Людвиг Андреас Фейербах и завершение немецкой классической философии

1 Апр 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Первая треть XIX в. - расцвет в Германии идеалистической философии. Социальные, натурфилософские, логико-диалектические идеи Г егеля царили в умах радикальной интеллигенции. Но человеческий дух не может долго вращаться в атмосфере превращенных построений. Социальная и политическая жизнь, наука и искусство непременно обновляют материализм. Передовые представители европейских стран были готовы (в очередной раз) сбросить с плеч теологические вериги. В Германии это совпало с потребностью ликвидировать политическое средневековье.

Внутри гегелевской философской школы еще при жизни создателя возникли различной ориентации течения. Правые гегельянцы (Габлер, Дауб и др.) видели в Гегеле сторонника союза физики и религии, тождества разума и религиозной веры. Центристы, вроде К. Розенкранца, тоже ставили во главу угла гегелевскую философию религии и усматривали в религии мощную силу возвышения человеческого духа.

Левые гегельянцы 30 -40-х гг. получили известность далеко за пределами Пруссии. Уже Э. Ганс не соглашался с учителем относительно завершения мировой истории. В 1830 г. появляются «Мысли о смерти и бессмертии» Л. Фейербаха, в 1835 г. - «Жизнь Иисуса» Д. Штрауса (1808- 1874). Его теория мифов противостояла не только теологии, но и позиции Гегеля, который полагал, что в основе всеа| Евангелий лежит религиозная символика. Евангелик, по Штраусу, - продукт бессознательного мифологического творчества христиан-общинников. Общинные мифы, литературно обработанные евангелистами, отражают, пусть и пре- вращенно, какие-то реальные события. Д. Штраус открыл очередную главу научно-критической книги о христианской религии. Новый Завет противоречив, Иисус не Бог, а проповедник морали, исторической достоверностью Евангелия не обладают.

Выдающимся аналитиком и историком раннего христианства оказался Бруно Бауэр (1809- 1882). Приват-доцент Берлинского, далее Боннского университетов, изгнанный оттуда в 1842 г. после вмешательства Фридриха-Вильгельма IV. Бр. Бауэр прославился «Критикой Евангельской истории Иоанна», «Раскрытым христианством», целой серией критических исследований христианской религии. Друзья называли философа «Робеспьером в теологии», сам он именовал свои работы «терроризмом в области чистой мысли». По поводу обвинений Брунб Бауэра в атеизме его брат Эдгар заявил: «Атеист есть философ, философ есть атеист».

Штраус в преодолении теологии опирался на гегелевское понимание идеи как субстанции и в истории человечества - объективного духа, народного духа, воплотившегося в христианских общинах. Бр. Бауэр берет фихтеанский элемент учения Гегеля, принцип самосознания. Он полагает поэтому, что Штраус впал в заблуждение, изобразив Евангелия в качестве продукта бессознательного творчества христианских общин. По мнению Бр. Бауэра, Евангелия - произведения духовных вождей первоначального христианства. Каждое Евангелие написано отдельным автором, Иисус, апостолы и прочие - изобретение евангелистов. Самое раннее Евангелие - от Марка.

И Штраус, и Бауэр раскрыли действительные стороны христианства и религии вообще, они были убеждены, что после их беспощадного анализа религия уйдет в небытие. Однако все оказалось сложнее, ибо вера в Бога имеет не только духовные истоки, она коренится в реальных исторических процессах, до понимания которых младогегельянцы не добрались. Левые гегельянцы, объединенные в «Докторский клуб», далее в кружок «Свободных», группу «Молодая Германия» во главе с блистательными Людвигом Берне и Генрихом Гейне, формировали духовный климат, который оказал неповторимое воздействие на М. Гесса и М. Бакунина, К. Маркса и Ф. Энгельса. В русле левого гегельянства и завершается немецкая классическая философия.

Ее завершением явился антропологический материализм, созданный Фейербахом и «снявший» противоречия онтологического рационализма и антропологического иррационализма. Людвиг Фейербах учился в Гейдельберг- ском и Берлинском университетах. Он прослушал почти все курсы Гегеля, в 1828 г. защитил диссертацию. Здесь начинается расхождение с Гегелем, которое закончилось в 1839 г. принципиальным изменением мировоззренческой позиции: Фейербах стал создателем оригинального материалистического учения.

Главный труд Фейербаха «Сущность христианства» опубликован в .1841 г. Выдающимся и обобщающим произведением Фейербаха являются его «Лекции о сущности религии», читавшиеся в Гейдельберге с 1 декабря 1848 г. по 2 марта 1849 г. В 1870 г. философ вступил в социал-демократическую партию Германии. Фейербаха называли «апостолом свободной науки» и врагом «политического лицемерия».

