Мирское и общественное призрение детей на Руси

История социальных служб помощи детям уходит корнями в историю милосердия и благотворительности, ведущую роль в ко­торых на протяжении многих веков играла церковь. За последнее десятилетие анализу милосердия и благотворительности как куль­турно-исторических предпосылок социальной педагогики и со­циальной работы было посвящено немало историко-социальных и историко-педагогических исследований.

Анализ этой литературы показывает, что во всех европейских странах, включая и Древнюю Русь, вплоть до Средневековья от­ношение к детям не отличалось гуманностью. Родители распоря­жались детьми по своему усмотрению, больного или «лишнего» ребенка могли убить, продать в рабство.

Формы помощи в славянских общинах складывались под влиянием языческого мифологического сознания древней­ших славян, сохранения общинной системы землевладения, пережитков в семейно-бытовой сфере и т. д.

Выделяются следующие основные формы защиты и поддержки в древнейших славянских обществах:

  • культовые формы поддержки с различными сакраль­ными атрибутами;
  • общественно-родовые формы помощи и защиты в рамках рода, семьи, населения;
  • хозяйственные формы помощи и взаимопомощи1. В качестве примера культовых форм поддержки при­ведем пример поклонения древних славян кругу (колесу). Он означал прежде всего оберега от злых духов, был сим­волом определенной целостности, стабильности и основа­тельности.

Не менее интересные подходы к поддержке сложились в отношении детей-сирот. Проводилось усыновление детей внутри родовой общины, так называемое "приймачество". "Приймать" в семью сироту", как правило, могли люди по­зднего возраста, когда им становилось трудно справляться с хозяйством или когда у них не было наследников. Приня­тый в семью должен был почитать своих новых родителей, вести хозяйство и т. д.

Другой формой поддержки сироты была общинная, мир­ская помощь. Она по своему характеру совпадала с помо­щью "немощным старикам", когда ребенок переходил из дома в дом на кормление.

Сироте могли назначать "общественных" родителей, которые брали их на свой прокорм. Но если сирота имел хозяйство, община противодействовала усыновлению. Та­кие сироты назывались "выхованцами", "годованцами".

Человек как бы не ощущал себя обособленным суще­ством, он был неким единством, заключавшим в себе космическое пространство, одновременно являясь его продол­жением. В то же время он не противопоставлял себя кос­мосу, природе, а включал себя, растворялся в них, стано­вясь таким же целым как и они.

Милосердие к детям и забота о них, особенно о брошенных, стали распространяться с укреплением христианского мировоз­зрения. Основой этого отношения стала одна из основных запове­дей христианства — о любви к ближнему. Церковь указывала на милосердие как на путь спасения души человека. На Руси любовь к ближнему традиционно выражалась в сострадании страждуще­му, а ее первым требованием признавалась личная милостыня.

Сострадательное отношение к детям зафиксировано в истори­ческих документах со времен великого князя Владимира Святого, при котором произошло крещение Руси. Он поручил духовенству призрение, попечение сирот и надзор над ними. Его преемник великий князь Ярослав Мудрый учредил сиротское училище, где призревал и обучал на свои средства 300 юношей. Эта традиция попечения сирот церковью и великокняжеской властью сохраня­лась на протяжении многих веков.

По мере укрепления государства стали более четко определяться два взаимно дополняющих друг друга направления в развитии общественного призрения. Первое направление — продолжение традиций великих князей, показывавших пример личного покро­вительства страждущим, в том числе и сиротам. Это выражалось в расширении частной благотворительности, в укреплении положительного, одобрительного общественного мнения по отноше­нию к проявлениям милосердия. Второе — совершенствование форм и рост масштабов государственного общественного призре­ния при сохранении приоритета церкви в вопросах благотвори­тельной деятельности.

Создание государственной системы общественного призрения началось в царствование Ивана Грозного, когда призрение детей-сирот стало входить в круг задач государственного управления, осуществляемого административными учреждениями того време­ни — приказами. В случае голода, стихийных бедствий и эпиде­мий выделялись значительные по тем временам средства для помощи сиротам и вдовам, практиковалась бесплатная раздача хлеба, одежды.

История социальных служб помощи детям уходит корнями в историю милосердия и благотворительности, ведущую роль в ко­торых на протяжении многих веков играла церковь. За последнее десятилетие анализу милосердия и благотворительности как куль­турно-исторических предпосылок социальной педагогики и со­циальной работы было посвящено немало историко-социальных и историко-педагогических исследований.

