датируют 1770 г., когда Кант защитил диссертацию «О форме и принципах чувственного воспринимаемого и умопостигаемого мира», написанную с целью получения должности ординарного профессора.

Истоки философского поворота Канта — в этике и философии истории. За ним стоит активизация социально-политической жизни в Германии. Натурфилософские увлечения Канта отодвинулись, на первый план вышла социальная проблематика. На философском языке того времени социальные проблемы формулировались как проблемы человека, его природы. Антропологическая направленность философии признается самим мыслителем: «Все интересы моего разума (и спекулятивные, и практические) объединяются в следующих трех вопросах:

  1. Что я могу знать?
  2. Что я должен делать?
  3. На что я могу надеяться?»

Кант полагал, что философские знания должны быть применимы к жизни, а «самый главный предмет в мире, к которому эти познания могут быть применены, — это человек, что он для себя своя последняя цель»2. В конечном счете Кант полагал, что названные три вопроса можно отнести к четвертому обобщающему: «Что такое человек? »

Ответ на первый вопрос содержится в произведении «Критика чистого разума» (1781 г.), ответ на второй — в «Критике практического разума» (1788 г.). Связующим звеном между «Критиками» выступает «Критика способности суждения» (1790 г.).

Ответ на третий вопрос призвана дать «Религия в пределах только разума» (1793 г.), ответ на четвертый, обобщающий вопрос находим в «Антропологии» (1798 г.). Систематически разработанная философия Кан1-а в вертикальном разрезе имеет две ипостаси: теоретическую-(учение о познании) и практическую (учение о человеческом поведении).

С первой из трех «Критик» — «Критики чистого разума», писал Гейне, «начинается духовная революция в Германии, представляющая своеобразную аналогию материальной революции во Франции». Эта духовная революция связана с принятием проблемы человека в качестве центральной проблемы критической философии, с постижением становления человека в качестве родового существа.

В критической философии кроется догадка о надындивидуальной природе субъекта теоретической и практической деятельности. Это очевидно выступает в учении о познании — исходном пункте критической философии. Понимая односторонность сенсуализма и рационализма, Кант создает гносеологическую концепцию, в которой центр тяжести перенесен на анализ условий достижения адекватного, всеобщего и необходимого знания, которое, в свою очередь, должно стать условием достижения свободы. Эта направленность философии фиксируется самим мыслителем термином «трансцендентальный» (отлат. — «переступать»), что значит — выступающий в качестве условия всякого опыта. Соответственно, термин «трансцендентный» означает — выходящий за пределы всякого опыта.

Кант убежден в том, что всякое познание начинается с опыта, т. е. с воздействия предметов внешнего мира на органы чувств человека. Философ придерживается характерного для сенсуалистов понимания опыта. Однако, в отличие от сенсуалистов, он полагает, что, хотя познание начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком из него происходит.

По Канту, человек обладает тремя познавательными способностями: чувственностью, рассудком и разумом. В их основе находятся некие доопытные (от лат. априорные) всеобщие и необходимые формы. Формы чувственности — пространство и время, формы рассудка — категории (их двенадцать), разбитые на четыре группы: категории количества (единство, множественность, всеобщность), качества (реальность, отрицание, ограничение), отношения (принадлежность и самостоятельность, причина и действие, взаимодействие), модальности (возможность и невозможность, существование и несуществование, необходимость и случайность). Формы разума — идеи: космологическая, теологическая и психологическая.

С точки зрения Канта, предметы внешнего мира оказываются для нас запредельными и, в этом смысле, остаются «вещами в себе». То, что оказывается «вещью для нас», «объектом» — продукт априорного синтеза чувственных восприятий и рассудка. Только в этом синтезе могут возникнуть суждения, расширяющие наше знание о действительности (синтетические суждения), всеобщие и необходимые суждения, которые опираются на всеобщие и необходимые априорные формы. Опыт же, который всегда незавершен, не может быть основой всеобщих и необходимых истин. Тем более это касается знания разумного, обращенного к миру в целом, к постижению бога, попытке понять,

бессмертна иди смертна душа. Философ приходит к выводу о том, что размышления заводят разум в тупик, порождают неразрешимые противоречия, а, следовательно, рациональные космология, теология и психология, преподававшиеся в нймецких университетах, могут рассматриваться не иначе, как догматические лженауки. Гейне нарисовал дружеский шарж: Кант убивает бога. На вопрос испуганного слуги: «Как же дальше жить будем?» — философ отвечает: «Ничего, обойдемся». Кант показал, что проблема бога — это не проблема рационального знания, это проблема веры.