Философия Античности исходила из того, что «микрокосм есть макрокосм», человек причастен к «бытию» и «небытию». Христианство видит в человеке существо, устремленное к богу. Обращение человека к самому себе реализуется в эпоху Возрождения. Философия Нового времени растворяет человека либо в природе, либо в мышлении. В немецкой классике самоосмысление человека стало целью. Причем не только в том плане, каков человек есть, а нормативистски - каким он должен быть. Здесь объединяются разные подходы: научный и аксиологический, анализ сущего и описание должного.

У Гегеля рассматривается становление человека как индивида и как родового субъекта, причем то и другое пронизано анализом отчуждения. От Канта с его идеей человека как цели самой в себе идет путь к Фейербаху и Марксу. Они преодолевают идеалистические концепции и механистический детерминизм Просвещения.

Между тем в качестве исходного пункта у материалистов дофейербаховского периода выступала природа; ее анализ, постижение ее законов должны были привести к раскрытию природы человека как части природы в целом.

Фейербах взял «человека» не только в качестве конечной цели, но и в качестве исходного пункта философии. Это обстоятельство существенным образом повлияло на содержание всей философской антропологии мыслителя, на решение принципиальных философских проблем. Фейербах писал: «Я согласен с идеализмом в том, что нужно исходить из субъекта, из "Я", так как совершенно очевидно, что сущность мира, какой и как она для меня является, зависит только от моей собственной сущности, от моей собственной способности познания и моих собственных свойств вообще... Но я утверждаю, что то "Я", из которого исходит идеалист и которое отрицает существование чувственных вещей, само не имеет существования и есть лишь мыслимое, а недействительное “Я". Действительное "Я", которому противостоит “Ты"  которое само является объектом для другого "Я", представляет собой по отношению к нему "Ты"». Философ полагает, что благодаря новому исходному пункту его философия отрешилась от неподвижной субстанции Спинозы, от «Я» Канта и Фихте, «абсолютного тождества» Шеллинга и «абсолютной идеи» Гегеля. В обоснование своей точки зрения Фейербах говорит: «Человек - это высшее средство природы, поэтому я должен исходить из сущности человека...»1

Принятие «человека» за исходную точку философского анализа и составляет суть антропологического принципа как методологического приема. Развитие этого принципа в связи со специфическим пониманием «сущности человека» определило у Фейербаха движение вперед в решении ряда философских проблем. Теоретические результаты применения антропологического принципа зависели именно от понимания сущности человека.

Как же конкретно представляет себе Фейербах сущность человека? Прежде всего к сущности человека он относит человеческое тело. Тело входит в мою сущность, - пишет Фейербах, - тело в полноте своего состава и есть мое «Я», составляет мою сущность. Как телесное существо, человек является продуктом природы, генетически единым с нею. От природы человек наделен определенными чувственными потребностями, среди которых важнейшую роль играет половая потребность. Половое различие, половая потребность, половая любовь берутся Фейербахом не в их реальном значении: этим моментам отводится непомерно большая роль. В конечном счете физиологические отношения полов, как мы далее увидим, принимаются Фейербахом в качестве объективной основы всех общественных отношений.

Важно подчеркнуть, что Фейербах значительно ближе, по сравнению с другими домарксистскими материалистами Запада, подошел к материалистическому пониманию истории. Он отказался от характерной для его предшественников идеи о том, что общественные отношения есть нечто производное от личности, ее сознания. Философ попытался подвести определенное материальное основание под само общественное сознание.

Фейербах полагал, что вторым и важнейшим компонентом человеческой сущности является общение человека с человеком. По мнению Фейербаха, человеческая сущность формируется и раскрывается только в общении людей друг с другом. Выдающийся моралист утверждает, что человек, возникший непосредственно из природы, и был бы лишь чисто природным существом, а не человеком. Природе человек обязан только своим естественным существованием. Своим человеческим существованием он обязан культуре, истории. Истинно человеческой, таким образом, оказывается только «общественная жизнь».

Фейербах во взглядах на общество остался идеалистом, принял видимость за главное. Исходя из того эмпирически данного факта, что люди не существуют вне общества, он берет социальное общение с его абстрактной, в конечном счете с его физиологической, стороны. Фейербах пишет: «Отдельный человек, как нечто обособленное, не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мыслящем. Человеческая сущность налицо только в общении, в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся лишь на реальность различия между "Я" и "Ты"»1. Речь идет главным образом о половом различии. Именно поэтому совершенный^ человек для Фейербаха - это единство мужчины и женщины, единство мужа и жены. Половая любовь становится основанием всеобщей любви, половое различие выглядит как связующее звено между родом и индивидом.

