Мораль и право

8 Июн 2014 | Автор: | Комментариев нет »

План

Введение            3
1. Общее и особенное в морали и праве       4
2. Взаимное влияние морали и права       8
3. Соотношение морали и права в современном российском обществе  11
Заключение           17
Список литературы          18

Введение

В настоящее время в российском обществе происходит определённая «переоценка ценностей».  Вместо прежней системы ценностей, развиваемой в социалистическом обществе, утверждается новая система.  Однако эти процессы протекают противоречиво, когда вместе с действительными общечеловеческими моральными ценностями начинают насаждаться и ложные «псевдоценности».  Наряду  с ростом внимания части населения к морали и религии, происходит рост преступности, нигилизма.  В обществе получают распространения различного рода учения, отстаивающие культ силы, антиценности «сверхчеловека», мистику и аморализм.  Поэтому очень важно иметь фундаментальные научные знания о морали.
Особенностью морали является то, что для своего успешного действия она должна быть глубоко усвоена человеком, должна «войти в его душу», стать частью внутреннего мира. Человек морален только тогда, когда нравственное поведение становится органичным для него, и ему не нужен надсмотрщик, который проверяет и понукает. Поскольку моральный аспект есть у любых человеческих действий и отношений, постольку в любой сфере жизни мы сталкиваемся с моралью как «внутренним голосом» человека, который помогает ему нравственно вести себя в самых различных ситуациях.

