Литература стран Ближнего и Среднего Востока

21 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Из письменных литератур трех великих культур мусульманского региона - арабской, иранской и турецкой - наи­более древней является иранская. В III-VII веках эта литература бытовала на территории современных Ирана, Афганистана и Сред­ней Азии, где проживали в первую очередь народы иранской языковой группы. Позднее ареал их обитания потеснили сначала арабы, а затем и в значительно большей степени тюркские народы.

Квинтэссенцией культуры араба-кочевника, живущего в суро­вых условиях пустыни, была прежде всего поэзия, значение которой выходило далеко за пределы передачи настроения человека путем рифмизации устной разговорной речи. Для древнего араба поэт был сродни пророку, ведуну (шаир - «поэт» по-арабски дословно озна­чает «ведун»), в состоянии поэтического экстаза, способного под­нять дух соплеменников перед битвой, морально уничтожить противника, выразить в краткой афористичной форме идею своего племени. Образы и настроения этой своеобразной поэзии позднее внешне осуждаемой как проявление язычества («Джахилийя», от­сюда и название доисламской культуры), вместе с тем считались высшим проявлением собственно арабского духа и чистоты араб­ского языка. Эталоном «истинной арабской» поэзии являлась поэ­ма-касыда Имруулькайса, с ней сравнивали произведения других стихотворцев, на нее ориентировались. В таких случаях говорили:

«О, это почти как "Спешимся здесь"» (поэма начиналась словами:

«Спешимся здесь, постоим над золою в печали/В этих просторах недавно еще кочевали/Братья любимой, и след их былого жилья/Ветры вдоль дола песчаного не разбросали»). Семь лучших произведений поэтов Джахилийи составили своеобразный сборник «Муаллакат» (букв. «Нанизанные», «Отборные»). Другие стихи того же периода вошли в антологии «Хамаса» («Доблесть») Абу Таммама (ок. 796-845) и аль-Бухтури (821-897) и «Книгу песен» Абу-ль-Фа-раджа аль-Исфагани (897-967).

Подобно тому как академик Б.А. Рыбаков назвал эпоху русского язычества «Русской Античностью» (по аналогии с Древней Грецией и Римом), период «Джахилийи» вполне можно определить как время «Арабской Античности».

Влияние языка, образов и духа поэзии Джахилийи отразилось в персидском, турецком и, шире, вообще восточном искусстве.

Первым памятником арабской письменности стал Коран, в котором собраны проповеди пророка Мухаммеда, рассказы на библейские сюжеты, законоположения исламской общины и т. п. Его влияние ощущается на всей последующей литературе арабских и других исламских стран. Коранические образы, цитаты, изречения щедро использовались не только в собственно религиозных текстах, но и в поэзии, философских и других литературных произведениях.

Уже при дворах первых Омейядских халифов складывается плеяда знаменитых поэтов (аль-Ахталь, аль-Джарир, аль-Фараздак и др.), которые создавали острые и виртуозные стихи часто на злободневные темы. В бедуинской среде Аравийского полуострова слагались стихи на тему идеальной или так называемой узритской (по названию племени) любви. Истории о замечательной любви Джамиля и Бусайны, Лейлы и Меджнуна на протяжении веков служили источником вдохновения поэтов Востока.

После распространения ислама арабами, которое шло как мир­ным, так и военным путем (середина VII- начало IX в.), возникает идейно-художественная общность нескольких народов, политиче­ски объединенных в рамках одного государства - Арабского хали­фата. Из общего творческого источника черпались темы, сюжеты, образы, составлявшие основу «художественного языка», частично заимствовались лексика и грамматический строй.

Например, среднеперсидский сюжет рыцарского сказания о любви персидского шаха Хосрова и армянской царевны Ширин в Х веке вошел в поэму-эпопею иранских народов «Шах-наме» («Книга царей») великого иранского поэта Фирдоуси, в XII в. послужил основой для поэмы «Ширин и Хосров» Низами из современного Азербайджана, а в XIV в.- используется Хосровом Дихлави в северо-западной Индии. Аналогичным образом персид­ские литераторы подражали (часто очень удачно) арабской, в том числе бедуинской поэзии на их родном, арабском языке. Поэт и вольнодумец перс Башшар ибн Бурд (ум. 783) стал зачинателем «нового стиля» в арабской поэзии.