Наконец, к сущности человека Фейербах относит духовную деятельность, мышление, волю, чувства и т. д. При этом он доказывает, что сознание «в строгом смысле» есть только у человека, оно отлично от сознания животных и представляет способность отражать родовую сущность человека, предметов объективного мира вообще.

Таков взгляд Фейербаха на человека, принимаемого им за отправную точку философского исследования. Сравним этот взгляд с тем, что был присущ французским материалистам. В «Системе природы» - этой «библии» французского материализма - мы читаем: «Человек - дело рук природы, он существует в природе, он подчинен ее законам, он не может освободиться от нее, он не может - даже в мысли - выйти из природы»2. Подобные высказывания свидетельствуют о том, что материалисты XVIII в. настаивали на безусловном единстве человека и природы, но понимали это единство механистически. Фейербах решительно подчеркнул отличие человека от природы. Человек - продукт природы, но вместе с тем и в большей степени он продукт истории. Сущность человека, по Фейербаху, возникает в процессе общения людей. Фейербах приближался к историческому материализму, догадывался о решающей роли общественного фактора в формировании человека.

Фейербах в работах разного времени, неоднократно повторяя мысль об отличии человека от животного, показывал, что человек отличается от животного не только мышлением, но и всем своим существом. Вместе с тем он приписывал животному и человеку общность функций: оба они видят, слышат, ходят, трудятся и т. п.

Трудовая деятельность человека столь же естественна, по Фейербаху, сколь естествен сбор нектара пчелой. Разница в том, что у человека все функции одухотворены; принципиальное отличие человека от животного усматривается только в наличии сознания. Поскольку Фейербах принимает за исходное начало своей философии человека и одновременно делает значительный шаг в выяснении его специфики, постольку в решении многих важнейших философских вопросов он продвигается вперед по сравнению с предшественниками.

Итак, Фейербах решительно настаивал на том, что человек во всякой сознающей себя философской системе должен рассматриваться в качестве отправного пункта и конечной цели исследования. Общая направленность философии Фейербаха определяется потребностью социальных преобразований, ликвидации феодальных порядков. Ключ к таким преобразованиям, по мнению Фейербаха, надо искать в самом человеке. Здесь философ усмотрел «точку опоры», которая позволяет глубоко обосновать принцип материальности мира, раскрыть сущность сознания вообще, религиозного сознания в частности, и внутренне связанной с ним идеалистической философии. Оттолкнувшись в своих исследованиях от человека и его положения в мире, философ пришел к выводу, что религиозное, нравственное и т. п. сознание есть отражение человеческой сущности, которая в специфическом своем содержании формируется прежде всего в отношениях людей друг к другу.

Фейербах ясно понимает, что предпосылкой действительного анализа религиозного сознания является материалистическое решение того вопроса философии, который он называет «важнейшим» и вокруг которого, по его словам, вращается «вся история философии». Речь идет «об отношении духовного к чувственному, общего или абстрактного к действительному, рода к индивидууму». Антропологический принцип, как методологический прием, применяется Фейербахом прежде всего при размышлении о происхождении человека. Существует необходимое взаимоотношение между органическим и неорганическим, - говорит философ в «Лекциях о сущности религии». - Мало того, что взаимоотношение само есть основа, есть сущность жизни... Там, где дано условие или основание для чего-нибудь, там не может не быть и следствия; где дана материя - материал для жизни, - там не может отсутствовать и жизнь. Справедливый в общем, данный тезис обнаруживает недостатки антропологического материализма, его историческую ограниченность, когда философу приходится расшифровывать содержание приведенного положения. Фейербах фиксирует то единство, которое действительно имеет место на досоциальном уровне, связывающем человека как живое существо с его природной основой. Единство же, формирующееся в практически-чувственной деятельности, в труде как творческом преобразовании природы, в процессе которого и возникает человек, остается вне поля зрения мыслителя.

Но человек, по Фейербаху, не только часть природы. Он элемент «сообществалюдей». Второй «срез» онтологической характеристики - анализ отношения человека к человеку, единства человека с человеком. Этот момент непосредственно связан с антропологическим принципом Фейербаха, с присущим Фейербаху пониманием главного признака человеческой сущности. Таковым является общение человека с человеком. Именно в этрм общении происходит окончательное оформление человека как субъекта, возникает сознание как атрибут человеческой сущности. Без сознания телесное существо, являющееся потенциально человеком, субъектом, им еще не становится.