1. Общее и особенное в морали и праве

Тесно переплетены между собой - и в своих истоках, и в дальнейшем развитии - право и мораль. Сближает их то, что и право, и мораль входят в общий социальный механизм ценностно-нормативной регуляции общества - они ориентированы на поддержание должного порядка взаимодействия между людьми и условий их самореализации. Нравственные взгляды, как и правовые воззрения, большей частью носят нормативно-предписательный и оценочный характер. В своем содержании они имеют такие общие фундаментальные категории, как "долг", "справедливость", "свобода", "достоинство", "воля" и др. [3, c. 66]
Правовые нормы предполагают условием своего действия элементарные нравственные нормы - "минимум морали". Так, к примеру, правосознание немыслимо без реального действия таких нравственных принципов и норм, как уважение достоинства других людей, чувство личной ответственности за свои поступки, признание необходимости учитывать интересы других людей, уверенность в том, что свобода всех людей невозможна без свободы каждого человека, и наоборот. Принцип права - «позволено все, что не запрещено" - эффективно работает лишь в том случае, когда в обществе существуют мощный нравственный фундамент, устойчивые нравственные привычки и убеждения, когда у людей есть внутреннее сознательное согласие на самоограничение, когда такие нравственные качества человека, как благородство, совесть, порядочность, являются чертами повседневной жизни [3, c. 68].
В этом контексте может быть рассмотрен вопрос о допустимости такой исключительной меры наказания, как смертная казнь. Можно спорить - эффективна она или неэффективна, но прежде всего ее следует оценивать как правовое ограничение, исключительное по своим последствиям для человека, преступившего все мыслимые и немыслимые нормы нравственности и права. Подчеркнем, общественному мнению, выступающему за сохранение и порой расширение практики смертной казни по инерции этатистского понимания права, социокультурной инфантильности, противостоит сугубо правовое обоснование ее необходимости как сдерживающего элемента социальной регуляции. Общество должно выстрадать отказ от смертной казни, став достаточно стабильным, богатым и нравственно зрелым.
В общественном сознании реальным содержанием наполняются те термины закона, которые непонятны и практически неосуществимы без учета норм и критериев общественной морали, например, "хулиганство", "оскорбление", "клевета", "исключительный цинизм" и т.д., при ее помощи конкретизируются и становятся общезначимыми такие оценочные понятия, как "уважительная причина", "достаточные основания" [1, c. 122].
Вместе с тем, право и мораль - два самостоятельных способа социального регулирования, они взаимодействуют как два особых социальных явления, каждое из которых при опосредовании общественных отношений выполняет собственные функции и имеет особую ценность.
Если мораль регулирует межличностные отношения, то возникновение права связано с регуляцией деятельности людей, определяемой их социальным положением и вытекающими отсюда специфическими интересами в государственно-организованном обществе. Нравственное сознание включено во внутреннюю мотивацию поведения человека, оно связано с такими категориями, как милосердие, искренность, скромность, подлость, лицемерие, не имеющими прямого юридического смысла. Моральное регулирование поведения людей универсально затрагивает межличностные аспекты отношения "человек - общество" [11, c. 87].
Право же исходит из отношения "гражданин - государство", отличаясь от нравственных знаний, убеждений, норм прежде всего тем, что в нем должное, справедливое мыслится всегда как то, что должно быть государственным законом, за нарушение чего должна следовать неизбежная санкция.
Нормативность права и морали различается как институциональная и неинституциональная. Институциональность норм права заключается в их формальной определенности высшим авторитетом публичной власти, охране и поддержке силой влияния соответствующих органов этого авторитета. Неинституциональность норм морали связана с отсутствием публичного механизма их воплощения в жизнь, оценкой, вырабатываемой в принципе вне каких-либо социальных институтов. Возникая спонтанно из межличностных взаимодействий, нравственные нормы в своем действии опираются на силу общественного мнения [11, c. 88].
Итак, право и мораль - основные социальные регуляторы поведения человека. Они имеют общие черты и различия друг с другом.
Общие черты:
а) принадлежат к социальным нормам и обладают общим свойством нормативности;
б) являются основными регуляторами поведения;
в) имеют общую цель - регулирование поведения людей со стратегической задачей сохранения и развития общества как целого;
г) базируются на справедливости как на высшем нравственном принципе;
д) выступают мерой свободы индивида, определяют ее границы.
Различия:
1. Мораль формируется ранее права, правового сознания и государственной организации общества. Можно сказать, что мораль появляется вместе с обществом, а право - с государством. Хотя мораль тоже имеет свой исторический период развития и возникает из потребности согласовать интересы индивида и общества.
2. В пределах одной страны, одного общества может существовать только одна правовая система. Мораль же в этом смысле разнородна: в обществе может действовать несколько моральных систем (классов, малых социальных групп, профессиональных слоев, индивидов). При этом в любом обществе существует система общепринятых моральных взглядов (так называемая господствующая мораль).
3. Нормы морали формируются как нормативное выражение сложившихся в данной социальной среде, обществе взглядов, представлений о добре и зле, справедливости, чести, долге, порядочности, благородстве и других категориях этики. (Основные категории морального сознания - «добро» и «зло», без которых невозможна любая моральная оценка.) При этом процесс формирования моральных систем идет спонтанно, в недрах общественного сознания. Процесс правообразования тоже весьма сложен, имеет глубокие социальные корни, однако право в единстве своей формы и содержания предстает как результат официальной деятельности государства, как выражение его воли.
4. Мораль живет в общественном сознании, которое и является формой ее существования. И в этом плане даже трудно различить мораль как форму общественного сознания и мораль как нормативный социальный регулятор, в отличие от права, где достаточно четко можно провести границу между правовым сознанием и правом. Право, по сравнению с моралью, имеет четкие формы объективирования, закрепления вовне (формальные источники права). Конечно, ту или иную моральную систему можно систематизировать и изложить в письменном виде как некий моральный кодекс. Однако речь идет о том, что мораль как особый социальный регулятор объективно в этом не нуждается.
5. Не совпадают предметы регулирования норм права и норм морали. Если их представить в виде кругов, то они будут пересекаться. То есть у них есть общий предмет регулирования и есть социальные сферы, которые регулируются только правом или только моралью. Специфический предмет морального регулирования - сферы дружбы, любви, взаимопомощи и т. п., куда право как регулятор, требующий внешнего контроля за осуществлением своих предписаний и предполагающий возможность государственно-принудительной реализации, не может и не должно проникать. Однако есть и сферы правового регулирования, к которым мораль не подключается в силу того, что они принципиально, по своей природе не поддаются моральной оценке: они этически нейтральны. К таким сферам относится, в частности, предмет технико-юридических норм.
6. С точки зрения внутренней организации та или иная моральная система, будучи относительно целостным нормативным образованием, не обладает такой логически стройной и достаточно жесткой структурой (законом связи элементов) как система права.
7. Право и мораль различаются по средствам и методам обеспечения реализации своих норм. Если право, как известно, обеспечивается возможностью государственно-принудительной реализации, то нормы морали гарантируются силой общественного мнения, негативной реакцией общества на нарушение норм морали. В то же время природа морали такова, что подлинно моральное поведение имеет место в том случае, когда оно осуществляется в силу личной убежденности человека в справедливости и необходимости этических требований, когда поведением человека руководит его совесть. Существует «золотое правило» морали: «Поступай по отношению к другим так, как ты хотел, чтобы они поступали по отношению к тебе» [2, c. 111-117].