Происходивший в рамках Халифата синтез культур благотворно повлиял на собственно арабскую литературу, в которой особое место по-прежнему принадлежало поэзии. Появились новые жанры, зна­чительно расширился круг тем, сложились разнообразные школы. Тонким лириком гедонистического направления был Абу Нувас (762-815), поэзия Абу-ль-Атахии (ум. 825) проникнута аскетиче­скими настроениями, как блестящий панегирист прославился аль-Мутанабби (915-965), глубоким мыслителем и интересным философом, облекавшим свои идеи в стихотворную форму, был сириец аль-Маари (973-1057).

В конце классического периода арабской литературы своего расцвета достигла так называемая андалузская школа, представлен­ная не только поэтами собственно Арабской Испании и североаф-риканцами и жителями западносредиземноморских островов. Среди них: ИбнАбдРаббихи (760-840), Ибн Кузман (1080-1160), аль-Му-тамид (1040-1097), сицилиец Ибн Хамдис (1055-1132) и другие. Ибн Туфейль (ок. 1110-1185) создал оригинальный философский роман «Живой, сын бодрствующего» в стиле руссоизма. По мнению исследователей, андалузская поэзия оказала большое влияние на формирование поэзии трубадуров в Южной Франции.

Проза была представлена главным образом дидактическими и нравоучительными произведениями, лучшими авторами которых считаются аль-Джахмз (767-868) и Ибн Кутайба (828- ок. 889). Усама Ибн Мункыз (1095-1188) в автобиографической «Книге назидания» дал превосходные, живые зарисовки быта, нравов и событий в Сирии времен крестовых походов.

После нескольких веков застоя в XIX веке арабская литература переживает подъем, который называют движением «Нахда» («Воз­рождение»), начавшийся в Сирии, включавшей в то время также Ливан и Палестину. Просветители Насыф аль-Языджи, Бутрос аль-Бустани и другие подготовили почву для осовременивания арабского классического языка. Большое внимание они уделяли развитию национальных школ и прессы.

Определяющее влияние на общественную мысль и становление новой арабской литературы оказали идеологи мусульманской ре­формации Джемаль ад-Дин аль-Афгани (1838/1839-1897) и Мухам­мед Абдо (1849- 1905), а также основатель египетской национальной партии «Ватан» («Родина») Мустафа Камаль. Из Сирии литератур­ная активность переместилась в Египет, где для этого существовали более либеральные условия. Здесь расцвел талант многих писате­лей - «арабского Вальтер Скотта» Джирджи (Георгия) Зейдана, Фараха Антуна. Основоположником школы новеллистов стал егип­тянин Мухаммед Теймур. Темы раскрепощения женщины нашли свое отражение в сентиментальных повестях Мустафы Лютфи аль-Манфалути.

Большую роль на рубеже XIX-XX вв. сыграла так называемая «сиро-американская литературная школа», основанная в США вы­ходцами с Ближнего Востока во главе с Аминар-Рейхани (Рашид Айюб, Джубран Халил Джубран и другие), которую открыл для иностранного читателя и исследовал выдающийся отечественный арабист академик И.Ю. Крачковский (1883-1951). Видное место в арабской литературе первой половины XX века заняли питомцы русских школ, принадлежавших созданному в 1882 г. Император­скому Православному Палестинскому обществу (Михаил Нуайме, Селим Кобейн, Антон Баллан, Абдель аль-Масих Хаддад, Насиб Арида и другие).

Многие из писателей XX века, преимущественно египтяне, стали не только классиками современной арабской литературы, но и получили признание за рубежом. Это Таха Хусейн и Тауфик аль-Хаким, Нагиб Махфуз и Юсеф ас-Сибаи и ряд других. Советский читатель мог познакомиться с их творчеством по ряду превосходных переводов (автобиографические «Дни» Т. Хусейна, исторические романы Дж. Зейдана «Сестра Харуна ар-Рашида» и «Аль-Амин-Амин и аль-Мамун», драма «Сделка» Тауфика аль-Хакима, повести, рассказы и эссе М. Нуайме, Дж. X. Джубрана, Юсефа Идриса и другие).

В последнее время наметилась тенденция к возобновлению традиционных русско-арабских культурных связей.

В IX веке с расширением движения шуубийя (движение персо-язычных мусульман за равноправие с арабами в рамках Халифата, которое сопровождалось мощным возрастанием роли иранской культуры в целом) влияние иранской литературы заметно растет. Она распространяется вместе с так называемым новоперсидским языком и исламом в северо-западной Индии, Закавказье. Многие традиции и достижения иранской литературы унаследовали возник­шие в XIV-XVIII вв. «молодые литературы» - турецкая, азербай­джанская, узбекская, таджикская, афганская, пакистанская и северо-западной Индии.