Этот тезис, развиваемый в «Основных положениях философии будущего», уточняет, конкретизирует мысль, высказанную в «Сущности христианства», мысль о том, что осознание мира в качестве объективного мира опосредованно осознанием другого человека. Как раз в связи с этим философ писал; «Своим существованием он (человек - К.Л.) обязан природе, а тем, что он человек - человеку»1. Тот факт, что Фейербах «застрял» на натуралистической точке зрения относительно человеческой сущности, сказывается в трактовке «общения», формирующего человека. Речь идет о духовном общении, в том числе об осознании человеком другого человека и своей зависимости от него. Основа же духовного общения адекватно не постигается Фейербахом. Он ограничивается выделением физиологического влечения полов, полагая, что это объективно обусловленное влечение и создает единство человеческого рода, единство «Я» и «Ты», мужчины и женщины. Антропологизм закрыл путь к пониманию в качестве подлинного фундамента человеческого общества материальных, производственных отношений, к пониманию их определяющей роли в формировании структуры общества и личности.

Рассуждения Фейербаха о человеческом общении позволяют сделать вывод о том, что мыслитель пытается понять человека в качестве компонента некой надындивидуальной системы, тем самым сохраняя на иной основе одну из плодотворных тенденций немецкого классического идеализма. Он как бы намечает переход от абстрактного к конкретному, от «робинзонады» к пониманию человека в его общественной специфике. Философ поставил вопрос о принадлежности индивида к выходящему за рамки его индивидуального существования целому.

Будучи в основе материалистическим и включая определенные диалектические моменты, учение Фейербаха все же лишено системной завершенности. Антропологизм не позволил достроить концепцию человека «доверху», устранить до конца созерцательность.

Признание онтологического единства человека и мира, а также их различия - предпосылка исследования познания. Сознание и познание, по мнению Фейербаха, - свойство человека-субъекта, познающего объект с помощью мозга, орудиями которого являются органы чувств. Единство субъекта и объекта, а следовательно, мышления и бытия, реализуется гносеологически в процессе познания как единство содержания сознания субъекта и отражаемого им объекта. Фейербах рассматривает единство субъекта и объекта как единство человека с природой и как единство человека с человеком. Первый момент гносеологически важен для понимания чувственного, второй - рационального познания. Рассмотрим оба эти момента.

Телесный человек как существо, обладающее сознанием, выступает в качестве гносеологического субъекта. Сознание человека, согласно Фейербаху, основано на ощущениях, многообразие же ощущений определено многообразием «элементов» природы, входящих в человеческое тело.

Раз человек обязан своим происхождением всей природе, в теле человека есть основание для восприятия любого чувственного свойства, есть соответствующие органы чувств. Отсюда и известный тезис философа о том, что если бы человек имел больше органов чувств, он не познал бы больше свойств.

Итак, сознание человека формируется посредством деятельности органов чувств: в них возникает знание как отражение объекта, формируется гносеологическое единство субъекта и объекта. С точки зрения Фейербаха, объект познания - природа и человек - в своей полноте даны субъекту непосредственно. Философ обращает внимание на совершенную несостоятельность всякого агностицизма. Правда, Фейербах упрощенно понимает соотношение сущности и явления, преувеличивает способности чувственного познания, хотя и постоянно подчеркивает, что речь идет о чувственном познании, пронизанном мышлением. Человеческая чувственность, полагает философ, не есть «лишенная мысли чувственность», - это одухотворенная и поэтому универсальная чувственность. Мысль об универсальности человеческого чувственного познания справедлива с тем, однако, принципиальным дополнением, что глубочайшим основанием подобной универсальности является практика.

Следует отметить, что в истории философской мысли именно Фейербах впервые выдвинул тезис о происхождении мышления из человеческого общения. Фейербах подчеркнул, что деятельность мышления в отличие от чувственного познания есть опосредованная деятельность. В мышлении субъект отражает общее, тогда как в чувственном знании он имеет дело с единичным. Он прав, утверждая, что «разум восходит от единичного и особенного ко всеобщему», но неправ в трактовке общего. Протестуя против идеалистического гипостазирования общего, Фей- ербахдюнимает общее концептуалистически, как чувственно-одинаковое. Философ называет общее единичным, повторяющимся у многих экземцляров. Подобная точка зрения сводит понятие к названию чувственно-однородного. Тем самым мышление отождествляется по содержанию с представлением, по форме - с речью.