2. Взаимное влияние морали и права

Право и мораль взаимодействуют. Право является формой осуществления господствующей морали. В то же время мораль признает противоправное поведение безнравственным. Нормы морали имеют важное значение как для правотворческой деятельности, так и для реализации права: прежде всего для процесса применения правовых норм. Правоприменитель не сможет вынести справедливое решение без опоры на нравственные требования. Вместе с тем не исключены противоречия между нормами морали и права. Это связано, в частности, с процессами их развития: «впереди» могут оказаться как нормы морали, так и нормы права [6].
Для понимания диалектики права и морали полезно различение И.Кантом поведения "легального", включающего исключительно внешние, формальные отношения людей, и "морального", представляющего собой внутреннюю способность разумного существа устанавливать для самого себя универсальный и необходимый нравственный закон ("категорический императив"). Отсюда следует, что правовое регулирование оставляет известный простор, пространство для неморальных поступков. Казалось бы, это противоречит тому, что все правовые отношения могут быть оценены с точки зрения морали, но сами нравственные отношения часто не подлежат правовой оценке. Ключ для решения этой проблемы - в законодательном признании за каждым человеком его нравственной и интеллектуальной независимости, способности самостоятельно выбирать цели, средства деятельности, характер поведения и т.д. Пресекая наиболее опасные формы зла, право одновременно стоит на страже добровольного выбора добра. (Право позволяет людям делать свободный выбор между добром и злом, по мнению Вл. Соловьева, оно только в интересах общего блага препятствует злому человеку стать злодеем). Тем самым оно становится нормативным барьером не только для общепризнанных преступлений (убийство, воровство, шантаж, вымогательство), но и для попыток принудительно создать правопорядок, основанный на тех или иных нравственных принципах [8].
Нравственные представления о принципах права способны подменить право разнообразными и противоречивыми представлениями о добре и зле, справедливом и несправедливом. Скажем, абстрактное нравственное требование бескомпромиссности в борьбе с преступностью противоречит как принципу дифференциации и индивидуализации ответственности за правонарушение, так и политическому качеству права. В последнем случае имеется в виду регуляция правом как составная часть внутренней политики страны, стремящейся найти разумный компромисс между интересами личности, группы и общества в целом.
Еще мыслители эпохи Просвещения убедительно показали, что моралистическая законность не только не способствует нормальной жизни общества, но, наоборот: оказывает разрушительное воздействие на экономику, политическую и духовную жизнь людей. Законодательство, возводящее моральные принципы в ранг права, приводит к тому, что преступление (как нравственное понятие) становится поводом для карательной репрессии против всего общества, развращающей его сверху донизу. В этом случае наказанию подлежит не только уличенное и доказанное преступное действие, но сам образ мыслей, внутреннее намерение [4].
Поскольку сущность морали, сам способ ее бытия неотделим от сокровенного, внутреннего мира человека, то публично-нормативный характер ее выражения провоцирует имитацию, подмену декларациями абсолютных по своему социальному значению ценностей морали. Выступая в качестве абсолютных пределов пространства человеческой культуры, выход за которые влечет неизбежное ее саморазрушение, она оказывается чрезвычайно уязвимой в относительных (групповых, этнических, индивидуальных) формах своего существования. Поэтому, если иметь в виду повседневную прктику человеческого общения и поведения, справедливо мнение, согласно которому "...высказывания о морали говорят не о морали и не том, что мы именуем моралью, а о нашем отношении к тому, что мы именуем моралью". Другими словами, любая объективация морали оказывается ее неизбежным искажением, укладывающемся в диапазон между ее полным отрицанием, цинизмом и вседозволенностью (на основании относительности любого морального высказывания) и моральной демагогией, присвоением права говорить от имени морали (на основании неизбежности нравственных оценок). Развитые моральные системы решают эту проблему выдвижением важного нормативного требования, подкрепленного, как правило, религиозным обоснованием - не судите других! Естественно, что апелляция к метафизическим ценностям (вера в Бога) и к совести не могут решить проблему необходимости справедливого суда, правосудия.

