Милиция в системе ОГПУ-НКВД СССР

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Период 30-х – 45-х гг. оставил неизгладимый след в истории нашей страны. Период жестких репрессий и Война Советского Союза против фашистской Германии стала суровым испытанием для нашего народа.. Многогранная деятельность государственных органов по в период коллективизации и мобилизации советского общества на вооруженную борьбу составляет особую страницу в истории Отечества. И сегодня изучение событий тех лет в целом остается одним из ведущих направлений в исторической и юридической науках.

Эффективность работы НКВД по всем основным направлениям оставляла желать лучшего. Именно плохие показатели деятельности органов внутренних дел являлись наиболее вескими доводами в пользу многочисленных предложений о передаче милиции в НКЮ или ОГПУ, ИТУ — в НКЮ, пожарной охраны — в военвед или ВСНХ (Вы́сший сове́т наро́дного хозя́йства), коммунхоза — в ВСНХ и т.д. Кроме того, не только руководство НКВД оказалось в числе оппозиционеров (А. Белобородов — «троцкист», В. Толмачев — «правый уклонист»), но и в целом органы внутренних дел, по оценке партийного и государственного руководства, оказались не на высоте во время проведения кампаний 1929-1930 гг. (антирелигиозная, коллективизация).

Все это вместе взятое и предопределило ликвидацию народных комиссариатов внутренних дел союзных и автономных республик и распределение их функций между другими ведомствами.

Нужно иметь в виду также и то, что в годы восстановления народного хозяйства в нашей стране в верхах партийного и государственного руководства возобладала и стала господствующей идея победы социализма в одной, отдельно взятой стране. Это было обусловлено тем, что надежды на мировую революцию потерпели крах. Был взят курс на построение социализма в Советском Союзе. В результате нэп стал сворачиваться и был осуществлен поворот к форсированной индустриализации страны и насильственной коллективизации сельского хозяйства.

Первым звеном в проведении этой политики стала индустриализация, которая проводилась на основе сверхвысоких темпов. Чтобы обеспечить их, использовались такие средства, как получение непосильной «дани» с крестьянства, применение дешевого труда большого числа спецпереселенцев и заключенных, создание в отдаленных местностях страны исправительно-трудовых лагерей ОГПУ СССР.

Происходило также свертывание товарно-денежных отношений, гражданско-правовые методы регулирования народного хозяйства заменялись административно-репрессивными.

Из госаппарата «вычищались» не только старая интеллигенция, но и коммунисты с большим стажем. Усилилась бюрократизация аппарата. Резко возросло влияние партийных руководителей на работу государственных органов. Реальная власть концентрировалась на самом верху аппарата, в руках узкой группы людей, а затем лично Сталина. Партийно-государственный бюрократический аппарат становится все более надежной опорой режима личной власти. Значительно возрастала роль репрессивных органов. В таких условиях «аморфный» Наркомат внутренних дел не удовлетворял Сталина, тем более что он увидел в нем едва ли не центр оппозиции.

Пленум ЦК ВКП(б) в ноябре 1929 г. бросил клич завер­шить сплошную коллективизацию в важнейших районах к лету 1930 г. Начали кампанию раскулачивания, комиссии и упол­номоченные составляли списки для репрессий. По директиве в разряд кулацких хозяйств должно было попасть от 3 до 5% всех хозяйств.

В 1929 г. в каждом районе создали «тройки» из 1-го секрета­ря райкома партии, председателя райисполкома и представителя ОГПУ. Они занялись внесудебным разбирательством виновных, вынося приговоры.

Непосредственным поводом для ликвидации НКВД РСФСР явился его отказ, поддержанный правительством РСФСР и СНК СССР, передать в исправительно-трудовые лагеря ОГПУ из колоний (подведомственных НКВД) всех, кто был осужден на срок более 3-х лет.

В ОВД насаждали режим строжайшей секретности, замкнуто­сти, оторванности от масс. Советское руководство из-за прибыль­ности подневольного труда усиливало репрессивную политику. Политбюро ЦК ВКП(б) 2 июля приняло Постановление о немед­ленном аресте и расстреле враждебно настроенных бывших кула­ков и уголовников, высылке менее враждебных.