В заключение характеристике фейербаховской философской концепции необходимо отметить, что из нее следуют сделанные самим мыслителем важные выводы в пользу принципа материальности мира, более глубокое по сравнению с предшествующими материалистами обоснования материалистического решения основного вопроса философии. По мнению Фейербаха, понимание природы достигается только через посредство другого человека, точнее - человека иного пола. Верный антропологическому принципу, Фейербах утверждает, что вопрос: есть ли мир только мое представление и ощущение или он есть существование вне меня - надо поставить в один ряд с вопросом: если ли женщина или мужчина мое ощущение или же существо вне меня. По Фейербаху, зависимость человека от мира вообще выступает прежде всего как зависимость от другого человека, в общении с которым только и возникает сознание.

От признания объективности другого «Я» философ идет к признанию объективности мира вообще. Отсюда становится понятным, почему для Фейербаха «вопрос о бытии есть как раз вопрос практический». Любовь в качестве «онтологического доказательства» объективности мира - как раз и есть доказательство «практическое». С точки зрения Фейербаха, эмоциональная сторона любви обусловлена материально-физиологически. Физиологическая активность субъекта-человека, в которой реализуется эмоциональная страсть, «практически» подтверждает объективность «Ты» по отношению к «Я», материальную реальность непосредственно чувственного-данно- го субъекта, именно человека противоположного пола.

Человек, согласно Фейербаху, не может сформироваться и существовать вне общения с природой и с себе подобными. Причем человеческое сознание в строгом смысле возникает только в общении человека с человеком. С этой точки зрения логичным является вывод Фейербаха: «гИскусство, религия, философия или наука составляют проявление или раскрытие подлинной человеческой сущностид»1. Перечисленные формы сознания отражают, по Фейербаху, природу и человека, поскольку на них направлено человеческое общение. Завершением этих форм является самопознание человека. Причем религия и идеалистическая философия дают отчужденное, извращенное представление человека о самом себе.

Анализ религиозного отчуждения также свидетельствует о том, что фейербаховское понимание человека- субъекта как носителя потребностей, понимание роли связи «Я» и «Ты» позволили прийти к выводам, продвигающим философа вперед по сравнению с материалистами XVIII в. Религиозное отчуждение сознания раскрывается им не как продукт обмана и невежества, а как порождение «рода», как отражение родовой сущности человека, но отражение превратное. Причины подобного отчуждения - двоякого типа. С одной стороны, религиозное отчуждение питается психологически отрицательными и положительными эмоциями (страх, ужас, радость, благодарность и т. п.). Они толкают человека в условиях невежества к тому, чтобы превращать в самостоятельные образования продукты чувственного и понятийного знания: в политеистических религиях - знания о природе, в монотеистических - знания о человеке как родовом существе. С другой стороны, все эти отрицательные и положительные эмоции, объединяющиеся субъективно в чувстве зависимости человека от природы и других людей, отражают объективную зависимость человека в качестве существа нуждающегося, обладающего объективно обусловленными потребностями. Первое, из практики, из жизни почерпнутое определение бога, - пишет Фейербах, - состоит в том, что бог есть то, в чем человек нуждается для своего существования, и притом для своего физического существования.

Поясняя свое понимание часто употребляемого им выражения «общественный человек», Фейербах отмечает, что речь идет о человеке как существе моральном. Общественные отношения в глазах Фейербаха выглядят, таким образом, как нравственные отношения. Он разделяет иллюзию большинства домарксовских материалистов. Отсюда вытекают и те утопические рекомендации, которые Фейербах выдвигает в качестве программы социального переустройства.

«Антропология» немецкого материалиста выявила имманентную связь между предельно общими философскими основаниями и гуманистическим идеалом человека, свободного в своем развитии, в своем общении с другим человеком и природой. «Антропология» Фейербаха - переходная ступень между классическим 202 буржуазным механистическим материализмом и диалектико-материалистической философией, ориентированной в своем появлении на практическое разрешение проблемы человека.

Напомним принципиально важную оценку Маркса: «В своем дальнейшем развитии (после Бэкона) материализм становится односторонним... Чувственность теряет свои яркие краски и превращается в абстрактную чувственность геометра. Физическое движение приносится в жертву механическому или математическому движению; геометрия провозглашается главной наукой. Материализм становится враждебным человеку. Чтобы преодолеть враждебный человеку бесплотный дух в его собственной области, материализму приходится самому умертвить свою плоть и сделаться аскетом. Он выступает как рассудочное существо, но зато с беспощадной последовательностью развивает все выводы рассудка». Из домарксовских материалистов Фейербах сделал больше всего, чтобы вернуть материализму гуманистический смысл. Человек стал исходным и конечным пунктом антропологического материализма, завершенный облик которого связан с творчеством Фейербаха.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!