3. Соотношение морали и права в современном российском обществе

В общественной жизни право и мораль помогают друг другу в достижении общих целей, используя для этого свойственные им методы. «Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением». Как видим, они объективно нужны друг другу [7].
Задача заключается в том, чтобы сделать такое взаимодействие возможно более гибким и глубоким. Особенно это важно в тех отношениях, где проходят грани между юридически наказуемым и общественно порицаемым, где правовые и нравственные критерии тесно переплетены.
Известно, что разного рода криминогенные элементы в ряде случаев пытаются обойти закон или даже прикрыться им, создать видимость правомерной деятельности. Здесь как раз и призвана в полной мере заявлять о себе мораль, ибо для подобных субъектов самое неприятное – это свет, гласность, моральное разоблачение, бойкот окружающих.
Сегодня моральные основы нашего бытия подорваны, процветает не только правовой, но и нравственный нигилизм. Преодоление этих явлений – важнейшая предпосылка социального и духовного возрождения России. С нарастанием негативных процессов усиливается и степень непримиримости к ним людей, которые хотели бы видеть юридические и моральные рычаги более действенными и результативными в борьбе за оздоровление общества.
Право и мораль плодотворно «сотрудничают» в сфере отправления правосудия, деятельности органов правопорядка, юстиции. Выражается это в различных формах: при разрешении конкретных дел, анализе всевозможных жизненных ситуаций, противоправных действии, а также личности правонарушителя. Фактические обсгоятсльства многих дел оцениваются с привлечением как юридических, так и нравст- венных критериев, без которых невозможно правильно определить признаки таких, например, деяний, как хулиганство, клевета, оскорбление, унижение чести и достоинства, понятий цинизма, корысти, стяжательства, «низменных побуждений», выступающих мотивами многих правонарушений [7].
То же самое относится к делам о выселении за невозможностью совместного проживания, о расторжении брака и решении вопроса о детях, трудовых спорах. Во всех этих случаях требуется не только правовая, но и моральная характеристика субъектов и самих этих конфликтов.
«Правосудие, – писал выдающийся русский юрист Д.Ф. Кони, – не может быть отрешено от справедливости, а последняя состоит вовсе не в одном правомерном применении карательных санкций. Судебный деятель всем своим образом действий относительно людей, к деяниям которых он призван приложить свой ум, труд и власть, должен стремиться к осуществлению нравственного закона» [10, c. 94]. Римские юристы называли право искусством добра и справедливости, а себя жрецами.
Правовые нормы должны служить проводниками морали, закреплять и защищать нравственные устои общества. И эффективность права во многом зависит от того, насколько полно, адекватно оно выражает эти требования.
Законодательство, игнорирующее или слабо учитывающее нравственные нормы, приводит к той же деградации общества, что и моралистическая законность. Это означает, прежде всего, то, что чем выше уровень нравственной зрелости человека, тем выше уровень его на.стоя-щих и будущих правовых воззрений и действий; во-вторых, сам характер действующего законодательства должен стремиться к органическому единству права и морали, не растворяющему их друг в друге и не противопоставляющему друг другу. В этом плане трудно переоценить роль права в утверждении моральных ценностей. Скажем, по сути своей право призвано подкреплять такую моральную ценность цивилизации как справедливость. Не случайно в этой связи пересечение смыслов категорий "право", "правда", "справедливость". Статья 169 ГК РФ устанавливает недействительность сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Более того, право на честь и достоинство (понятия, имеющие моральное содержание) и охрана этого права в действующем законодательстве возведены в ранг конституционного принципа - статья 40 Конституции РФ устанавливает: каждый имеет право на уважение и защиту чести и достоинства".
Единство, взаимопроникновение права и морали выражено в главе 8 ГК РФ "Нематериальные блага и их защита", в частности, в статье 150 "Нематериальные блага": "Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право собственного передвижения, выборы места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные имущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом ..." Статьи 151 и 152 определяют условия и механизмы компенсации морального вреда и защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина (а по отношению к деловой репутации - и юридического лица) [5].
Следует сказать, что оптимальное совмещение этического и юридического всегда было трудноразрешимой проблемой во всех правовых  системах. И, как показывает опыт, идеальной гармонии здесь обычно  достичь не удастся – противоречия неизбежно сохраняются, возникают новые, усугубляются старые. Их можно в какой-то мере сгладить, ослабить, уменьшить, но не снять полностью.
