Личность ученого

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Разбирая философские аспекты теории лич­ности, не бесполезно затронуть актуальные проблемы ее бытия. Как же выглядит сегодня выдающаяся личность нашего современника или ученого? - вопрос, один из вариантов ответа на который можно найти в заметках американского философа П.Фейерабенда. Послед­ний создает портрет ученого, обращаясь к образу друга и коллеги И.Лакатоса. Портрет выписан жестко, но основная задача методоло­га - быть реалистом. Фейерабенд настолько антагонистичен акаде­мической школе, что громко провозглашает тезис: настоящая лич­ность добивается успеха именно потому, что порывает с боязливым конформизмом. Ученый может проявлять необыкновенно точное по­нимание психики оппонентов, однако может питать сильнейшее от­вращение к эмоциональным, духовным и социальным путам. Как и всякая яркая, критически настроенная личность, он принимает­ся в штыки и вызывает неизбежную враждебность.

Личность современного ученого амбивалентна. Он, по мнению П.Фейерабенда, способен без угрызения совести защитить наиболее вызывающие утверждения, при этом используя разум, эмоции, насмешку, «позицию серьезной заинтересованности» и любые сред­ства, изобретенные людьми. Он не питает ни вечной любви, ни веч­ной ненависти ни к одному из учреждений и ни к одной из идео­логий. Его цели могут быть устойчивы или изменяться под влиянием рассуждений, скуки, опыта или желания произвести впечатление. Он может пытаться достичь цели либо в одиночку, либо с помощью организованной группы. Он открыто и постоянно выступает против универсальных стандартов, универсальных идей, способен превзой­ти любого Нобелевского лауреата в энергичной защите научной че­стности. И у него нет возражений против того, чтобы картину мира, нарисованную наукой и открываемую органами чувств, считать .просто химерой, которая либо скрывает более глубокую и, быть может, духовную реальность, либо представляет собой призрачную ткань грез, за которой ничего нет. Он питает большой интерес к процедурам, феноменам и переживаниям, о которых рассказал К.Кастанеда, указавший на то, что чувственные восприятия мож­но упорядочить в высшей степени необычным образом.

Для личности очень важно «качество осознавания», происходя­щего в действительности. Каждый человек одарен возможностью осознавания своей жизни при рождении и лишается ее после смер­ти. Но качество осознавания зависит от пройденного пути, и свобода каждого человека состоит в достижении осознанности своего бытия. В известном смысле человек как личность - это всегда «воин» на поле неопределенности, безрассудства и лжи. Ученый сражается и с варварским невежеством, и с собственным самомнением. По само­му существу своему ученый - это человек, наделенный огромной силой воли, понимаемой как непрерывный поток энергии, управ­ляемый с помощью намерения. В своей научной деятельности уче­ный испытывает огромные интеллектуальные нагрузки, а его мысль способна к невероятному напряжению. Настоящий ученый горит стремлением сделать знания полезными для процветания человече­ства и весьма далек от попыток манипулировать и управлять людь­ми, приобретать над ними власть.

Эмпирически с личностью связывают образ такого человека, который превосходит по своему интеллекту средний тип, кто в прин­ципе отвращен от лжи, не впадая в отчаяние, терпеливо идет по пути поиска и обнаружения истины. Для личности равно реальна и «про­блема разума, рационального выбора», и «проблема сердца». Личность способна испытывать увлечение своим делом, должна иметь призва­ние к деятельности, заниматься ею со страстью, ее долг в беспрестан­ном преодолении себя и инерции собственного мышления. «Страсть является предварительным условием самого главного - вдохновения». Можно смело согласиться с М.Вебербм, специально подчеркиваю­щим, что «одним холодным расчетом ничего не достигнешь».

Очень часто обращается внимание на то, что хоть подлинные ученые и представляют собой личности энергичные, большинство из них испытывают большие сложности в повседневном бытии, они, как говорится, «не от мира сего». В быту они не всегда рацио­нальны, нуждаются в уходе и опеке, ибо мысль их устремлена в научные дали - горизонтали.

Вследствие весьма свойственных нашему обществу уравнитель­ных тенденций отношение к личности, к представителям интеллек­туальной элиты со стороны широких слоев населения во многом негативное или, мягче сказать, осторожное. Вместе с тем личность и личности - это поистине цвет общества, включающий в себя соз­дателей духовных ценностей, выдающихся теоретиков, инженеров, медиков, признанных профессиональным сообществом.

К суперинтеллектуальной элите относят лауреатов Нобелев­ской премии. Это небольшая кагорта ученых, внесших наиболь­ший личностный вклад в объем научно-исследовательского раз­вития всех сфер человеческой деятельности, некоторое «избран­ное» меньшинство, превосходство которого очевидно. Поэтому подлинной элитой может быть только интеллектуальная элита, а не та часть населения, которая присвоила себе максимальное ко­личество материальных благ. К последней, согласно правилам рус­ского языка, следует относить не эпитет «элитная», а прилага­тельное «элитарная», означающее возвышение на основании вы­сокого ценза материального благосостояния и присвоения элит­ных продуктов - результатов труда, произведенных высшими интеллектуальными силами. Строго говоря, интеллектуальная эли­та может и не быть элитарной. Это противоречие является следст­вием рыночной экономики, особенно первоначальных ступеней ее развития, когда высокопрофессиональный труд интеллекту­альной элиты едва может обеспечить ее существование.