Заголовки газет «Правда», «Известия» и др. требовали: «НКВД должен быть расформирован», «НК РКИ РСФСР за ликвидацию Наркомвнуделов», «Чуждые люди в наркомвнуделе», «Бывшие свили гнездо в НКВД» и т. п. Предлагали передать основные пра­воохранительные функции населению или объединить все ОВД в одном органе (например, в ОГПУ). В рамках первого пути создали дружины, сельские исполнительства, комиссии, десятидворцев, квартальных и т. п. Попытались ввести территориально-мили­ционную систему: Толмачев сначала на коллегии НКВД, затем на 2-м Всероссийском съезде административных работников пред­ложил план социалистического преобразования государственного аппарата, в частности, предусматривавший сведение к минимуму числа кадровых сотрудников ОВД, осуществление охраны поряд­ка переменным составом, комплектуемым из трудящихся в по­рядке общественной повинности1. Эту идею поддержали в ЦКК-РКИ и в июле 1930 г. оформили Постановлением СНК РСФСР. Но

эта система не прижилась. Реализовали второй путь: по Постановлению ЦИК и СНК СССР «О ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союз­ных и автономных республик» от 15 декабря 1930 г. НКВД РСФСР, союзных и автономных республик упразднили, их функции рас­пределили меж другими ведомствами (НКЮ, ОГПУ, НКО, Выс­ший совет народного хозяйства и т. п.). РКМ передали ОГПУ. Т. о., ликвидация предполагала усилить специализацию отрас­лей НКВД. Так, из управлений милиции и управлений (отделов) уголовного розыска НКВД союзных и автономных республик со­здали главные управления РКМ и УгРо при Совнаркомах союзных и авто­номных республик.

Кроме того, в составе ОГПУ СССР была создана Главная инспекция по милиции и уголовному розыску, в республиканских, краевых, областных органах ГПУ - особые инспекции по милиции и уголовному розыску. Эти инспекции руководили оперативной работой органов милиции, осуществляли контроль и инспектирование их деятельности, назначение, перемещение и смещение руководящего состава, несли ответственность за политико-моральное состояние кадров.

Таким образом, была осуществлена централизация органов милиции в масштабе Советского Союза. Эта мера вскоре получила законодательное закрепление в принятом 25 мая 1931 году СНК СССР «Положении о рабоче-крестьянской милиции».

В Положении рабоче-крестьянская милиция характеризовалась как административно-исполнительный орган Советской власти. Основными задачами милиции являлись наблюдение "за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих революционный порядок и общественную безопасность". Ей поручалось вести борьбу с преступностью, расследовать дела о преступлениях, охранять государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан и их имущество.

Милиция делилась на общую и ведомственную. Ведомственная милиция организовывалась на основе соглашения республиканских, краевых, областных органов милиции с государственными и общественными органами для специальной охраны отдельных предприятий и сооружений и иного имущества. Она действовала на основе общих положений и уставов милиции и дополнительных инструкций, необходимых ввиду особых условий ее службы. Ведомственная милиция содержалась за счет средств, отпускавшихся теми государственными и общественными органами, которые ею обслуживались.

Центральными органами ста­ли ГУМ союзных и УМ автономных республик, им подчинялись работавшие при СНК районные, городские, краевые и областные УМ. Создали правовую базу милиции в общесоюзном масштабе.

Общая милиция Положением от 25 мая 1931 года переводилась с местного бюджета на общегосударственный и снабжалась вооружением, снаряжением и вещевым довольствием в централизованном порядке. Благодаря этому улучшалось материальное положение работников милиции, делался важный шаг к прекращению продолжавшегося на протяжении 20-х годов, по сути дела, нищенского существования милиции, крайне отрицательно отражавшегося на качественном состоянии ее кадров и эффективности работы.