Разумеется, отдельные из них можно волевым порядком устранить, другие – не допустить, но в целом как объективное явление они остаются. Вообще, вершин нравственности еще ни одному обществу достичь не удавалось, равно как и право никогда не выражало всей полноты моральных императивов. Отсюда – «недоразумения» между данными феноменами. При этом бывают коллизии поверхностные и глубинные, устойчивые. Не следует смотреть на них во всех случаях как па какое-то «зло», с которым необходимо непременно «бороться».
На мой взгляд, право и мораль не антиподы, а «соперники», они по-разному оценивают одни и те же факты, между ними тонкие грани и пзаимопереходы. На этой почве нередко происходят «лобовые столкновения», так как мораль требует от человека гораздо большего, чем право, судит строже. «Нечто позволительное с точки зрения права может быть чем-то таким, что моралью осуждается». В этом легко убедиться на простых житейских примерах.
Например, молодые матери, не желая воспитывать своих детей, оставляют их в роддоме. В «отказных расписках» они пишут, что не будут иметь претензий к будущим их усыновителям. Законом это не запрещено, право молчит, а нравственное чувство оскорбляется, эти мамы ощущают на себе мощный моральный прессинг. Правда, в последнее время участились случаи оставления детей в родильных домах из-за нужды, материальных затруднений, что в какой-то мере оправдывает их и морально.
Например, только в одной Тюмени и только за 2007 г. отказались от своих новорожденых 42 матери, заявив, что у них нет средств на содержание детей. Надо полагать, Тюмень – не исключение. В более крупных городах соответственно и цифры будут более высокими.
Так же неоднозначно оцениваются правом и моралью, например, аборты (искусственное прерывание беременности), супружеская неверность или, скажем, бесконечное заключение и расторжение одним и тем же лицом брака, разные формы «комбинаторства», «умения жить» и т.д. Подобных морально-правовых дилемм и коллизий в жизни немало. По некоторым из перечисленных примеров законодатель несколько раз менял свою позицию.
В условиях кризисного состояния российского общества противоречия между правом и моралью крайне обострились. Резко понизился порог нравственных требований, предъявляемых к личности. «Первоначальное накопление капитала», «черный бизнес», безудержная погоня за наживой, легализация многих сомнительных форм обогащения сильно подорвали моральные устои.
Изменились социальные и духовные ценности, критерии престижа индивида. «Героями нашего времени», как правило, становятся ловкие, нахрапистые дельцы, люди, «умеющие жить». Мораль их уже и не особенно осуждает, а скорее оправдывает. Этим даже бравируют. Обесценен честный труд. «Простых работяг» массовое сознание не поддерживает, а «жалеет» как не приспособившихся к новым реалиям [3].
Мораль стала более терпима и снисходительна к разного рода ловкачеству, жульничеству, противоправным действиям. Наблюдается общее падение нравов, культуры, совестливости. Возросло число людей с низменными страстями и помыслами. Честный человек – не авторитет, а предмет насмешек, глумления, бал правит нравственный беспредел.
Современное состояние морали в российском обществе наиболее  полно и адекватно охарактеризовал (пожалуй, впервые за последние годы) святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Выступая 23 декабря 1998 г. на ежегодном собрании столичного духовенства с четырехчасовым докладом, он отметил, что в настоящее время идет «ускоренное строительство общемировой системы зла. Население целенаправленно организуется на сатанинских принципах лжи, подлога, обмана, поклонения внешней грубой силе. Внедряются как начала «нормальной» жизни жадность, эгоизм, амбиции, разврат, наркотики, любовь к удовольствиям и развлечениям любой ценой. Кровавым культом наслия, жестокости, предательства пронизывается вся наша жизнь. Понятие долга, чести, стыда, совести, целомудрия – в поругании и уничтожении. Размывается православное сознание и мирочувствие. Пропагандируется жизнь по страстям, всячески преуменьшается ответственность за пороки, соблюдение моральных норм».
С другой стороны, в результате обвальной криминализации общества право не справляется со своими регулятивными и защитительными функциями, закрывает глаза на многие опасные антисоциальныс явления, аномалии. Оно псе более и более становится бессильным, неэффективным, испытывает «перегрузки». Еще древние римляне говорили: бессмысленны законы в безнравственной стране. В этой сложной ситуации право и мораль зачастую не находят «общего языка», плохо согласуются, противоборствуют. Возникла проблема более тесного их взаимодействия и взаимопомощи, устранения нежелательных коллизий и противоречий.

