Народное образование в СССР в 1945-1953

16 Сен 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Главной задачей в области народного образования в послево­енные годы стало введение обязательного семилетнего обуче­ния детей. Помимо государственных ассигнований на восстанов­ление и строительство школ выделялись средства колхозов. Также проводились мобилизации местного населения на массо­вые воскресники для помощи школам и в фонд всеобуча. Много школ было построено методом народной стройки. Для молодежи, не сумевшей получить образования в годы войны, создавались вечерние школы.

В первые послевоенные годы особенно трудным было поло­жение с учительскими кадрами. Для массовой подготовки учите­лей были открыты краткосрочные курсы, куда принимались лица, не имевшие даже среднего образования. Расширялась сеть педа­гогических училищ и вузов.

Всеобщее семилетнее образование было введено с 1949/50 учебного года. Крупные города, Москва, Ленинград, Свердловск были близки к введению всеобщего среднего образования в раз­мере 10 классов.

Послевоенное восстановление сети высших учебных заведе­ний и численности студентов заняло около трех лет. Для усиления государственного руководства подготовкой специалистов Комитет по делам высшей школы был реорганизован в союзно-республиканское Министерство высшего образования.

В значительной мере вузы пополнялись молодежью, вернув­шейся с фронта, для которой были созданы льготные материаль­ные и бытовые условия. Особенно быстро развивалась система вечернего и заочного образования. На многих крупных предпри­ятиях открывались филиалы и отделения вузов и техникумов для подготовки инженерно-технических кадров из местных рабочих. Однако в заочных вузах были высокий отсев студентов и низкое качество подготовки.

В послевоенные годы в СССР обучалось студентов больше, чем во всех странах Европы и Азии вместе взятых. Тем не менее потребности страны не были удовлетворены, особенно по специ­альностям, связанным с новыми научными направлениями.

Преподавание общественных наук было догматическим и на­четническим, фактически сводилось к "промыванию мозгов". Многих студентов, особенно взрослых, прошедших фронт, не мог удовлетворить подобный уровень преподавания. Э.Неизвест-ный, который в конце 40-х годов учился одновременно в Акаде­мии художеств и на философском факультете МГУ, вспоминал:

"О Ленине мы узнавали от Сталина, о Марксе мы узнавали от Ленина и Сталина, о Дюринге мы узнавали из "Анти-Дюринга"'. В студенческой среде возникали законспирированные кружки самообразования. Эти островки "катакомбной культуры" не ме­няли общей картины культурной жизни общества, но ростки свободомыслия набирали силу и дали свои плоды в годы "оттепели".

  1. НАУКА

Идейно-политическая обстановка в стране в рассматриваемый период не была благоприятной для развития науки. Получили распространение догматизм, начетничество, цитатничество, от­рыв теории от жизни. Критерием истины становилась не практи­ка, а высказывания по данному вопросу авторитетов. Пренебре­жительное отношение к достижениям научно-технической мысли зарубежных стран, стремление утвердить отечественные автори­теты во всех областях науки и техники тормозили научный про­гресс. Некоторые крупные открытия, сделанные зарубежными учеными в области физики, квантовой механики, химии, и кибер­нетики, объявлялись враждебными материализму.

Лишь те отрасли науки, которые имели оборонное значение, оказались в стороне от проработочных кампаний. Хотя и они не были избавлены от некомпетентного вмешательства. Наиболь­шее значение в те годы приобрели такие новые развивающиеся отрасли, как ядерная физика и физика полупроводников, биохи­мия и биофизика, радиационная биология. С возникновением но­вых отраслей и научных направлений создавались новые научно-исследовательские коллективы. Во второй половине 40-х годов были открыты Институт точной механики и вычислительной тех­ники, Институт радиотехники и электроники, Институт приклад­ной геофизики. Институт физической химии. Институт атомной

энергии, Институт ядерных проблем и др.

Особое внимание руководство страны уделяло работам в обла­сти использования атомной энергии. Эти работы возглавлял академик И.Курчатов. Результатами этой работы стали осуще­ствление управляемой ядерной реакции в атомном реакторе в 1946 г., испытание атомной бомбы в 1949 г. и впоследствии ис­пользование атомной энергии в народном хозяйстве. Академики С.Вавилов, И.Тамм, И.Франк и В.Черенков сделали крупный вклад в изучение люминисценции. (В 1958 г. за работы в области люминисцентного анализа советские ученые получили Нобелевс­кую премию). Интенсивные исследования велись в области по­лупроводников (академик А.Иоффе), ракетостроения (С.Коро­лев), средств механизации и автоматизации.

В биологической науке ученые-генетики предприняли попыт­ку разоблачить антинаучные взгляды Т.Лысенко и его сторонни­ков, которые отрицали существование материальных носителей наследственности - генов и преувеличивали влияние среды на формирование наследственных свойств организма. Но поддержка Сталина помогла лжеучейому сохранить монопольное положе­ние в биологической науке. Очередные выборы в ВАСХНИЛ, которые могли дать преимущество противникам Лысенко, были отменены, а новые члены Академии были назначены лично Ста­линым. На сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 г. генетика объяв­лялась лженаукой, а ученые-генетики - идеалистами, что в те го­ды было серьезным политическим обвинением. Около 3 тыс. биологов были отстранены от работы. Исследования в области генетики и других важных разделов общей биологии почти пре­кратились. Большой урон был нанесен развитию физиологии, психологии

и теоретической медицине на Павловский сессии физиологов в 1950 г. Ряд видных ученых были подвергнуты разгромной крити­ке и сняты с работы за "отступления от павловской физиологии".

Ограничения информации, тематики исследований, подчине­ние указаниям сверху, утверждение "генеральной единственно правильной" научной линии пагубно сказались на развитии обще­ственных наук. Даже собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма, изданные в те годы, носят следы административного контроля - некоторые произведения классиков оказались кра­мольными для сталинского режима и не публиковались. Так, в четвертое издание Сочинений В.И.Ленина не вошли многие из его последних работ, например, так называемое политическое завещание.

Ведущее место в исследовательской и педагогической практи­ке обществоведов занимали работы Сталина, идеи которого вос­принимались как непререкаемые истины. На "Кратком курсе ис­тории ВКП(б)" продолжали базироваться история партии и исто­рия советского общества.

Обстановка, сложившаяся в науке, наглядно отразилась в дис­куссиях 40-х - начала 50-х годов. В 1947 г. прошла дискуссия по философии на основе обсуждения книги Г.Ф.Александрова "История западноевропейской философии", в 1950 г. - дискуссия по языкознанию, в 1951 г. - по политэкономии. В дискуссиях приняли участие руководители партии: по философии - член По­литбюро ЦК А.А.Жданов, занимавшийся вопросами идеологии;

по языкознанию и политэкономии - И.В.Сталин. Уже само учас­тие партийных руководителей в дискуссиях исключало возмож­ность свободного обсуждения научных проблем, ибо их выступ­ления воспринимались как руководящие указания. Фактически дискуссии превращались в публичные проработки "прови­нившихся" ученых.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!