Еще одним шагом по пути дальнейшей централизации системы милиции в общесоюзном масштабе стало создание в 27 декабря 1932 года постановлением ЦИК И СНК СССР Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР (ГУРКМ при ОГПУ СССР). Одновременно с этим постановлением было утверждено и "Положение о Главном управлении рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР". На главное управление возлагалось осуществление общего руководства работой управлений милиции союзных республик. Оно контролировало и инспектировало деятельность всех органов рабоче-крестьянской милиции, руководило подготовкой и переподготовкой кадров милиции для всего Союза ССР, разрабатывало уставы, положения, приказы и инструкции по вопросам, относящимся к деятельности всех органов милиции, вносило в законодательные органы СССР законопроекты, относящиеся к деятельности органов рабоче-крестьянской милиции.

В условиях, когда Коммунистическая партия в начале 30-х годов провозгласила курс на развернутое наступление социализма, повышалось значение партийно-политической работы с кадрами милиции. Поэтому в органах милиции восстанавливался политический аппарат, упраздненный в 20-е годы. В Главном управлении милиции при СНК РСФСР был создан политотдел, в местных органах милиции - политинспекции. С передачей милиции в систему ОГПУ 1 ноября 1931 года секретарем ЦК ВКП(б) П. П. Постышевым была утверждена Инструкция о работе политорганов милиции.

Инструкция определяла организационное построение и основные задачи политорганов милиции. Основными задачами политорганов являлось руководство всей политической, культурно-просветительной и партийно-воспитательной работой, укрепление партийных и комсомольских организаций, улучшение их работы и повышение политико-морального состояния рабоче-крестьянской милиции.

В эти же годы милиция по-прежнему широко привлекалась к выполнению обязанностей, непосредственно не соответствующих ее прямому предназначению. Так, она сыграла активную роль в осуществлении «политики ликвидации кулачества как класса» и в проведении массовой коллективизации. Во время посевной кампании 1932 года милиция провела 2690 проверок готовности к севу, участвовала в хлебозаготовительных кампаниях, проведении займов, сборе денежных ресурсов и т.д.. Только зимой 1931/1932 гг. по 17 краям и областям милицией в порядке трудовой гужевой повинности привлечено 574640 человек.

Организационное объединение милиции с органами ОГПУ СССР в печати оценивалось как явление положительное в том смысле, что позволило повысить уровень ее работы. Представляется, что это нуждается в более обстоятельном анализе. Подчинение милиции ОГПУ предусматривало оперативное использование местными органами последнего соответствующих аппаратов угрозыска и милиции. Ведомственные акты оперативное использование раскрывали так: а) построение негласной сети милиции с учетом возможностей ее использования по линии ОГПУ; б) использование органами ОГПУ для своих целей гласного состава милиции и подсобных сил (дворников, сторожей, сельских исполнителей и др.); в) использование для органов ОГПУ научно-технических подразделений милиции; г) использование органами ОГПУ гласного и негласного состава милиции для борьбы с тяжкими общеуголовными преступлениями (взяточничество, спекуляция, фальшивомонетничество, хищения, должностные преступления).

Надо полагать, что ставившиеся цели не были достигнуты в должной мере. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в одном из приказов вновь образованного НКВД СССР (приказ от 15 августа 1934 года "О недочетах в работе милиции") говорилось, что уголовный розыск "вместо активной борьбы с преступностью ждет заявлений потерпевших", вместо тщательного собирания и изучения всех обстоятельств преступления "работники угрозыска в ряде случаев прибегают к недопустимым методам следствия, что является основным признаком неумения работать". Эти оценки были даны после более чем трехлетнего оперативного руководства угрозыском со стороны ОГПУ.

Вывод по 1-му вопросу:

Однозначную оценку факту установления единой централизованной общесоюзной системы органов милиции дать нельзя. В ней видится по крайней мере две стороны. С одной, такая реорганизация милиции, несомненно, снижала уровень демократизма в ее построении, ослабляла организационные связи с республиканскими и местными органами государственной власти вела к крайнему централизму, превращала милицию в придаток органов ОГПУ.

С другой стороны, подчинение милиции ОГПУ, перевод ее обеспечения на государственный бюджет способствовали преодолению тех негативных явлений, которые были связаны с присущей для предшествующего периода децентрализацией руководства милицией, переводом ее на местный бюджет. Теперь укреплялась материальная база милиции, что позволяло поднять качественный уровень кадров. Организационная связь с ОГПУ позволила перевести часть его работников в милицию.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!