Философ, обнаружив огромную познавательную активность человека, безмерно удивленный продуктивной силой его воображения, абсолютизировал эту активность. Отсюда скептические нотки по поводу возможности отражения мира человеком, давшие повод упрекать Канта в агностицизме. Между тем в качестве вывода из теоретической части философии Канта, скорее, можно извлечь не примитивное отрицание познаваемости мира (человека в мире), а признание символического характера познавательной деятельности. Мир человеческой жизни предстал перед Кантор как совокупность ценностей, несущих смысл и поддающихся оценке. Символ выступает как знак, соединяющий познание и моральное действие, детерминированное свободной волей. Теоретическая философия Канта выливается в практическую, в специфическую философскую антропологию.

Критическая философия Канта в целом, с ее установкой на анализ условий, при которых возможно познание и практическое действие, обеспечивающее свободу человека, — ответ на кризис просвещенческого рационализма, его социальной онтологии, которая в природе вообще вычитывала неизбежность развития общества на пути к свободе, равенству и братству. Понятие естественных прав человека и необходимости общественного договора вытекают из натуралисти- чески-рационалистической концепции робинзонады. Уже Руссо существенно подорвал устои этой иллюзии, обнаружив несводимость общественного развития к рациональному прочитыванию будущего. Кант продолжил эту линию анализа.

Из критики (т. е. анализа) разума вытекало признание человека как существа, принадлежащего двум мирам — природному, где господствует линейная механическая необходимость, и духовному, где человек оказывается самодостаточным существом, что принимается в качестве исходного пункта практической философии. Здесь детерминирует не естественная необходимость, а долженствование, полагание долга. Долженствование, порождение смысла, оценки коренятся в априорной структуре разума, который раскрывается как разум практический, волящий, всеобщая моральность.

Анализ теоретического разума — пропедевтика к исследованию разума практического — воления, нравственного деяния. Добрая воля, взятая в качестве чистой, априорной способности трансцендентального субъекта и его эмпирических проявлений, отдельных индивидов. Принципы воли — категорический императив, всеобщий и необходимый нравственный закон. Воля мыслится как способность определять самое себя сообразно представлениям о законах природы и законах свободы. Законы природы — царство слепой необходимости, эти законы познаваемы, а наступающие события предсказуемы. Иное дело — законы свободы, разума, социальной жизни. Воля абсолютно автономна. Абсолютно несвободный эмпирический субъект, включенный в цепь природных процессов, абсолютно свободен в качестве умопостигаемого субъекта. Каждое разумное существо, обладающее волей, обладает и идеей свободы. Требование Канта, возведенное в ранг нравственного закона, — категорический императив жизни: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства»1. Следование закону — долг, долг как таковой. Человек живет лишь из чувства долга, а не потому что находит какое-то удовольствие в жизни. Теоретический дуализм кантовской философии завершается постулированием бога, бессмертия души как условий, при которых умопостигаемый субъект может мыслиться абсолютно свободным. Но нравственное поведение человека возможно постольку, поскольку он не имеет реального знания о бытии бога, о потустороннем воздаянии.

Таким образом, человек в качестве эмпирического природного существа не свободен, человек же как разумное существо свободен, если следует долгу из разумного принятия морального закона. Любимый афоризм Канта гласит: «То, что я говорю, должно быть истинно, но вовсе не всю истину я обязан высказывать».

Просвещение несло идею «разумной природы» человека. Онтология Просвещения таит призыв к революции: немногие, несущие «свет разума», должны переделать массу. Идеология Просвещения, в сущности, элитарна.

«Коперниканский переворот» Канта связан с принятием за исходное не природы, как большой машины, а человека в качестве самодостаточного духовного существа, которое руководствуется нравственными безусловными повелениями. Кант против просветительского элитаризма, он признает всеобщую изначальную моральность. Долг, по Канту, — не требование естественной необходимости, он коренится в априорной структуре практического разума.

Философия Канта ориентирована общечеловечески. Человек — автономный субъект, ему категорически разрешено все, что не запрещено. Эпоха ранних буржуазных революций породила идею примата права: кантовская антропология переходит в этику, этика — в философию права. Видимо, прав М.И. Туган-Барановский, полагая, что в современном звучании социалистический идеал ведет свое происхождение от Канта: «Лучшим выразителем и обоснователем этого мировоззрения я считаю того, кто стоял в стороне от общественной жизни, но своей светлой и мощной мыслью глубже всех проник в тайны человеческого духа, — величайшего философа Нового времени Канта... Кант не был... социалистом. Однако только в идее равноценности человеческой личности, — а эта идея нашла свое самое систематическое выражение в философии Канта, — заключается теоретическое обоснование социалистического мировоззрения, поскольку таковое опирается на этические принципы».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!