Культура России нового времени ХVIII — первая половина XIX в.

6 Сен 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В современных историко-культурных исследованиях время по­зднего феодализма рассматривается как новый период в обще­ственно-культурном развитии. Началом этого нового периода в истории культуры обычно считают рубеж XVII - XVIII вв.

Историко-культурный процесс нового времени по сравнению со средневековьем приобретает некоторые, принципиально новые черты, не утратив вместе с тем внутреннее единство, которое было присуще русской, как, впрочем, и любой национальной культуре. Локальность средневековых культурных регионов ухо­дила в прошлое, на смену ей шла более выраженная общность культурного развития.

В этот период происходит консолидация русской нации, для которой, как и великорусской народности, были характерны единство самосознания, психического склада, нравственно-религиозных устоев. Новое качество нации, как исторической этносоциальной категории, выражалось в большем осознании единства не только конфессионального, но и рожденного реаль­ной жизнью. Такое понимание формировалось в условиях, когда в обществе начинали проявляться процессы экономической интег­рации, основанной на буржуазных связях.

Основным содержанием историко-культурного процесса рас­сматриваемого времени было формирование и развитие нацио­нальной культуры как культуры нации. Общественная мысль в новый период становилась важной идейной основой духовной культуры, в идеологии проявлялась ее социальная функция.

Складывание национальной культуры происходило в условиях, когда наряду с развитием буржуазных элементов в общественном сознании сохранялась и укреплялась сословность - одна из наиболее устойчивых форм социальной жизни феодальной эпо­хи. Сословность культуры в период позднего феодализма была фактором, негативно влиявшим на процессы демократизации культуры, создание   равных возможностей распространения культурных достижений в разных сословиях. Политика прави­тельства на протяжении всего рассматриваемого времени исхо­дила из необходимости сохранения сословности в сфере культу­ры, просвещении прежде всего. Однако настойчивость в прове­дении в жизнь этого принципа не всегда была одинаковой.

Отличительными чертами культуры нового времени были пре­обладание в ней светского начала, активные контакты с культу­рами других народов, развитие рационализма в общественном сознании. Все это стало возможно вследствие нарушения моно­полии религиозного мировоззрения и утраты церковью самосто­ятельной роли в просвещении и культуре. Однако степень разви­тия рационализма как системы мышления не следует преувели­чивать. Рационализм XVIII в. не означал ни победы атеизма, ни полной ликвидации религиозного мировоззрения, как, впрочем, и светскость культуры не была равнозначна атеизму. Век просве­щения не устранил полностью влияния религии на общественно-культурную жизнь. Церковь, утратив свою политическую силу, сохранила влияние на многие нравственно-воспитательные устои жизни общества, особенно в народной среде.

В XVIII в. происходит серьезный разрыв с традициями изоля­ционизма, характерными для русской средневековой культуры. Контакты с западноевропейскими государствами, резко возрос­шие в это время, втягивали Россию в общие с Западной Европой экономический и культурный процессы.

Следует сказать, что активный характер этих связей был подго­товлен общностью некоторых внутренних процессов, происхо­дивших в европейских странах.

В Западной Европе складывание национальных культур было следствием разрушения средневековых регионов, единство кото­рых определялось прежде всего конфессиональным признаком.

В России этот процесс начался еще в предшествующем столе­тии и продолжался в петровское время. Открытость как харак­терная черта новой культуры была результатом этого разруше­ния и особенностью не только русской, но и западноевропейской культуры. Процесс взаимодействия национальных культур в пе­риод их формирования значительно усилился и приобрел качественно новые черты по сравнению с предшествующим време­нем.

Русская культура в системе европейской и мировой культуры является важной проблемой историко-культурного развития но­вого времени. Изучение культуры имеет большую традицию в современной историографии. Известным итогом в ее осмысле­нии стало понимание необходимости не противопоставлять "западную" и "русскую" культуры при изучении их взаимных свя­зей, а выявлять диалектику старого и нового в едином историко-культурном процессе'.

По сравнению со средневековьем историко-культурный про­цесс ускоряется и усложняется, что было связано с более быст­рыми темпами развития общества в целом. Начинался процесс дифференциации, появления новых сфер культуры (наука, худо­жественная литература, светская живопись и т.д.), и одновремен­но происходило значительно большее их соприкосновение и вза­имовлияние.