Интеллектуальную элиту характеризует критическое, незави­симое мышление. Эмпирическим индикатором служит раннее раз­витие и выдающиеся способности. Необходим также благоприятный общекультурный фон и благоприятные условия общественной жизни индивидов. Характеризуя типологию интеллектуальной элиты, нау-коведы обращаются к терминам «прометеи» и «синтетики». Суть этих наименований интуитивно ясна. Прометеи - это творцы новых по­нятий, теорий, новых путей мышления. Синтетики тяготеют к от­крытиям обобщающего характера. Самым показательным индикато­ром принадлежности к интеллектуальной элите, помимо индекса цитирования, научных званий и премий, является стихийное при­суждение имени автора сделанному им открытию или созданному им учению. Для всех представителей интеллектуальной элиты ха­рактерна высокая продуктивность во все периоды их деятельности. Часто наблюдается «два всплеска» активности: первый приходится на возраст 32-36 лет, второй на 42-46 лет.

Существует представление, что разница между гениальным и обычным человеком состоит в том, что гениальный человек обла­дает большой способностью устойчиво фокусироваться на своем действительном предназначении, в то время как обычный посто­янно упускает из виду цель, меняя ее всякий раз. Глубокое осоз­нание цели - очень сильный рычаг, способный изменить жизнь, опровергнуть укоренившиеся привычки и черты характера. Можно вести речь о полной трансформации сознания, сконцентрирован­ного на достижении определенной цели.

Таким образом, интеллектуальная элита - это не наследствен­ный, а функциональный^ тип. Он связан с возложенной на него функцией обеспечения духовного и интеллектуального развития об­щества. Именно одаренные выходцы достигают верхнего яруса, вли­ваясь в состав избранных - интеллектуальной элиты. Впрочем, на деле члены элитной группы далеко не всегда озабочены тем, что­бы в нее были приняты лучшие претенденты. В действие вступают иные мотивы: подбор претендентов не по профессиональным дос­тоинствам, а в соответствии с личной симпатией; желание видеть в группе своих (а не «чужих») сотрудников, учеников, преемников;

стремление не допустить в нее конкурентов и вообще тех, кто мо­жет захватить лидерство и оттеснить ее старых членов на вторые роли; включение в свой состав «сильных мира сего» не за их науч­ные заслуги, а из соображений совсем иного порядка.

Следует учесть и то, что элитарные качествах возрастом слабе­ют, и многие стареющие представители элиты, не желая выглядеть . тускло на ярком фоне талантливой молодежи, руководствуются при их приеме правилом: «Пусть чуть хуже меня, но лишь бы не намно­го лучше». Вследствие таких обстоятельств может возникнуть проти­воречие между элитной группой и действительной интеллектуальной элитой - т.е. невключенными в элитную группу интеллектуалами. Элитная группа деградирует, а подлинная интеллектуальная элита оказывается не выявленной и не институциализированной.

Существуют методики, которые указывают на ряд необходи­мых атрибутов и признаков при решении вопроса об отнесении того или иного представителя интеллигенции к интеллектуальной элите. В качестве таковых предлагаются следующие показатели:

• факт избрания конкретного ученого действительным членом, членом-корреспондентом, почетным членом академий, науч­ных учреждений иобществ;

• факт присуждения премий и медалей за научную деятельность;

• факт включения биографических справок о них в специальные биографические справочники и энциклопедии;

• участие ученых в работе редакционных коллегий, изданий с высоким научным цензом;

• высокий индекс цитирования публикаций ученого членами мирового научного сообщества.

В науке действует так называемый «эффект Матфея», при ко­тором уже признанные ученые получают новые поощрения (пре­мии, награды, цитирование) значительно легче своих, пока еще не признанных, коллег.

Психология интеллектуальной элиты указывает на два уровня мотивации творческого роста. Первый представлен личностным: интересами и амбициозными стимулами, среди которых может быт; потребность самоутверждения, личная неудовлетворенность, стрем­ление к лидерству. Второй уровень обусловлен общественно-значимой мотивацией, здесь свою роль играют приоритеты отдельных сфер деятельности, интересы общества в целом или отдельных его структур. В нем используются различные возможности, позволяю­щие подчеркнуть значение творческой личности, популяризация творчества, материальные стимулы: гранты, индивидуальные сти­пендии, премии и пр. В принципе любое общество заинтересовано в наращивании своего интеллектуального потенциала. Вместе с тем наблюдающаяся сегодня структурная эмиграция интеллектуальной элиты, отъезд ученых за рубеж, переход вследствие необеспечен­ности научной сферы в другие» сферы деятельности говорит об ослаблении потенциала и потребностей общества.

Бесспорным выводом ^имеющим огромную традицию, явля­ется признание того, что человечество получает пользу лишь от личностей, занимающихся своим делом.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!