При Алексее Михайловиче были созданы специальные прика­зы, занимавшиеся призрением бедных. В Новгороде архимандри­том был открыт первый дом для сирот. В 1682 г., в царствование Федора Алексеевича, особым указом из общего числа нищих были выделены безродные дети. Ставился вопрос об открытии специ­альных домов, где бы они обучались грамоте, ремеслам и наукам, которые «зело и во всяких случаях нужны и потребны». Такая по­становка вопроса в то время, когда государственное призрение детей только еще зарождалось, была весьма прогрессивной, по­скольку здесь идет речь не просто о милосердии, но и о том, чтобы одновременно обеспечить потребность государства в гра­мотных и обученных различным ремеслам людях.

В то же время нехватка рабочих рук приводила к тому, что го­сударство отдавало беспризорных детей в услужение как частным лицам, так и церковным учреждениям, позволяя им пользоваться бесплатным трудом своих воспитанников. Такую практику можно считать лишь примитивной формой заботы общества и государ­ства о сиротах.

Прямое попечение о детях в специальных учреждениях появи­лось в начале XVIII в., когда в 1706 г. в Холмово-Успенском мона­стыре за счет церковных средств была построена «сиропитальни-ца» для «зазорных» младенцев. Вскоре было открыто еще десять подобных заведений.

Получило в это же время дальнейшее развитие и государственное попечение о детях через специальные детские учреждения. Петр I повелел монастырям призревать и воспитывать сирот до семилет­него возраста, а потом посылать их в школы для обучения ремес­лам. Кроме того, указом от 1715 г. он предписал устраивать в Мос­кве и других городах «гошпитали для зазорных младенцев». Источ­ником содержания этих заведений были городские доходы и сред­ства, пожертвованные частными лицами и церковью. Когда дети подрастали, их отдавали: мальчиков — в учение мастерам, дево­чек — в услужение. Раздавали детей также по деревням.

Для дальнейшего развития государственной системы призре­ния детей-сирот много сделала Екатерина II, которая утвердила план создания Императорского воспитательного дома в Москве. Его проект, автором которого был известный деятель просвеще­ния И.И.Бецкой (1704—1795), незаконнорожденный сын князя Трубецкого, предполагал из сирот и «зазорных» детей вывести через воспитание и обучение новую породу людей — новых отцов и матерей — и таким образом создать в России новое сословие. Это заведение с особым гошпиталем для неимущих родильниц было государственным учреждением, которое должно было стро­иться «общим подаянием». Одновременно церкви было предложе­но путем сбора пожертвований и на свои собственные средства основать сиропитальницы и в других городах.

В 1764 г. Воспитательный дом в Москве был открыт. В нем пред­полагалось воспитывать «детей-граждан», способных служить оте­честву «делами своих рук в различных ремеслах и искусствах». Вос­питанники этого заведения имели особые привилегии. Они и их потомки оставались вольными и не могли быть закрепощены. Свое­образным был и сам статус Воспитательного дома, который рас­сматривался как самостоятельное ведомство, освобождался от пошлин, мог покупать дома, деревни, заводить фабрики, полу­чать часть доходов от увеселительных мероприятий и учреждений.

В 1770 г. Воспитательный дом открылся и в Петербурге. По част­ной инициативе были открыты сиропитальницы в Новгороде, Воронеже, Ярославле и других городах. Учреждались и сиротские дома, где дети, оставшиеся без пропитания, оставались до трех лет, после чего направлялись в один из столичных воспитатель­ных домов. По свидетельству современников, туда дети «препро­вождались целыми транспортами».

Число детей, нуждающихся в призрении, неуклонно росло. Все заведения для сирот были переполнены, не хватало кормилиц, что приводило к высокой смертности среди их воспитанников. Поэто­му детей стали отдавать на воспитание в частные семьи, которым государство платило определенные суммы денег. Интересно отме­тить, что при подобном устройстве детей к воспитателям соблю­дался принцип их сословной принадлежности, т. е. дети ремеслен­ников передавались ремесленникам, дети торговцев — купцам.

В 1775 г. был основан приказ общественного призрения — по существу, система государственной помощи. Это произошло на 100 лет раньше, чем в Америке — родине социальной работы. Новое ведомство проводило всю социальную политику в стране. В каж­дой губернии воспитание и призрение нуждающихся детей осу­ществляли народные школы, приюты, сиротские дома, на что регулярно выделялись государственные средства. Кроме того, вся­чески поощрялись общественные и частные пожертвования на эти цели.

При Екатерине II впервые было законодательно разрешено со­здание благотворительных обществ. Однако вплоть до начала XX в. отношение власти к этим обществам было двойственным: с од­ной стороны, их поощряли как источник помощи государству, с другой — опасались как возможного «рассадника» свободомыслия. Одним из важнейших направлений деятельности благотворитель­ных обществ было учреждение воспитательных, учебных и других детских заведений — школ, приютов и т. п.

 

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!