Вопрос о путях и средствах распространения культуры в обще­стве, степень овладения ею - в первую очередь образованием -различными общественными слоями также важен для изучения культурного развития общества.

В новый период общекультурный прогресс был связан с де­мократизацией культуры - процессом, в результате которого расширился круг потребителей и производителей культурных ценностей, увеличились возможности приобщения к культуре различных социальных групп.

По сравнению с предшествующим временем в обществе совер­шенствовалась система передачи культурных ценностей, форми­ровался новый "механизм" их распространения (светская школа, гражданская азбука, новый литературный язык, печатная книга, газета, журнал и т.д.). Однако вплоть до конца феодальной эпохи демократизация культуры выражалась больше в тенденции, чем в значительных реальных результатах.

 Петровская эпоха занимает важное место в истории культуры России. В это время произошел крутой перелом в культурной жизни, имевший далеко идущие последствия для судеб отече­ственной культуры. Однако следует согласиться с высказывани­ем, что "характер петровской реформы был политико-государ­ственный, а вовсе не культурный"'.

Сложность этого времени, стремление осмыслить происходив­шие перемены, место западного опыта в культурных преобразо­ваниях всегда вызывали большой научный и общественно-культурный интерес к деятельности Петра I. Еще в XIX столетии в историографии государственной школы был сформулирован тезис об исторической обусловленности петровских преобразо­ваний, которые были "...естественным и необходимым явлением в народной жизни, в жизни исторического, развивающегося наро­да"2. Исследования советскими учеными этого времени, а осо­бенно предшествовавшего "бунташного" столетия подтвердили правоту такого взгляда. В современной историографии обще­признанной является оценка петровской эпохи как времени ре­шительного скачка в хозяйственной и культурной жизни страны, имевшего внутренние предпосылки, но резко ускоренного вме­шательством государственной власти.

Петровские реформы не носили характера коренных соци­альных преобразований, не было у Петра и плана проведения реформ, что неоднократно отмечали исследователи. В.О.Клю­чевский писал, что "Петр делал то, что подсказывала ему мину­та, не затрудняя себя отдельным планом, и все, что он делал, он как будто считал своим очередным делом, а не реформой". И, тем не менее, преобразования многих сфер жизни страны внесли серьезные изменения в экономическую и политическую жизнь государства, активизировали имевшиеся внутренние потенци­альные ресурсы общества.

Абсолютизм явился решающей силой в утверждении новой светской культуры, ибо от того, как шел этот процесс, зависела судьба петровских преобразований. Созданная государственной властью система социокультурных учреждений (светские школы, типографии гражданской печати. Академия наук и т.д.), ука­зы, законодательно закреплявшие культурные новшества, не только расширяли сферу новой культуры, но и способствовали ее воспроизводству. Все эти обстоятельства определяли особен­ности историко-культурного процесса, в частности, практицизм, ускорение тех ее областей, в которых было заинтересовано пра­вительство (школа, книжное дело, научные знания, градострои­тельство).

При изучении истории русской культуры первых десятилетий XVIII в. нельзя не учитывать характера личности Петра I. Его энергия и целеустремленность, образованность, практические знания, интерес к отечественной истории и сознательное стрем­ление к европеизации России, наконец, изменение самого пред­ставления о деятельности монарха, разрушение церемонности, степенности, принятых прежде при царском дворе, несомненно влияли на дух и темпы преобразований.

В числе противников преобразований оказалась православная церковь. Такая позиция церкви во многом определила политику к ней со стороны абсолютизма. С ликвидацией патриаршества и созданием Синода (1721) начинается почти 200-летний Сино­дальный период в истории русской православной церкви. Необ­ходимость изменения церковного управления на началах колле­гиальности и недопустимость самостоятельной роли церкви хоть в чем-то противостоять светской самодержавной власти обосно­вывалась "Духовным регламентом", одним из авторов которого был Ф.Прокопович.

С утратой церковью своей самостоятельности менялось значе­ние религиозного мировоззрения как преобладающей формы вы­ражения духовного творчества. Стало возможно более быстрое развитие рационализма, формирование нового взгляда на челове­ческую личность, ее творческого потенциала, утверждение лич­ностного начала в культуре.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!