Заключение

История развития цивилизации свидетельствует, что право и мораль как составные части духовной культуры общества органически связаны друг с другом. Правовая система государственно-организованного общества закрепляет жизненно важные для всего общества требования морали, нравственные установления. Законодательная власть в работе по совершенствованию права учитывает состояние общественной морали, нравственную культуру населения страны, исходит из того, что нравственная основа права является важнейшей составной величиной общей регулятивной потенции права, что право должно быть нравственным, законы должны быть справедливыми и гуманными.
Величайшую нравственную ценность представляют собой основные права человека - юридическое выражение его свободы и достоинства. Фактическая реализация этих прав является условием обретения человеческого счастья, ибо права человека по существу есть его устремления к счастью, признанные законом. На тесную связь между правом и моралью указывают исторические памятники права древнего мира, средних веков и нового времени. Об этом же свидетельствует применение морально-этических понятий в оценке содержания законов других источников права.
Подчеркнем в заключение, что будет ошибочным переводить отмеченные характеристики единства права и морали на уровень практической юриспруденции. Духу права и букве закона противоречит применение юридических норм непосредственно в зависимости от моральных принципов и критериев. Последние имеют отношение к праву в той мере, в какой неявно присутствуют в нормах права, политически введены в правовую систему.

Список литературы

1. Гусейнов А. А., Апресян Р.Г.  Этика. – М., 1998.
2. Дробницкий О. Г.  Мораль. – М.: Просвещение, 1974.
3. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика. – Минск: Тера-системс, 1998.
4. Золоухина-Аболина Е.В. Курс лекций по этике. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.
5. Краснов В.Н. Этика. – М.: Проспект, 2001.
6. Кропоткин П. А. Этика. – М.: Наука, 1966.
7. Кругляницо Т.Ф. Этика и этикет. – М.,1995.
8. Попов Л. А. Этика. – М., 1998.
9. Рассел В.М. Мораль и нравственность. – М.: Наука, 1989.
10. Росенко М.Н. Основы этических знаний. – СПб.: Лань, 1998.
11. Якобсон В.М. Этика. – М.: Прогресс, 1983.

(19.2 KiB, 27 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!