Из всего вклада иранской культуры в мировую цивилизацию наиболее значительна персоязычная поэзия. Интимная, любовная лирика проникнута подлинно человеческими нотками и чувствами, понятными для каждого из нас. Сейчас уже не каждый понимает, что за описаниями любовных томлений скрываются намеки суфий-ской мистики и речь идет не о красавице, а о любви к Всевышнему (такая попытка передать чувства мистической любви к Богу через более прозаические и потому понятные ее формы известна, напри­мер, и католицизму с его экзальтированным культом Девы Марии). Поэзия вторгалась и в сферу политики. Существует исторический анекдот, что знаменитые строки Хафиза «Когда красавицу Шираза своим кумиром изберу. За родинку ее отдам я и Самарканд и Бухару...» вызвали ревнивое негодование великого завоевателя Тамерлана, который был возмущен, что поэт раздает не принадле­жащих ему земли и красавиц... Многие строки персидских стихов, как у нас стихи А.С. Пушкина, стали поговорками и присказками, употребляемыми в повседневной жизни. Благодаря родству, хотя и достаточно отдаленному, с русским языком персидская лирика очень хорошо переводится на русский язык и нашла многих пре­красных отечественных переводчиков.

Перефразируя справедливую до недавнего времени русскую поговорку, можно утверждать, что для Ирана «поэт больше, чем поэт». И имена поэтов окружены почитанием, в честь наиболее выдающихся из них воздвигнуты мавзолеи (например, мавзолеи Саади близ Шираза и Ибн Сины в Хамадане, 1952; павильон-ро­тонда над могилой Омара Хайяма в Нишапуре, 1963, Иран).

Характерной чертой иранской литературы является то, что многие ее образы и сюжеты послужили основой для иллюстраций и миниатюр.

Новая и современная иранская художественная литература от­носительно мало известна внешнему миру за пределами персогово-рящих регионов (Афганистан, Таджикистан, частично Пакистан). Относительная изоляция страны после «исламской революции» 1979 г. усугубила эту тенденцию. В то же время в исламском мире широкое распространение получили религиозно-политические и дидактические произведения покойного лидера этой революции аятоллы Хомейни и его последователей.

В турецкой литературе собственно тюркский компонент отно­сительно невелик. Из доисламского наследия сохранились памят­ники героического эпоса «Огуз-наме» и более поздние «Китаби деде Коркуд», повествующие о родоначальниках тюркских племен и содержащие элементы их истории, права и т. п., а также сказания о богатыре Кёр-оглы и некоторые другие. В наиболее чистом виде тюркский фольклор сохранили немногочисленные племена юрюков (общая численность несколько тысяч человек), которые продолжа­ют кочевать по внутренним районам Анатолии и считаются своего рода достопримечательностью.

Первые тюркские литературные произведения появились в се­редине XIII века и представляли собой суфийские стихи. По мере тюркизации местного населения возникла борьба двух систем сти­хосложения: тюркской устной народной поэзии с ее силлабической и силлабо-тонической метрикой и арабо-персидской метрической системы аруз (араб. аруд), в результате последняя победила и господствовала затем в турецкой поэзии в течение шести веков. Вместе с арузом турки унаследовали арабские и персидские поэти­ческие формы (месневч, касыда, газель).

В классический период своего развития (сер. XV- нач. XVII в.) турецкая поэзия носила главным образом придворный характер, но вместе с тем выдвинула ряд примечательных фигур (Ахмет-паша, Неджати, поэтесса Михри Хатун). Позднее на первый план вышли сатирические и дидактические произведения, часто в суфийском духе, отражавшие упадок империи Османов.

В XIX- начале XX вв. происходит постепенный переход турец­кой литературы от старой к новой, современного типа, которая испытывает влияние западноевропейской, прежде всего француз­ской и русской (Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, позднее А.М. Горький).

Из достаточно многочисленных современных писателей миро­вое признание получили, пожалуй, двое, принадлежащие к старше­му поколению,- поэт Назым Хикмет и сатирик Азиз Несин, хорошо известные и отечественному читателю. С именем Н. Хикмета свя­зано введение в турецкую поэзию новой метрики стиха, ораторские интонации и ^мотивы социальной справедливости. А. Несин в остросатирическом плане изображал общественные условия, уро­дующие человека. В то же время для обоих характерна вера в конечную победу гуманистических принципов.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!